Языковое бытие человека и этноса: когнитивный и психолингвистический


Часть (3) хлеба твёрдая (1); твёрдые части



страница4/31
Дата13.06.2016
Размер6.28 Mb.
ТипСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Часть (3)

хлеба твёрдая (1); твёрдые части хлеба (1); верхняя, покрывающая (1)



Паспорт (3)

Образованиие (2)

затвердевшее на коже (1); твёрдое на какой-либо поверхности (1)



Свидетельства (2)

об окончании различных учебных заведений, курсов (1)



Права (2)

Важные бумаги; смешные вещи; корочки хлеба; корточки; ксивы; кусочки хлеба; ноги; оболочка; погоны; приколы; освобождение из тюрьмы; хлеб; хлеба (1)



Отказ (10)

При толковании некоторых жаргонных слов актуализируется их коннотативное значение, чаще всего эмоциональная отрицательная оценка. Так, слово абзац в словаре имеет значение “недоразумение, неудача, забавный нечаянный случай” и помету «шутл». Судя по толкованиям, предложенным испытуемыми, для них это слово имеет ярко выраженную отрицательную оценку и не ассоциируется с шутливым, веселым и даже ироничным тоном высказывания.



АБЗАЦ (представлена только часть семантического поля, в которой актуализировано жаргонное значение слова, а также единичные реакции)

Ситуация (21)

безвыходная (6); сложная (3)



которую очень сложно разрешить (1); нельзя исправить (1)

из которой трудно найти выход (1); без решения (1); затруднительная (1); критическая, требующая нервного напряжения, заставляющая нервничать (1); негативная (1); непредвиденная (1); неудачная (1); плохая (1); трудная (1); тупиковая (1)



Конец (20)

неблагоприятный (1); чего-либо (1); эвфемизм (1); жарг. (1); экспр. (1)



Капец (10)

полный (1); то же самое, что и (1)



Положение (2)

затруднительное (1); дел крайне неудачное (1)



Состояние (2)

человека или его дел нежелательное, негативное (1); когда всё не получается (1)

Аврал; графическое деление текста по смысловым отрезкам; жесть; нежелательный итог или восклицание при чувстве безысходности; кранты; литература; апофеоз неприятностей, неприятных случайностей; неудача; нечто плохое; отрывок текста, выражающий законченную мысль; отступление от другого абзаца; пипец; междометие, выражающее негодование по поводу ситуации; экспрессивное выражение, употребляющееся в ситуации, которая поражает, возмущает; какое-то значимое событие; строка, выделенная с помощью отступления; тупик; удивление по поводу чего-либо; фрагмент текста; элемент текста; плохо; крсная строка (1)

В экспериментальных материалах зафиксированы те изменения, которые происходили и происходят в семантике жаргонных слов, изменения, безусловно требующие уточнения словарных дефиниций и помет. Это касается всех жаргонных лексических единиц, представленных в эксперименте, однако толкования значений следующих слов в большей степени (чаще ─ полностью) отличаются от словарных дефиниций: клюшка (“подруга, девушка”), грамотный (“хороший, отличный”), коцать (“портить”), концептуальный (“замечательный, хороший”), мейкануть (“сделать”), нагруженный (“пьяный”), повернутый (“ненормальный, не от мира сего”), похилять (“пойти”).

Семантические поля, построенные на материале проведенного эксперимента, безусловно, имеют значение для лексикографической практики. Семантический эксперимент позволяет лексикографу не только зафиксировать высказывания носителей языка (это в той или иной степени успешно выполняет другой метод, апробированный и устоявшийся в практике составления толковых словарей разных типов, ─ метод наблюдения, записи речи информантов), но «вскрыть те побочные, непосредственно не релевантные для обобщения семантические связи, которые имеет данное слово, его семантические «обертоны» [4. C.15], определить психологическую природу семантических компонентов значений исследуемых слов.
Литература

1. Коровушкин В.П. Субстандартная лексикография как автономная отрасль языкознания: основные понятия и словари // Социальные варианты языка ─ III: Материалы международной научной конференции 22-23 апреля 2004 года. Нижний Новгород. ─ Нижний Новгород: Нижегородский гос. лингв. ун-т им. Н.А.Добролюбова, 2004. – С.56─59.

2. Словарь современного русского города. – М.: Русские словари, 2003. ─ 565 с.

3. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики (на материале русского языка). – М.: Наука, 1973.─280 с.

4. Леонтьев А.А. Общие сведения об ассоциациях и ассоциативных нормах // Словарь ассоциативных норм русского языка. – М.: Изд-во МГУ, 1977. – С.5-16.

5. Залевская А.А. Слово. Текст. Избранные труды. – М.: Гнозис, 2005.─ 542с

6. Левицкий В.В. Экспериментальные данные к проблеме смысловой структуры слова // Семантическая структура слова. – М.: Наука, 1971. – С.151–168.

7. Караулов Ю.Н. Частотный словарь семантических множителей русского языка. – М.: Наука, 1980.─ 207 с.



Я. А. Давлетова
ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ПОНИМАНИЯ

С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДА «ВСТРЕЧНОГО ТЕКСТА»

(НА МАТЕРИАЛЕ БИБЛЕЙСКИХ ТЕКСТОВ)
При изучении различных аспектов проблемы понимания текста, исследователи обращаются к его разнообразным типам и видам: художественному и научному [1], научно-популярному [2], устному научному, научно-деловому, иноязычному тексту различных жанров [3].

Нам же представляется актуальным исследование особенностей понимания библейских текстов в связи с тем, что в последнее время значительно возрастает интерес к произведениям такого рода, и в том числе со стороны молодежной аудитории. Таким образом, материалом нашего исследования стала Библия как собрание древних текстов, канонизированное в иудаизме и христианстве в качестве Священного Писания, объединяющее, как известно, жанры молитвы, проповеди, исповеди и обрядового действия.

Объектом нашего исследования являются особенности процесса восприятия и понимания текста данного типа, обусловленные его специфическими характеристиками.

Предмет исследования – индивидуальные реакции реципиентов в форме «встречного текста» [1] или «контртекста» [4].

Для более полного изучения закономерностей и механизмов понимания библейских текстов необходимо описать их типологические особенности. Одна из специфических характеристик данного типа текста, в отличие от любых видов светских речевых произведений, заключается в невозможности достижения в процессе его построения полноты и непротиворечивости: религиозный текст на уровне выражения всегда в принципе неполон и, как правило, противоречив [5. C. 111].

По мнению А. Меня, характерной особенностью библейских текстов является преобладание вымысла над фактом. Так, сам факт существования Иисуса Христа не является абсолютно доказанным.

Религиозные тексты вообще и, в частности библейские, специфичны и неповторимы: к числу участников событий, описываемых в них, относится сам Бог – сверхъестественное существо, к которому обращены молитвы, псалмы, исповеди.

Если сравнивать библейские тексты с произведениями других (казалось бы близких к ним) типов, можно отметить следующее. Исторические тексты, как правило, выполняют информирующую функцию, в художественной литературе преобладающими являются эстетическая и воздействующая функции. В текстах Библии функция воздействия, несомненно, выступает на первый план, а всевозможные вербальные средства служат инструментом создания ярких эстетических образов.

С лингвистической точки зрения библейские тексты также обладают рядом особенностей. К ним относятся поэтический ритм и структура стиха, в котором соблюдается соразмерность повторяющихся звуков и ударений; особый подбор и расстановка слов с целью эстетическое воздействие на читателя; использование неизвестных современному читателю слов и выражений; аллегоричность и метафоричность текста; стилистические фигуры, усиливающие эмоциональное звучание текста; риторические вопросы, восклицания и обращения.

Одной из характерных черт библейских текстов, проявляющихся в процессе их восприятия, является отсутствие так называемых «направляющих» его понимания, т.е. какого-либо алгоритма, определяющего и направляющего ход мысли, как это происходит, например, при понимании научного и делового типов текста. Прием недосказанности, расплывчатость, использование нечеткости понятий, лежащие в основе библейского полисемантизма, оставляют простор для интерпретации, порождения множества смыслов при понимании.

Поэтому при восприятии текста данного типа поле реакций реципиента будет характеризоваться множественностью их видов, комбинированностью и большим смысловым «разбросом».

В основе нашего исследования лежит гипотеза Н.А. Рубакина об активной роли реципиента, порождающего свой собственный «встречный текст» в процессе понимания письменного сообщения.

Для проведения эксперимента, а также для интерпретации и анализа полученных данных мы использовали методику исследования процесса понимания письменного текста, предложенную А. И. Новиковым [1] и дополненную разработками Н. П. Пешковой [3] и И. В. Кирсановой [2]. В этих исследованиях было выявлено и описано 16 видов реакций, которые делятся на содержательные и релятивные, и все вместе составляют «встречный текст» реципиента.

Участниками нашего «пилотажного» эксперимента стали шестьдесят студентов физического, математического и химического факультетов Башкирского государственного университета в возрасте 19-20 лет, в большинстве своем не являющиеся носителями религиозного сознания. Испытуемым было предложено прочитать один из текстов Библии: отрывок о грехопадении людей [6. С. 128].

Восприятие такого рода информации и работа с достаточно сложным языковым материалом для данной аудитории непривычны. В связи с этим мы сочли целесообразным несколько упростить формулирование поставленных перед ними задач. Задание было сформулировано следующим образом:

«Прочитайте текст и сконструируйте свой «контртекст». Контртекст – это всё то, что возникает в Вашем сознании как результат понимания очередного предложения. Он включает в себя не только то, что прямо сказано, но и то, что подразумевается, дано в неявной форме, в том числе различного рода ассоциации. Составляйте «контртекст» на каждое очередное предложение, не читая последующие. В практическом плане для выполнения Вами задания следует осуществить следующие действия:



  1. На отдельном листе бумаги записать номер очередного предложения.

  2. Под этим номером записать информацию, касающуюся интерпретации данного предложения.

  3. После составления «контртекста» сформулируйте общий смысл прочитанного Вами текста».

В соответствии с методикой все тринадцать предложений текста были пронумерованы. Ответы испытуемых фиксировались в письменном виде.

В каждом ответе содержится номер предложения исходного текста, выступающего в качестве стимула, а затем непосредственно высказывание испытуемого о данном предложении, которое и является реакцией определенного вида. Группа реакций на предложенный текст составляет индивидуальный «контртекст» данного испытуемого.

На предложенный испытуемым текст, состоящий из 13 предложений, было получено 60 «встречных текстов», включающих 780 реакций.

Процедура анализа данных предполагает сведение всех реакций в так называемые «поля» (по терминологии А. Н. Новикова) [1. С. 66]. С этой целью под каждым предложением исходного текста записываются все реакции испытуемых на это предложение. Они образуют «поле реакций» [op.cit.], количество которых равно количеству предложений в представленном тексте.

В качестве примера ниже мы приведём пример такой записи. Под предложением из текста № 2 даются выделенные курсивом реакции испытуемых.

2. Для этого он вошёл в змия и спрятался в ветвях дерева познания добра и зла.


  1. Завтра зачёт по этике. Нужно выучить этические категории: «добро» и «зло».

  2. Зелёный. Хитрый. Биология.

  3. Зелёное большое дерево (типа дуба), и там висит змий (змея типа анаконды) с «грязными думами». Дерево многовековое, сильное. Цвет дерева и змия сливаются. Дерево растёт в большом красивом саду.

  4. «Затишье перед бурей»

  5. Он не совсем плохой, есть в нём что-то хорошее.

  6. Зачем он спрятался в ветвях? Чтобы не почувствовать запах и чувство добра и зла. Скорее всего это страх преодолевает его.

  7. Удачный выбор в кого войти, лучше не придумать.

  8. Никогда не стоит притворяться, все действия должны быть открытыми, а не из-под тишка.

  9. Страх, раскаяние.

  10. Дьявол шёл на всё, чтобы достичь своей цели, в данном случае даже спрятался в ветвях дерева познания добра и зла.

  11. Что только не сделает человек, чтобы добиться своей цели!

  12. Всегда ли можно понять добро это или зло? Как познать?

Общий анализ реакций испытуемых, составляющих индивидуальные «встречные тексты», прежде всего, подтвердил наше предположение относительно их разнообразия и большого смыслового «разброса».

Осуществив количественный анализ полученных реакций, мы выявили значительное преобладание релятивных видов над содержательными: 73,2% и 26,8 % соответственно. Ниже мы приводим таблицу, в которой виды реакций располагаются в порядке убывания их частотности.

Таблица 1.Общее соотношение релятивных и содержательных реакций «встречного текста».

Вид реакции

% соотношение

1. оценка

15,6%

2. мнение

15,1%

3. свободный ответ

12%

4. ориентировка

9,8%

5. констатация

9,3%

6. компликативная

9,1%

7. вывод

4,5%

8. генерализация

4,2%

9. визуализация

3,9%

10. «перевод»

3,7%

11. перефразирование

3,1%

12. ассоциация

2,6%

13. инфиксация

2,3%

14. предположение

2,1%

15. «интертекст»

1,8%

16. прогноз

0,9%

Релятивных реакций больше на 46,4%. Сравнительный анализ наших данных с результатами предшествующих исследований показал, что столь значительное преобладание реакций, отражающих смысловую сторону восприятия текста, не характерно для восприятия каких-либо других типов речевых произведений [1], [2], [3]. Это, как можно предположить, составляет одну из особенностей понимания текста Библии.


Литература
1. Новиков А. И. Текст и «контртекст»: две стороны процесса понимания// Вопросы психолингвистики. – №1. – М.: ИЯ РАН, 2003. – С. 64–76.

2. Кирсанова И. В. Многозначность семантики текста как реализация индивидуальных стратегий понимания. – Автореф. дис. …канд. филол. наук. – Уфа: БашГУ, 2007. – 21с.

3. Пешкова Н.П., Авакян А.А., Кирсанова И. В., Рыбка И. Н. Текст и его понимание: теоретико-экспериментальное исследование в русле интегративного подхода. – Монография. – Уфа: БашГУ, 2010. – 264 с.

4. Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. – М.: Наука, 1982. – 158с.

5. Мень А. Поэтика библейских книг // Библиологический словарь. – Т.1.- М: Фонд имени Александра Меня, 2002. – 608 с.

6. Закон Божий (для семьи и школы). – N.Y., 1987. – 723 c.



О.В. Дубкова
ПСИХОЛИГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЛЕКСИЧЕСКИХ НЕСООТВЕТСТВИЙ В ДВУЯЗЫЧНОМ ПЕРЕВОДЕ (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВ)
Процесс перевода является одновременно процессом восприятия и процессом порождения речи, что позволяет путем анализа несоответствий текста оригинала и перевода выявлять личностный смысл языкового знака. Переводческая деятельность особенно близка психолингвистическому эксперименту, так как переводчик находится в ситуации выбора эквивалентной лексической единицы и соответствующей грамматической конструкции в родном (или неродном) языке и принимает решение для создания эквивалентного и адекватного перевода.

Кроме того, процесс восприятия письменного текста коренным образом отличается от восприятия устной речи. Процесс порождения письменного высказывания на родном и неродном языке также имеет различную психофизиологическую природу, которая до настоящего времени еще не описана. В силу этого анализ именно несоответствий на лексическом уровне позволяет вскрыть и описать некоторые механизмы восприятия и порождения письменных текстов.

Адекватное понимание текста – одно из центральных понятий не только теории перевода, но и современной психолингвистики. Практика сопоставительного анализа исходного текста и текста перевода позволяет выделять различные несоответствия как на уровне конкретных лексических единиц, так и на уровне содержания. Возникает вопрос об адекватности и эквивалентности перевода, но сравнение переводов, выполненных разными авторами в разных условиях, показывает, что идеального перевода не существует [1. С.233]. Это связано с тем, что «язык – смыслопорождающая система; речевая деятельность – это не репрезентация неких устойчивых системных значений, а порождение смыслов, психолингвистический процесс, в котором так называемые языковые единицы (известные материальные носители наиболее частотных смыслов) могут быть соотнесены принципиально с любым смыслом» [2. С.122].

Опираясь на исследования И.Н.Горелова и К.Ф.Седова [3], мы полагаем, что процесс перевода состоит из нескольких этапов, центральным из которых является перекодировка образов и схем, возникших во время восприятия исходного текста, в другой конкретный национальный язык. Кроме того, понимание речевого произведения – это «… интерпретация его реципиентом, при этом уровень интерпретации всегда определяется сознанием реципиента…» [4. C. 240]. Для анализа лексических несоответствий исходного текста и текста перевода нами были отобраны примеры переводов публицистических текстов, выполненных студентами выпускного курса (в примерах сохранены грамматические конструкции, используемые авторами переводного текста). Все случаи лексических несоответствий целесообразно разделить на следующие группы:



1. Несоответствия собственных имен исходного и переводного текста, связанные с покомпонентным переводом единиц, входящих в имя собственное.

本次调查由全国青联及劳动社会保障部劳动科学研究所联合进行。Данное исследование было проведено совместно Китайским молодежным трудовым союзом (вместо: Всекитайской ассоциацией молодежи) и Научно-исследовательским обществом по обеспечению труда (должно быть: Научно-исследовательским институтом труда и общественной безопасности).



中国天主教爱国会中国天主教主教是依法登记的合法社会团体。Китайское католическое общество (вместо: Китайская католическая патриотическая ассоциация) и Китайское католическое епископство (Китайский совет епископов) – законно зарегистрированные официальные общественные организации.

2. Несоответствия имен собственных исходного и переводного текста, связанные с незнанием географической специфики региона.

战胜青海玉强烈地震、肃舟曲特大山洪泥石流等重大自然灾害。Преодоление мощного землетрясения в цинхайской провинции Юйшу, сильного паводка в провинции Чжуцюй-Ганьсу и прочих природных бедствий. Перевод в газете «Жэньминь жибао» следующий: Мы преодолели разрушительное землетрясение в цинхайском Юйшу, мощный сход селей в уезде Чжоуцюй провинции Ганьсу и другие природные катастрофы.

肚兜就是关中和陕北的传统的贴身服饰,肚兜的形状像背心的前襟。Набрюшник для ребенка – это национальная нательная одежда в провинции Шеньси и северной части этой провинции. Набрюшник имеет полу в форме жилета, сверху – ремень, проходящий у задней части шеи. Перевод на сайте «Института Конфуция»: В районах Гуанчжун и Шэньси поверх традиционной одежды надевается еще плотно прилегающий фартучек (доуду), его лямки завязываются вокруг шеи, а сзади обхватывают талию.

尔伯特蒙古族自治县设立于1956年。Вариант 1. Турбо – особый автономный округ Монголии, образованный в 1956 году. Вариант 2. Монгольский автономный уезд Турбота был образован в 1956 году.

天气寒冷,白天气温只有零下十几摄氏度,吉林省长春市南湖公园的冰面上,却是一片热闹。Холодная погода, на улице идет снег, температура 10 градусов ниже нуля, на покрытом льдом южном озере города Чань Чунь провинции Дзи Линь очень оживленно.



3. Перевод одного компонента слова, состоящего из 2 компонентов, каждый из которых имеет собственное значение.

冰雪就像冬季的白菜土豆一样普通,深深融入百姓生活。Падание снега (должно быть: снег и лед) зимой – это также просто как капуста и картошка, оно западает в человеческое сердце.

在中国,人们为了迎接新年,用红纸剪成各种图案然后贴在门窗上,为节日增添喜气用的。В Китае для встречи нового года люди из красной бумаги вырезают различные орнаменты и наклеивают их на дверь (в оригинале: на двери и окна) для создания праздничного настроения.



4. Неправильная интерпретация компонентов сложного слова.

我们四国必须推进人文交流。Наши 4 страны должны содействовать культурным (в исходном тексте: гуманитарным) обменам.

剪纸作品题材广泛,飞禽走兽、花鸟鱼虫、神话传说,单大娘一把小剪刀剪出了大千世界。Сюжеты резных рисунков разнообразны: изображения пернатых животных, цветов и птиц, рыб и насекомых. Перевод, предложенный китайскими авторами: Произведений госпожи Шань много. Например, птицы, животные, цветы, рыбы, даже целые легенды, – весь этот разноцветный мир госпожа Шань вырезала ножницами.

5. Несоответствие выбранной лексической единицы нормам русского языка.

我们四国在资源、、劳动力、科技等方面各有优势,彼此互补性强。Наши 4 страны обладают ресурсным преимуществом, а также преимуществом в сфере рабочей силы, рыночности, науки и других сферах. (Один из вариантов адекватного перевода: Наши четыре страны обладают преимуществами в аспектах ресурсов, рынков, рабочей силы, науки и техники, а также отличаются большой взаимодополняемостью.)

但同时,冰雪作为一种独特的冬季体育资源,又以其鲜明的地域文化特征,给北方冬季锻炼带来独特的趣味。В то же время лед и снег стали своеобразными ресурсами для зимнего спорта и культурной характерностью, они привнесли особенный интерес в зимние тренировки для северян.

5. Несоответствие выбранного варианта общепринятой терминологии.

番茄能预防消化道癌、乳腺癌和前列腺癌。Употребление томатов может предотвратить рак пищеварительного канала, рак груди и рак простаты. Вариант перевода китайских авторов: Томат может предотвратить появление рака желудочно-кишечного тракта, молочной железы и простаты.



温室效、酸雨和臭氧层破坏就是由大气污染衍生出的环境效应。Тепловой эффект (парниковый эффект), кислотные дожди и загрязнение (разрушение) озонового слоя как раз и являются воздействием на окружающую среду, вызванным излишним загрязнением атмосферы.

Такие несоответствия являются типичными в переводах китайских авторов. Приведем несколько типичных случаев (примеры даны в авторской орфографии и пунктуации): Пример 1. Человек – любимец природном мире, человечество происходит из эволюции природы, тело и душа, или костяк, натуральные питательные вещества из природы не могут быть заменен любыми синтетическими питательными элементами. Пример 2. Сердечная недостаточность имеет в виду сердце не может перекачивать из венозного возврата с метаболизма тканей и крови пропорциональности. Пример 3. Болезнь печени обладает сильной заразительной, наследственной и вирусной особенностью, и это значительное патологическое изменение, которое не обладает любой характеристикой, это – “крупнейшей невидимой убийцей” человечества.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница