Языковая актуализация феномена «память» в текстах автобиографий (на материале немецкого языка) 10. 02. 19. теория языка



Скачать 268.75 Kb.
Дата31.07.2016
Размер268.75 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи

Молчанова Анна Сергеевна

ЯЗЫКОВАЯ АКТУАЛИЗАЦИЯ ФЕНОМЕНА «ПАМЯТЬ»

В ТЕКСТАХ АВТОБИОГРАФИЙ

(на материале немецкого языка)


10.02.19. – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Калининград

2011

Работа выполнена в Балтийском федеральном университете имени Иммануила Канта




Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:


кандидат филологических наук, доцент Бондарева Людмила Михайловна
доктор филологических наук, профессор Нюбина Лариса Михайловна

(Смоленский государственный университет)

кандидат филологических наук, доцент Кофанова Галина Петровна

(Калининградский государственный технический университет)

Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена

Защита состоится 29 октября 2011 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета К 212.084.04 при Балтийском федеральном университете имени Иммануила Канта (236006 г. Калининград, ул. Чернышевского 56, факультет филологии и журналистики, ауд. 321).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта
Автореферат разослан «___» ______________________ 2011 года
Ученый секретарь

диссертационного совета О.Л. Кочеткова

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению особенностей экспликации феномена «память» в текстах немецкоязычных автобиографий.

Человеческая память как необходимая составляющая процесса осмысления человеком окружающей действительности лишь в последнее время стала предметом специальных научных изысканий в лингвистике. Существенный вклад в данном направлении внесла новая наука - когнитивистика, поставившая в центр внимания проблему познания, приобретения знаний и информационные процессы и объединившая в себе такие научные сферы, как философия, психология, лингвистика, культурология, нейронауки и изучение искусственного интеллекта. Это междисциплинарное поле оказалось исключительно плодотворным для изучения памяти (Ревзина 2006). Формирование когнитивной лингвистики в качестве отдельной отрасли когнитивистики, осуществившееся во второй половине XX века, повлекло за собой возникновение пристального интереса ученых к феномену «память» и его репрезентации в языке и речи (см.: Кубрякова 1994; Демьянков 1994; Калентьева 1998; Рахилина 2000; Скребцова 2000; Кравченко 2009 и др.). Вербализованный феномен человеческой памяти рассматривается лингвистами в качестве сложного образования и понимается как «система в себе и для себя» - она хранит и переосмысливает весь общественный опыт, все разнообразие событий жизни в пространстве и времени (Нюбина 2010).

Важным объектом исследований последних лет продолжает оставаться автобиографическая память как особый тип памяти, актуализирующийся прежде всего в текстах автобиографического жанра и подразумевающий специфику функционирования механизмов памяти отдельной личности и способность человека сознательно реконструировать собственное прошлое. При этом исследования данного типа памяти охватывают, как правило, либо вопросы когнитивно-психологического характера, такие, как проблемы перспективы автобиографического повествования (Müller 1979; Залевская 1988; Николина 2002; Boll 2002; Михайлова 2005; Савкина 2005; Колесов 2007 и др.), анализ системы образов памяти (Кубрякова 1991, 1994; Туровский 1991; Korte 1998; Assmann 1999; Landeneckert 2001; Бондарева 2005, 2009; Брагина 2007 и др.), либо когнитивно-лингвистические аспекты, в частности, изучение лексических единиц с семантикой памяти, представленных в текстах «литературы воспоминаний» (Дмитровская 1985; Рогачева 1991; Кубрякова 1994; Бондарева 1994, 2001; Пименова 1995; Зиновьева 2005; Ребрина 2006; Ревзина 2006 и др.), а также анализ субъектно-объектных отношений в текстах автобиографического жанра (Залевская 1988; Мальцева 1988; Wuthenow 1993; Рымкевич 1991; Чубаров 2001; Нюбина 2010 и др.).

Актуальность работы объясняется ее непосредственной связью с основными тенденциями развития современной антропоцентрически ориентированной лингвистики, занимающейся изучением человеческого фактора в языке (Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, Е.С. Кубрякова, М.В. Пименова, Ю.С. Степанов, М. Хальбвакс и др.). Об актуальности работы свидетельствует и сам материал исследования, в котором представлен ярко выраженный субъективированный тип текста (автобиография).

К принципиальным моментам следует отнести выполнение исследования в русле междисциплинарного подхода, что предполагает изучение вопроса на стыке традиционной семантики, когнитивной лингвистики, когнитивной психологии, лингвистики текста и литературоведения с учетом релевантных данных из сфер философии и риторики.



Научная новизна работы обусловлена тем, что в ней впервые установлены закономерности функционирования в тексте единиц вербализованной понятийной категории «память» в рамках двухмерного линейно-иерархически организованного пространства.

Цель настоящей работы – осуществление систематизации и научной интерпретации лексико-семантических средств репрезентации понятийной категории «память» в текстах немецкоязычных автобиографий. Поставленная цель предполагает решение ряда задач:

- осветить проблему феноменологии памяти;

- выявить виды памяти и их роль в познавательной деятельности человека;

- изучить характер вербализации и текстовой актуализации памяти в рамках автобиографического жанра;

- определить особенности структурирования вербализованной понятийной категории «память» в автобиографических текстах;

- установить и проанализировать специфику функционирования лексических маркеров феномена «память», реализующихся в двухмерном линейно-иерархически организованном текстовом пространстве;

- проанализировать особенности языковой экспликации субъектно-объектных отношений, лежащих в основе конституирования текстов немецкоязычных автобиографий.

Объектом настоящего диссертационного исследования является феномен «память» как основа ментально-когнитивной деятельности человека, рассматриваемый в качестве необходимого фактора самоидентификации личности.

Предметом исследования служат способы лексико-семантической манифестации понятийной категории «память» в текстах автобиографий немецкоязычных писателей XVIII – XX вв., что предполагает изучение данного явления с позиций лингвистики.

Методической базой исследования в соответствии с целью и задачами послужило сочетание методов семантического анализа, контекстуально-интерпретационного анализа, концептуального анализа лексических единиц, сравнительно-сопоставительного анализа с учетом взаимосвязей отдельного текста с социокультурным, историческим и литературным контекстом.

Теоретической базой исследования послужили представленные в трудах отечественных и зарубежных лингвистов научные положения в сфере когнитивной психологии (С.П. Бочарова, Т.П. Зинченко, В.П. Лобанов, Р.Л. Солсо), когнитивной лингвистики (Е.С. Кубрякова, Н.Н. Болдырев, В.З. Демьянков, М.В. Пименова, З.Д. Попова, И.А. Стернин), семантики (Ю.Д. Апресян, Н.Н. Болдырев, А.В. Бондарко, В.З. Демьянов, Л.Б. Нефедова, М.В. Никитин, Ю.С. Степанов, С.Г. Шафиков), лексикологии (В.Г. Гак, Л.Ю. Зиновьева, Л.Н. Ребрина, А.А. Уфимцева, З.А. Харитончик), лингвистики текста (Н.А. Николина, Б.А. Успенский, У. Чейф, А. Финк (A. Fink), Г. Гладау (H. Gladau), Р. Паскаль (R. Pascal), Т. Шульце (T. Schulze)) и др.

Материалом исследования являются тексты автобиографий таких немецкоязычных писателей XVIII – XX вв., как И.В. фон Гёте, Ф. Левальд, Т. Фонтане, А. Шницлер, Э. Кестнер, К. Манн, Г. Грасс, М. Марон и др., общим объемом более 6000 страниц.

Теоретическая значимость проведенного исследования заключается в разработке принципов структурирования лексико-семантического пространства, в котором вербализуется понятийная категория «память» в текстах автобиографий. Предлагаемый способ интерпретации языкового материала является определенным вкладом в исследование способов и принципов категоризации лексических единиц с конкретной семантикой в разных языках и разных типах текста.

Практическая значимость диссертации состоит в возможности использования полученных результатов в учебном процессе: в лекционных курсах и семинарских занятиях по лексикологии и стилистике, в спецкурсах по когнитивной лингвистике и лингвистике текста, на практических занятиях по аналитическому чтению, в качестве исходного материала для написания курсовых и дипломных работ.

В ходе проведенной работы нами были сформулированы следующие положения, выносимые на защиту:

1. С позиции современных когнитивных исследований феномен человеческой памяти можно интерпретировать как сложное амбивалентное явление, обладающее статико-динамическим и чисто динамическим аспектами. В статико-динамическом аспекте память, с одной стороны, традиционно трактуется как некое «хранилище» прошлого опыта (статика). С другой стороны, важная роль при ее изучении отводится процессу забывания тех или иных пережитых ситуаций, осуществляющемуся с разной степенью интенсивности (внутренняя динамика). Чисто динамический аспект подразумевает запоминание и воспроизведение фактов реальной действительности (внешняя динамика).

2. В автобиографических текстах вербализация понятийной категории «память» осуществляется посредством лексических единиц с семантикой памяти, которые представляется возможным систематизировать в виде двухмерного линейно-иерархически организованного пространства.

3. На линейной, т.е. горизонтальной оси упомянутого двухмерного пространства понятийной категории «память» формируется ряд инвариантных и вариабельных семантических зон, соотносимых с особенностями функционирования элементов и видов автобиографической памяти. При этом в качестве инвариантных семантических зон выступают семантические зоны процессуальности, локализации памяти, единиц памяти и характеристики ментальных процессов. Принадлежность конституентов понятийной категории «память» к определенной семантической зоне обусловливается характером актуализации лексическими единицами их основного и дополнительного значения в условиях конкретного контекста.

4. На вертикальной оси, отражающей иерархический характер организации понятийной категории «память», «разворачивание» семантического значения элементов данной категории происходит на трех взаимосвязанных уровнях, выделяемых на основе следующих субстанциальных признаков:

- характер соотнесенности лексических единиц с базовым понятием (непосредственный / опосредованный);

- степень использования семантического потенциала языковых единиц (минимальная / максимальная);

- степень экспрессивной окраски.

5. В рамках субъектно-объектных отношений, формирующихся в автобиографических текстах в процессе языковой репрезентации понятийной категории «память», в роли субъекта выступает автобиограф, а объектом повествования становится сама память. Данное субъектно-объектное взаимодействие может осуществляться в двух видах:

- активность автора – субъекта при пассивности объекта воспоминаний (сознательное вспоминание и припоминание);

- пассивность автора – субъекта при активности объекта воспоминаний (непроизвольное вспоминание и напоминание - узнавание).



Апробация работы: результаты настоящего исследования обсуждались на международной научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики» (г. Тольятти, апрель 2009 г.), на II Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Знаменские чтения: филология в пространстве культуры» (г. Тобольск, октябрь 2009 г.), на II Всероссийской научной конференции с международным участием «Научное творчество XXI века» (г. Красноярск, март 2010 г.). По теме диссертации опубликованы тезисы докладов и 6 статей общим объемом 2,1 печатных листа, в том числе 2 статьи в изданиях, рецензируемых ВАК.

Поставленные в диссертации цель и задачи определяют структуру работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, содержащей список использованной литературы, список словарей, указатель источников примеров, а также включает 2 приложения, иллюстрирующие результаты исследования.


Содержание работы

Во введении обосновываются актуальность и научная новизна работы, обозначаются ее предмет и объект, определяются теоретическая и практическая значимость проведенного исследования, формулируются его цели и задачи, излагаются основные положения, выносимые на защиту, и сведения об их апробации.

В первой главе «Память как объект лингвистических исследований», носящей теоретический характер, феномен человеческой памяти предварительно рассматривается с позиций междисциплинарного подхода. Особое внимание уделяется исследованию данного явления с учетом интересов когнитивной психологии, где память трактуется как один из аспектов общего процесса переработки информации человеком, включающий в себя совокупность процессов запоминания, сохранения, забывания как антипода сохранения и воспроизведения индивидом его личностного опыта.

В традиционном понимании память рассматривается как статическое явление, т.е. как некий «резервуар», «хранилище» прошлого опыта. В свою очередь в когнитивной психологии речь идет о том, что память обладает определенной динамикой. В этом смысле феномен человеческой памяти рассматривается в настоящей работе в качестве явления, обладающего амбивалентным характером, где статико-динамический аспект представлен процессами сохранения и забывания, а чисто динамический аспект охватывает запоминание и воспроизведение индивидом его прошлого опыта.

В плане социокультурных исследований существует подразделение памяти на коллективную (культурную, историческую) и личную (индивидуальную, автобиографическую).

Коллективная память (см.: Halbwachs 1967; Assmann 1999; Социальная память российской цивилизации 2001; Красильникова 2007 и др.) находит отражение в артефактах культурной жизни социума (исторические памятники, произведения искусства, историографические тексты и др.).

Автобиографическая память представлена, главным образом, в «литературе воспоминаний», т.е. в документально–художественной литературе (мемуары, автобиография, литературный портрет) и художественных текстах (автобиографический роман). Особое место в семантической структуре текстов «литературы воспоминаний» отводится экспликации процессов и видов автобиографической памяти, что свидетельствует об осмыслении повествователями основных особенностей ее функционирования.

В диссертации под автобиографической памятью понимается, вслед за В.В. Нурковой (1998), особый тип памяти, «способность субъекта фиксировать события такого рода, которые большинство людей осознают как часть их личной истории». Индивидуальное «Я» в данном случае выступает в разных ипостасях, т.е. как говорящее, наблюдающее, познающее, рефлектирующее «Эго» (Нюбина 2010). Особенности функционирования памяти субъекта воспоминаний представлены, прежде всего, на лексическом уровне группой единиц, референциально соотносящихся с процессами и видами памяти, а также элементами языка, получающими таковые значения в контексте, метафорами и метафорическими выражениями (Нефедова 1984; Дмитровская 1985; Зубкова 1986; Цимеринова 1987; Туровский 1991; Мухамеджанова 1992; Бондарева 1994, 2001, 2003, 2005; Пименова 1995, 1996; Ребрина 2006 и др.).



Во второй главе «Способы лексико-семантической экспликации статико-динамического аспекта понятийной категории «память» в текстах немецких автобиографий XVIIIXX веков» рассматриваются критерии структурирования вербализованной понятийной категории (ПК) «память», устанавливаются основные принципы функционирования лексических единиц ПК «память» в рамках двухмерного линейно-иерархически организованного пространства. Отдельному анализу подвергается комбинаторный статико-динамический характер памяти, репрезентируемый в исследуемых текстах лексическими единицами (ЛЕ) с семантикой сохранения и забывания.

Реализация ПК «память» в текстах немецкоязычных автобиографий осуществляется системой ЛЕ с семантикой памяти. В рамках данной ПК вычленяется ряд субкатегорий, соотносимых с процессами памяти и преобладающим в них типом субъектно-объектных отношений, где в роли субъекта выступает личность автобиографа, а объектом мнемической деятельности является автобиографическая память. Данное обстоятельство позволяет говорить о функционировании в рамках вышеназванной категории субкатегорий «запоминание», «сохранение», «вспоминание», «напоминание», «субъективно обусловленное забывание» и «объективно обусловленное забывание».

Экспликация семантического потенциала ПК «память» в проанализированном языковом материале носит амбивалентный характер, что проявляется в распределении структурирующих ее ЛЕ по горизонтальной и вертикальной осям категориального пространства.

Вертикальное «разворачивание» семантического значения языковых единиц происходит на базе иерархически структурированной трехуровневой системы, основанной на реализации ЛЕ следующих признаков:

- характер соотнесенности ЛЕ с базовым понятием (непосредственный / опосредованный);

- степень использования семантического потенциала языковых единиц (минимальная / максимальная);

- степень экспрессивной окраски.

В то время как второй и третий уровни системы носят факультативный характер, первый уровень является облигаторным и включает в себя единицы с базовым значением памяти. На втором уровне функционируют единицы, демонстрирующие развитие контекстуальной синонимии. В свою очередь на третьем уровне расположены метафоры и метафорические выражения с семантикой памяти.

При линейном структурировании вербализованной ПК «память» формируется ряд семантических зон, соотносимых с особенностями функционирования памяти, ее единицами, локусом, видами и пр. В данном случае можно говорить о распределении ЛЕ по инвариантным и вариабельным семантическим зонам, где к инвариантным семантическим зонам относятся зоны процессуальности, локализации памяти, единиц памяти и характеристики ментальных процессов. Принадлежность элементов ПК «память» к конкретной семантической зоне определяется актуализацией ЛЕ ее основного и / или дополнительного значения в рамках конкретного автобиографического контекста.

К особенностям структурирования семантических зон в вертикальном пространстве следует отнести прозрачность границ между семантическими зонами, когда элементы одной зоны могут переходить в другую, актуализируя в таком случае дополнительное значение.

Таким образом, вышеописанное двухмерное линейно-иерархически организованное пространство ПК «память» схематически можно представить следующим образом:

K

X1

X2

X3

X4

X5



Xn

Y1






















Y2

или


















Y3






















Условные обозначения:

K – категория, субкатегория; Y – уровень;



X

- инвариантная семантическая зона;




X

- вариабельная семантическая зона;

- поуровневое разворачивание значения, предполагающее

«разворачивание» базового значения на каждом уровне;



- скачкообразное разворачивание значения, предполагающее

«разворачивание» базового значения на отдельных уровнях.

Как очевидно, для инвариантных семантических зон характерно поуровневое «разворачивание» базового значения (исключая семантическую зону процессуальности), в то время как для вариабельных семантических зон свойственно скачкообразное «разворачивание» базового значения.

В качестве примера может быть рассмотрена двухмерная структура субкатегории «сохранение информации», реализующаяся в исследуемых текстах:




Таблица 1. Субкатегория «сохранение информации»

УРОВНИ

СЕМАНТИЧЕСКИЕ ЗОНЫ

ПЕРВЫЙ

Зона процессуальности (сохранение информации)



sich erinnern an (Akk) (в значении «помнить о чем-либо»)

Зона локализации памяти

das Gedächtnis


Зона единиц памяти

die Erinnerung


Зона характеристики сохраняемой информации

1) степень точности со-храненной информа-ции (genau, präzis и др.);

2) долговременность (jahrelang, für immer и др.);

3) объем (alles, viel, wenig и т.д.);

4) оценочность (gut, schlecht и др.);

5) устойчивость: наречия (erinnerlich, unvergeβlich), отрица-тельные конструкции с глаголом vergessen (nie vergessen können и др.)



Зона дополни-тельных актуа-лизаторов

процесса


выраже-ние сомнения (kaum, wahr-scheinlich и др.)

ВТОРОЙ

ЛЕ cо значением обладания инфор-мацией (wissen, bleiben и др.)

die Erinnerung


die Vorstellung, das Wissen и др.

ЛЕ cо значением ак-туализации перифе-рийных видов памяти (noch sehbar, wörtlich)




ТРЕТИЙ

1) активность субъекта в про-цессе сохранения информации (in seinem Herzen tragen и др.);

2) активность объекта в процессе сохранения информации (Platz geben, leben и др. – о воспоминаниях)



1) в частях человеческо-го тела (die Augen и др.);

2) в абстрактных понятиях, соотносимых с внутренним миром человека (die Seele и др.);

3) в неодушевленных объектах (сопровождает-ся акцентуацией струк-турированного характера памяти) (die Kommode, der Roman и др.)


1) актуализация периферийных видов памяти (das Bild, die Scene и т.д.);

2) сравнение с абстрактными / конкретными предметами (der Schatz, gerettete Minuten и др.)



1) степень точности сохраненной инфор-мации (unauslöschlich, lebhaft, blass и др.);

2) устойчивость (в отрицательных метафорических конструкциях с глаголами с семантикой утраты, потери) (nie / nicht verlieren, nicht verschwinden и др.)






Рассмотрим более подробно некоторые особенности поуровневого структурирования каждой семантической зоны в представленной таблице.

Как показали исследования, в первой инвариантной семантической зоне процессуальности (сохранение информации) подразумеваемой субкатегории встречаются только глаголы, указывающие на процесс сохранения знаний в памяти, а в качестве ядерной лексемы (непосредственный характер соотнесенности с базовым понятием), выступающей в своем прямом словарном значении и не обладающей экспрессивной окраской, на первом уровне функционирует глагол sich erinnern an (Akk) в значении «помнить о чем-либо».

При расширении семантического потенциала этого глагола на втором уровне в текстах автобиографий появляются его контекстуальные синонимы, напр., wissen, bleiben, sein, haben. Ср.: «Wie die Nacht verging, weiß ich nicht mehr, aber das weiß ich, daß wir am anderen Tage sehr enttäuscht am Frühstückstische saßen» (Fontane 1983: 138).

На третьем уровне при метафорическом описании процесса сохранения информации важную роль играет фактор активности субъекта или объекта, релевантный для данного процесса. Поскольку на данном уровне проявляется максимальная степень использования ЛЕ их семантического потенциала, это позволяет говорить об образном характере сохранения ситуаций прошлого в памяти автобиографа.

Примером, демонстрирующим, в частности, активность объекта в процессе сохранения пережитого, может служить отрывок из произведения Т. Фонтане «Meine Kinderjahre», в котором автор рассказывает о своей поездке к дедушке, когда он вдвоем с отцом впервые надолго покинул свою маму: «Das andere Bild, oder sag' ich lieber die zweite kleine Geschichte, die mir noch im Gedächtnis lebt, entbehrte durchaus des Dramatischen, aber die Farbe kam mir auch dabei zu Hilfe» (Fontane 1983: 31).

Как очевидно, в приведенном тексте фигурирует такой подвид вербальной метафоры, как персонификация, когда воспоминания обретают «самостоятельность», существуя и действуя независимо от субъекта воспоминаний.

Во второй инвариантной семантической зоне локализации памяти в исследуемых текстах функционируют исключительно существительные, где базовой является лексема Gedächtnis, представленная на первом уровне и реализующая свое стандартное нейтральное лексическое значение «память» - «хранилище» прошлого опыта. Следует подчеркнуть, что данная ЛЕ фигурирует в подобном качестве во всех без исключения автобиографических текстах, напр., «Von einem dieser Abende, der mir noch besonders lebhaft im Gedächtnis ist, weil seiner, auch in späteren Jahren noch, öfters und in allerhand Einzelheiten gedacht wurde, will ich hier erzählen» (Fontane 1983: 121).

На втором уровне в качестве контекстуального синонима к лексеме Gedächtnis функционирует другая ядерная лексема - существительное Erinnerung («воспоминание»). В данной связи следует указать, что существительное Erinnerung является в определенном смысле антиподом памяти. С одной стороны, соотношение данных ЛЕ изначально предполагает характер их существования на базе модели «часть – целое». С другой стороны, память всегда ассоциируется с определенным резервуаром воспоминаний, т.е. выступает в качестве статического феномена, в то время как воспоминания служат непосредственными актуализаторами памяти, что свидетельствует об их динамическом характере.

Подтверждением второго высказывания может служить пример из произведения Ф. Левальд «Meine Lebensgeschichte»: «Auch der Sommer, welcher diesem Frühjahr folgte, ist mir in der Erinnerung lieb geblieben» (Lehwald 1980: 91).

На третьем уровне семантической зоны локализации памяти были вычленены метафоры самой разнообразной семантики, когда локусами памяти становились:

а) определенные части человеческого тела (напр., «память глаз», память рук» и др.);

б) понятия абстрактного характера, типа, «душа», «сознание» и др.;

в) различные неодушевленные объекты (напр., «память - фотоаппарат», «память - картинная галерея», «память - книга» и т.д.).

Так в одном из фрагментов детской автобиографии Э. Кестнера «Als ich ein kleiner Junge war» автор, обращаясь к детям, находит яркий и доступный для понимания образ «память – комод»: «Es gibt große und kleine Gedächtniskommoden. Die Kommode in meinem eigenen Kopf ist, zum Beispiel, ziemlich klein» (Kästner 1977: 56).

Соответственно, в третьей инвариантной семантической зоне единиц памяти функционируют также только существительные, среди которых базовой лексемой первого уровня двухмерного пространства субкатегории «сохранение информации» является существительное Erinnerung, реализующее в контексте произведений свое стандартное словарное значение «воспоминание».

На втором уровне «разворачивание» значения данной лексемы происходит в форме ее контекстуальных синонимов – номинаций типа Gedanke, Vorstellung, Wissen и пр. Ср.: «Das Andenken an einen wunderlichen Wirtstisch in Koblenz habe ich in Knittelversen aufbewahrt,…» (Goethe b 1989: 30).

На третьем уровне семантической зоны единиц памяти в качестве основных лексем фигурируют метафоры воспоминаний, которые, как показало исследование, распадаются на две основные группы:

- метафоры, референциально соотносимые с периферийными видами памяти: «Heute noch habe ich den Ton im Ohr, in dem Karin jedem Anrufer ihren Namen entgegenjubelte…» (Maron 1999: 38);

- существительные, выполняющие стилистическую функцию сравнения воспоминаний с различными абстрактными / конкретными предметами: «Es gibt Erinnerungen, die man, wie einen Schatz in Kriegszeit, so gut vergräbt, daß man selber sie nicht wiederfindet» (Kästner 1977: 175).

В свою очередь четвертая инвариантная семантическая зона характеристики сохраняемой информации в отличие от трех рассмотренных выше гомогенных инвариантных семантических зон имеет гетерогенный характер и включает в себя различные части речи: прилагательные, наречия, глаголы, отрицательные частицы и пр. В данном случае речь идет о следующих моментах: а) степени точности сохраняемой информации (genau, deutlich и др.); б) долговременности (jahrelang, bis zum Ende des Lebens и др.); в) объеме (viel, wenig, fast nichts и др.); г) оценочности (gut, schlecht и др.); д) устойчивости (наречия (erinnerlich, unvergeβlich), отрицательные конструкции с глаголом vergessen (nie / nicht vergessen können) и т.д.). Ср.: «Die Dame, die vier – bis fünfunddreiβig Jahre alt sein mochte, schien uns ungeheuer bejahrt, und die Erinnerung an ihre Gesangproduktion blieb uns jahrelang als eine furchtbar komische Episode im Gedächtnis» (Schuttner 1968: 60).

На втором уровне «разворачивания» подразумеваемого лексического значения в качестве контекстуальных синонимов к лексемам первого уровня выступают ЛЕ, указывающие на работу периферийных видов памяти, напр.: «…aus einem bestimmten Grunde habe ich eine der Strophen wörtlich in der Erinnerung behalten» (Schnitzler 1985: 185).

Третий уровень представлен:

1) наречиями – метафорами, эксплицирующими характер точности сохраняемой информации: «…indessen ist mir durch diese fruchtlose Bemühung jenes Bild im Gedächtnis unauslöschlich geblieben» (Goethe² 1989: 149);

2) отрицательными метафорическими конструкциями с глаголами с семантикой утраты, потери: «Die Lehrkörper der Zivilschwimmschule, nie wird es aus meinen ehrfürchtigen Erinnerungen schwinden…» (Kisch 1979: 63).

Если рассмотренные четыре инвариантные семантические зоны характерны для всех представленных в текстах автобиографий субкатегорий ПК «память», то набор, количество и наполняемость вариабельных семантических зон, обладающих гетерогенным характером, зависит исключительно от вида реализующихся в исследованных текстах субкатегорий. Так, в анализируемой нами субкатегории «сохранение информации», как это видно в таблице, представлена только одна вариабельная семантическая зона, а именно зона дополнительных актуализаторов процесса. В свою очередь, напр., в субкатегории «субъективно обусловленное забывание» выделяются две вариабельние семантические зоны, в субкатегории «вспоминание» - четыре и т.д.

Аналогичным образом в реферируемой работе интерпретируется двухмерное семантическое пространство вербализованного процесса забывания ПК «память» в рамках субкатегорий «объективно обусловленное забывание» и «субъективно обусловленное забывание». Заметим в подобной связи, что на распределение ЛЕ по данным субкатегориям, равно как и по субкатегориям «вспоминание» и «напоминание», влияет характер субъектно-объектных отношений, реализующихся в текстах немецкоязычных автобиографий.



В третьей главе «Специфика лексико-семантической манифестации понятийной категории «память» в динамическом аспекте» рассматриваются языковые маркеры, отражающее динамический характер феномена «память». В этом смысле по представленному на странице 12 алгоритму анализируются субкатегории «запоминание», «вспоминание», «напоминание».

Следует отметить, что процесс запоминания, являясь основополагающим для всех остальных процессов памяти, осмысливается в исследуемых текстах как установление связей нового опыта с уже хранящейся в памяти информацией. Маркерами процесса фиксации ситуаций прошлого в памяти автобиографа становятся на первом уровне ядерные глаголы sich merken, sich einprägen (напр.: «Einige seiner dunkel suggestiven, tragisch kühnen Verse haben sich mir für immer eingeprägt…» (Mann 1979: 318)), в общем виде характеризующие специфику запоминания.

На фоне отсутствия второго уровня третий уровень в семантической зоне процессуальности (запоминание) в исследуемом материале представлен метафорами запоминания (dringen, einnehmen, haften и др.), указывающими на произвольный / непроизвольный характер запоминания. Ср.: «… die lebhaftesten Erinnerungen, die ich von jenem ersten Aufenthalt mit mir nahm…» (Lehwald 1980: 137); «Diese Gestalt drückte sich tief bei mir ein, und der sonst sehr lakonische Vater hatte wohl manchmal die Gefälligkeit, eine Beschreibung des Gegenstandes vernehmen zu lassen» (Goethe¹ 1989: 14).

В семантической зоне процессуальности (напоминание) субкатегории «напоминание», где также отсутствует второй уровень, в рамках экспликации мнемического процесса непроизвольного восстановления субъектом былого опыта в одном синонимическом ряду с ядерной лексемой erinnern (Akk) an (Akk) («напоминать кому-либо о чем-либо») (первый уровень), находятся ЛЕ с семантикой периферийных видов памяти (zeigen, scheinen и др.), внезапности возникновения картин прошлого (einfallen и др.) либо одушевления событий прошлого (aufwachen, wecken и др.), образующие в своей совокупности третий уровень.

Первая инвариантная семантическая зона субкатегории «вспоминание» репрезентирована на всех трех уровнях. К первому уровню принадлежат ЛЕ sich erinnern an (Akk), gedenken, sich entsinnen. Второй уровень включает в себя глаголы с семантикой мыслительных процессов (denken, sich vorstellen и др.) и единицы, актуализирующие работы периферийных видов памяти (sehen, fühlen, spüren и др.). На третьем уровне находятся глагольные метафоры, указывающие на включенность в процесс периферийных видов памяти (malen) или на разграничение процессов восстановления (suchen, rufen и др.) и актуализации (anfrischen и др.) былого опыта.

Особое внимание в данном случае уделяется поэтапности процесса вспоминания (напр., anfangen (sich zu erinnern), versinken (in die Erinnerungen)), степени прилагаемых со стороны субъекта воспоминаний усилий (versuchen, sich anstrengen и др.), а также модальной окраске подразумеваемых действий (sich erinnern müssen / können).

Важно подчеркнуть, что вторая, третья и четвертая инвариантные семантические зоны в субкатегориях «запоминание», «напоминание» и «вспоминание» в динамическом аспекте репрезентированы набором ЛЕ, аналогичным лексической наполненности этих зон в субкатегории «сохранение информации», что свидетельствует о тесной взаимосвязи и органическом единстве всех процессов, типичных для автобиографической памяти.

В заключении в общей форме излагаются результаты проведенного исследования и намечаются перспективы дальнейших разработок в данном направлении. Констатируется, что характерной тенденцией современного этапа развития лингвистики в целом и когнитивной лингвистики в частности является комплексное исследование отражения ментальных процессов в языке и тексте. В этой связи явление человеческой памяти находится под пристальным вниманием как отечественных, так и зарубежных лингвистов, а результаты исследований открывают новые возможности для изучения деятельности, направленной на раскрытие тайн человеческого сознания.

Разработанные нами положение о том, что вербализованная ПК «память» репрезентируется в текстах автобиографий набором ЛЕ с семантикой памяти, структурированных в виде двухмерного линейно-иерархически организованного пространства, позволило проследить характер функционирования языковых единиц в вышеназванном двухмерном пространстве.

В процессе исследования подтвердилась гипотеза о существовании статико-динамического и динамического аспектов памяти. Изучение предмета проводилось с учетом особенностей субъектно-объектных отношений, формирующихся между автобиографом и его личной памятью в рамках «текстов воспоминаний» (активная позиция субъекта при пассивности памяти и, наоборот, пассивность субъекта при активности памяти). Данные критерии, наряду с определением процессов памяти, послужили дифференциальным признаком для выделения в рамках ПК «память» субкатегорий «запоминание», «сохранение», «вспоминание», «напоминание», «объективно обусловленное забывание» и «субъективно обусловленное забывание», элементы которых представлены на уровнях инвариантных и вариабельных семантических зон двухмерного пространства.

Подобный подход может послужить основанием для изучения функционирования ЛЕ с иной семантикой при интерпретации других типов текста на базе других языков, что представляется перспективным в сфере современных когнитивно-лингвистических исследований.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора общим объемом 2,1 п.л.:

1. Молчанова А.С. Экспликация процесса забывания в современной автобиографической прозе (на материале произведений М. Марон) // Пелевинские чтения 2009: Межвуз. сб. науч. тр. Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2009. С. 172 - 176 (0,3 п.л.).

2. Молчанова А.С. Реализация пассивности/активности повествователя как реконструктора прошлого в современной автобиографической прозе (на материале произведений М. Марон) // Записки по германистике и межкультурной коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2009. вып. IV. С. 113 – 119 (0,5 п.л.).

3. Молчанова А.С. К проблеме интерпретации автобиографических текстов // Интерпретация текста: ментальное зеркало видения: Сб. науч. тр. Екатеринбург: Изд-во УГПУ, 2010. С. 135 – 139 (0,3 п.л.).

4. Молчанова А.С. Некоторые особенности репрезентации категории «память»: хронологическая перспектива (на материале текстов немецких автобиографий) // Основные вопросы лингвистики, лингводидактики и межкультурной коммуникации: Сб. науч. тр. по филологии. Астрахань: Изд-во Астраханск. ун-та, 2011. № 6. С. 44 – 47 (0,3 п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах, включенных в перечень ВАК:

5. Молчанова А.С., Бондарева Л.М. К вопросу об иерархическом характере репрезентации единиц категории «память» в текстах немецких автобиографий // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. сер. Филологические науки. Калининград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2011. Вып. 2. С. 13 – 18 (0,4 п.л.).

6. Молчанова А.С. Некоторые особенности репрезентации категории «память» в рамках двухмерного линейно-иерархически организованного пространства (на материале немецкоязычных автобиографий) // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. Пятигорск: Центр информационных и образовательных технологий ПГЛУ, 2011. № 1. С. 74 - 76 (0,3 п.л.).



Молчанова Анна Сергеевна
Языковая актуализация феномена «память» в текстах автобиографий (на материале немецкого языка)

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук
Подписано в печать 08.09.2011 г.

Бумага для множительных аппаратов. Формат 60x84 (1/16).

Гарнитура «Таймс». Ризограф. Усл. печ. л. 1,5.

Уч.-изд. л. 1,0. Тираж 90 экз.


Отпечатано полиграфическим отделом

издательства Балтийского федерального университета им. И. Канта



236041, г. Калининград, ул. А. Невского, 14


Каталог: postgraduate -> announce
announce -> К работе с девиантными подростками
announce -> Андрей тимофеевич болотов как педагог-просветитель 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
announce -> Западноберлинский транзит в системе международных отношений
announce -> Трансформация системы сельского расселения республики алтай в конце XX начале XXI веков 25. 00. 24 экономическая, социальная и политическая география
announce -> Агарикоидные базидиомицеты национального парка «куршская коса» (калининградская область) 03. 00. 05 ботаника
announce -> Интерпретация Библии в практической философии И. Канта >09. 00. 03 история философии
announce -> Реализация интерактивности на интернет-сайтах экономических форумов (на материале английского языка) 10. 02. 19 теория языка 10. 02. 04 германские языки
announce -> Историко-философское исследование оснований этики в системах И. Канта и А. Шопенгауэра >09. 00. 03 история философии
announce -> Профессиональной деятельности
announce -> Совершенствование пространственной организации авиационного транспорта россии


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница