Вместо предисловия За плечами трехлетний период подготовки к трансарктической историко-географической экспедиции «Путь Ориона»


В морях Восточно-Сибирском и Лаптевых



страница6/13
Дата31.07.2016
Размер3.48 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

В морях Восточно-Сибирском и Лаптевых

Мы всей командой с вечера попрощались с гостеприимными жителями Инчоуна и рано утром 16 июля, выйдя из лагуны, взяли курс на пролив Лонга. Температура воздуха за бортом +4 - +60С, ветер восточный, юго-восточный 8-10 м/с, скорость 8-8,5 узлов. Капитан достал судовой журнал и зачитал команде заранее составленный и обновленный график вахт, который вступал в силу с момента выхода из Инчоуна.

00-00 – 03-00 – Давидовский Н. – 12-00 – 15-00

03-00 – 06-00 – Леванов А.         – 15-00 – 18-00

06-00 – 09-00 – Волынкин А.      – 18-00 – 21-00

09-00 – 12-00 – Айсин И.             – 21-00 – 24-00

Дежурство по кухне остается без изменений. Удачно проходим 173-й меридиан – район Колючинской губы. Там, где неделю назад мы «торчали» на краю непроходимых ледовых полей, сейчас тримаран шел на полной скорости, обходя одиноко плавающие льдины причудливой формы. О заходе в Колючинскую губу не ведем и речи. При благоприятных ледовых обстоятельствах выполнять рекомендации Дейнеки С.П. об «отстое» в губе, сочли не целесообразным. Были выходные дни. Это освобождало меня от обязанности звонить в Мурманск и давать объяснение по принятому нами решению. На судне все в порядке. Четко работает команда, отлично ведет себя двигатель, исправно оборудование. Ребята малоразговорчивы. Наверное, их, как и меня, волнуют мысли: «А вдруг опять стена непроходимых льдов?», «А что будет, если...?» Таких «если» - хоть пруд пруди. Подобные мысли, как комаров, постоянно гоняю от себя. Возникает чувство, что что-то не так, чего-то очень важного не достает, что-то надо сделать. Уже не помню кто, спросил у меня: «Почему в этом походе над выходом из рубки не висит икона Николая Чудотворца, как это у нас было два года назад в экспедиции на Беннетту?» На душе сразу отлегло, был найден искомый ответ. Тут же я залез в рубку, достал из дипломата икону Святителя Николая Чудотворца, протянул ее Саше Леванову и попросил его аккуратно закрепить лик святого на предназначенном для него месте. Саша незамедлительно это сделал, и теперь, как мне почувствовалось, все встало на свои места. Волей Божьей оказалось так, что три года тому назад иконку Николая Чудотворца подарили мне дети хоровой капеллы мальчиков и юношей города Иваново под управлением заслуженного деятеля культуры России А.М.Жуковского. В тот год детский коллектив был в Италии на гастролях, организованных Российским Благотворительным фондом Святителя Николая Чудотворца. С концертом духовной музыки капелла побывала и в городе Бари, где в одном из храмов покоятся мощи Святителя Николая. Отсюда, освященная на мощах икона, приехала в Иваново и была подарена мне. С тех пор детский подарок всегда путешествует с нами, помогает и выручает нас в тяжелых морских переделках. Из книги о деятельности фонда Святителя Николая Чудотворца, подаренной мне А.М.Жуковским накануне нынешнего похода, мне довелось узнать много интересного и поучительного из жизни Святителя Николая, о чем вкратце хочу поделиться с читателем.

Святитель Николай, архиепископ Мир Ликийских, Чудотворец, прославился как великий угодник Божий. Он родился в городе Патаре Ликийской области (на южном побережье Малоазийского полуострова), был единственным сыном Феофана и Нонны, давших обет посвятить его богу. Плод долгих молитв к Господу бездетных родителей, младенец Николай со дня рождения своего явил людям будущей своей славы великого чудотворца. Мать его, Нонна, после родов сразу исцелилась от болезни. Новорожденный младенец в купели крещения простоял на ногах три часа, никем не поддерживаемый, воздавая этим честь Пресвятой Троице. Святитель Николай еще во младенчестве начал жизнь постническую, принимая молоко матери по средам и пятницам лишь один раз, после вечерних молитв родителей.

С детских лет Николай преуспевал в изучении Божественного Писания; днем он не выходил из храма, а ночью молился и читал книги, созидая в себе достойное жилище Святого Духа. Дядя его, епископ Патарский Николай, радуясь духовным успехам и высокому благочестию племянника, поставил его во чтеца, а затем возвел Николая в сан священника, сделав его своим помощником и поручив ему говорить поучения пастве. Служа Господу, юноша горел духом, а опытностью в вопросах веры был подобен старцу, чем вызывал удивление и глубокое уважение верующих. Постоянно труждаясь и бодрствуя, пребывая в непрестанной молитве, пресвитер Николай проявлял великое милосердие к пасомым, приходя на помощь страждущим, и раздал все свое имущество нищим. Узнав о горькой нужде и нищете одного ранее богатого жителя его города, Святитель Николай спас его от большого греха. Имея трех взрослых дочерей, отчаявшийся отец замыслил отдать их на блудодеяние для спасения от голода. Святитель, скорбя о погибающем грешнике, ночью тайно бросил ему в окно три мешочка с золотом и тем спас семью от падения и духовной гибели. Творя милостыню, Святитель Николай всегда старался сделать это тайно и скрыть свои благодеяния.

Отправляясь на поклонение святым местам в Иерусалим, епископ Патарский вручил управление паствой Святителю Николаю, который и исполнял послушание с тщанием и любовью. Когда епископ возвратился, тот, в свою очередь, испросил благословение на путешествие в Святую Землю. По дороге Святитель предсказал надвигавшуюся бурю, грозящую кораблю потоплением, ибо видел самого Диавола, вшедшего на корабль. По просьбе отчаявшихся путников он умирил своей молитвой морские волны. По его молитве был поставлен здравым один корабельщик-матрос, упавший с мачты и разбившийся насмерть.

Достигнув древнего города Иерусалима, Святитель Николай, взойдя на Голгофу, возблагодарил Спасителя рода человеческого и обошел все святые места, поклоняясь и творя молитву. Ночью на Сионской горе сами собой отверзлись запертые двери церкви перед пришедшим великим паломником. Обойдя святыни, связанные с земным служением Сына Божия, Святитель Николай решил удалиться в пустыню, но был остановлен Божественным гласом, увещавшим его вернуться на родину. Возвратившись в Ликию, святой, стремясь к безмолвному житию, вступил в братство обители, именуемой Святым Сионом. Однако Господь снова возвестил об ином пути, ожидающем его: «Николай, не здесь та нива, на которой ты должен принести ожидаемый Мною плод; но обратись и иди в мир, и да будет прославлено в тебе Имя Мое». В видении Господь подал ему Евангелие в дорогом окладе, а Пресвятая Богородица – омофор.

Призванный пасти Церковь Божию в архиерейском сане, Святитель Николай оставался тем же великим подвижником, являя пастве образ кротости, незлобия и любви к людям. Это было особенно дорого для Ликийской Церкви во время гонения на христиан при императоре Диоклетиане (284-305). Епископ Николай, заключенный в темницу вместе с другими христианами, поддерживал их и увещевал твердо переносить узы, пытки и мучения. Его самого Господь сохранил невредимым. По воцарении святого равноапостольного Константина Святитель Николай был возвращен к своей пастве, с радостью встретившей своего наставника и заступника. Несмотря на великую кротость духа и чистоту сердца, Святитель Николай был ревностным и дерзновенным воином Церкви Христовой. Ратоборствуя с духами злобы, Святитель обходил языческие капища и храмы в самом городе Миры и его окрестностях, сокрушая идолов и обращая в прах капища. В 325 году Святитель Николай был участником I Вселенского Собора, принявшей Никейский Символ веры, и ополчался со святыми Сильвестром, папой Римским, Александром Александрийским, Спиридоном Тримифунтским и другими от 318 святых отцов Собора на еретика Ария.

В пылу обличения Святитель Николай, пламеневший ревностью к Господу, даже заушил лжеучителя, за что был лишен святительского омофора и посажен под стражу. Однако нескольким святым отцам было открыто в видении, что Сам Господь и Богоматерь посвятили святого в епископа, подав ему Евангелие и омофор. Отцы Собора уразумев, что дерзновение святителя угодно Богу, прославили Господа, а его святого угодника восстановили в святительском сане. Вернувшись в свою епархию, Святитель принес ей мир и благословение, сея слово Истины, пресекая в самом корне неправомыслие и суетное мудрствование, обличая закоренелых еретиков и врачуя падших и уклонившихся по неведению. Он был поистине свет миру и соль земли, ибо житие его было светло и слово его было растворено солию премудрости. Еще при жизни Святитель совершал многие чудеса. Из них наибольшую славу доставило Святителю избавление от смерти трех мужей, неправедно осужденных корыстолюбивым градоначальником. Святитель смело подошел к палачу и удержал его меч, уже занесенный над головами осужденных. Градоначальник, обличенный Святителем Николаем в неправде, раскаялся и просил его о прощении. При этом присутствовали три военачальника, посланные императором Константином во Фригию. Они еще не подозревали, что им вскоре так же придется искать заступничества у Святителя Николая, так как их незаслуженно оклеветали перед императором и обрекли на смерть. Явившись во сне святому равноапостольному Константину, Святитель Николай призвал его отпустить неправедно осужденных на смерть военачальников, которые, находясь в темнице, молитвенно призывали на помощь Святителя. Много других чудес совершил он, долгие годы подвизаясь в своем служении. По молитвам Святителя город Миры был спасен от тяжкого голода. Явившись во сне одному итальянскому купцу и оставив ему в залог три золотых монеты, которые тот обрел в своей руке, пробудившись наутро, попросил его приплыть в Миры и продать там жито. Не раз спасал Святитель утопающих в море, выводил из плена и заточения в темницах.

Достигнув глубокой старости, Святитель Николай мирно отошел к Господу. Честные его мощи хранились в местной кафедральной церкви и источали целебное миро, от которого многие получали исцеления. В 1087 году мощи его были перенесены в итальянский город Бари, где почивают и поныне.

Имя великого угодника Божия, Святителя и Чудотворца Николая, скорого помощника и молитвенника за всех, притекающих к нему, прославилось во всех концах земли, во многих странах и народах. На Руси множество соборов, монастырей и  церквей посвящено его святому имени. Нет, пожалуй, ни одного города без Никольского храма. Во имя Святителя Николая Чудотворца был крещен святым Патриархом Фотием в 866 году киевский князь Аскольд, первый русский князь-христианин. Над могилой Аскольда святая равноапостольная Ольга воздвигла первый в Русской Церкви храм Святителя Николая в Киеве. Главные соборы были посвящены Святителю Николаю в Изборске, Острове, Можайске, Зарайске. В Новгороде Великом один из главных храмов города – Николо-Дворищенская церковь (XII в.), ставшая позже собором. Прославленные и чтимые Никольские храмы и монастыри есть в Киеве, Смоленске, Пскове, Торопце, Галиче, Архангельске, Великом Устюге, Тобольске. Москва славилась несколькими десятками храмов, посвященных Святителю, три Никольских монастыря находились в Московской епархии: Николо-Греческий (Старый) в Китай-городе, Николо-Перервинский и Николо-Угрешский. Одна из главных башен Московского Кремля называется Никольской. Чаще всего храмы Святителю ставились на торговых площадях русскими купцами, мореходами и землепроходцами, почитавшими Чудотворца Николая покровителем всех странствующих на суше и на море. Иногда они получали в народе именование «Николы Мокрого». Множество сельских храмов на Руси посвящено Чудотворцу Николаю, свято чтимому крестьянами, милостивому предстателю перед Господом о всех людях в их трудах. И Святитель Николай не оставляет своим заступничеством Русскую землю. Древний Киев хранит память о чуде спасения Святителем утонувшего младенца. Великий Чудотворец, услышав скорбные молитвы родителей, потерявших единственного наследника, ночью вынул младенца из воды, оживил его и положил на хорах храма Святой Софии перед своим чудотворным образом. Здесь и был найден утром спасенный младенец счастливыми родителями, прославившими со множеством народа святого Николая Чудотворца.

Много чудотворных икон Святителя Николая явилось в России и пришло из других стран. Это и древний Византийский поясной образ Святителя (XII в.), привезенный в Москву из Новгорода, и огромная икона, написанная в XIII веке новгородским мастером. Два изображения Чудотворца особенно распространены в Русской Церкви: Святителя Николая Зарайского – в рост, с благословляющей десницей и Евангелием (этот образ был принесен в Рязань в 1225 году византийской царевной Евпраксией, ставшей супругой рязанского князя Феодора и погибшей в 1237 году с мужем и младенцем-сыном при нашествии Батыя) и Святителя Николая Можайского – тоже в рост, с мечом в правой руке и городом в левой – в память чудесного спасения, по молитвам Святителя, города Можайска от нападения вражия. Невозможно перечислить все благодатные иконы Святителя Николая. Каждый русский город и каждый храм благословлен такой иконой по молитвам Святителя.



Спустя 2,5 суток после выхода из Инчоуна мы подошли к поселку Шмидта. За плечами остались 170 морских миль пути. Берег у мыса Шмидта освободился ото льда менее суток назад. Только в некоторых местах на мели «сидели» стамухи. В этот день погода удалась на редкость хорошей – чистое небо и почти полный штиль. Порта в поселке нет, видимо суда разгружаются на рейде. Капитан выбрал удобный подход к берегу почти в центре поселка. Причаливали осторожно, т.к. боялись напороться на металл или стекло. На отдых и пополнение запасов топлива отвели себе только три часа. Мы были удовлетворены результатами пройденного маршрута. Команда отработала четко, как часовой механизм.  Дорога к поселку Шмидта оказалась тернистой и была сопряжена со сложностями управления судном в плотном тумане с постоянным пересечением ледовых многомильных перемычек плотностью до 5 баллов. Зато пройденный участок оказался прекрасной школой для судоводителей и штурмана в лице капитана. Тримаран управлялся по радару и картплоттеру потому, что видимость достигала двух-трех кабельтовых. Были случаи, когда судно попадало в ледовые «мешки», откуда выбирались обратным курсом, искали проходы в лабиринтах перемычек, выбирались на относительно чистую воду и продолжали маршрут. Радар оказался незаменимой техникой. По дороге нам постоянно попадались многочисленные стада моржей, отдыхающих на льдинах. На проходящий в десятках метров от гаремов тримаран, моржи почти не реагировали, а лишь поднимали морды и, покачивая бивнями, грозно ревели. От лежбища доносилась вонь настоящего свинарника. Ребята настолько привыкли к встречам с моржами, что почти не реагировали на них. Не доходя до мыса Шмидта пятнадцати миль, мы попали в переделку, заставившую всю команду изрядно поволноваться и выделить определенную дозу адреналина в «памперсы». Вахту держал капитан, постоянно лавируя в битых ледовых полях при видимости менее одного кабельтова из-за плотного тумана. Я отдыхал в рубке, когда услышал интенсивное перемещение ребят по палубе и крики: «Медведи! Их много, срочно достаем карабины, идем на сближение!» Сон как рукой сняло. Я мгновенно выскочил из спального мешка и вылез из рубки на палубу. На льдине хаотично перемещались белые медведи от мала до велика. Капитан приказал механику срочно занять место у двигателя, чтобы принять экстренные меры по своевременному маневру тримарана в непосредственной близости от хищников. К счастью случилось так, что опешили не только мы, но и звери. По приказу Кэпа механик сбросил обороты, и тот успел, налегая всем телом на руль, поставить тримаран лагом к льдине и продолжить движение параллельно ей на расстоянии примерно 30-40 метров. При этом справа по борту было достаточное пространство чистой воды для экстренного ухода от медведей в случае их погони за нами. Коля и Ильдар набивали патронами магазины карабинов, а я выхватил из кофра видеокамеру, включил ее и нажал на «старт». По ходу параллельного курса появилась возможность сделать видеосъемку и увидеть уникальное явление такого огромного скопления белых медведей на очень небольшой льдине. Одни из них находились в воде, другие двигались в различных направлениях: выбирались из воды на лед, или, наоборот, со льда в воду. Наибольшую опасность представляли медведицы с медвежатами. Они хорошо были заметны среди остальных особей. Воспользоваться фотокамерой уже не представилось возможным из-за быстро развивающихся событий, которые могли измениться в любое мгновение. Получилось так, что один глаз был приложен к видоискателю, а другой наблюдал за окружающим пространством. Коля громко вел счет увиденным зверям, а Ильдар комментировал их поведение: «Вот, глядите, самка с медвежатами полезла в воду, к ней не надо приближаться, это опасно! Смотрите, слева впереди медведь развернулся и направляется к нам!» Я продолжал съемку, ощущая при этом мелкую дрожь в теле. Уровень палубы нашего тримарана был ниже уровня льдины, где находились звери. 50 сантиметров над уровнем воды – это не барьер для медведя, а в его мощи не приходится и сомневаться. Капитан был внешне спокоен, хотя по глазам можно было угадать настороженность, взвинченность, готовность в любой момент предпринять надлежащие действия. Он стоял на корме, широко расставив ноги, в левой руке крепко удерживал руль, а в правой держал ракетницу со взведенным курком. Несмотря на низкую температуру воздуха стало жарко, чувствовалось, как струйки пота стекают по спине. На лицах ребят виделась испарина. Механик Саша облокотился на бак с топливом и делал фотоснимки на мобильный телефон. Трудно сказать, сколько прошло времени, но продолжать дальше испытывать судьбу, было не резонно. Нужно было заложить судно вправо на борт и уходить отсюда. У меня на пленке запечатлелось около десятка медведей, а Николай насчитал их более двадцати. Прибавляя обороты двигателя, тримаран набрал скорость, оставляя позади «белую братию». Через пару минут очевидным оказалось то, что в трехстах метрах на другой льдине оказалось лежбище моржей. Значит, скопление медведей по соседству с клыкастыми было не случайным. Прорезая туманную мглу, мы уходили дальше в море, еще долго рассуждая о неожиданной встрече.

В поселке Шмидта за отведенные на стоянку часы предстояло пополнить запасы топлива, подкупить свежего хлеба и чего-нибудь вкусненького ко дню рождения боцмана Давидовского. У местного населения мы поинтересовались стоимостью солярки, а когда производили расчеты на заправочной станции, оказалось, что солярка стоит гораздо дороже. Две хохлушки, одна из которых заправщица, а другая бухгалтер, видимо решили на нас подзаработать. Спорить не стали, но более одной бочки заправлять не стали. Да и в эту бочку на наших глазах заправщица не долила литров двадцать. На душе остался нехороший осадок от такой встречи. В полдень по МСК мне предстояла телефонная встреча с Алексеем, и после сеанса связи мы намеревались стартовать дальше. Свободное время вчетвером, кроме капитана, мы посвятили знакомству с поселком. Районный центр, поселок городского типа Мыс Шмидта возник в 1936 году, сначала в качестве полярной станции. Он был назван в честь российского ученого Отто Юльевича Шмидта, руководителя экспедиции на корабле «Челюскин», памятник которому украшает въезд в поселок. Расположен поселок на одноименном мысе побережья Чукотского моря. Поселок и район находится целиком за полярным кругом в самых суровых даже для Чукотки природных условиях гористого северо-восточного побережья, с горизонта которого никогда не уходят льды. Для него характерен суровый арктический климат, скудная растительность бескрайней арктической тундры. Отсюда до Певека около 400 километров по зимнику. В поселке проживают более 700 человек, представители всех национальностей. Нам показалось, что большинство живущих здесь – украинцы.

В Шмидтовском районе находится жемчужина Арктики – остров Врангеля. Это единственный на территории Чукотки заповедник государственного значения. История открытия этого острова была очень трудной и одновременно удивительной. Остров, расположенный к северу от Чукотского полуострова, хорошо знали чукчи. Земля эта постоянно привлекала внимание сибирских исследователей. Почти на всех картах России и северных ее окраин XVIII-XIX веках. была показана земля к северу от Чукотки в виде острова либо большого, неопределенного по форме материка, соединяющегося с Америкой или уходящего за рамку карты. Экспедиция под руководством Фердинанда Петровича Врангеля в 1821-23 годах предпринимала неоднократные, но безуспешные попытки обнаружить этот остров. На карте, составленной Врангелем по возвращении в Петербург, довольно точно изображен остров к северу от Чукотки с надписью: «Горы видятся с мыса Якана в летнее время». Мыс Якан расположен между мысами Биллингса и Шмидта. Его название переводится с чукотского как «употреблять, использовать». Такое название не случайно, этот приметный мыс использовался как ориентир при подходе к берегу моря. В итоге остров Врангеля был открыт в 1868 году. Американским китобоем Томасом Лонгом, который назвал его в честь Ф.П.Врангеля, в дань уважения человеку, который еще 45 лет назад доказал, что полярное море открыто. В 1926 году на остров были высажены первые российские колонисты, их было 59 человек. Они построили факторию и начали регулярный промысел моржей. Возглавлял зимовку Георгий Александрович Ушаков. Именно в его честь и был назван поселок, просуществовавший здесь до конца XX века. В 1958 году на острове Врангеля был организован комплексный заказник, основной целью которого стало сохранение белого медведя, моржа, белого гуся и птичьих базаров.

23 марта 1976 года здесь был учрежден заповедник. Площадь заповедника включает в себя территории острова Врангеля и острова Геральд – 795,65 тыс. га и 1430 тыс. га – площадь 12-мильной зоны территориальных вод. Основные направления деятельности заповедника – сохранение и изучение уникального арктического биоценоза острова, белого медведя и белого гуся, колоний морских птиц, лежбищ моржей, уникальных сообществ растений, охрана популяций овцебыка, которые были завезены из Канады с острова Нунивак в 1975-76 годах. В заповеднике насчитывается 417 видов высших растений. Фауна заповедника представлена 31 видом пауков, 60 видами жуков, 42 видами бабочек, 169 видами птиц, 7 видами млекопитающих. В заповеднике находится единственная в России гнездящаяся колония белых гусей. Остров также называют «родильным домом» белых медведей. Ежегодно более 300 медведиц устраивают на острове берлоги, в которых выводят свое потомство.

В установленное время поговорили с Алексеем, обменявшись информацией. Я сообщил, что мы уже за полярным кругом, пересекли 69-ю параллель и находимся в непосредственной близости от 180-го меридиана, где произойдет смена западной долготы на восточную, что мы скоро будем на противоположной стороне земного шара от нулевого меридиана, проходящего через Гринвич. Затем поделился с Алексеем своим настроением относительно предстоящего в 15-00 разговора с Дейнекой С.П. – ведь мы ослушались его. Как бы там ни было, в 12-30 мы снимаемся с якоря и идем курсом на Певек. Будем надеяться, что пролив Лонга, которым нас постоянно пугает Мурманск, пропустит в Чаунскую губу. После разговора с Ивановом передал метео капитану, и мы стали готовиться к отплытию. На берегу Саша младший, Ильдар и Коля беседовали с группой местной молодежи, которая пришла проводить нас в дорогу. Их беседу прервала команда капитана: «На борт, по местам! Отдать носовой!» Мы расставались с поселком, уходя в туманную даль на северо-запад в пролив Лонга.

Сознание противилось неизбежному факту разговора с Дейнекой, а обязательства заставили включить Iridium. Сеанс связи состялся. Через час после него я записал в дневнике: «Для меня состоялся неприятный разговор. Повторялась ситуация 2003 года. Одни нотации и наставления, сплошные претензии». Настроение мерзкое, но показывать его команде нельзя, тем более эмоционировать. Проглотил «пилюлю» с обидой и спокойно рассказал ребятам о нашей беседе. Не получив из ШМО никакой сводки и прогноза на ближайшие дни, без «здравствуйте» и «до свидания», помощник начальника штаба высказал следующее:

1.                        Мы не выполняем распоряжение начальника Главного управления СМП Манько Н.А. по обязательному заходу в бухту Провидения.

2.                        Мы не выполнили указания штаба зайти в Колючинскую губу и там ждать указаний ШМО по дальнейшему движению на трассе СМП.

3.                        В районе нашего местонахождения нет ни одного судна, чтобы в случае необходимости оказать нам помощь. Навигация с запада от Диксона начнется только после 20 июля. Ледокол «Красин» находится пока в Беринговом проливе и ведет к острову Врангеля научное судно, но будет в непосредственной близости от нас только через 2-3 суток. (Параллельно я думал, а зачем он нам нужен? У него своя дорога, а у нас – своя).


Каталог: sites -> default -> files -> media -> 2014


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница