Закона от 26. 07. 2006 №135-фз «О защите конкуренции»



страница8/9
Дата28.02.2016
Размер0.63 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Решение и предписание антимонопольного органа о нарушении законодательства о конкуренции правомерно признаны недействительными, поскольку письмо образовательного учреждения о заключении договора об установлении прямой телефонной линии с подразделениями пожарной охраны с конкретной организацией направлено управлением образования во исполнение решения суда при отсутствии возможности оказать услугу иными организациями.


Согласно пункту 5 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти запрещено принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещается устанавливать для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары.

В пункте 17 статьи 4 этого же закона определены признаки ограничения конкуренции: сокращение числа хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, на товарном рынке, рост или снижение цены товара, не связанные с соответствующими изменениями иных общих условий обращения товара на товарном рынке, отказ хозяйствующих субъектов, не входящих в одну группу лиц, от самостоятельных действий на товарном рынке, определение общих условий обращения товара на товарном рынке соглашением между хозяйствующими субъектами или в соответствии с обязательными для исполнения ими указаниями иного лица либо в результате согласования хозяйствующими субъектами, не входящими в одну группу лиц, своих действий на товарном рынке, а также иные обстоятельства, создающие возможность для хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товара на товарном рынке.

Так, по делу № А37-1085/2010 суды обеих инстанций, исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в материалах дела доказательства, установили, что в спорный период возможность организовать прямую телефонную связь между объектами с массовым пребыванием людей и подразделением пожарной охраны МЧС России по Магаданской области имело лишь два предприятия электрической связи, при этом подключение объектов по имеющимся проводным каналам одного из них было невозможно по причине загруженности АТС; второе предприятие являлось единственным хозяйствующим субъектом, имеющим реальную техническую возможность по оказанию услуг по установке прямой телефонной связи между образовательными учреждениями и ближайшим подразделением пожарной охраны, в связи с чем письмо управления образования о заключении договоров на оказание услуг по установке прямой телефонной связи с конкретным хозяйствующим субъектом не противоречат статье 15 Закона о защите конкуренции.

Кроме того, материалами данного дела подтверждается, что управление образования, направляя письмо о решении вопроса об установлении прямой телефонной связи между учреждениями образования и ближайшим подразделением пожарной охраны или централизованным пультом ГУ МЧС по Магаданской области с указанием организации, гарантирующей установку такой связи, обеспечивало исполнение решений Магаданского городского суда Магаданской области об обеспечении общеобразовательных учреждений г. Магадана прямой телефонной связью с ближайшим подразделением пожарной охраны или централизованным пунктом пожарной связи.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 06.04.2011 №Ф03-739/2011 судебные акты первой инстанции и арбитражного суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

Увеличение количества рейсов межмуниципального автобусного маршрута общего пользования после проведения конкурса является нарушением части 1 статьи 15 и статьи 16 Закона о защите конкуренции.


Согласно статье 16 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции.

В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Закона Амурской области от 22.12.2004 № 394-ОЗ «Об автомобильном пассажирском транспорте в Амурской области» (далее - Закон № 394-ОЗ) привлечение автомобильного транспорта юридических лиц и граждан к обслуживанию регулярных автобусных и таксомоторных маршрутов производится организатором перевозок на конкурсной основе.

По результатам конкурса с перевозчиком заключается договор на обслуживание регулярного маршрута и согласовывается расписание (график) движения пассажирского транспорта по утвержденному маршруту.

В силу статьи 2 указанного Закона параметрами обслуживания маршрута признаются основные критерии по транспортному обслуживанию пассажиров на регулярных маршрутах, которые включают в себя тип транспортных средств, используемых для обслуживания маршрута, определение ежедневного времени начала и окончания работы маршрута, интервалы движения по рабочим и выходным дням.

При разрешении дела № А04-4152/2010 судами установлено, что договор на обслуживание регулярных автобусных маршрутов заключен сторонами по результатам проведенного конкурса, конкурсная документация которого содержит определенные организатором конкурса параметры обслуживания маршрута, данные параметры не могли быть подвергнуты пересмотру по соглашению сторон без учета особенностей заключенного договора.

Принимая во внимание, что дополнительное соглашение к договору, предусматривающее многократное увеличение количества рейсов против ранее утвержденных Министерством экономического развития параметров, составлены непосредственно после заключения договора на условиях состоявшегося конкурса, обе судебные инстанции признали организатора конкурса нарушившим положение статьи 16 Закона о защите конкуренции.

Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 19.04.2011 № Ф03-1035/2011 решение суда первой инстанции и постановление арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

Действия муниципального органа по передаче котельной без проведения торгов в безвозмездное пользование хозяйствующему субъекту, владеющему частью городского теплоэнергетического комплекса, правомерно признаны ограничивающими конкуренцию поскольку котельная как источник тепловой энергии не является частью сети инженерно-технического обеспечения.

Антимонопольные требования к торгам, особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества установлены главой 4 Закона о защите конкуренции.

В соответствии с пунктом 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения этих договоров, за исключением предоставления указанных прав на такое имущество лицу, обладающему правами владения и (или) пользования сетью инженерно-технического обеспечения, в случае, если передаваемое имущество является частью соответствующей сети инженерно-технического обеспечения и данные часть сети и сеть являются технологически связанными в соответствии с законодательством о градостроительной деятельности.

Следовательно, без проведения торгов разрешается заключать договоры, предусматривающие переход прав владения и (или) пользования, в отношения объекта, являющегося частью сети инженерно-технического обеспечения.

При разрешении дела № А51-2021/2011 судами установлено, что администрацией на основании своего постановления сооружение «Центральная котельная», состоящее из 21 объекта, без тепловых установок и котельно-вспомогательного оборудования передано в безвозмездное пользование обществу как лицу, осуществляющему пользование частью теплоэнергетического комплекса.

Удовлетворяя требования администрации и признавая недействительным оспариваемый ненормативный акт антимонопольного органа, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что котельная, как сооружение, вырабатывающее тепловые ресурсы, и тепловая сеть (в том числе трубопроводы и другие сооружения), передающие и распределяющие тепловую энергию, в совокупности образуют сеть инженерно-технического обеспечения теплом и горячей водой.

Между тем, определяя котельную и тепловые сети составными частями сети инженерно-технического обеспечения, судами не учтено следующее.

Согласно статье 2 Федерального закона от 30.12.2004 № 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» совокупность производственных, имущественных объектов, в том числе трубопроводов и иных объектов, используемых в сфере водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, технологически связанных между собой, расположенных (полностью или частично) в границах территорий муниципальных образований и предназначенных для нужд потребителей этих муниципальных образований образует систему коммунальной инфраструктуры.

Исходя из пункта 20 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», сеть инженерно-технического обеспечения, входящая в систему коммунальной инфраструктуры, представляет собой совокупность трубопроводов, коммуникаций и других сооружений, предназначенных для инженерно-технического обеспечения зданий и сооружений.

Правилами определения и предоставления технических условий подключения объекта капитального строительства к сетям инженерно-технического обеспечения, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2006 № 83, сети инженерно-технического обеспечения определены как совокупность имущественных объектов, непосредственно используемых в процессе тепло-, газо-, водоснабжения и водоотведения.

Следовательно, к сетям инженерно-технического обеспечения относятся имущественные объекты, в том числе сооружения, предназначенные для инженерно - технического обеспечения зданий и сооружений, используемые для выполнения функций снабжения энергией. В рассматриваемом случае к сетям инженерно-технического обеспечения относятся тепловые сети, непосредственно используемые для снабжения потребителей тепловой энергией.

Котельная как источник тепловой энергии не предназначена для инженерно-технического обеспечения зданий и сооружений, соответственно, не может быть отнесена к сооружениям, входящим в состав сети инженерно-технического обеспечения в смысле, придаваемом пунктом 20 статьи 2 Федерального закона от 30.12.2009 № 384-ФЗ.

Положения пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции могут применяться только при обязательном соблюдении совокупности следующих условий: участок сети инженерно-технического обеспечения, подлежащий передаче, должен являться частью соответствующей сети, которая находится во владении или пользовании у лица, претендующего на такой участок сети и данные части сети и сеть имеют взаимные точки присоединения и участвуют в единой технологической системе электро-, тепло-, газо-, водоснабжения и водоотведения.

Учитывая, что котельная не является частью сети инженерно-технического обеспечения, у администрации отсутствовали правовые основания для ее передачи обществу в безвозмездное пользование без проведения торгов.

Так как фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, судами обеих инстанций установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющих в деле доказательств, однако нормы материального права ими применены неправильно, суд кассационной инстанции, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда с принятием нового судебного акта об отказе администрации в удовлетворении заявленных требований (постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.08.2011 № Ф03-3729/2011). Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2011 № ВАС-16768/11 в передаче данного дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.08.2011 отказано.

Аналогичный подход при применении пункта 8 части 1 статьи 17.1 Закона о защите конкуренции нашёл отражение в постановлениях: Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.12.2010 № А19-11841/10 по делу № А19-11841/10, Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 11.10.2011 по делу № А56-5409/2011.



Действия участников торгов, не принимавших реального участия в торгах, признаны согласованными и направленными на поддержание цены на торгах.

Антимонопольным органом выявлено, что при проведении открытого аукциона на право заключения муниципального контракта на выполнение подрядных работ по капитальному ремонту кровель жилых домов из 19 участников аукциона реальное участие в торгах принял только один участник, минимально снизив цену контракта (0,5 %).

Действия участников аукциона признаны антимонопольным органом нарушающими пункт 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции: осуществление согласованных действий по поддержанию цены на аукционе.

Статьей 11 Закона о защите конкуренции (в редакции, действовавшей на момент проведения аукциона и принятия антимонопольным органом решения) установлены запреты на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов независимо от того, занимают ли они доминирующее положение на рынке определенного товара.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие действия приводят или могут привести к повышению, снижению поддержанию цен на торгах.

Суды первой и второй инстанций признали правомерным решение антимонопольного органа, сославшись на то, что участники аукциона, осуществляя затраты на участие в аукционе, должны быть заинтересованы в победе на аукционе, между тем в ходе аукциона вели себя пассивно (не предлагали цену контракта), не проявляли заинтересованности в победе на аукционе, следствием чего явилось отсутствие соперничества при отсутствии объективных причин и заключение контракта с минимальным снижением цены контракта. При этом суды оценили имеющиеся в материалах дела локальные расчеты цены контракта, позволяющие участникам аукциона получить прибыль при снижении цены контракта более чем на 0,5%, результаты других аукционов по право заключения муниципального контракта на выполнение подрядных работ по ремонту кровель.

Вывод судов о том, что действия участников размещения заказа и итоги торгов являются результатом достигнутого соглашения, направленного на поддержание цен на торгах, поддержан Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа (дело № А51-3505/2010 Арбитражного суда Приморского края).

Нарушения, допущенные заказчиком до начала вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе, рассмотрения заявок на участие в аукционе, рассмотрения и оценки котировочных заявок, могут быть обжалованы любым лицом, права и законные интересы которого могут быть ущемлены или нарушены оспариваемыми действиями.

Государственным заказчиком на официальном сайте размещено извещение о проведении открытого аукциона на право заключения государственного контракта на выполнение строительно-монтажных работ по реконструкции общежития. До окончания срока подачи заявок общество, не являющееся участником размещения заказа, подало жалобу в антимонопольный орган на действия заказчика при проведении аукциона. По утверждению общества, документация об аукционе содержала требования к работам, которые влекут ограничение количества участников размещения заказа, в состав лота включены работы, технологически и функционально не связанные с работами, выполнение которых является предметом аукциона, что ограничивает конкуренцию между его участниками.

Решением антимонопольного органа жалоба общества признана обоснованной. Государственный заказчик, считая, что общество, не являясь участником размещения заказа, неправомочно обжаловать действия заказчика в антимонопольный орган, оспорил решение антимонопольного органа и выданное на его основании предписание в арбитражном суде.

В соответствии со статьей 57 Закона о размещении заказов любой участник размещения заказа имеет право обжаловать в судебном порядке, а также в порядке, предусмотренном главой 8 этого Закона, действия (бездействие) заказчика, если такие действия (бездействие) нарушают права и законные интересы участника размещения заказа.

Согласно части 2 статьи 57 Закона о размещении заказов указанные ограничения возникают только после начала соответственно вскрытия конвертов с заявками на участие в конкурсе, рассмотрения заявок на участие в аукционе, рассмотрения и оценки котировочных заявок. До окончания названных сроков с жалобой в антимонопольный орган вправе обратиться любое лицо, права и законные интересы которого могут быть ущемлены или нарушены оспариваемыми действиями.

Руководствуясь названной нормой, суд первой инстанции признал правомерным оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа. Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа решение суда первой инстанции оставил без изменения. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации оставил решение суда первой инстанции и постановление суда кассационной инстанции без изменения (дело № А51-7722/2010 Арбитражного суда Приморского края).



Не подлежат объединению в одном лоте продукция (товары, работы, услуги) технологически и функционально не связанные с товарами (работами, услугами), поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов, ограничивающее конкуренцию при размещении государственных и муниципальных заказов.

При размещении государственного заказа на право заключения государственного контракта на выполнение работ по капитальному ремонту учебных корпусов и общежития заказчиком в состав лота включены электромонтажные, сантехнические и специальные работы: установка видеонаблюдения, пожарно-охранной сигнализации, слаботочные работы. Решением антимонопольного органа действия заказчика признаны нарушающими часть 3 статьи 17 Закона о защите конкуренции. Не согласившись с решением антимонопольного органа, заказчик оспорил его в арбитражном суде.

Часть 3 статьи 17 Закона о защите конкуренции устанавливает запрет на включение в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами (работами, услугами), поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов, ограничивающее конкуренцию между участниками торгов. Вместе с тем Законом о защите конкуренции и Законом о размещении заказов не установлены критерии определения функциональной и технологической связи товаров (работ, услуг).

При рассмотрении спора суды подтвердили позицию антимонопольного органа, исходя из положений Федерального закона № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Пункт 39 статьи 17 названного Закона предусматривает, что специальные работы (видеонаблюдение, пожарно-охранная сигнализация, слаботочные работы) являются видами работ, подлежащими отдельному лицензированию, следовательно, являются самостоятельными видами работ и не подлежат включению в один лот. Позиция судов поддержана Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа (дело № А51-8895/2010 Арбитражного суда Приморского края).

При рассмотрении аналогичных споров суды при определении функциональной и технологической связи исходят также из номенклатуры товаров, работ, услуг для нужд заказчиков, утвержденной Приказом Минэкономразвития России от 07.06.2011 № 273, Общероссийского классификатора видов экономической деятельности, продукции и услуг, утвержденного Постановлением Госстандарта России от 06.08.1993 № 17 и цели закупки товаров (работ, услуг). Кроме того, объединение в одном лоте товаров, работ, услуг, функционально и технологически не связанных с предметом торгов, признается незаконным, если такое объединение повлекло ограничение конкуренции.

Установление заказчиком в документации об аукционе требования к опыту выполнения работ за последние пять лет, предшествующих дате окончания срока подачи заявок на участие в аукционе, не противоречит законодательству о размещении заказов.

По результатам рассмотрения дела, возбужденного на основании жалобы участника размещения заказа, антимонопольным органом принято решение, которым заказчик признан нарушившим часть 2.1. статьи 11 Закона о размещении заказов. Нарушение выразилось в том, что в документации об аукционе на право заключения муниципального контракта на выполнение работ по реконструкции объектов теплоснабжения, водоснабжения, электроснабжения заказчиком установлено требование к опыту выполнения аналогичных работ за последние пять лет, предшествующих дате окончания срока подачи заявок на участие в аукционе. Антимонопольный орган полагал, что такое требование незаконно и повлечет ограничение количества участников размещения заказа.

Проверив по жалобе заказчика правомерность принятого антимонопольным органом решения, суды признали его недействительным.

В соответствии с частью 2 статьи 8 Закона о размещении заказов участие в размещении заказов может быть ограничено только в случаях, предусмотренных этим законом и иными федеральными законами.

Часть 2.1 статьи 11 Закона о размещении заказов предусматривает право заказчика, если цена контракта (лота) составляет пятьдесят миллионов рублей и более, при размещении заказа на выполнение работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капительного строительства путем проведения аукциона установить требование выполнения им за последние пять лет, предшествующие дате окончания срока подачи заявок на участие в аукционе, работ по строительству, реконструкции, капитальному ремонту объекта капитального строительства, относящихся к той группе, подгруппе или одной из нескольких групп, подгрупп работ на выполнение которых размещается заказ, в соответствии с номенклатурой товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд, утвержденной федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативное правовое регулирование в сфере размещения заказов, стоимость которых устанавливается не менее чем 20% начальной (максимальной) цены контракта (цены лота) на право заключить который проводится аукцион.

Таким образом, часть 2.1 статьи 11 Закона о размещении заказов не запрещает устанавливать дополнительные требования к квалификации участников размещения заказа. При этом, поскольку номенклатура товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд на момент размещения заказа не была утверждена, а официальные разъяснения указывали на возможность заказчиков до ее утверждения самостоятельно принимать решения при определении требований, предусмотренных частью 2.1 статьи 11 Закона о размещении заказов, требование к подтверждению участниками размещения заказа опыта работ не противоречит действующему законодательству.

Выводы суда первой и апелляционной инстанций поддержаны Федеральным арбитражным судом Дальневосточного округа (дело № А59-4287/2010 Арбитражного суда Сахалинской области).

Отказ в допуске к участию в аукционе в связи с тем, что заявка участника размещения заказа не содержит описи входящих в ее состав документов при наличии иного документа, который фактически является описью, неправомерен.

По результатам рассмотрения заявок аукционной комиссией отказано обществу в допуске к участию в аукционе на основании пункта 1 части 1 статьи 12 Закона о размещении заказов и документации об аукционе, поскольку заявка общества не содержала описи входящих в ее состав документов.

Антимонопольным органом по жалобе общества на действия аукционной комиссии принято решение, которым отказ в допуске к участию в аукционе признан незаконным. Аукционная комиссия оспорила решение антимонопольного органа в арбитражном суде.

В силу пункта 1 части 1 статьи 12 Закона о размещении заказов при рассмотрении заявок на участие в аукционе участник размещения заказа не допускается к участию в аукционе в случае непредоставления документов, установленных частью 2 статьи 35 Закона о размещении заказов, либо наличия в таких документах недостоверных сведений об участнике размещения заказа или о товарах, работах, услугах.

В соответствии с частью 2.2 статьи 35 Закона о размещении заказов все листы документации об аукционе, все листы тома заявки на участие в аукционе должны быть прошиты и пронумерованы. Заявка на участие в аукционе должна содержать опись входящих в ее состав документов, скреплена печатью участника размещения заказа (для юридических лиц) и подписана участником размещения заказа. Данные требования установлены и документацией об аукционе.

Общество представленные в составе заявки документы указало в приложении в конце текста заявки, отсутствие описи послужило основанием для отказа в допуске к участию в аукционе.

Суд первой инстанции, сославшись на пункт 2.1 Основанных Правил работы архивов организации, одобренных решением Коллегии Росархива от 06.02.2002, ГОСТ РФ 5114/98 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения», утвержденных Постановлением Госстандарата России от 27.02.1998 № 28, признал правомерным отказ в допуске к участию в аукционе, указав, что опись является самостоятельным документом и ее отсутствие является нарушением части 2.2 статьи 35 Закона о размещении заказов и условий аукционной документации.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции в данной части, правомерно исходил из того, что представление участником размещения заказов иного документа (по рассматриваемому делу – приложения), содержащего опись входящих в состав заявки документов, не может служить основанием для отказа в допуске участника размещения заказа к участию в аукционе (дело № А24-3721/2010 Арбитражного суда Камчатского края). Постановление суда апелляционной инстанции поддержано судом кассационной инстанции.



Каталог: files -> doc


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница