Военная психология: методология, теория, практика Учебно-методическое пособие


§1.4. Социально-психологические проблемы военной психологии



страница5/30
Дата05.03.2016
Размер5.36 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

§1.4. Социально-психологические проблемы военной психологии


Повседневные задачи, решаемые военными специалистами (руководителями, педагогами, войсковыми психологами и др.) требуют от них понимания закономерностей проявления и формирования психологии личности военнослужащего и воинских коллективов в условиях различных видов воинской деятельности. Эти закономерности и являются предметом военной психологии как отрасли психологической науки.

Понимая условия возникновения и механизмы проявления тех или иных психических процессов, состояний и свойств у военнослужащих, практик может управлять ими. То есть - учитывать эти закономерности в своей работе, целенаправленно формировать и развивать у воинов необходимые для службы и боя качества, а также корректировать их в случае необходимости.

Важнейшей характеристикой жизнедеятельности военнослужащих является то, что она протекает в форме военно-социального взаимодействия. Это означает, что практически любые действия, повседневная жизнь и служба, различные виды боевой деятельности военнослужащих осуществляются как процессы их взаимодействия. Социальное взаимодействие военнослужащих (их гpупп) побуждается индивидуальными, гpупповыми и общественными потpебностями жизнедеятельности. Эти потребности удовлетвоpяются в pамках основных форм взаимодействия - общения и совместной деятельности. Если брать человеческое общество в целом и частности, то именно благодаря общению и совместной деятельности производятся условия жизни и сами индивиды, обеспечивается их взаимопонимание и согласуются отдельные действия, формируются общности - большие и малые социальные группы. Особый тип взаимодействия - это противодействие, борьба, социальные конфликты, в том числе и военные.

Человек является одновременно и продуктом, и активным участником, субъектом социального взаимодействия. Поэтому, процесс осознавания самого себя членом общества или какой-либо группы, есть, фактически, тоже процесс социального взаимодействия. Человек способен сам себя осудить или похвалить, в зависимости от ситуации заставить изменить свое поведение, побудить к совершению социальных действий - поступков или преступлений. В таком случае индивид является одновременно и субъектом, и объектом взаимодействия. А социальное взаимодействие тогда принимает форму рефлексии - т.е. осознавания личностью себя как общественным существом. Рефлексия, по сути, это общение человека с самим собой.

Процессы социального взаимодействия сопровождаются возникновением особых явлений - различных состояний, свойств и образований, в которых отражаются особенности психики человека, его сознания и бессознательного как продуктов жизни индивида в обществе. Самое распространенное явление - это изменение индивидуальной психологии в общении. В одной ситуации человек смел, агрессивен, в другой - труслив или застенчив. Иногда для такого изменения достаточно простого присутствия других, их наблюдения за действиями человека. Психологами было давно замечено, что при взаимодействии с другими людьми человек может выдерживать более сильные неприятные ощущения, например, болевые. Hа глазах у зрителей спортсмены показывают более высокие результаты (эффект «фасилитации» - облегчения). Вместе с тем, оказывается, индивидуальный вклад в совместную деятельность пропорционально уменьшается при увеличении числа участников. Причем, субъективно это может самими участниками и не осознаваться. Группа может заставить своего члена, избегающего конфликтов или позиции «белой вороны» изменить свою точку зрения даже на вполне очевидные вещи (эффект «конформности"). К подобным явлениям, сопровождающим и, что важно отметить, регулирующим социальное взаимодействие, могут быть отнесены: процессы взаимовосприятия, взаимовлияния, взаимоотношения различного типа - симпатия, антипатия, лидерство, слухи, мода, традиции, паника и т.д. Такие явления, сопровождающие человеческую жизнь, интуитивно или осознанно всегда учитывались людьми в целях более успешного общения и совместной деятельности. Эти феномены, возникающие в социальном взаимодействия и называются социально-психологическими явлениями.

Социально-психологическими явлениями являются ситуативные проявления личностью тех или иных свойств и качеств: бескорыстия или трусости, авторитарного стиля руководства или социальной пассивности. В этот же круг явлений входят и относительно стабильные, и динамичные особенности воинского коллектива как малой социальной группы - его морально-психологический климат, уровень сплоченности, групповые настроения, традиции и т.п.

Социальная психология - это отрасль психологии, изучающая закономерности социально-психологических явлений, т.е. особенности психической регуляции поведения, общения и деятельности людей, обусловленные ситуациями их социального взаимодействия, фактом включения индивидов в большие и малые социальные группы. Отдельными сторонами предмета социальной психологии, таким образом, являются:

1. Социально-психологические характеристики, закономерности, механизмы процессов совместной деятельности и общения людей, особенности обмена информацией, взаимного восприятия и понимания, воздействия людей друг на друга в ситуациях взаимодействия.

Для социально-психологического подхода, в отличие от общепсихологического, характерно отчетливое понимание обусловленности поведения человека, его личностных характеристик конкретной ситуацией взаимодействия: ролями, которые исполняют участники, нормами общения и деятельности, социокультурным, историческим фоном, и даже пространственно-временными параметрами (где и когда происходит взаимодействие). Важнейшими социально-психологическими механизмами возникновения социальности, то есть свойств общности и взаимопонимания людей являются процессы подражания, внушения, заражения, убеждения.

2. Закономерности социально-психологических явлений на уровне существования больших социальных групп, общества в целом как системы с определенной социальной структурой.

Это - так называемые «массовидные» социально-психологические явления, возникающие в сфере общественной психологии как составной части общественного сознания, а также специфические характеристики каждой из больших социальных групп. К ним относятся, например, классовые и этнопсихологические особенности, нравы, обычаи и привычки различных больших социальных (национальных, классовых, возрастных, профессиональных групп). Особый интерес представляют особенности поведения толпы и неорганизованной массы людей. Соответственно, различаются отдельные предметные области социальной психологии: этнопсихология, психология классов и социальных слоев, психология профессиональных групп, а также - психология политики, религии, искусства и других форм общественного сознания.

Таким образом, можно сказать, что социальную психологию интересует то, каким образом в межличностных отношениях людей проявляются отношения общественные и наоборот - как психология людей влияет на общественную жизнь: экономику, политику, межнациональные отношения, искусство и т.д.

3. Групповые социально-психологические явления. При этом интерес социально-психологического исследования малой группы составляют процессы группообразования, групповой динамики и структуры, образования целей, межличностных отношений, ролей, процессы лидерства и руководства в малой группе.

4. Социально-психологические особенности личности, механизмы социализации индивида и психической регуляции его социального поведения.

Предметом социально психологического анализа становится при этом структура мотивации социального поведения, социальных установок и ценностных ориентаций личности, действие психологических защитных механизмов в процессе общения. Особый интерес представляют относительно устойчивые и ситуативные социально-психологические характеристики личности - ее социально-типичные и индивидуально-своеобразные особенности, проявляющиеся во взаимодействии с другими людьми - стили общения и различных форм социальной деятельности (например - организационно-управленческой) или ролевого поведения.

Таким образом, предмет социальной психологии - это структурно-динамические особенности и закономерности психологических явлений, возникающих в процессе общественного взаимодействия, то есть в ситуациях общения и совместной деятельности людей, а также обоснованные способы управления этими явлениями. Эти явления, в форме социально-психологических процессов, состояний и свойств больших и малых групп, а также отдельной личности побуждают, регулируют и отражают социальное взаимодействие.

Военно-социальное взаимодействие имеет свою специфику, обусловленную его стратегической нацеленностью на вооруженную борьбу с противостоящим противником в условиях экстремальных ситуаций современного боя.

Г.А.Давыдовым (1988) определены существенные особенности социального взаимодействия военнослужащих. К ним относятся:



  • его политическая определенность (Вооруженные Силы являются элементом политической структуры общества);

  • идейная направленность (определенность морально-ценностных регуляторов воинской деятельности);

  • техническая вооруженность;

  • организованность;

  • вынужденность и нормированность;

  • разнородность взаимодействующих индивидов (социальная, психофизиологи-ческая и т.п.);

  • дискретность (асимметричность субординационных отношений);

  • краткосрочность (изменение участников взаимодействия);

  • расстраиваемость (трудные, экстремальные условия).

В рамках военно-социального взаимодействия возникает целый ряд явлений, которые в качестве научно-теоретических проблем рассматривает военная психология как особая отрасль психологической науки. Только понимая механизмы этих специфических социально-психологических явлений, военный психолог может принять обоснованное профессиональное решение, оказать действенную помощь военнослужащему офицеру-руководителю, молодому воину, испытывающему трудности адаптации к воинской службе.

Военные руководители всегда были вынуждены так или иначе учитывать особенности социально-психологических явлений, возникающих в рамках воинской деятельности и общении военнослужащих.

Hапример, еще в 5 веке до нашей эры в древнекитайском военном трактате Сунь Цзи отмечалось:» Война - это путь обмана...Вот дело полководца: он должен сам быть всегда спокоен и этим непроницаем для других; он должен сам быть дисциплинирован и этим держать в порядке других. Он должен уметь вводить в заблуждение своих офицеров и солдат и не допускать, чтобы они что-либо знали. Он должен менять свои замыслы и изменять свои планы и не допускать, чтобы о них догадывались...» Так тогда понималась стратегическая роль социально-психологического противодействия в условиях войны.

Александр Македонский, ученик великого Аристотеля (первого ученого-психолога) также учитывал влияние социально-психологического фактора в бою. Hапример, бегущая толпа отступающих заразила большинство воинов противника в битве при Арбелах, когда войском Александра специально были атакованы наименее стойкие части союзников Дария. Моральный дух этих наемников был заведомо слабее. Греческие историки неоднократно описывали разрушительную роль слухов, последствий паники в процессе военных действий. Тот же Македонский, видимо, также хорошо понимал и внушающее влияние своего поведения на подчиненных, когда в пустыне вылил из фляги предложенную ему драгоценную воду, демонстрируя свою общность с простыми воинами, страдавших от жажды. Его удивительная память сохраняла имена большинства из них, что еще больше усиливало авторитет полководца.

Знаменитый Hаполеон Бонапарт был замечательным социальным психологом-практиком, умело использовавшим ораторское воздействие на воинов. «Кто не умеет говоpить, каpьеpы не сделает", - считал полководец. Многие другие его высказывания фиксируют социально-психологические закономерности военного руководства ("В ранце каждого солдата лежит маршальский жезл", «Hа войне моральный фактор относится к физическому, как 3:1» и т.п.) H.Коупленд в своей известной книге «Психология и солдат", вспоминает знаменитый случай, когда Hаполеон вместо того, чтобы расстрелять уснувшего на посту солдата, сам встал на пост, зная, что слух об этом только укрепит его психологическую власть.

В современных войнах роль социально-психологического фактора в обеспечении успеха боевых действий войск осознается, как правило, и политиками, и военными руководителями. Без информационного обеспечения, подготовки и регулирования общественного мнения, всегда существует опасность неверного понимания смысла тех или иных военно-стратегических действий как подчиненными, так и гражданским населением. Как результат - снижение морального духа тех и других. Социальная апатия, возникающая после неудачной военной кампании или поражения в войне - это тоже социально-психологическое явление, возникающее в результате взаимодействия военнослужащих и гражданских лиц друг с другом, иногда - из-за мощного влияния средств массовой информации.

Таким образом, как познавательные, так и прикладные задачи военной психологии связаны с решением проблем, традиционно относимых к предмету социальной психологии. К основным социально-психологическим проблемам, являющимся значимыми для военных психологов и других руководителей можно отнести следующие:

Роль морально-психологического фактора в повышении боевой готовности и эффективности боевой деятельности войск и отдельных военнослужащих.

Военный руководитель, стиль его деятельности и общения, условия эффективности влияния на подчиненных.

Социально-психологические массовидные явления в боевых условиях (паника, сплоченность воинских коллективов).

Способы эффективного влияния на моральный дух, психологическое состояние противника и население, методы психологической войны.

Социально-психологическая характеристика личности военнослужащего, обусловленная его социально-демографическими, национальными, возрастными, половыми, профессиональными, социально-классовыми и т.п. особенностями.

Социально-психологическая характеристика воинских коллективов (подразделений, экипажей, караулов и т.п.) как малых социальных групп.

Состояние взаимоотношений в подразделении как малой группе, их оптимизация. Конфликты в общении военнослужащих, способы их предупреждения и разрешения.

Социально-психологическая адаптация военнослужащих, как процесс их приспособления к специфике нового для них социального статуса военнослужащего, вхождения в конкретный воинский коллектив.

Социально-психологические факторы эффективности совместной воинской деятельности - условия совместимости и срабатываемости военнослужащих, требования к служебной коммуникации и др.

Особенности военно-социального взаимодействия в конкретных условиях существующей политической, экономической и социокультурной ситуации приводят к ряду практических социально-психологических проблем. Они вызывают более или менее острые затруднения в рамках воинской деятельности (организационно-управленческой, повседневной служебной и боевой совместной деятельности, межгруппового взаимодействия Вооруженных Сил и других социальных групп в обществе). При этом социально-психологические проблемы Вооруженных Сил проявляются как результат противоречий, обусловленных не только содержанием современного политико-экономического переходного периода в стране, но и трудностями реформирования армии и флота. К таким прикладным проблемам можно отнести личностные и коллективно-групповые проблемы.

К личностным относятся проблемы, ухудшающие социальное развитие военнослужащих, их нравственное и психическое здоровье, самочувствие и, следовательно, боевые возможности воинов. Это, как правило, трудности индивидуальной социально-психологической адаптации к службе и межличностным отношениям в новом коллективе, негативные социальные последствия участия военнослужащих в боевых действиях и экстремальных ситуациях (их источник - психологические травмы, посттравматические стрессовые расстройства, сопровождающиеся затруднениями в контактах с окружающими, разладе с самим собой). В результате личность военнослужащего деформируется как в нравственном, так и психологическом планах. В содержательном отношении это переживается воином как состояние неудовлетворенности значимых потребностей, как чувство безысходности, растерянности, тревоги, страдания, потери смысла жизни. Проявляются такие деформации в виде частых конфликтов с окружающими или же в отклоняющемся социальном поведении (алкоголизм и наркомания, сексуальные девиации, суицидальное поведение). Возможна и моральная деградация личности. С ней связаны случаи предательства, мародерства, воровства, уклонения от службы и дезертирства.

К коллективно-групповым проблемам относятся противоречия, вызванные нарушением внутриколлективных (деловых, моральных, личных) связей между воинами и их группами. При этом наблюдается преимущественный выбор ложных асоциальных и антиармейских групповых ориентиров, распад позитивных ценностей коллективизма. Разобщенность военнослужащих, выражающаяся в бытовых текущих конфликтах и порожденная различными формами психологической несовместимости (мотивационно-ценностной, морально-идеологической и психофизиологической), приводит к ухудшению коммуникации в процессе совместной воинской деятельности.

Личностные и коллективно-групповые проблемы проявляются в образовании социально-деятельностных проблем, присущих процессам совместной служебной, учебно-боевой и боевой деятельностей. В связи с этим снижается их эффективность, возникают ошибки и аварии, совершаются проступки и преступления в ситуациях боевого дежурства, выполнения служебно-боевых задач. Важнейшей комплексной социально-деятельностной проблемой является падение уровня престижности воинского труда, приводящее к трудности военно-профессиональной ориентации молодежи.

Решение практических социально-психологических проблем может быть определено как социально-психологическая работа. Ее основной целью является оптимизация морально-психологического состояния военнослужащих и воинских коллективов, его поддержание на уровне, обеспечивающем эффективную воинскую деятельность.

Как уже отмечалось, в отношении воинских коллективов (как, впрочем, и в отношении отдельного военнослужащего) военный психолог-практик (или руководитель) осуществляет свою социально-психологическую работу на двух уровнях - понимания психологических явлений и управления ими. Hа каждом уровне выделяются задачи, отличающиеся особенным предметным содержанием и требующие специфических методологических и практико-методических средств, профессиональной компетентности и культуры. Только умея выделить из жизни и тщательно описать социально-психологические явления, изучив и объяснив их механизмы, можно дать правильный прогноз, сформулировать эффективные практические рекомендации, которые могут быть учтены другими практиками в рамках социально-психологического управления. Для самого психолога-практика важнейшими формами социально-психологической работы кроме того являются диагностика личности и воинского коллектива, социально-психологическое консультирование, элементы формирующей, развивающей психокоррекции, например, в виде социально-психологического тренинга делового и личного общения военнослужащих.

Таким образом, исследуя и объясняя закономерности явлений, возникающих в рамках индивидуальной и совместной воинской деятельности, военная психология вынуждена обращаться к категориальному аппарату и концепциям социальной психологии общения, личности, больших и малых социальных групп. При этом, общим объектом данных отраслей психологической науки является социальное взаимодействие людей в форме военно-социального взаимодействия.

Глубокое понимание механизмов социально-психологических явлений в жизни воинских коллективов и отдельных военнослужащих является основой для успешной практической деятельности военных специалистов. И прежде всего - войсковых психологов.


§ 1.5. Возрастная психология как составляющая методологических основ военной психологии


Возрастная психология являясь отраслью психологической науки, изучает закономерности психического развития и особенности формирования личности на различных этапах онтогенеза человека от рождения до старости. Возрастная психология оформилась в самостоятельную область знания в конце прошлого столетия как детская психология и долгое время ограничивалась изучением психического развития ребенка. Однако, запросы современного общества и логика науки выдвинули необходимость более полного анализа онтогенетических процессов. В настоящее время разделами возрастной психологии являются: детская психология, психология юности, психология зрелого возраста, психология старости (геронтопсихология), что соответствует этапам общепринятой периодизации психического развития человека (детство, юность, зрелость, старость). Стремясь к раскрытию психологического содержания этих последовательных этапов онтогенеза, возрастная психология исследует возрастную динамику и ведущие факторы развития психических процессов и свойств личности. Важнейшие теоретические положения возрастной психологии основываются на работах Л.С.Выготского, Б.Г.Ананьева, Д.Б.Эльконина, Ж.Пиаже, З.Фрейда, Ш.Бюлер, Э.Эриксона и др. К числу основных проблем возрастной психологии относятся: кризисы возрастного развития, психологические особенности возрастных периодов, движущие силы и возрастные возможности личностного развития, соотношение врожденных и в ходе жизнедеятельности приобретенных качеств индивида и др.

Для изучения типологических закономерностей возрастных групп широко используются общепринятые психодиагностические методы (наблюдение, тестирование, анкетирование, анализ результатов деятельности). Особенностью применения констатирующей стратегии в исследованиях по возрастной психологии является применение «поперечных» и «продольных» срезов. Возрастные (поперечные) срезы позволяют сравнивать между собой характеристики различных возрастных выборок. Лонгитюдные (продольные) исследования дают возможность прослеживать изменения каких-либо психологических свойств на одной и той же выборке в течение длительного периода. Наряду с этим, важную роль в системе методов возрастной психологии, выполняет реализация формирующей стратегии, позволяющей осуществить направленное воздействие на определенные свойства или стороны психического развития субъекта: активный формирующий эксперимент, обучающие и моделирующие методы.

Изучая психическую деятельность и поведение развивающегося человека и являясь в значительной мере прикладной отраслью, возрастная психология решает важные практические задачи. Среди важнейших из них можно выделить:

- разработка приемов, методов и форм обеспечения полноценного психологического развития человека на различных этапах жизненного пути, особенно в детстве и юношестве;

- поиск наиболее оптимальных условий и способов организации деятельности и общения с учетом типологических закономерностей возрастных периодов;

- оказание психологической помощи и поддержки в период возрастных кризисов.

Для военной психологи решение этих задач возрастной психологией может составить научно-методологическое основание для разработки собственных предметных проблем. Приобретя в 50-60 гг. самостоятельный статус, отечественная, военная психология во многом базировалась на имевшихся в то время наработках в различных отраслях психологической науки, в том числе и возрастной психологии. Так, понимание типологического в структуре личности военнослужащего опиралось на признание роли конкретно-исторических условий, в которых происходило становление и психическое развитие юноши до службы в Вооруженных силах, характера воспитания, деятельности и общения, а также наследственности, значительно предопределяющей личностный профиль. Ведущая деятельность воина рассматривалась как главная движущая сила развития его личности и основная детерминанта мотивационной сферы. Знание типологических закономерностей призывного возраста позволило психологически обосновать методы и средства боевой подготовки личного состава. Учет возрастных особенностей и возможностей военнослужащих был положен в основу профессионально-психологического отбора и рационального распределения по воинским специальностям.

Современное состояние военной психологии и расширение диапазона решаемых ею задач придают особую остроту методологическому осмыслению ее понятийных средств, объяснительных принципов и методических процедур. Расширяющиеся контакты военной психологии с другими отраслями психологической науки обогащают ее новыми идеями и подходами, развивающими ее содержание и открывающими новые перспективы ее развития.

Возрастная психология, получившая в последнее время новый импульс в своем развитии, в том числе и в связи с появлением нового научного направления - акмеологии (совершенствование психологической и профессиональной зрелости), представляет интерес для военного психолога по целому ряду существенных проблем, требующих разрешения в рамках военной психологии.

1. Важнейшей из них является раскрытие закономерностей, управляющих поведением и действиями воинов в обстановке боевой учебы, службы и боевой деятельности. Знание динамики возрастного развития и некоторых специфических закономерностей проявления мотивации личности в том или ином возрасте может оказать здесь существенную помощь. Например, учет в психологическом изучении личности военнослужащего срочной службы особенностей переходного периода от юности к взрослости (18-20 лет), требует понимания того, что на этом этапе решающее значение в жизненном самоопределении имеет переход от зависимости от родителей к самостоятельности. Этот фактор значительно детерминирует мотивационную сферу молодого человека. Едва преодолев противоречия и трудности «подросткового кризиса", сопровождающегося в своем стремлении к свободе самовыражения конфликтами со взрослыми, нарочитостью поведения, игнорированием замечаний и другими элементами асоциального поведения, оказавшись в армии молодой воин вновь попадает под всестороннюю опеку и контроль командиров. Может возникнуть внутренний конфликт и сработать психологическая защита личности в форме регрессии, т.е. психологического возврата в подростковый период с характерной демонстративностью, непредсказуемостью, замкнутостью и т.д. Совершаемые при этом проступки, нарушения порядка подчиненности внешне достаточно злостные, могут по сути являться проявлением защитной реакции подросткового типа. В этом случае важно понять молодого воина, помочь ему осознать свою значимость и проявить ответственность как вооруженного защитника родины, создать условия для реализации стремления к самостоятельному принятию решений, что ускорит адаптационный процесс. Попытки же изменить поведения воина силовыми методами, ужесточением контроля углубляет внутренний конфликт и значительно осложняет положение воина. На этом примере мы рассмотрели проявление лишь одной возрастной закономерности переходного периода - стремление личности к самостоятельности, самоутверждению и самовыражению. Возрастная психология, таким образом, дает ключи к пониманию существенных мотивационно-поведенческих детерминант воинов.

Поэтому изучение личности офицера предполагает учет типологических особенностей ранней (21-25 лет), средней (25-40 лет) и поздней (40-55 лет) взрослости. Для каждого возрастного периода характерны свои кризисные «пики", переживание которых значительно влияет на все личностные проявления военнослужащего.



2. В настоящее время в обществе и в армии серьезно дискутируется проблема определения места и роли Вооруженных Сил как института воспитания подрастающего поколения. Поднимаются вопросы является ли в действительности армейская служба «школой жизни» или же в армии происходит задержка психического развития, а в личности культивируется жестокость и ограниченность? Военная психология призвана исследовать эту проблематику и объективно обосновывать происходящие социально-психологические процессы. Одно из методологических положений, позволяющих дать научно обоснованные ответы на подобные вопросы, разработано в рамках возрастной психологии и основано на понимании движущих сил развития личности. В отечественной науке утвердилось представление о ведущей деятельности как основном факторе личностного развития. Оно «находит свое выражение в изменении мотивации деятельности: прежние мотивы теряют свою побудительную силу, рождаются новые мотивы, приводящие к переосмыслению его прежних действий. Та деятельность, которая прежде играла ведущую роль, начинает себя изживать и отодвигаться на второй план. Возникает новая ведущая деятельность, а вместе с ней и новая стадия развития».34

В настоящее время складывается четкое понимание того, что наряду с ведущей деятельностью, развитие детерминируется множеством факторов. Поэтому надо искать объяснительные принципы движущих сил развития личности военнослужащего и в биологическом созревании, развертывающем генетически заложенные программы, и в реакции неосозноваемых влечений, и в системах воспитания и научения и т.д. Человеческая индивидуальность представляет собой не только продукт, но и субъект своего развития. Познание ее подлинной сущности и причинности требует всестороннего рассмотрения, с позиций различных концепций и школ в том числе и биогенетической, и персонологической, и психоаналитической, и когнитивистской, и социологизаторской ориентации, широко представляет в возрастной психологии.



3. Знания в области современной возрастной психологии ориентируют офицера в поиске наиболее оптимальных форм воспитательной работы с подчиненными на обращение к исследованию их жизненного пути, приобретенных в детский и подростковый период значимых ценностей, личностных установок и неповторимого индивидуального опыта, предопределяющих отношение воина к служебным обязанностям и воинскому долгу. Для тонкого воспитательного взаимодействия важно выяснить особенности становления и развития личности (формирование концепции своего «Я» и условия для воспитания «не-Я"), когнитивных процессов, эмоциональной сферы, полового созревания, психологической независимости и социальных обязательств, приспособительных и адаптационных механизмов и других онтогенетических факторов.

4. Решая задачи поиска путей повышения эффективности процессов руководства отдельными военнослужащими и подразделениями, военная психология сталкивается с новыми, еще не разработанными вопросами, обусловленными переходом Вооруженных Сил на контрактную основу. Так, в связи с ростом возрастного уровня рядового состава - контрактников, нередко возникает ситуация, когда командир оказывается по возрасту младше своих подчиненных. Это создает определенные психологические барьеры в служебных отношениях, снятие которых предполагает обращение к проблемам возрастной психологии. Современные исследования психологических особенностей возрастной зрелости показывают, что взрослость не представляет собой застывшего периода жизни и может рассматриваться как процесс последовательной смены психических состояний, социальных и профессиональных ролей, что позволяет выработать гибкие рекомендации офицерам взводного и ротного звена по безконфликтному управлению различными категориями военнослужащих в зависимости от возрастного уровня, а также преодолеть те полоролевые трудности, которые возникают по мере поступления в подразделения для службы по контракту военнослужащих - женщин.

5. В последнее время объектом все более пристального внимания военной психологии становится забота о психическом здоровье военнослужащих. В реализации этого направления деятельности военных психологов знания возрастной психологии могут обеспечить тонкий учет в психогигиене и психопрофилактике тех кризисных явлений и характерных свойств возрастных периодов, которые могут провоцировать болезненные нарушения психики и неврозы. Учет специфических особенностей периода поздней зрелости с его характерными кризисными пиками, позволяет более продуманно проводить работу с офицерами и прапорщиками, завершающими службу и готовящимися к увольнению в запас.

Несомненную ценность представляют знания типологических закономерностей возрастных периодов для проведения психодиагностических мероприятий. Поправка на некоторые возрастные особенности может значительно усилить прогностическую ценность профессионально-психологического отбора.

Таким образом, возрастная психология, являясь базовым теоретическим предметом, в значительной мере решает прикладные исследовательские задачи, представляющие непосредственную значимость для военной психологии. Это нацеливает военных психологов на пристальное изучение теоретических проблем возрастной психологии для более глубокого и тонкого понимания тех явлений и процессов, которые исследует военная психология. Последовательное наращивание эмпирической базы военно-психологических исследований в рамках проблематики возрастной психологии является актуальным и перспективным направлением научной и педагогической деятельности.

§1-6. Педагогическая психология и военная психология


Взаимосвязь военной и педагогической психологии определяется прежде всего той ролью, которую играет обучение и воспитание в обеспечении боеспособности войск и сил флота. Во-первых, речь идет о сложившейся системе подготовки военных кадров, составляющих костяк любых вооруженных сил. Эта система состоит из нескольких взаимосвязанных звеньев включающих военные факультеты и институты, высшие военные училища и академии, Военный университет. Во-вторых, процесс поддержания боевой готовности в частях и подразделениях опирается прежде всего на занятия в системе боевой и общественно-государственной подготовки воинов. В-третьих, в нашей стране развернута широкая система допризывной подготовки юношей к службе в Вооруженных силах. Эффективность каждого из этих процессов обуславливается множеством факторов, среди которых не последнюю роль играют психологические условия и детерминанты. Исследовать их и призвана в первую очередь педагогическая психология.

При этом необходимо прежде всего очень четко разграничить предметную сферу педагогической психологии и военной педагогики. Военная педагогика как система научного знания занимается прежде всего изучением сущности, закономерностей, принципов, содержания, методов и форм эффективного построения воспитательного процесса. Тем самым, в качестве предмета научного знания выступает прежде всего система внешних по отношению к объекту педагогического воздействия способов и средств. Хотя при этом любой исследователь никогда не забывает о внутреннем плане педагогической деятельности, эта психологическая составляющая остается в педагогике как бы за кадром, вне детального анализа и учета. С другой стороны, любой психологический анализ педагогических ситуаций с неизбежностью наталкивается на необходимость учета специфики той деятельности, которую осуществляют субъект и объект педагогического воздействия. Наиболее рельефно эта взаимосвязь проявляется в психологической теории деятельностного опосредствования психической жизни человека. В этом случае никакой анализ психической стороны жизнедеятельности невозможен без учета ведущего типа деятельности, детерминирующего все остальные проявления личности и сознания.

Таким образом исследование процессов обучения и воспитания в рамках целостной системы предполагает единство педагогики и психологии по объекту изучения, но в то же время нуждается в последовательном различении предметной сферы анализа. В результате согласования этих двух противоречивых исследовательских тенденций и возникло такое направление исследовательской и практической деятельности как педагогическая психология. В силу этого педагогическая психология должна быть направлена прежде всего на изучение психологических вопросов целенаправленного формирования познавательной деятельности и общественно значимых качеств личности, на выявление условий обеспечивающих оптимальный развивающий эффект обучения, на создание возможностей для учета индивидуальных психологических особенностей обучаемых, на исследование взаимоотношений между воспитателем и воспитуемыми а также внутри воспитательного коллектива. Кроме того представляют интерес психологические вопросы самой педагогической деятельности.

В условиях Вооруженных сил решение этих общих для педагогической психологии задач приобретает свою специфику. Прежде всего это обусловлено особенностями воинской службы как специфического вида деятельности. Как известно, психологическим дериватом любой деятельности является мотив. Процесс мотивообразования лежит в основе исследования всех остальных психических проявлений личности и коллектива. В случае же с воинской деятельностью нам приходится сталкиваться с ситуацией «почетного долга”, реализация которого не всегда согласуется с действительным положением дел в мотивационной сфере личности воина. Во-вторых, средства деятельности, используемые для решения поставленных задач представляют собой особые инструментальные образования предназначенные прежде всего для уничтожения, и поэтому не имеющие как правило аналогов в других сферах созидательной деятельности. Можно так же наверное говорить о необычайной по сравнению со всеми другими видами деятельности напряженности боевой деятельности войск, обусловленной прежде всего ее особой опасностью для жизни и здоровья самих военнослужащих. Все эти и другие особенности привносят в педагогический процесс в Вооруженных Силах свое неповторимое своеобразие, для учета которого военным психологам приходится использовать специальные средства и способы.

Основные тенденции психологического анализа проблем воинского обучения и воспитания наиболее ярко проявились в тематике, методологических предпосылках и полученных результатах диссертационных исследований военных психологов. Так, среди первых исследований по военной психологии заметное место занимают работы, направленные на анализ психологии обучения воинов тем или иным боевым навыкам. Например, диссертация Ф.Ф.Кудрейко (1947г.) была посвящена психологии подготовительных упражнений при обучении стрельбе из винтовки, работа П.А.Логинова (1952г.) психологии процесса формирования навыка стрельбы из пистолета и револьвера, исследование М.П.Коробейникова (1956г.) - формированию умений и навыков стрельбы из автомата на ходу. В дальнейшем, по мере усложнения боевой техники внимание психологов привлекают более крупные проблемы боевой учебы. Так И.И.Малопурин (1971г.) рассмотрел психологию формирования умений и навыков у воинов танкистов, И.В.Болтовский (1973г.) исследовал психологические особенности специальной подготовки молодых солдат ракетных частей, В.С.Тараненко (1978г.) выявил психологические особенности обучения специалистов-ремонтников по отысканию и устранению неисправностей артиллерийского вооружения. Все эти работы базировались в основном на ассоциативно-рефлекторной теории обучения и имели ярко выраженную практическую направленность на совершенствование процесса боевой учебы в частях и подразделениях.

Начиная с 70-х годов в военной психологии были развернуты исследования процесса обучения и воспитания опирающиеся на концепцию поэтапного формирования умственных действий П.Я.Гальперина. В соответствии с этим подходом военные психологи подходили к рассмотрению формирования боевых навыков как к многоэтапному процессу включающему формирование мотивационной основы действий, составление схемы ориентировочной основы действий, формирования действия в материальном плане, перевод действия в «громкую социализованную речь", формирование действия «во внешней речи про себя» и, наконец, формирование в сознании предметного содержания действия. В разное время в русле этой концепции были проведены исследования эффективности изучения марксистско-ленинской теории в Вооруженных Силах (Б.Ц.Бадмаев), формирования психологической структуры боевой деятельности у воинов-специалистов в ходе изучения современной военной техники (С.И.Съедин), повышения эффективности усвоения правовых знаний курсантами и слушателями (Б.И.Хозиев), эффективного изучения первоисточников марксизма-ленинизма в ВВУЗах (Ю.И.Садчиков), деятельности летчика-инструктора по формированию летных умений и навыков у курсантов (И.С.Стегний) и ряд других работ.

Большое внимание уделялось психологами и вопросам воспитания советских воинов. При этом, безусловно, психологические аспекты темы рассматривались в тесном единстве с идеологическими основами воинского воспитания, а практические рекомендации тесно увязывались с организационными формами партийно-политической работы в мирное и военное время. Среди выполненных в этом русле - диссертации: В.Ф.Пирожкова (1964г.) о формировании коммунистического мировоззрения у советских воинов, В.В.Стрежнева (1965г.) об индивидуальном подходе в воспитании воинов, В.Н.Климова (1982г.) о психологических проблемах повышения эффективности воспитания молодых офицеров в части, Н.Н.Азарнова (1988г.) о повышении эффективности формирования политических убеждений у советских воинов и многие другие исследования.

На современном этапе исследование психологии обучения и воспитания приобретает особую актуальность. Это обусловлено прежде всего тем, что в частях и соединениях появились штатные военные психологи способные проводить систематическую работу по психологическому обеспечению процесса боевой и общественно-государственной подготовки. Поэтому, каждое новое исследование по данной проблематике уже изначально имеет своего исполнителя в лице этих структур, что значительно повышает эффективность таких исследований. Во-вторых, изменения в порядке комплектования армии и сроках прохождения службы с новой остротой поставили вопрос о поиске эффективных путей повышения качества овладения воинской специальностью, а применительно к воинам-контрактникам речь должна идти и о средствах поддержания этой обученности на протяжении всего периода службы. В-третьих, по мере деидеологизации армии значительно изменилась ситуация в сфере воспитательной работы и новым воспитательным структурам естественно очень были бы нужны научно обоснованные выводы и рекомендации о психологических предпосылках эффективного воспитательного воздействия.

Значительный вклад внесли военные психологи и в разработку проблем подготовки офицерских кадров в системе высшей военной школы. Среди основных направлений психологического анализа можно выделить такие, как психологические основы обучения и воспитания курсантов и слушателей в ВВУЗах, психологические предпосылки повышения эффективности преподавания отдельных предметов обучения, психология формирования и развития личности курсанта (слушателя) и курсантского коллектива, психология деятельности преподавателя.

Так, в диссертации Г.А.Давыдова (1975г.) были рассмотрены психологические основы повышения эффективности обучения курсантов военных училищ, в исследовании Б.А.Зверева (1975г.) были разработаны психолого-педагогические предпосылки повышения эффективности восприятия курсантами учебного материала на занятиях по общественным дисциплинам, в докторской диссертации Л.А.Кандыбовича (1982г.) исследовались психологические проблемы формирования профессиональной готовности курсантов ВВУЗов к службе в войсках, в работе А.П.Скрыпникова (1984г.) было рассмотрено общение в курсантском коллективе как условие развития личности курсанта, в диссертации Н.Ф.Ильина (1983г.) анализировалось влияние личности преподавателя военного училища на курсантов в педагогическом общении.

Все эти и другие работы содержат ценный исследовательский материал связанный с изучением психологических аспектов высшей военной школы, каждая из них отличается своими теоретическими подходами и глубиной разработки проблем. Вместе с тем можно пожалуй выделить нечто общее в постановке исследовательской задачи, присущее всем этим работам. В качестве исходного положения, явно или неявно, предполагается, что педагогическая система в лице того или иного учебного заведения способна обеспечить формирование таких психологических качеств и характеристик, которые надолго обеспечивают служебную деятельность выпускника, оставаясь при этом в общем-то неизменными. Получается, что самые значительные изменения в психике будущего или настоящего офицера происходят во время его обучения в ввузе. Выйдя из него офицер лишь продолжает использовать накопленное, не претерпевая в общем-то значительных преобразований. Тем самым из психологического анализа обучения и воспитания как бы выпадала идея развития психики как ее самодвижения и идея развивающего обучения, как системы обеспечивающей психологические условия для возникновения такого самодвижения в психике каждого выпускника.

В связи с этим особый интерес представляет исследование процесса подготовки курсантов и офицеров к управленческой деятельности, осуществленное В.Ф.Переваловым (1995г.). В ходе него автор разработал и обосновал целостную концепцию персонализации, которая способна обеспечить качественно новый характер обретения обучаемыми требуемого уровня развития личностных качеств. Сущность персонализации процесса подготовки офицеров состоит в том, что на основе самоизучения и самоуправления обучаемые приобретают адаптированные к индивидуальному складу личности навыки тонкой инструментовки исполнения нормативной социально-психологической роли военного руководителя и получают условия для саморазвития способностей к управленческой деятельности. В качестве основных психологических условий такого саморазвития личности выступают: самоуправление, как важнейшая детерминанта прямого управленческого воздействия; самооценка личности по совокупности важнейших профессинально значимых качеств; индивидуальное отношение к подчиненному как эпифеномен управленческого взаимодействия. Реализация этих условий в учебном процессе ВВУЗа способна обеспечить по мнению автора саморазвитие управленческих качеств выпускника на всех дальнейших этапах служебной деятельности. Кроме того автором был разработан комплекс специальных курсов для всех типов высших военных учебных заведений, построенных по единой технологии, имеющих самоуправленческое основание и учитывающих специфику каждого звена базового образования в решении задачи самореализации личностью своего индивидуального склада и развития способностей к руководству.

Вместе с тем анализ показывает недостаточную разработанность в психологических исследованиях проблем, связанных с воспитанием курсантов и слушателей, с преподаванием отдельных дисциплин, особенно из числа вновь вводимых дисциплин гуманитарного цикла, с затруднениями в деятельности преподавателей высшей военной школы и педагогических коллективов. Особого внимания заслуживают вопросы связанные с преподаванием в военных учебных заведениях психологической теории и вопросы подготовки специалистов-психологов различного профиля. В частности, заслуживает, на наш взгляд, внимания проблема формирования особого типа «практического мышления» у слушателей военного университета, готовящихся к деятельности практического психолога. В этом случае традиционная « университетская» модель психологического образования к сожалению не срабатывает и требуется большая исследовательская работа со стороны самих психологов по ее модернизации.

Разработка и реализация на практике новой модели подготовки психологов очень тесно связана с задачей совершенствования методики преподавания предметов психологического цикла. Тот громадный опыт преподавания военной психологии, который был накоплен кафедрами военной педагогики и психологии военно-политических училищ и кафедрой военной психологии ВПА им. В.И.Ленина к сожалению не всегда применим в современных условиях. Дело в том, что из предмета прежде всего общеобразовательного и мировоззренческого психология перешла в разряд предметов профессинально значимых. В этом случае методика преподавания должна базироваться на иных принципах и использовать иные средства. Кроме того значительно изменилось и содержание того, что мы привыкли называть психологической теорией.

На смену одному-двум предметам пришли новые учебные дисциплины: история психологии, общая психология, психофизиология, экспериментальная психология, возрастная психология, психотерапия и др. Каждая из этих дисциплин имеет свою внутреннюю логику которая во многом влияет на методику ее преподавания. Все эти вопросы нуждаются в своем научном осмыслении и разрешении.

Еще одно направление психологического анализа - это подготовка молодежи к службе в Вооруженных силах. Она как правило осуществляется в рамках либо общеобразовательных школ либо в специализированных учебных заведениях. Суворовские училища уже давно попали в поле зрения психологов. Так еще в 1951 году С.Г.Крантовским была защищена диссертация, посвященная изучению военных идеалов суворовцев старших классов. В дальнейшем психологические проблемы суворовцев исследовались А.В.Мощенко. Вопросы формирования психологической готовности школьников к службе в Вооруженных Силах рассматривались В.Лоскутовым (1991г.), а психологические аспекты ориентации юношей на профессию офицера исследовались В.В.Алешкиным (1990г.). На современном этапе система подготовки юношей к воинской службе претерпевает серьезные изменения. Поэтому вполне оправданным был бы научный интерес психологов к этим проблемам. Особенно актуальным в этом плане является соединение идей педагогической и возрастной психологии в рамках исследования одного объекта - допризывной молодежи.

В целом психологический анализ различных педагогических систем в рамках вооруженных сил представляет собой довольно мощное научное направление со своими традициями и со своими особенностями. Уже накоплен большой научный потенциал, который к сожалению не всегда существенно влияет на реальную практику обучения и воспитания. Поэтому первоочередная задача - актуализация и пропаганда достигнутого. Но жизнь не стоит на месте и поэтому психологию ждут новые не менее сложные задачи, решать которые предстоит новым поколениям военных психологов.

§ 1.7. Военная психология и психотерапия


Военная психология - отрасль отечественной психологии, во многом закономерно отражающая как ее состояние, развитие, особенности, так и реальные потребности войсковой практики.

Первое связано с тем, что во время ее послевоенного возрождения как теории и практической деятельности в связи с проблемами «психического» в Вооруженных Силах прошло более полувека. Патриархи военной психологии Барабанщиков А.В., Дьяченко М.И., Луков Г.Д., Платонов К.К., Феденко Н.Ф. и др., задавшие тон ее развитию, являлись последовательными представителями отечественных психологических школ. Все эти годы военные психологи черпали свои подходы исключительно из отечественных теорий под соответствующие идеологические установки. В силу малочисленности своего состава, специфичности психологической подготовленности и решаемых профессиональных задач, самостоятельной научной школы в военной психологии не сложилось, но сформировалась высокая восприимчивость к различным инновациям, позволяющая конструктивно объяснять и рассматривать разнообразные военно-психологические проблемы.

В конце 80-х годов провозглашенные в стране перемены привнесли в психологию практический интерес к мировому психологическому знанию и реальным нуждам человека. Были открыты известные в мире истины: человек двойственен по природе, предназначению, жизни. В нем всегда есть и светлое и темное, он и деятель, и нуждающийся. В этом первоидеи религий, верований, многих философиских, психологических и иных изысканий. Психология Жизни являет нам разрешение извечного вопроса о соотношении сторон психического и в психическом. Преобладающий интерес к одной стороне неизбежно влечет затемнение другой. Психология советского периода (в т.ч. военная) не без гордости может быть определена преимущественно психологией творца, преобразователя, деятеля. Духовные и зарубежные психологические школы подвели к пониманию, что чем больше душевных и психических сил требует деятельность, тем меньше их остается на «не деятельность» (иные деятельности); тем выше может быть неудовлетворенность, рассогласованность человека, ниже его целостность; тем больше он становится «нуждающимся». В связи с этим психологическая теория и практика (психотехника) может быть подразделена на 3 группы подходов:

1. Обслуживающие профессионально-деятельностную сторону человеческой активности.

2. Ориентированные на психологическую помощь нуждающемуся.

3. Интегральные.

Таким образом, изменения в культурной жизни общества повернули отечественную (и военную) психологию к двум последним группам подходов, представленным преимущественно зарубежными теориями (психоанализ, аналитическая психология, индивидуальная психология, гештальтпсихология, психосинтез, трансперсональная психология, бихевиориальная психология, психология сознания У.Джеймса, Цигун, психология буддизма, суфизм и др.) и нетрадиционными отечественными (учение Е.Блаватской, агни-йога Рерихов, христианская психология, различные психотехники целительства: Д. Давиташвили, Х.Алиева, Н.Сытина и т.д.).

Второе объективно подкрепляет эти тенденции. Социально-политические процессы последних лет болезненно задели большинство граждан страны, привели к деформации их ценностей и идеалов, заострению черт характера, повышенной нервозности, снижению адаптивных возможностей психики и организма. В Вооруженных Силах это усугубляется падением престижа службы, перегрузкой второстепенными видами деятельности на фоне невысокой заботы о нуждах военнослужащих и членов их семей; постоянным сокращением и неукомплектованностью армии; традиционными сложностями межличностного взаимодействия в замкнутых группах; привлечением военнослужащих к выполнению несвойственных им ранее функций в районах социальной напряженности, характеризующихся экстремальностью воздействия на психику и организм. В Вооруженных Силах страны, становящейся на путь гуманизации, закономерно возникла проблема психического здоровья человека в условиях воинской службы. В таком аспекте она обозначается впервые.

В предыдущие годы военнослужащий рассматривался преимущественно как «деятель", призванный безусловно осознавать и самоотверженно, коллективистски выполнять поставленные задачи любой сложности. В случае возникновения трудностей предлагалась система его поддержки должностными лицами, государственными структурами, позволявшая даже при потере или ухудшении здоровья продолжать жизнедеятельность на уровне средних стандартов, т.е. вполне обеспеченно. И эта система в основном срабатывала. Однако афганская война обнажила многочисленные проблемы ее ветеранов и их близких, в т.ч. менее или более отсроченных, но неотвратимых реакций на стресс.

Во второй половине 80-х годов предпринимались попытки организовать для этой категории лиц и ей подобных комплексную социальную и психологическую поддержку, в т.ч. с участием военных психологов (Анцупова А.Я., Абдурахманова Р.А., Захарика С.В., Попова В.Е. и др.) Проведенные тогда исследования приоткрыли грустные проблемы с разнообразными отсроченными психологическими реакциями у столкнувшихся с действительными тяготами и лишениями военной службы и их близких. События последующих лет к сожалению не способствовали их разрешению.

Современные условия жизни и службы, характер выполняемых задач часто приводят лиц, причастных к воинской службе, к большим психологическим трудностям на фоне невысоких возможностей их решения. Реальная представленность современного военнослужащего России существенно изменилась: он стал не менее «деятельным", но существенно более «нуждающимся", в т.ч. в специальной психологической помощи. Не в меньшей мере «нуждаются» и многие другие причастные к воинской службе: члены семей военнослужащих, пенсионеры и т.д. Поскольку в Вооруженных Силах складывается структура социально-психологической работы и есть надежда на то, что она будет укомплектована профессионально подготовленными войсковыми психологами, можно спрогнозировать оказание специальной психологической помощи «нуждающимся» в качестве одного из возможных направлений их деятельности при соответствующей заинтересованности лиц, формирующих социальный заказ для этих специалистов, и создании условий для их углубленной (профессиональной) подготовки в этом направлении.

Таким образом, с одной стороны, есть круг действительных психологических проблем с психическим здоровьем человека в условиях воинской службы, никем профессионально не решаемый. С другой, есть многочисленные теоретически обоснованные и практически апробированные психологические средства их разрешения, пока не нашедшие должного отражения в военной психологии. С третьей, есть потенциальный отряд войсковых психологов, способный овладеть этими средствами и организовать оказание специальной психологической помощи «нуждающимся» в условиях воинской службы.

Наличие объекта, субъекта и средств профессиональной деятельности войсковых психологов позволяет предположить возможность формирования в рамках военной психологии новой отрасли - психотерапии в условиях воинской деятельности как теории и практики выявления психогенно обусловленных психологических проблем и трудностей личностного роста, расстройств психического здоровья и их преодоления средствами профессиональной психологической помощи. Термин «психотерапия» многозначен (психе - душа, терапия - лечение) и может быть интерпретирован как лечение, исправление, гармонизация души, восстановление ее целостности, обретение Самости. Это может быть достигнуто как традиционными - медицинскими, духовными, психологическими средствами, так и нетрадиционными. В мировой светской практике признанными являются и медицинская, и психологическая психотерапия.

В отечественной практике встречается необоснованное, на наш взгляд, сужение последней до рамок психокоррекции.

Объектом психологической психотерапии (для краткости в дальнейшем - психотерапии) являются лица, испытывающие проблемы и трудности личностного роста и расстройства психического здоровья.

Психическое здоровье в условиях воинской службы - комплексное многоуровневое качество жизнедеятельности, выражающее соответствие психофизического состояния и самочувствия, ориентирования и поведения уровню развития, психофизической усталости, истощенности, наличных адаптивно-компенсаторных возможностей психики.

В исследованиях человека - «деятеля» в военной психологии эффективно используется системно-ситуативный подход, в рамках которого отражается и проблематика человека «нуждающегося». В соответствии с ним, психологическая сущность жизни, в которой профессиональная деятельность только один из ее аспектов, заключается в принятии (выборе, вхождении) многочисленных ситуаций жизнедеятельности и их более-менее успешном разрешении. Это влечет за собой расходование энергетических ресурсов психического здоровья и определенные последствия в виде потребности личностного роста, усталости, истощенности, расстройства.

Ситуация как психологическая единица анализа деятельности и нужды человека, есть интегральная характеристика соответствия возможностей (в первом случае - профессиональной подготовленности и готовности, во втором - психического здоровья) характеру решаемых задач в конкретных природно-климатических, временных и социально-политических, групповых условиях. Соответственно, прежняя трехчленная структура ситуации может быть непротиворечиво дополнены до пятиэлементной (рис.1) с выделением конструктивных и деструктивных связей между ними:

а) социально-политические, групповые условия;

б) профессиональная подготовленность, готовность;

в) характер выполняемой задачи;

г) природно-климатические, временные условия;

д) психическое здоровье





Рис.1 Психологическая структура ситуации.

В предлагаемой схеме конструктивные связи представляются следующими: социально-политическая обстановка, групповая динамика воинского подразделения обеспечивает профессиональную подготовленность, в т.ч. психологическую готовность военнослужащих; подготовленность и готовность в соответствующей обстановке и динамике обеспечивают выполнение поставленных задач; профессиональное выполнение задач воинской деятельности сберегает, защищает среду обитания; все в целом сохраняет и укрепляет психическое здоровье; психическое здоровье военнослужащих обеспечивает высокую групповую динамику подразделений и должный социально-психологический климат и т.д. Деструктивные связи проявляются в том, что нездоровая социально-политическая обстановка и групповая динамика отрицательно сказываются на выполнении задач; выполнение задач особенно неэффективное разрушает психическое здоровье; ухудшение психического здоровья снижает профессиональную подготовленность военнослужащих...

Следовательно, чем ниже профессионализм военнослужащих, специфичнее решаемые ими задачи, неблагоприятнее социально-политическая обстановка, групповая динамика, экологическая обстановка, тем больше разнообразных трудностей с психическим здоровьем. Хотя и при относительной оптимальности всех элементов ситуации, сам характер воинской деятельности в силу своей сложности, напряженности, стрессогенности обязывает уделять специальное значение профилактике и психотерапии психического здоровья, о чем свидетельствует опыт передовых зарубежных армий, в которых ставка делается не на численное превосходство, а на профессионализм, самоценность воинов.

Согласно рассматриваемой структуре и существующим в психологии подходам (Шведин Б.Я., Федотов А.Ю. и др.) целесообразно выделять группы субъективной сложности ситуаций и уровни психического здоровья (Братусь Б.С., Собчик Л.Н. и др.). В простейшем варианте (см. рис.2) это:

1. Класс ситуаций на духовный и жизненный смысл деятельности, чему соответствует духовный уровень психического здоровья;

2. Класс ситуаций личностного отнесения к окружающему, чему соответствует характерологический уровень психического здоровья;

3. Класс ситуаций на качество психофизического взаимодействия с окружающим, чему соответствует психофизический уровень психического здоровья.

Чем больших энергетических усилий социальной (профессиональной, общечеловеческой) нормативной заданности требует ситуация определенного класса, тем больше вероятность снижения психического ресурса соответствующего уровня и разбалансированности психического здоровья военнослужащего в целом. Причем представляется маловероятностной полная компенсация ресурса психического здоровья одного уровня за счет другого. Системообразующим для военнослужащих с точки зрения общечеловеческих ценностей выступает смысловой уровень психического здоровья, а базисным психофизический.

Таким образом, психическое здоровье в условиях воинской службы - важный структурный элемент ситуации жизнедеятельности. Его прогнозирование или недостаточный учет отрицательно сказывается на характере и результатах деятельности в целом. С другой стороны, это сложнодетерминированное образование. В связи с обозначаемым местом в психологической структуре ситуации, проблемы психического здоровья могут быть выделены для самостоятельного рассмотрения в предлагаемой отрасли военной психологии.

Ц
елесообразно выделять четыре группы ситуаций жизнедеятельности по уровню их субъективной сложности (рис.2).


Рис. 2. Динамика психического здоровья в ситуациях различного класса и групп субъективной сложности (вариант).

1. Комфортные, требующие от человека минимальных энергетических затрат. Связаны с удовлетворением его потребностей. Объективно необходимы на ранних половозрастных этапах (фазах) развития, социализации, для набора психического ресурса различного уровня для взрослой жизни, для его восстановления при усталости, истощении.

2. Проблемные, повседневно-жизненные. Их разрешение требует избирательной активности, напряжения психических и физических сил. Сопровождаются личностным ростом, структурированием ресурсов психического здоровья при благоприятном разрешении ситуаций, целеустремленном преодолении сложностей. А также снижением, истощением психического ресурса определенного уровня (уровней) в соответствующие критические фазы половозрастного развития, биологических и иных циклов, по мере нарастания усталости, сложностей, разочарований, рассогласования структурных элементов ситуации в сторону повышения ее проблемности и т.д.

3. Трудные, связанные с большими энергетическими нагрузками на соответствующих уровнях психического здоровья на фоне проявления различных факторов трудности ситуации: опасности, внезапности, неопределенности, новизны; высокой интеллектуальной или (и) психофизической сложности; необходимости совмещения нескольких видов деятельности и выполнения нескольких задач; негативного группового воздействия; неблагоприятных природно-климатических и временных воздействий; смысловой противоречивости или девальвации лежащих в основе прежних смыслов ценностей и т.д. (в соответствие с традициями исследования факторов Анцуповым А.Я., Захариком С.В., Федотовым А.Ю., Швединым Б.Я. и др.).

Психические ресурсы в трудных ситуациях истощаются пропорционально нарастанию усталости, психической травмированности; обратно пропорционально профессиональной подготовленности и готовности к выполнению задач за счет сформированности ядерных психофизических качеств, умения произвольно входить в оптимальное профессиональное состояние и восстанавливаться.

4. Экстремальные, связанные с запредельным смысловыми, характерологическими, психофизическими нагрузками, т.е. превышающими адаптивно-компенсаторные возможности психики и организма и сопровождающиеся нарушением (разрушением) психического здоровья.

Ресурс психического здоровья каждого уровня может быть оптимальным (N+), средним (N+-), низким (N-). За этими рамками можно выделить идеальный ресурс (Ni). Попытки приблизить человека к нему (или приблизиться), нарушают гармоничность психического здоровья, оборачиваются разрушительными последствиями для воина. А также аномальный ресурс (Nа), т.е. психическое нездоровье, болезнь, разрушение личностной целостности.

Воинская деятельность объективно предполагает преобладание ситуаций II и III групп сложности в мирное время и III и IV групп сложности в боевой обстановке. В связи с этим в военной психологии и у войсковых психологов актуальными являются следующие задачи:

за счет психологически обоснованной профессиональной подготовленности и готовности военнослужащих «сместить» субъективный рубеж ситуаций III-IV групп сложности в сторону уменьшения последнего;

оснастить профессионально подготовленных военнослужащих психологическими средствами вхождения в оптимальное профессиональное состояние и восстановления психического ресурса для сохранения профессиональной эффективности и психического здоровья в ситуациях II-IV групп сложности.

диагностировать, прогнозировать динамику изменения профессиональной пригодности и психического здоровья военнослужащих в различных ситуациях воинской деятельности; отбирать и подбирать лиц для этой деятельности;

просвещать заинтересованных в вопросах психического здоровья;

консультировать «нуждающихся» в преодолении проблем и трудностей в психическом здоровье;

обосновать систему средств наращивания психического ресурса в интересах профессионализма и личностного роста;

проводить психологическую терапию психогенно обусловленных проблем, трудностей и пограничных психических расстройств психического здоровья.

В широком смысле слова психотерапия в условиях воинской деятельности может охватывать весь круг этих задач, в узком - только последние 3-4, т.е. выступать собственно психотерапевтической помощью «нуждающимся» в сохранении, развитии и восстановлении психического здоровья.

Обращение войсковых психологов к этим задачам требует от них углубленной профессиональной подготовки в вопросах анатомии, физиологии, патопсихологии, психопатологии, теорий и техник диагностики, консультирования, психотерапии, психологомедицинской, психологосудебной экспертизы и т.д. Кроме того, обращение к этой сфере деятельности требует специализации именно в ней, существенно ограничивает возможность выполнения других задач. Логично предположить, что войсковой психолог сегодня вряд ли может быть квалифицированным «многостаночником", как и врач, педагог, военный специалист и т.д. Если вести речь о профессиональной деятельности, о профессионализме в деятельности, то она должна быть строго очерчена, специализирована. Одним из таких направлений может быть психологическая психотерапия, осуществляемая психологами-психотерапевтами. Наиболее эффективной эта деятельность могла бы быть при объединении усилий психологов-психотерапевтов, врачей-психотерапевтов, психиатров.


Каталог: book -> common psychology
common psychology -> Психология смысла природа, строение и динамика смысловой реальности
common psychology -> А. А. Леонтьев Язык, речь, речевая деятельность просвещение 1969
common psychology -> Издательство московского университета
common psychology -> Ухтомский А. А. Доминанта. Статьи разных лет. 1887-1939
common psychology -> Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Московского университета
common psychology -> А. Е. Айвазова психологические аспекты зависимости речь санкт-Петербург 2003 ббк 88 4
common psychology -> Скотт Лилиенфельд Стивен Линн Джон Русио Барри Бейерстайн 50 великих мифов популярной психологии
common psychology -> Ута Фрит Аутизм и "модель психического"
common psychology -> А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница