Всероссийский конкурс исследовательских краеведческих работ учащихся «Отечество» Номинация «Военная история России» Тема работы «70- летие освобождения Куйбышевского района»



страница2/4
Дата14.08.2016
Размер0.59 Mb.
ТипКонкурс
1   2   3   4

5 ноября. Они нанесли мощные авиационные и артиллерийские удары по расположению наших 136, 30 и 150-й стрелковых дивизий. Поднялись в небо смерчи из огня и дыма. Генерал Клейст, по-видимому, решил, что в этом аду ничто не сможет уцелеть, и поэтому двинул вперед свои танки и мотопехоту, даже не проведя разведку. Вражеские стальные колонны заняли не только все дороги, но и промежутки между ними. Казалось, их ничто уже не остановит. Но как только они приблизились к позициям 136-й стрелковой дивизии, перепаханные снарядами и бомбами окопы ожили: винтовочные выстрелы сливались в залпы, длинные пулеметные очереди косили вражескую пехоту. Дружно ударили минометы и орудия. А с фланга ринулись советские танки. Враг откатился. Снова его артиллерия и авиация совершили ожесточенный налет на наши позиции. И снова двинулись фашистские танки и мотопехота. Результат тот же - противник отступил. Только перед позициями 136-й стрелковой дивизии подполковника Е. И. Василенко насчитали 29 обгоревших фашистских танков. 11 вражеских боевых маши уничтожили танкисты 132-й танковой бригады генерал-майора Г. И. Кузьмина.

Однако к 15 часам семидесяти фашистским танкам удалось все же вклиниться в оборону 136-й стрелковой дивизии. Это вынудило подполковника Василенко отвести свой левофланговый полк на северо-восток, в сторону Дьяково. Правый фланг соседней 30-й стрелковой дивизии оголился, и фашистские танки прорвались к ее штабу. Командир дивизии генерал-майор М. Д. Гончаров умело организовал отпор и вывел свой штаб из-под удара. Однако ликвидировать прорыв у него не было сил. Сражавшиеся левее части 150-й стрелковой дивизии генерал-майора

Д. Г. Егорова отбили атаки фашистских войск почти на всем фронте. Но на правом фланге не устояли против танков конники 66-й кавалерийской дивизии. Фашистские колонны ринулись на Новошахтинск. Навстречу им устремились батальоны 2-й танковой бригады под командой майора Г. Я. Кузнецова. Завязался ожесточенный танковый бой. Нервы гитлеровцев не выдержали: они повернули назад. Если бы не прорыв крупной танковой группировки противника на стыке 30-й и 136-й стрелковых дивизий, можно было бы считать итоги первого дня сражения вполне удовлетворительными. Но брешь восточнее Дьяково вызывала тревогу. Черевиченко выдвинул туда из своего резерва 99-ю стрелковую дивизию и 142-ю танковую бригаду.

6 ноября 136-я стрелковая дивизия и 132-я танковая бригада были отсечены противником от остальных сил 9-й армии и отошли в район Дьяково.


Части 30-й стрелковой дивизии, которым танки Клейста зашли в тыл, отступали на северо-восток, за реку Кундрючья. Командир 150-й стрелковой дивизии, оборонявшейся левее, решил помочь соседу. Но едва он успел развернуть полки, как крупная танковая группировка немцев появилась у них в тылу. Полки вынуждены были прекратить контратаку, развернуться на 180 градусов и вступить в бой с вражескими танками.

В это время батальоны 2-й танковой бригады, блестяще громившие фашистов накануне, продвигались в тыл вражеской группировки, наседавшей на 136-ю стрелковую дивизию.

Но, узнав, что прорыв Клейста вынудил наши соединения к отходу, командир бригады вынужден был повернуть на соединение с главными силами 9-й армии, чтобы прикрыть их отход.

Это была тяжелая задача: по существу, танкисты 2-й бригады приняли на себя главный удар вражеской группировки, рвавшейся к г. Новошахтинску.

Однако к середине ноября враг вышел к г. Новошахтинск. Дальнейшее продвижение на г. Шахты и обходной удар с тылу на г. Новочеркасск и г. Ростов не увенчались успехом.

Наступление от г. Новошахтинска началось 17 ноября 1941г., раньше, чем противник захватил Ростов. Бои шли по реке Тузлов и угроза окружения в Ростове вынудила Клейста перебросить войска, противодействуя окружению в Ростове.

Контрнаступление
12 ноября генерал Антонов привез на утверждение главкома план будущей наступательной операции. Намечалось силами вновь сформированной 37-й армии, частью сил 9-й (одной стрелковой и одной кавалерийской дивизиями) и 18-й (двумя стрелковыми дивизиями) с утра 16 ноября нанести главный удар в общем направлении от поселка Павловка на Большекрепинскую и далее на Таганрог. Цель — во взаимодействии с 56-й Отдельной армией уничтожить главные силы танковой армии Клейста с выходом войск Южного фронта на реку Миус.

Всю операцию планировалось провести в три этапа: с 11 по 15 ноября — сосредоточение ударной группировки и ее подготовка; с 16 по 19 ноября — переход в наступление, разгром вклинившейся в расположение 9-й армии группировки армии Клейста и выход на рубеж реки Тузлов; Начальник штаба армии полковник Варенников доложил о том, как спланирована наступательная операция. Общая глубина ее 80 - 100 километров. За первые четыре дня, с 17 по 20 ноября, армия должна разгромить противостоящие вражеские силы и продвинуться в южном направлении на 50 - 55 километров, до реки Тузлов, далее, повернув на юго-запад, войска к исходу 23 ноября должны во всей полосе наступления выйти на реку Миус. После этого операция могла развиваться по различным вариантам, которые зависели главным образом от действий противника.



Если главные силы Клейста окажутся отрезанными, то намечалось организовать их разгром в котле, а если им удастся ускользнуть за реку Миус, то предполагалось развивать наступление к западу от этого рубежа.

с 20 по 22 ноября — развитие достигнутого успеха и выход на рубеж реки Миус.

Основные силы ударной группы фронта — 37-я армия — должны были наступать двумя эшелонами: в первом — четыре стрелковые дивизии и танковые бригады, во втором — две стрелковые дивизии. За 37-й армией стоял кавалерийский корпус генерала Хоруна .

Все нити общего оперативного руководства наступлением должны были сходиться на командном пункте Южного фронта, куда должен был прибыть главком с оперативной группой. С фронтового командного пункта имелась всесторонняя связь со всеми армиями: проводная — телефонная .и телеграфная, по радио и самолетами. Командный пункт 37-й армии в свою очередь был связан с командными пунктами 9-й и 18-й армий, а также со своими дивизиями проводными линиями, по радио и наземными подвижными средствами (автомашины, мотоциклы) .

Ростовская наступательная операция 1941, контрнаступление войск Южного фронта 17 ноября — 2 декабря с целью освобождения Ростова-на-Дону во время Великой Отечественной войны 1941 - 45. После неудачной попытки обойти Ростов-на-Дону с С.-В. и перегруппировки сил 1-я немецкая танковая армия 17 ноября возобновила наступление против 56-й Отдельной армии, оборонявшей Ростов-на-Дону с С.-З. Одновременно 17 ноября перешли в контрнаступление войска 37-й, 9-й и части сил 18-й армий Южного фронта (командующий генерал-полковник Я. Т. Черевиченко) с целью разгрома 1-й танковой армии.

20 ноября противник, имея превосходство в танках, сломил сопротивление 56-й армии на рубеже р. Тузлов и 21 ноября захватил Ростов-на-Дону. В это же время ударная группировка Южного фронта, прорвав оборону противника, 21 ноября вышла к р. Тузлов и создала угрозу флангу и тылу ростовской группировки врага.

23 ноября наступление на таганрогском направлении продолжалось по-прежнему успешно. Но по всем внешним признакам выходило, что Клейст и не думает покидать Ростов. И тогда наш главком переменил решение. Побороло желание поскорее освободить город. Маршал приказал с выходом наших войск на реку Тузлов перегруппировать силы 9-й и 37-й армий на юго-восток и оттуда ударить на Ростов. А на Таганрог выбросить усиленный танками кавалерийский корпус генерала Хоруна, чтобы он вместе с частями 18-й армии прикрыл наступающие на Ростов войска от ударов с запада, заняв оборону по реке Миус.

Вот тут-то и не выдержал Клейст. Он начал перебрасывать из района Ростова две танковые дивизии на северо-запад, навстречу наступающим войскам 37-й и 9-й армий, которые к концу 23 ноября вышли на реку Тузлов. Правый фланг 37-й армии обрывался в 15 километрах восточное Куйбышево, а дальше линия фронта проходила по реке Тузлов до Больше-Крепинской. Все три танковые бригады были сосредоточены в районе Больше-Крепинской и к северу от нее. Левее вдоль реки Тузлов до Каменного Брода развернулись дивизии 9-й армии. Итоги наступления оказались неплохими: штабы подсчитали, что за первые шесть дней боев войска 37-й и 9-й армий крепко пощипали Клейста: три полка мотопехоты были разбиты наголову. Гитлеровцы недосчитались 54 танков, более 50 орудий и около 250 автомашин.



27 ноября войска Южного фронта нанесли мощный одновременный удар по противнику с С., В. и Ю. и 29 ноября силами 9-й и 56-й армий освободили Ростов-на-Дону, но из-за недостатка сил завершить окружение войск 1-й танковой армии не смогли. Противник удержал небольшой коридор около Таганрогского залива, по которому отошли за р. Миус разбитые части 1-й танковой армии. Немецко-фашистское командование было вынуждено перебросить с других участков фронта на оборонительный рубеж по р. Миус около 4 дивизий, после чего продвижение советских войск, вышедших 2 декабря к р. Миус, приостановилось. В результате Ростовская наступательная операция 1941 были сорваны в 1941 вражеские планы вторжения на Северный Кавказ; сковыванием главных сил группы армий «Юг» созданы более благоприятные условия для контрнаступления советских войск под Москвой.

Наступило хмурое утро 27 ноября. На пожухлой осенней траве местами белела, словно соль в солончаковой степи, снежная пороша. В 9 часов утра началась атака. Было холодно, и видимость была довольно приличная. Цепи наступавших по открытой местности солдат были видны издалека. Противник сопротивлялся яростно. На атакующих обрушился шквальный артиллерийский и минометный огонь. Гул от разрывов снарядов и мин перекрывался воем сирен пикирующих бомбардировщиков. Враг бросил в контратаку танки и мотопехоту. Но наши войска продвигались вперед, правда значительно медленнее, чем было запланировано. Фашисты дрались с отчаянием обреченных.

Наступление шло, как и предусматривалось планом, со всех сторон. С востока на соединение с войсками 9-й и 37-й армий по тонкому льду Дона спешили в Ростов части 56-й армии. Первыми ворвались на улицы города 230-й полк НКВД под командованием подполковника Демина и полк ополченцев-ростовчан во главе с директором одного из заводов Варфоломеевым. С других направлений в город вошли передовые батальоны 343-й и 347-й стрелковых дивизий. Разгорелись ожесточенные уличные бои. Наступила ночь, утро, а бои не прекращались. К концу второго дня наступления дивизии Клейста начали в панике покидать Ростов. Наши войска перешли в стремительное преследование.

...В степи видно далеко вокруг. На одном из курганов был оборудован наблюдательный пункт командующего 37-й армией генерала Лопатина. Этот мужественный и несколько грубоватый человек, которого, казалось, не проймешь никакими эмоциями, вдруг оторвался от окуляров стереотрубы, счастливыми глазами окинул всех, кто был на КП, и радостно воскликнул:


Разгром немцев под Ростовом.
Два главных удара:


на Таганрог и Куйбышево

— Как бегут! Как они, черти, бегут! Верил я, всегда верил, что будут фашисты драпать от нас, но боялся погибнуть, не увидев этого.

Стоявший рядом с генералом молодой командир весело заверил:

— Так это они еще только учатся бегать, товарищ командующий, а когда мы их потренируем, то они и до самого фатерлянда без передышки добегут!

Так началось знаменитое бегство "непобедимого" Клейста.

Когда 29 ноября Тимошенко доложили об освобождении Ростова, он поспешил передать эту радостную весть Сталину, Верховный Главнокомандующий немедленно отозвался телеграммой на имя главкома и командующего Южным фронтом:

"Поздравляю вас с победой над врагом и освобождением Ростова от немецко-фашистских захватчиков. Приветствую доблестные войска 9-й и 56-й армий во главе с генералами Харитоновым и Ремезовым, водрузившими над Ростовом наше славное советское Знамя".

Главком приказал немедленно передать текст этой телеграммы в войска. А вслед за ней полетел приказ, который подписали Тимошенко, Хрущев и за начальника штаба — автор этих строк.

В приказе кратко описывался ход боев за Ростов, в результате которых наши войска уничтожили лучшие полки и дивизии Клейста и обратили в бегство остатки его войск. Нанесено поражение и мощной группировке генерала Шведлера, пытавшейся выручить Клейста. Под ударами войск Южного фронта нашли себе могилу в широких просторах донецких степей и на подступах к устью Дона фашистские 14-я и 16-я танковые, 60-я моторизованная дивизии и дивизия СС "Викинг". Кроме того, нанесено поражение 13-й танковой дивизии, дивизии СС "Адольф Гитлер", а также 76, 94 и 97-й пехотным дивизиям.

"Советские полки и дивизии, одержавшие славную победу, утром 29 ноября вступили в Ростов и продолжают стремительно преследовать врага, бегущего на запад", — говорилось в приказе.

В заключение Военный совет Юго-Западного направления поздравлял бойцов, командиров и политработников соединений и частей, одержавших крупную победу над фашистскими захватчиками, и выразил уверенность, что овеянные славой войска Южного фронта разгромят остатки противника и совместно со всей Красной Армией очистят советскую землю от фашистских полчищ.

Поздравительная телеграмма Верховного Главнокомандующего и приказ Военного совета направления вызвали огромное воодушевление в войсках. Но кое-кто оказался забытым. Явно незаслуженно обидели бойцов и командиров 37-й армии. Именно их героические действия в первую очередь принудили войска Клейста обратиться в бегство. А в приветствии Верховного Главнокомандующего отмечались лишь заслуги 9-й и 56-й армий. Главком признал, что действительно получилось нехорошо. Он немедленно продиктовал телеграмму на имя Сталина, в которой указал особые заслуги войск 37-й армии в разгроме Клейста и освобождении Ростова и просил отметить ее воинов.

Упущение было немедленно исправлено.

В ходе контрнаступления Южный фронт нанес врагу серьезный урон. Наши войска захватили 154 танка, 8 бронемашин, 244 орудия, 93 миномета, 1455 автомашин и другую боевую технику. Контрнаступление войск Южного фронта закончилось не только крупным поражением немецкой 1-й танковой армии и других войск группы армий "Юг". Оно сковало под Ростовом почти все силы этой группы армий и не позволило немецкому командованию за ее счет усилить свои войска, действовавшие под Москвой.

Весть о победе наших войск под Ростовом вызвала большую радость во всей стране. В адрес победителей шли бесчисленные приветствия как от трудящихся всех республик, так и воинов других армий.

Два направления удара: на Таганрог и Куйбышево
Попытка прорыва Миус - фронта
35-я и 56-я кавалерийские дивизии должны были после достижения стрелковыми дивизиями района Дьяково наступать из-за левого фланга 18-й армии в направлении Куйбышево, Артемовка с задачей действовать по ближайшим тылам 49-го немецкого горнострелкового корпуса и выходом на рубеж реки Крынка поддержать с запада 37-ю Как только наши наступающие войска займут рубеж Дьяково, Гринфельд, в сражение будет введен этот корпус, усиленный бригадой НКВД и танками, прямо в стыке 37-й и 18-й армий.

Задача этой подвижной группы — стремительно продвигаться строго на запад и ударом во фланг чистяковской группировке противника сковать ее и тем самым обеспечить наши наступающие войска от атак с запада. Кавалерийский корпус генерала Хоруна в составе 35-й и 56-й кавалерийских дивизий этого корпуса насчитывается всего три тысячи сабель, 87 пулеметов, 10 орудий и 80 минометов всех калибров...



Прорыв Миус – фронта в районе с. Куйбышево

Итоги контрнаступления Южного фронта

Контрнаступление Южного фронта силами 37-й армии генерала А. И. Лопатина, части сил 18-й армии генерала В. Я. Колпакчи (с 25 ноября этой армией командовал генерал Ф. В. Камков) и 9-й — генерала Ф. М. Харитонова закончилось поражением немецко-фашистских войск под Ростовом и освобождением города 29 ноября. Разгромленные части противника были отброшены на рубеж реки Миус. Войска Южного фронта сорвали план фашистского командования прорваться на Кавказ.

Разгром фашистских армий под Ростовом и Тихвином в условиях, когда гебельсовская пропаганда трубила на весь мир об уничтожении Красной Армии, явился серьезным моральным ударом для гитлеровских войск

Миусский рубеж приостановил наступление Красной Армии, спас дивизии армии Клейста от полного разгрома. Немцы усиленно стали укреплять оборону на правом берегу реки Миус. Противник на участке Ряженое - Приморка смог создать плацдарм.

В руках врага остался Таганрог. 10 декабря 1941 года боевые действия на Миусе затихли. Войска перешли к обороне, война ушла в землю.

Поражение фашистских войск под Ростовом чрезвычайно болезненно было воспринято в Берлине. Помимо большого военного значения (крушение фашистских планов на юге) оно нанесло гитлеровцам тяжелый моральный урон. Ведь это случилось именно в тот момент, когда они, напрягая последние силы, рвались к Москве и надеялись, что победа близка. И вдруг — разгром под Ростовом. Это событие, естественно, далеко не воодушевляющее подействовало на войска, продолжавшие атаки на Москву. Поражение потерпела 1-я танковая армия генерала Клейста — гордость фашистской военной машины. Эта армия опустошительным смерчем пронеслась по полям Польши, Бельгии, Франции, а затем по дорогам Балкан. Она вступила на землю Советской Украины в ореоле славы и могущества. Начав свой путь у Владимир-Волынского, она шла по Украине, оставляя за собой кровь и пепел. Немало ран нанесли ей войска Юго-Западного и Южного фронтов, но к Ростову эта танковая армада подошла все еще могучая и грозная. И вот впервые за всю историю ее существования она подверглась сокрушительному разгрому от войск, которые, судя по сообщениям фашистской пропаганды, уже не существовали.

В стане врага впервые с начала войны царило уныние. 30 ноября небезызвестный Гальдер записал в своем дневнике: "Отход 1-й танковой армии вызвал возбуждение у Гитлера. Он запретил отход армии на реку Миус, но это от него уже не зависело. Гитлер осыпал бранью главкома сухопутных войск. Главком после этого отдал приказ Рундштедту не отходить, но тот ответил, что выполнить приказ не может. Доложили Гитлеру. Тот вызвал Рундштедта..."

Нетрудно себе представить, как бесновался фюрер, столкнувшись с открытым неповиновением генералов. Западногерманский военный писатель Вальтер Герлитц так описывает вспыхнувшую среди фашистского верховного командования свару: "Через неделю пришлось отдать Ростов. Рундштедт потребовал отвода всей группы армий на Миус, с тем чтобы занять зимние оборонительные позиции. Но Гитлер запретил всякое отступление. Вопреки своему обыкновению, он лично в сопровождении Браухича и Гальдера прибыл в ставку Рундштедта в Полтаве. Когда он попытался обвинить Рундштедта в неудаче под Ростовом, старый фельдмаршал, который внешне выглядел образцом старинного прусского аристократа, холодно ответил, что ответственность за неудачи несет тот, кто отдал приказание осуществить эти операции, иными словами — Гитлер. Тот порывался кинуться на Рундштедта и сорвать с него рыцарский крест. С Браухичем случился сердечный припадок. Гитлер снял ряд видных генералов южной группы армий, в первую очередь командующего 17-й армией генерала пехоты фон Штюльпнагеля. Гитлер обрушился на него в страшном припадке ярости..."

В числе козлов отпущения оказался также один из старейших генералов германского вермахта — главнокомандующий группой армий "Юг" генерал-фельдмаршал Рундштедт, которого сменил командующий 6-й армией старая лиса фон Рейхенау.

В весьма щекотливом положении оказалась фашистская пропаганда. Ведь с 21 ноября она на всех перекрестках Епропы кричала о захвате Ростова и об уничтожении "армий Тимошенко". Теперь нужно было объяснить, как "уничтоженные" армии взяли обратно Ростов и побили хваленого танкового генерала Клейста.



Отход 56 Армии. (Июль 1942г)

Войска Южного фронта, понесшие значительные потери в Харьковской операции в мае 1942 года, полностью не были укомплектованы личным составом и боевым вооружением. Армии фронта и части фронтового подчинения были укомплектованы на 75-80 процентов и насчитывали около 350 тысяч человек.

С частями боевого обеспечения и тыла фронт имел более 450 тысяч воинов. Такими силами примерно располагал Южный фронт, когда 10-12 июля развернулись боевые действия в его полосе. Ставка включила в состав Южного фронта отошедшие 57, 28, 39 и 9-ю армии расформированного Юго-Западного фронта. Но это не улучшило положение войск фронта. Эти армии понесли значительные потери. Наши войска не смогли задержать продвижение мощных танковых и моторизованных группировок противника. Немецкие войска быстро продвигались вперед. В этих условиях Ставка Верховного Главнокомандования приказала войска Южного фронта отвести из Донбасса за Дон.

Здесь с Северо-Кавказским фронтом организовать прочную оборону по левому берегу Дона от Верхнекурмоярской до Маныча и по оборонительному рубежу, подготовленному на северных подступах к Ростову.

После отхода войск Южного фронта в ночь на 16 июля на указанный рубеж, широкий участок его обороны от Каменска-Шахтинского до Константиновки оказался неприкрытым, чем воспользовался противник, ринулся в образовавшуюся брешь и вышел к ростовскому укрепленному району. Создалась угроза окружения 56-й армии, оборонявшей рубеж Куйбышево-Матвеев Курган-Таганрог.


Повторное освобождение села Куйбышево
К малоизученным страницам истории Великой Отечественной войны относятся боевые действия на южном крыле советско-германского фронта, тесно связанные с по­пытками прорыва немецкого укрепленного рубежа на реке Миус. В течение декабря 1941 г. – июля 1943 гг. он неизменно останавливал наступавшие советские войска. Германское руководство рассматривало Миус-фронт как «новую восточную границу» Третьего рей­ха. Только в августе 1943 г. Красной армии удалось прорвать глубоко эшелонированную немецкую оборону, заплатив за это жизнями десятков тысяч бойцов и командиров – уро­женцев Приазовья, Донбасса, Кубани, Ставрополья, Кавказа. Поэтому неслучайно бои на Миус-фронте остаются в исторической памяти населения юга России и ряда сопредельных постсоветских государств как одни из самых кровопролитных сражений Великой Отече­ственной войны .

Однако в профессиональной историографии данной теме уделялось чрезвычайно мало внимания . Только в последние годы история Миус-фронта получила отражение в ряде публикаций . Тем не менее, в ней остается еще немало «белых пятен», во многом вследствие неудачных итогов ряда боевых операций, сопровождавшихся большими поте­рями советских войск. Командовавшие крупными воинскими соединениями на юге страны.

После разгрома вермахта под Сталинградом советские войска к середине февраля 1943 г. освободили восточную часть Донбасса. 14 февраля был вторично освобожден Ростов-на- Дону. Вновь возглавивший Южный фронт генерал-полковник Р.Я. Малиновский приказал продолжить наступление, рассчитывая захватить плацдарм на правом берегу Миуса для полного освобождения Донбасса и выхода к Днепру. Во второй половине февраля – на­чале марта 1943 г. части Южного фронта, пополненные жителями освобожденных сел и станиц, продолжали попытки штурма миусских рубежей. Только из Ростовской области в это время было призвано 77,8 тыс. чел. [14]. Но все эти атаки не принесли успеха. Со­ветские войска в этих боях потеряли 29,9 тыс. чел., противник – 16,4 тыс. чел. [15].

Весной-летом 1943 г. вермахт продолжал укреплять свои позиции на Миус-фронте, превратившемся в мощный оборонительный рубеж длиной в 104 км, отвечавший всем требованиям того времени. Система обороны включала управляемые и «мертвые» мин­ные поля шириной до 200 м, проволочные заграждения, цепи дотов, дзотов, стальных передвижных дотов («крабов»), блиндажей, пулеметных гнезд. Существенное значение в организации немецкой обороны имела система пристрелянного артиллерийского, ми­нометного и пулеметного огня. При этом умело использовались господствующие высоты, включая главную среди них – курган Саур-Могилу (277,9 м), благодаря чему противник имел великолепный обзор. С прибрежных холмов на десятки километров просматрива­лись советские позиции. Укрывшись в хорошо оборудованных дотах, дзотах и подземных сборных металлических бункерах, солдаты вермахта могли без труда простреливать весь левый берег. Блиндажи и убежища имели накаты из 6-8 бревен, сверху их защищала зем­ляная насыпь до 1,5 м, а вместо бревен часто использовались рельсы и железные трубы. Часть бронеколпаков для дотов была привезена непосредственно из Германии. В среднем на 1 кв. км линии фронта приходилось до 20–30 оборонительных сооружений, около 1,8 тыс. мин. Общая длина линий окопов, траншей, противотанковых рвов на Миус-фронте превышала расстояние от него до Берлина — 2540 км.

По глубоким траншеям позади первой линии постоянно курсировали грузовые автомашины с установленными на них минометами и пулеметами. Такие «кочующие» средства ведения огня не имели постоянной дислокации, и поэтому их было трудно за­сечь советской разведке. За ними находились закопанные в землю танки, выступавшие дополнительным средством огневой поддержки. Оборону дополняли эскарпы на линии железной дороги, противотанковые рвы. Минные поля защищали подступы к побережью с суши, с моря его охраняли немецкие бронекатера.

Миус-фронт стал первой и главной оборонительной линией, призванной закрепить Донбасс и Крым за Третьим рейхом. Вторая линия обороны проходила по правым берегам рек Крынка и Мокрый Еланчик, третья линия обороны — по правому берегу реки Каль­миус, к востоку от Сталино, Макеевки и Горловки. Всего для обороны была задействовано около 800 населенных пунктов в полосе 45–50 км. По степени неприступности, плотности огня и боевых порядков Миус-фронт вполне сопоставим с такими широко известными оборонительными комплексами, как финская «линия Маннергейма» или французская «линия Мажино» и даже превосходит их по отдельным показателям.

5-я армия генерал-лейтенанта В.Д.Цветаева с тяжелыми боями медленно продвигалась вперед к Миусу, к Куйбышево. Остались позади Барило-Крепинская, Аграфеновка, Миллерово. Армия состояла из четырех стрелковых дивизий. Они, ведя непрерывные наступательные бои в течение почти двух месяцев, понесли потери, и к середине февраля оказались малочисленными. В четырех дивизиях насчитывалось около 14 тысяч человек. Это штатный состав одной стрелковой дивизии. В составе армии находился и 3-й гвардейский кавалерийский корпус. Его части сдерживали бешеный натиск гитлеровцев у Сталинграда. 19 ноября 1942 года, когда началось контрнаступление наших войск, через ряды стрелковых дивизий 21-й армии в прорыв ринулись 5-я и 6-я гвардейские кавдивизии под командованием полковников П.П. Брикеля и Н.С. Чепуркина и 32-я кавдивизия червоного казачества генерал-майора В.Ф. Чудесова. От удара гвардейцев таяли вражеские ряды. Отбивая ожесточенные атаки врага, конники шли вперед, выполняя задачу по завершению окружения группы Паулюса. От Клетской до Миуса пролегал боевой путь кавалеристов. Они освободили от врага более 100 населенных пунктов. В 5-й ударной армии кавкорпус представлял важную подвижную силу. В нем к 15 февраля насчитывалось около тринадцати тысяч бойцов и командиров, хотя и это было значительно меньше, чем предусматривалось штатом. Части корпуса получили задачу к исходу дня 18 февраля выйти на Миус. В районе Куйбышево захватить плацдарм на западном берегу реки и удержать его до прихода главных сил. 16 февраля утром наши части овладели Власово-Буртовкой, Лысогоркой, Денисово-Алексеевкой, Русско-Лютиновым и другими населенными пунктами Куйбышевского района. 315-я стрелковая дивизия развернула бой за Криничный Луг. 40-я гвардейская дивизия наступала на Ново-Спасовку. 17 февраля шел бой за взятие Кумшатского, Равнололье. 18 февраля, заняв населенные пункты Новая Надежда (Куйбышевского района) и Октябрьский (Украина), полки 32-й кавдивизии продвигались к Куйбышево. Гитлеровцы оказывали-упорное сопротивление, обрушивая на конников тысячи снарядов, мин и бомб. Но эскадроны шли вперед. Взяты населенные пункты Воздвиженка, 2-й Отрубной (5 км. от Куйбышево). Бой разгорелся на широком фронте. Справа от 32-й дивизии стали выдвигаться части 5-б-й гвардейских кавдивизии. Шли жаркие схватки и слева. Подошедшая сюда наша пехота, преодолевая заграждения, продвигалась к обрывистым берегам Миуса. Созданные заблаговременно противником инженерные укрепления затрудняли наступление наших войск. Во второй половине дня 18 февраля кавкорпус всеми своими силами атаковал село Куйбышево. Разгорелся упорный бой, который продолжался и 19 февраля. Противник отступил, понеся значительные потери убитыми, ранеными и пленными. Наши части заняли оборону на восточном берегу реки Миус, на рубеже Крепаки - западная окраина с.Куйбышево.

При взятии с. Куйбышево, в боях по захвату плацдарма на западном берегу Миуса многие воины сражались самоотверженно. В своих воспоминаниях участники боев - офицеры 3-го гв. кавкорпуса К.И. Крутиков и А.В. Шуньков отмечали, что сержант Азамат Бежиев из 121-го кавполка ночью с группой разведчиков скрытно перебрался на западный берег реки. Разведчики подкрались к пулемету, сняли часового, уничтожив двух солдат, захватили в плен пулеметчика. Ценные сведения о расположении огневых точек в глубине вражеской обороны достал разведчик сержант Николай Марков. Командир орудия мл. сержант А.Морозов из 197-го кавполка был ранен, но категорически отказался идти в госпиталь, продолжая командовать своим расчетом. Автоматчики 121-го кавполка под командованием старшего лейтенанта А.Зайцева первыми преодолели реку перебрались на противоположный берег и открыли огонь по врагу. Их смелые и рассчитанные действия обеспечили переправу других подразделений полка.

Командир эскадрона 22-го кавполка 5-й дивизии капитан Якубенко повел в стремительную атаку конников, ошеломив вражеских солдат. Они не выдержали натиска, оставили первые траншеи и отступили в глубь обороны. Отважно действовали санинструкторы Анна Шаленко и Мария Остратенко- они под ураганным огнем выносили с поля раненых, вовремя оказывали им первую медицинскую помощь. В течение второй половины февраля и начала марта части 3-го гв. кавкорпуса пытались прорвать оборону противника, захватить плацдарм, овладеть господствующими высотами на западном берегу. Но они не принесли успеха.

Командир корпуса генерал-майор Н.С. Осликовский изо дня в день давал командирам частей указания во что бы то ни стало атаковать противника. 22 февраля частям 32-й кавдивизии была поставлена задача: овладеть Ольховчиком. Продвижение конников противник задержал. Части 6-й кавдивизии 25 февраля утром наступали в районе севернее Крепаки. Понеся потери, они отошли назад. В этот день гвардейцы предприняли еще две атаки. Результата они не принесли. Были убиты 44 и ранены 78 человек. Не удалось наступление и в районе Ново-Бахмутского, в направлении балка Холодная. 6-я кавдивизия потеряла 94 человека убитыми и ранеными, 32-я - 70. Противник продолжал упорно удерживать высоты западнее Скелянского, балка Холодная. 6 марта кавкорпус сдал свои оборонительные участки и был выведен на пополнение. Прорвать фронт на рубеже реки Миус, встретив ожесточенное сопоотивление, не смогли и другие соединения 5-й ударной армии с 8 марта 1943 года они перешли к активной обороне на рубеже Куйбышево, Русское, Ясиновский.


Из летописи минувшей войны мы знаем, что в феврале 1943 года войска Южного фронта освободили от немецко-фашистских захватчиков Ростов и большую часть донской земли. Освобождение Таганрога и юго-западной части Ростовской области произошли позже в августовских боях. Гитлеровское командование укрепило свои позиции на Миус-фронте мощными фортификационными сооружениями. Их особенность было почти полное отсутствие ходов сообщения в глубину обороны. Это делало невозможным отход войск и вынуждало фашистов сопротивляться до конца. Гитлеровская пропаганда пыталась внушить миру мысль о прочности и непреодолимости этого рубежа. Здесь, на Миусе, фашисты надеялись взять реванш за разгром под Сталинградом . Отступая, фашисты стремились как можно быстрее отвести свои войска за реку Миус. Немецкое командование рассчитывало на этом рубеже остановить наступление войск Южного фронта, которым командовал со 2 февраля 1943 года генерал-лейтенант

Р.Я. Малиновский. На реке Миус немецко-фашистское командование располагало мощной системой оборонительных сооружений, построенных еще в 1941–1942 годах. На всех высотах по правому берегу гитлеровцы построили большое количество дотов, дзотов, установили минные поля и проволочные заграждения. Всю эту мощную оборонительную линию, которую предстояло прорвать войскам 2-й гвардейской армии, фашисты назвали «Миус-фронтом». Этот «фронт» прикрывал южные районы Донбасса. Фашисты отдавали себе отчет в том, что если они не удержат позиций «Миус-фронта», им придется отступать по степным просторам до самого Днепра. Вот почему противник решил любой ценой удержать этот рубеж.


Оборону на Миусском рубеже держала 6-я немецкая армия, воссозданная по приказу Гитлера вместо разбитой и плененной под Сталинградом армии Паулюса. Гитлер назвал ее «Армией мстителей». Генерал-фельдмаршал фон Манштейн писал: «Донбасс играл существенную роль в оперативных замыслах Гитлера. Он считал, что от овладения этой территорией, расположенной между Азовским морем и низовьями Днепра, простирающейся на запад (примерно по линии Мариуполь — Красноармейское — Изюм. — Авт.), будет зависеть ход войны. Гитлер утверждал, что без запасов угля этого района мы не сможем выдержать войну в экономическом отношении».

Не допуская мысли об оставлении Донбасса, Гитлер в марте 1943 года специально прилетел в Запорожье в штаб группы армий «Юг» и потребовал от Манштейна и его генералов не отдавать Донбасс даже временно.

Однако планам и мечтам фашистского командования не суждено было сбыться.

Тема миусских сражений, жестоких боёв в 1941-1943 годах на Куйбышевской земле, героизм русских солдат разных родов войск, их командиров, патриотизм местных жителей в период оккупации, одна из важнейших тем в нашей работе. В дни освобождения сёл района от немецко-фашистских захватчиков в библиотеках района проходят часы мужества, беседы, экскурсии в музеи к экспонатам Великой отечественной, обновляются книжные выставки.



Каталог: IKT
IKT -> Системы счисления
IKT -> Подпрограмма формирования универсальных учебных действий: икт-компетентность обучающихся
IKT -> Радио и его изобретатель. Принципы радиосвязи
IKT -> Основные потребительские характеристики регулируемых работ (услуг) в аэропортах и их соответствии государственным и иным утвержденным стандартам качества
IKT -> Тест 12. “Крылатые слова” и информатика
IKT -> Вопросы для экзамена (1) Gimp. Анимация слоев. Gimp. Подсветка текста. Gimp. Эффект тени
IKT -> Информационные технологии и управление образованием. Комплекс арм аш – "Районо"
IKT -> Путешествие во времени: от абака к современному компьютеру
IKT -> Отчет по курсам повышения квалификации «Формирование икт компетентности педагогов на основе внедрения системы электронного обучения»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница