Учебно-методический комплекс по дисциплине «История Кубани» Направление подготовки 050100 «Педагогическое образование»



страница3/4
Дата13.06.2016
Размер1.01 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   2   3   4

Текущий контроль осуществляется в виде учета посещаемости аудиторных занятий и регулярным выполнением самостоятельной работы. Промежуточный контроль осуществляется по итогам изучения темы, раздела в форме рейтинговой оценки. Контроль осуществляется в устной, письменной форме, а также с помощью тестовых заданий.

Рейтинговая система контроля знаний:


  1. Отсутствие на лекции, семинаре отказ от ответа — минус 5 баллов;

  2. Работа на семинаре:

а) основной ответ — до 30 баллов;

б) дополнение — до 15 баллов;

в) письменный опрос: проводится через 3 семинарских занятия (на 3-м) — до 15 баллов


  1. Проверка знаний:

а) контрольный срез — 30 баллов;

б) тестирование — 30 баллов;

4.Конспектирование статей — 20 баллов;

5.Конспектирование монографии, коллоквиум — 10 баллов.



Критерии оценок по основным видам учебной деятельности:

  1. На семинарском занятии:

  • максимальное количество баллов от 25 - 30­ баллов – «5»

  • среднее количество баллов от 19 – 25 баллов – «4»

  • минимальное количество баллов с 12 – 19 – «3».

  1. Проверка знаний:

  • контрольный срез — с 25 – 30 баллов – «5»

  • тестирование — с 19 – 25 баллов – «4»

с 12 до 19 баллов – «3».

  1. Конспектирование статей (4 статьи по «5» баллов максимально, среднее количество баллов «4», минимальное — «3»). Максимальное количество баллов — 20.

  2. Конспектирование монографий, коллоквиум — 10 баллов — «5», 7 баллов — «4», 4 балла — «3».

Общие критерии:

25-30 баллов — «5»

19-25 баллов — «4»

с 12 до 19 баллов — «3».



На основе полученных баллов по видам самостоятельных работ выводится средний арифметический балл:

  1. семинарских занятий;

  2. контроля знаний: контрольная работа, тестирование

  3. конспектирование статей, монографии и коллоквиума.

Сумма средних арифметических баллов по видам деятельности и представляет собой итоговый рейтинг.

Итоговый контроль осуществляется в форме зачета (экзамена).

СПИСОК ОСНОВНОЙ И ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:
I. Основная литература


  1. Алексеева Е.М. Греческая колонизация Северо-Западного Кавказа. - М., 1991.

  2. Артамонов М.И. Киммерийцы и скифы. - Л., 1974.

  3. Археология СССР. - М., 1984. Т.1; 1989. Т.2.

  4. Беспятов Е.А. Этапы возрождения Кубанского казачества. Лабинский казачий отдел (1988-2008 гг.) //Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа. – Краснодар; Армавир, 2008. – С. 139-144.

  5. Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. - М., 1994.

  6. Ведута В.Н. История Кубани. - Краснодар, 2001.

  7. Виноградов В.Б. Средняя Кубань: земляки и соседи. – Армавир, 1995.

  8. Виноградов В.Б. Страницы истории Средней Кубани. – Армавир, 1993.

  9. Виноградов В.Б. Топонимия Средней Кубани. – Армавир, 1993.

  10. Виноградов В.Б., Ктиторов С.Н. Новое прочтение некоторых страниц истории Армавира и его ближайших окрестностей. – Армавир, 1992.

  11. Виноградов В.Б., Ктиторов С.Н. Досоветский Армавир: путеводитель по страницам истории. – Армавир, 1995.

  12. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале XX века. - М., 1974.

  13. Вопросы южнороссийской истории. Вып. 10-14. – М.; Армавир, 2004-2008.

  14. Гарданов В.К. Общественный строй адыгских народов XVIII – первой половины XIX в. - М., 1972.

  15. Горлова И., Манаенков А., Лях В. Культура кубанских станиц 1794 –1917 гг. - Краснодар, 1993.

  16. Гречко А.А. Битва за Кавказ. - М., 1987.

  17. Дегоев В.В. Кавказ и великие державы. 1829-1864. Политика, война, дипломатия. – М., 2009.

  18. Елисеев Ф.И. Казаки на Кавказском фронте. 1914-1917. - М.,2001.

  19. Забелин В.М. Деятельность российских политических партий среди крестьян Ставрополья и Кубани в 1905-1907 гг. - СПб., 1998.

  20. История Кубани XX век: Очерки. - Краснодар, 1998.

  21. История Кубани с древнейших времен до конца ХХ века: Учебник. - Краснодар, 2004.

  22. История народов Северного Кавказа (конец XVIII в.-1917 г.). Т.2. - М., 1988.

  23. Кавказская война: уроки истории и современность: Материалы научной конференции. - Краснодар, 1995.

  24. Кация Р.Н. Итальянские колонии на Черноморском побережье Кавказа и их взаимоотношения с местными народами (конец XIII – XV вв.). - М., 1985.

  25. Кринко Е.Ф. Демографическая ситуация в Адыгее во время Великой Отечественной войны Мир славян Северного Кавказа. Вып. 4. – Краснодар, 2008. – С. 111-123.

  26. Кропачев С. Большой террор на Кубани. - Краснодар, 1993.

  27. Ктиторов С.Н. История Армавира (досоветский период: 1839-1918 гг.) – Армавир, 2002.

  28. Ктиторов С.Н. Этнический состав населения Армавира по данным торгово-промышленных списков // Итоги фольклорно-этнографических исследований этнических культур Кубани за 1997 год. Дикаревские чтения 4: Материалы научно-практической конференции. – Белореченск, 1998.

  29. Кубанское казачество: проблемы истории и возрождения. - Краснодар, 1992.

  30. Куценко И.Я. Кубанское казачество. - Краснодар, 1993.

  31. Матвеев В.А. Российское самоопределение и сепаратизм на Северном Кавказе в 1917 г. //Казачество и народы России. – Краснодар, 2008. – С. 158-180.

  32. Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. - Краснодар, 1996.

  33. Прошлое и настоящее Кубани в курсе отечественной истории. Ч.1. С древнейших времен до 1917 г. - Краснодар, 1994.

  34. Ратушняк В.Н. Кубань: 2000 лет исторического пути: (хроника, события и факты). - Краснодар, 2000.

  35. Ратушняк О.В. Донское и кубанское казачество в эмиграции (1920-1939 гг.). - Краснодар, 1997.

  36. Радионов С.И. Негативные факторы, влиявшие на хозяйственно-экономическое развитие линейных станиц (конец ХVIII – первая половина ХIX в.) //Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе (Материалы научно-педагогического семинара). – М.; Армавир, 2009. – С. 47-54.

  37. Российский Северный Кавказ: текущие риски, посягательства и перспективы. – М.; Армавир, 2009.

  38. Рябиков А.Н. Новый взгляд или «новая волна» в проблеме исследования политики России на Кавказе //Российский Северный Кавказ: текущие риски, посягательства и перспективы. – М.; Армавир, 2009. – С. 101-104.

  39. Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. - М., 1982.

  40. Скиба К.В. Из истории «малой Кавказской войны» на Кубанской линии. - Армавир, 2005.

  41. Соловьев В.А. Суворов на Кубани. 1778-1793. - Краснодар, 1992.

  42. Трехбратов Б.А. История Кубани с древнейших времен до начала ХХ века. - Краснодар, 2000.

  43. Фелицин Е.Д. Кубанское казачье войско.1696-1888 гг. - Краснодар, 1996.

  44. Цыбульникова А.А. Казачки Кубани в конце XVIII – середине XIX в. - Армавир, 2005.

  45. Хрестоматия по истории Кубани. Документы и материалы. Ч.1. - Краснодар, 1975.

  46. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. В 2-х т. - Краснодар, 1992.

  47. Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года. - Краснодар, 1997.



II. Дополнительная литература


  1. Альборова Л.И.Адыгская этика и первичная социализация в традиционной системе воспитания // http://www.adygi.ru/culture/etiket/003.html 

  2. Анфимов Н.В. Древнее золото Кубани. - Краснодар, 1987.

  3. Анфимов Н.В. Курганы рассказывают. - Краснодар, 1984.

  4. Ахмадов Я.З. Очерки истории политической истории народов Северного Кавказа в XVI-XVII вв. - Грозный, 1988.

  5. Бардадым В. Ратная доблесть кубанцев. - Краснодар, 1993.

  6. Бурлака М.С. Революционные события 1905 г. в Армавире на страницах газеты «Северный Кавказ» //Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе. – М.; Армавир, 2009. – С. 8-12.

  7. Василенко Д.Н. Оборона Армавира – ключевой этап Армавиро-Майкопской операции //Археология, этнография и краеведение Северного Кавказа. – Армавир, 2008.- С. 31-37.

  8. Воробьев Г.И. Кубань выходит на новые рубежи. - М., 1981.

  9. Гайворонская А.В. Дворянки Кубани в годы Первой Мировой войны // Мир славян Северного Кавказа. Вып. 4. – Краснодар, 2008. – С. 100-111.

  10. Иванова Е.С. Гостеприимство и моральный облик черкешенок глазами европейцев XVII-XVIII веков //Археология, этнография и краеведение Северного Кавказа. – Армавир, 2008. – С. 12-15.

  11. Казачкова А.Ю. Оккупация Армавира глазами детей //Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе. – М.; Армавир, 2009. – С.63-67.

  12. Касумов А.Х. Северо-Западный Кавказ в русско-турецких войнах и международный отношения в XIX в. - Ростов-н/Д., 1989.

  13. Краснодарский край: шаги развития. - Краснодар, 1987.

  14. Кузнецов В.А. Очерки истории алан. - Орджоникидзе, 1984.

  15. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией (2-я пол. XVI – 30-е гг. XVII в.). - М., 1963.

  16. Лях В.И. Просвещение и культура в истории кубанской станицы. - Краснодар, 1997.

  17. Мельгунов С.П. Красный террор в России. - М., 1990.

  18. Мирзоев А.С. Роль кабардинской лошади в черкесской истории //http://www.islaminkbr.com/forum/viewtopic.php?p=3686&sid=7b64c5fad2697bb1be5323c19b6bc833

  19. Народы Кавказа. - М., 1960.

  20. Осадчий И.П. Октябрь на Кубани. - Краснодар, 1987.

  21. Основные этапы всемирной истории. Учебное пособие /Под ред. В.Б.Виноградова, С.Л.Дударева. – Армавир, 2009.

  22. Панарина А.Ю. Адыги-христиане на российской службе в дореволюционный период //Историческое регионоведение Северного Кавказа – вузу и школе (Материалы научно-педагогического семинара). – М.; Армавир, 2009. – С. 45-47.

  23. По страницам истории Кубани (краеведческие очерки). - Краснодар, 1993.

  24. Покровский М.В. Из истории адыгов в конце XVIII – первой половине XIX в. - Краснодар, 1989.

  25. Рапов Т.М. Княжеские владения на Руси в X – первой половине XIII вв. - М., 1977.

  26. Ратушняк В.Н. Вхождение Северо-Западного Кавказа в состав России и его капиталистическое развитие. - Краснодар, 1978.

  27. Савва М. Межнациональные отношения: теория, практика, проблемы. - Краснодар, 1992.

  28. Салфетников Д.А. Промышленное развитие Кубани к моменту образования Краснодарского края //Вопросы южнороссийской истории. – М.; Армавир, 2008. – С. 146-149.

  29. Сальников А.В. Монгольские образцы вооружения на территории Северного Кавказа как следствие межкультурных отношений в регионе XIII-XV вв. //Вопросы южнороссийской истории. – М.; Армавир, 2008. – С. 93-95.

  30. Суриков А. Неизвестная грань Кавказской войны //http://www.pravda.info/society/1964.html

  31. Трехбратов Б.А. Первые шаги… Краснодар, 1989.

  32. Унежев К.У. Феномен адыгской (черкесской) культуры //http://www.kbsu.ru/~adcult/index.html

  33. Феофилактова Т.М. На военных дорогах Кубани (вторая половина XVIII века). - Краснодар, 1992.

  34. Щетнев В.Е. Кубанская станица до коллективизации. - Краснодар, 1985.

  35. Щетнев В.Е., Смородина Е.В. История Кубани. XX век. - Краснодар, 2001.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1.
Диктант дат

Более 500 тыс. лет назад - заселение Кубани древним человеком.

40 тыс. лет назад – появление на территории региона «Homo Sapiens».

IIIII тыс. до н. э. - эпоха бронзы на Кубани.

VIII в. до н. э. — появление на Кубани первых кочевников (киммерийцев), о которых есть письменные упоминания.

V в. до н. э. — V в. н. э. - Боспорское государство (период греческой колонизации Кубани).

988, 1094 гг. - упоминания о Тмутараканском княжестве в летописи.

Конец XIIIXV вв. - колонизация итальянцами Черноморского побережья Кавказа.

1552, 1557 гг. - Приезды в Москву адыгских делегаций с просьбой к Ивану IV о подданстве и защите от крымских татар.

1708 г. – поселение на Кубани казаков-некрасовцев.

1774 г. - подписание Кючук-Кайнарджийского мирного договора (признание независмости Крымского ханства Турцией; вхождение в состав России Кабарды и земель между Доном и Еей).

1783 г. - царский манифест о присоединении Крыма, Тамани и Кубанского правобережья к России.

1792 - 1793 гг. - переселение казаков на Кубань.

1793 г. - заложен войсковой город Екатеринодар.

1829 г. - подписание Адрианопольского мир­ного договора, по которому "весь берег Черного моря от ус­тья Кубани до крепости Св. Николая [южнее Поти] вклю­чительно" отходил к России.

1860 г. - образование Кубанской области с центром в г. Екатеринодаре.

1860 г. - образование Кубанского казачьего войска.

1864 г. - окончание «Кавказской войны» на Северо-Западном Кавказе.

1875 г. - открытие движения по Ростово-Владикавказской железной дороге.

11-25 декабря 1905 г. – существование «Новороссийской республики».

1920 г. – победа советской власти на Кубани; переименование Екатеринодара в Краснодар.

Лето 1942 – октябрь 1943 г. – период оккупации Краснодарского края фашистами.

1991 г. – преобразование Адыгейской автономной области в республику в составе РСФСР.

2000 г. – избрание губернатором Краснодарского края А.Н.Ткачева.

2007 г. – получение права проведения Зимней Олимпиады 2014 года в г. Сочи.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2.
Кубань в эпоху каменного и бронзового века



ПРИЛОЖЕНИЕ 3.
Кубань в эпоху раннего железа VIII в. до н.э. – IV в. н.э.


ПРИЛОЖЕНИЕ 4.
Кубанские земли и Причерноморье в IV – первой половине Х в.


ПРИЛОЖЕНИЕ 5.
Кубанские земли в X-XV вв.



ПРИЛОЖЕНИЕ 6.
Территориальные изменения по Кючук-Кайнарджийскому

мирному договору 10 июля 1774 г.


ПРИЛОЖЕНИЕ 7.
Переселение черноморского казачества на Кубань




ПРИЛОЖЕНИЕ 8.
Кубань в первой половине XIX в.




ПРИЛОЖЕНИЕ 92.
Общественно-политический строй адыгов

в конце XVIII – первой половине XIX в.


ПРИЛОЖЕНИЕ 10.
Особенности, итоги и последствия «Кавказской войны» в Закубанье





ПРИЛОЖЕНИЕ 11.
Политические партии на Кубани и в Черноморье в начале ХХ в.


ПРИЛОЖЕНИЕ 12.

Речь императора Александра II в сентябре 1861 г.

перед депутацией адыгейских племен3

«Я к вам прибыл не как враг, а как доброжелательный друг. Я хочу, чтобы ваши народы сохранились, чтобы они не бросали родных мест, чтобы они согласи­лись жить с нами в мире и дружбе.

Россия - большое государство, перед кото­рым стоят великие исторические задачи. Нам необходимо укрепить наши гра­ницы, приобрести моря для выхода к другим странам. Наша торговля с другими народами должна идти через моря. Мы не можем обойтись без Черноморья.

Предлагаю дать ваше согласие на прокладку через ваши земли трёх дорог к Черному морю: к Анапе, Новороссийску и Туапсе. Казна моя за это выплатит вознаграждение тем аулам, которым придётся переселиться с территории, отве­денной под эти дороги.

Вы должны признать подданство русского царя, это не лишит вас национальной самобытности: вы будете жить и управляться по сво­им адатам, никто не будет вмешиваться в ваши внутренние дела. Администра­ция и суд будут из ваших выборных людей.

Вы много десятков лет воюете храбро, но ваши лучшие люди гибнут, и вам не отстоять самостоятельности, потому что моя армия велика и сильна. Нет никакого разумного основания гу­бить и дальше людей. Если вы прекратите губительную войну, ваш народ со­хранится и ему будет легче жить.

Русское государство будет вас охранять от врагов и блюсти ваши интересы, залечатся раны, утихнет вражда, и через пол века вы будете жить государственной жизнью и управляться по справедливым законам. Ваши дети и внуки воспримут грамоту и культурные навыки в веде­нии хозяйства, и им будет жить легче, чем вам.

В этот решительный час я про­шу вас понять неизбежность покорения русскими Кавказа и принять мои усло­вия, при которых ваш народ сохранится в наибольшей целостности и будет иметь возможность жить и развиваться себе на пользу и благоденствие.

Если мои условия вами будут отвергнуты, я буду вынужден приказать своим генера­лам закончить войну в ближайшие годы, несмотря ни на какие жертвы, и цар­ский приказ будет исполнен, но это принесет вам неисчислимые бедствия и ис­требление народа... Будьте же благоразумными, примиритесь с исторической неизбежностью. Царское слово крепкое, и я торжественно заявляю, что моё слово будет свято и нерушимо, это всё я подтвержу царским указом».


Последовавшие вслед за тем переговоры не дали результата. Тогда Александр II заявил:

«Я даю месячный срок - абадзехи должны решить: желают ли они переселиться на Кубань, где получат землю в вечное владение и сохра­нят свое народное устройство и суд, или же пусть переселяются в Турцию».

ПРИЛОЖЕНИЕ 13.
Пропагандистская листовка фашистского командования. 1943 г.



ПРИЛОЖЕНИЕ 14.
Изменения этнического состава населения Краснодарского края

за 1989-2000 гг.

Всего на территории Краснодарского края к 2000 году проживало около 120 национальностей.



ПРИЛОЖЕНИЕ 15.
Материалы для обязательного конспектирования
Скиба К.В. Из истории «Малой кавказской войны»

на Кубанской линии. - Армавир, 2003. - С. 18-34.
«В жизни закубанских черкесов, ногайцев и абазин большую роль играло постоянное состояние войны. Многочисленные захватчики, междоусобные конфликты заставили их выйти на путь воинственного быта. Не сделав больших успехов в гражданском устройстве, торговле, образовании, они двигались вперёд только в военном деле и вооружении. Мы пока сознательно не упоминали степень воинственности черкесов, т.к. именно у них возникло, и было неотъемлемой частью их существования, такое явление как «черкесское наездничество». «Наездники» - это те, кто совершал «наезды» (набеги), «воровские поиски» для захвата добычи в соседних землях. О древности этого обычая говорит то, что в черкесском язычестве был бог - покровитель наездников Зейгут, множество религиозных обрядов сопутствовавших набегу, «воровские языки» – «шакобше» и «фаршабше».

Наездничество было очень престижным занятием, с его помощью добывалось материальное состояние, вес, доброе имя и прославиться в раздробленном на племена, безгосударственном, безписьменном, презирающем торговлю обществе. Хотя о своих военных подвигах черкесы сами не говорили, это было неприлично. Обычная торговля считалась делом недостойным для мужчины, поэтому одна из главных целей набега – «пленопродавство», захват и продажа пленников, по-горски – выражение «поменять на штаны». Здесь уместнее говорить так, а не «работорговля»; горцы захватывали рабов не для использования в хозяйстве, а чтобы, по выражению А.С. Пушкина, «с боя взятыми рабами суда в Анапе нагружать». Следует упомянуть, что 9 апреля 1804 г. российские власти дали «нахичеванским армянам» запрет на торговлю невольниками из-за Кубани в российских пределах (им было разрешено выкупать и отпускать на волю пленных христиан «как средство благотворения»). Кроме того, освобождались из неволи закубанцы, находящиеся в России. «Пленопродавство» стало возможным только в Закубанье, на земле Османской империи.

Пленнных, черкесы старались продать туркам, центр «пленопродавства» на Кубани - кр.Анапа. Малое число пленников оставляли, делали домашними рабами, заставляли работать сверх сил, плохо кормили, били, когда вздумают, приставляли для стражи мальчишек, которые могли их убить. Если пленник был значительный или зажиточный человек его не продавали, а приковывали, плохо кормили, не давали спать, заставляли писать письма о выкупе. Общественное сознание горцев оправдывало набеги, обосновывало их необходимость. По понятиям горцев воровство и разбой юридически не считались преступлением, признавались удальством и были весьма почётным ремеслом; стыдно только быть пойманным на деле. Кто не занимался воровством, тот был трусом, за него никто не выдал бы дочери замуж. В российском обществе черкесскому слову «наездник» был подобран синоним - «хищник» - человек совершающий хищения. Интересная особенность - многочисленные и воинственеые абадзехи, были не столь «хищны, как воинственны». Можно сделать вывод о преобладании «благородного обычая наездничества» у «аристократических племён».

На титул наездника, в первую очередь, претендовали князья и дворяне. Их основное занятие - набеги на соседей, их главный источник доходов, земледелие для знати - неприличное и даже позорное занятие, они проводили время в набегах, войнах, охоте на зверей, совершенствуя своё мастерство воинов. По обычаям горцев «простой народ» не мог действовать оружием против «хищников», среди которых было лицо княжеского рода. Д.Интериано и Ж.Б. Тавернье заметили, что «лица, которые считаются знатью, целыми дням ничего не делают, а только сидят и разговаривают…вечером, собравшись по 30-40 человек, они совершают набеги в своей стране и в соседних областях…крадут друг у друга всё что могут…Никто не должен считаться благородным, если о нём имеются слухи, что он занимался торговлей…дворяне не должны торговать, исключая продажу своей добычи». В 1830-е годы черкесские дворяне продолжали проводить жизнь на лошади, в воровских набегах, в делах с неприятелем или в разъездах по гостям.

Жизнь знатного наездника проходила 3 этапа:

1. Готовить из юношей воинов, приучать к оружию и лошади, аталыки начинали с 5-6 лет. Главный способ обучения - охота. С 16 лет они, вместе с аталыками, начинали ездить на воровство, в походе прислуживали взрослым, которые показывали мальчишкам, ещё не доказавшим храбрости и «хищнических способностей», своё неуважение.

2. Став взрослыми, они проводили жизнь в постоянной охоте на диких зверей, домашних животных и людей. Научившись красть у подданных, молодые князья и дворяне «ездили на воровство к посторонним». Многократное участие в набегах приносило молодому наезднику вес и уважение, его приглашали на хищничества, он сам собирал партии. Количество собранных людей - вывеска его достоинства. Всё похищенное молодой наездник раздавал - он имел щедрую руку, но ходил оборванным (пренебрежение одеждой – знак настоящего наездника), питался по знакомым. Так проходили «средние» годы жизни.

3. В 60-70 лет, он оставлял постоянное хищничество, делался хозяином и только от скуки, по временам, ездил в набеги. Кто из знатных мужчин не хищничал, того не уважали в народе. Молодёжь над ним насмехались, женщины презирали, за него никто бы не отдал дочери замуж, в старости он оставался без веса и уважения.

Идеология знати влияла на образ мыслей всего общества. Титул «джигит» («молодец», «удалец») получал любой меткий стрелок и лихой всадник из свободных слоёв населения. Во время большой войны участвовать в ней должны были не только князья и дворяне, но и свободные общинники, крепостные крестьяне. Их дети, к началу взрослой жизни, тоже успевали пройти курс военной подготовки. Один из способов - крестьянские мальчики ходили в соседние аулы красть плоды и кур. Для улучшения военного искусства черкесы участвовали в состязаниях (скачки, стрельба в цель и др.), которые сопровождали события повседневной жизни. Восхищение военной выучкой черкесов высказал Джеймс Белл; он описал черкеса, замечательно управлявшего лошадью и умевшего на скаку вынуть ружьё из чехла, выстрелить в шапку, выпрыгнуть из седла на землю, мгновенно зарядить ружье и выхватить шашку из ножен.

Основной род войска у живших на равнине «аристократических» адыгов, «ближних» абадзехов, кубанских ногайцев и абазин - иррегулярная («нестройная») лёгкая конница. Пехота из простолюдинов в набегах на Линию не участвовала и использовалась при обороне аулов, для боя в ущельях и лесах. У горных («дальних») абадзехов, убыхов и шапсугов в набегах, наряду с конницей, участвовала и пехота. Убыхи и абхазы приходили из-за гор пешими.

По утверждению Бларамберга: черкесы «знали толк в малых войнах…их войны - это вереница засад и внезапных нападений небольшими силами…они неспособны к правильной, европейской войне». По мнению Торнау: «горцы ведут обыкновенно…ночную войну набегов и засад». В «деле» конница горцев «наскакивала» на противника с плетями в руках, в 20 шагах давала 1 залп (они отлично стреляли на полном скаку), обнажала шашки и рубила. Затем уходила назад и на скаку перезаряжала ружья. Если у всадников были винтовки, для заряжания которых надо сойти с коня, то второго выстрела, как правило, не было. Другой способ нападения – черкесские панцирники на полном скаку перепрыгивали через штыки пехоты внутрь каре и, наделав много вреда, перескакивали обратно через интервалы пушек. Кавалерия черкесов не была способна к бою в правильном, сомкнутом строю и рассчитывала на успех в результате стремительных атак с целью расстроить боевой строй противника. Они наносили один мощный удар; если он не получался, отступали, заманивали в засады через притворное бегство; долго обороняться такое войско не умело.

Пешая атака называлась термином «бросаться в шашки и кинжалы». Во время нападения горцы своими криками («гиками», солдаты говорили, что «горцы гичат») старались напугать неприятеля. Но опытные воины знали, что 2-3 удачных залпа заставляли горцев бросаться врассыпную, очень редко черкесы принимали открытый бой. Они отлично стреляли из разных положений, никогда не стреляли одновременно (чтобы иметь возможность перезарядить винтовки). Во время боя в лесу, ущелье черкесов не было видно, они прятались, стреляли из-за деревьев, кустов, только иногда показывались их головы, когда смотрели в кого метить. При стрельбе закубанцы располагались т.н. «круговой цепочкой» - во время отступления, те, кто находился впереди, стреляли и прятались за последнего в цепочке стрелка, перезаряжали и снова ждали своей очереди. Таким образом, постоянно стреляя и перемещаясь, они отходили назад. Отступление не считалось стыдом, главное при первой возможности оправиться и снова драться. Постыдно попасть врасплох, отдать без боя добычу, не вынести тел убитых, сдаться в плен с оружием. При необходимости черкесы могли притворяться убитыми. В безвыходной ситуации они убивали лошадей, ломали ружья, пистолеты, ломали шашки, связывались поясами и, под заунывные смертные песни, бросались с кинжалами в последнюю схватку.

Войско «аристократических племён» состояло из 3 частей: «панцирники» из князей и «первостатейных узденей». Кольчуга, шлем, лук были оружием знатных, простолюдинам не разрешалось ими пользоваться. Некоторые князья, чтобы подчеркнуть древность и значимость рода, не применяли огнестрельное оружие - пользовались луком, саблей или шашкой. Стрелы князей были оклеены белыми орлиными перьями, «прочие люди» не смели их употреблять. Вторая часть войска - «простая конница», «уздени второй и третьей степени», вассалы более знатных дворян. Такой дворянин должен иметь полный комплект холодного и огнестрельного оружия (ружьё, пистолеты, шашка, кинжал). Зависимые крестьяне и слуги составляли третью, вспомогательную часть войска.

В случае большой опасности к ним присоединялось ополчение из свободных крестьян. Доспехов воины они не имели и сражались в пешем строю с ружьями и кинжалами, хорошая шашка и пистолеты была для них дороги. Большое, из нескольких княжеских отрядов и крестьянского ополчения, войско возглавлял старший князь, сохранявший начальство над своим личным отрядом. Обычно это требовалось для дальнего набега или отражения сильного неприятеля, так как о занятии завоёванной земли черкесы никогда не думали. Такого предводителя могли избрать не по старшинству рода, а по личной храбрости и общему доверию. На время похода он имел большую власть, вплоть до казни ослушников без суда и разбора лиц. Однако ему предписывалось воздерживаться от такой меры относительно князей, чтобы избежать кровной мести.

Кроме искусства нападения у черкесов было развито умение обороны. У племён, живших на равнине, поселения были укреплены «окопами» - у темиргоевцев аулы защищались поставлеными крест-накрест толстыми жердями, нижний просвет был заполнен землёй, а верхний заложен терновником. По углам - сторожевые башни из плетня, покрытого соломой. Если обороне внешних границ поселения горцы уделяли внимание, то защитой своих домов практически не интересовались. Дома (сакли) строились из «турлука» и соломы, постройки знатных людей не строились с крепкими стенами - это показывало хозяина трусливым. Аулами в лесах горцы не дорожили, не укрепляли их ничем, кроме плетнёвой ограды. Они всегда стояли недалеко от леса, верного спасения при нападении. На лесных дорогах устраивались завалы, засеки. Недоступнее всех были абадзехи, совершавшие «сезонные переселения» весной и осенью с гор на равнину и обратно. После сбора урожая, который увозился в горы, по ночам, переселялся весь аул. С собой забирали двери, окна, опорные столбы. На новом месте сакли возводились в 3 дня. Высоко в горах абадзехи, абазины и др. племена жили в укреплённых аулах на труднодоступных местах.

Огнестрельное оружие адыгов было «восточным» – лёгкое, без штыков, не приспособленное к рукопашной. Большое распространение получили 13,5-15 мм. кремневые «пластырные» винтовки с диоптрическими прицелами местного, крымского, дагестанского и турецкого производства. При заряжании винтовки пули смазвали жиром и забивали в ствол молоточком; чтобы она плотно держалась в стволе, её обёртывали в тряпочку. Винтовки били на 400 шагов и позволяли почти безнаказанно стрелять по русской пехоте с «250-300-шаговыми» гладкими ружьями. Их достоинство-точность и дальнобойность, недостаток-медленность заряжания. Кроме них применялись гладкоствольные одно- и двуствольные ружья; двуствольные винтовки и комбинированные ружья с гладким и нарезным стволами. Ружьё носили в чехле и с подсошками. Одноствольные 14-15 мм. пистолеты были «закубанской отделки» или «турецкой работы» (иногда, для усиления поражающего эффекта, из них стреляли 2 пулями). К пистолету прилагался шейный шнур и чехол. Воинское снаряжение дополняли нашитые на груди гнёзда для «газырей». В них хранились заряды для первых выстрелов, в начале XIX в. их было 6-8. Затем их число было увеличено. Остальные «огнестрельные и походные запасы» носили на поясе и в карманах: отвертка-кресало, пластинка для отливки пуль, пороховница, натруска, мешочек с пулями, пыжами, запасом кремней, трут, коробочка с жиром для смазывания пуль и всего оружия. В одном из газырей хранились серные нити и смолистые щепки. Своей артиллерии у закубанцев не было, в изучаемый период они иногда применяли лёгкие полевые пушки, которые получали «напрокат» от турок. Так в войну 1828-1829 гг. горцы использовали 8 пушек. Единственный вид черкесского оружия тяжелее винтовки - «фальконеты» - лёгкие 1-2-фунтовые орудия на переносных станках - «железных рогатинах» с единственным видом снаряда - ядром.

К началу XIX в. сабли черкесами уже не применялись. Только «дяте»- «колчанная сабля» носилась князьями как парадное оружие. Основное холодное оружие – шашка (70-75-см. облегчённый вариант сабли с незначительной кривизны клинком без перекрестия для защиты руки). Клинки черкесских шашек были местного производства, немецкие, итальянские, венгерские, польские, арабские; на Кубани встречались булатные шашки высокого качества. Ножны шашек - деревянные; они не бряцали, не тупили её. Рукоять плети и конец ножен шашки были обмотаны материей, напитанной воском, скрутив её, можно сделать свечу. Шашки были дороги, «общенациональным» оружием были кинжалы - большие и тяжёлые лезгинские, тавлинские, небольшие и узкие кабардинские, короткие и широкие шапсугские. Их отдельный тип – длинные и узкие «противокольчужные». В ножнах кинжала хранился подкинжальный ножик. Т.н. «разъёмные кинжалы», которые было можно применять как два отдельных в обеих руках, закубанцами не использовались. Черкесы применяли и замаскированное оружие – ножи в посохе, рукоятке нагайки. Для стаскивания с коня и похищения людей они виртуозно применяли аркан.

Как уже упоминалось, знать применяла лёгкие кольчуги. Так называемый трёхкольчужный панцирь весил всего 6 фунтов и легко укладывался на ладони. Способ проверки-кольчугу набрасывали на телёнка и стреляли из пистолета; как правило, пули не повреждали доспех. Русские сабли (не булатные шашки, знаменитая «гурда» предназначалась как раз для рубки кольчуги) скользили по кольчуге «без вреда». Пробить её могла или казачья пика, проходящая между кольцами, если удар шёл вдоль тела или под острым углом к нему, или сильный солдат её разрывал штыком. Многие князья и дворяне «даже коней закрывали до половины панцирем». Появление винтовок стало снимать доспехи с вооружения, хотя на Кавказе был способ прострелить кольчугу - заряд из пучка иголок. Кроме кольчуги в состав защитного вооружения входили: шлемы с «бармицей» (кольчужной сеткой) типов «кипха» (небольшой низкий) и «таш» (большой конический), наручи, кольчужные рукавицы или перчатки. До середины XIX в. князья и дворяне использовали «сложные» луки со стрелами. Использование лука было сезонным - весной и осенью (летом от жары тетива слабнет, а зимой, от морозов, слишком туга). К середине XIX в. «дворянская привилегия» – доспехи, луки и стрелы перестают применяться.

В малой мобильной войне, которую вели черкесы, были очень важны лошади. На Кубанской Линии набеги совершались только конными партиями. Серьёзные и дальние набеги совершались наездниками, у которых было 2 коня. Черкесские сёдла не утомляли коня, даже если оно оставалось на нём неделями. Горцы приучали лошадей не бояться огня, воды, идти на зов хозяина, часами стоять не шелохнувшись и не фыркая, держали их в тёмных конюшнях, чтобы они видели в темноте. Один из видов джигитовки – конь толкал своей грудью лошадь противника, чтобы сбить его вбок и подставить под удар незащищённый профиль всадника. Перед набегом черкесы «подъяруют лошадей»-готовят к трудностям похода (обильно кормят, часто купают, гоняют под попонами; за несколько часов до набега перестают кормить и т.д.). Лошади становились выносливы, могли скакать весь день не уставая. Большое мастерство горцы показывали при воровстве коней - громкими криками они их пугали, «сбивали в косяк», всадник-«водак» гнал его к реке и загонял в воду. Связанные одной верёвкой, лошади, чтобы петли их не удушили, держались вместе, переплывая реку. Для обороны горцы «батовали» лошадей - клали на землю, вязали им ноги и делали «живой бруствер». Отрезанный в бою от своего отряда, всадник пускал коня к берегу реки и, не взирая на её быстроту и крутой берег, прыгал в неё, почти всегда выплывая на другую сторону. Если в бою убивали лошадь, всадник подбегал к другому горцу, хватался за луку седла и конь уносил обоих.

Чтобы понять, почему черкесы так удачно совершали набеги на Кубанскую Линию необходимо описать тактику самого набега. Они делились на 2 модели - «княжескую» и «военно-демократическую». Основные отличия «демократических» - 1. Присутствие в набегах и конницы, и пехоты. 2. Способ дележа добычи – у «демократов» она делилась поровну между участниками набега. Набеги «демократических» племён подробно описаны в работе М.М. Блиева и В.В. Дегоева «Кавказская война» (М.,1994.), но там уделено мало внимания «аристократическим набегам».

Партия «харцызей» (разбойник, «хищник» по-черкесски) отправлялась в набег. Во избежание измены никто, кроме предводителей, не знал цели набега, мест ночлега и переправы. По числу «набежчиков» партии делились на 3 типа: малая (до 10 человек), средняя (20-50) и большая (100 и до нескольких тысяч участников) численности. «Белат» (проводник) ехал впереди, несколько человек сбоку от него, остальные дробились на небольшие кучки и ехали сами. Белат осматривал окрестности. Когда видел подозрительный предмет, то спешась, полз на курган. Если замечал людей, бросал вверх шапку, а сам скатывался с кургана вниз. Эта хитрость обманывала неприятеля, «будто птица слетела».

Если набег был дальним и опасным, партия шла только ночью, днём скрывалась в глубокой балке или лесу, среди чащи терновника. Туда прорубали тропу, вводили лошадей и вырубленный тёрн снова втыкался, «тропа зашивалась». Много еды в набег не брали (черкесы были умеренны в еде, переносили голод, по крайней мере, 4 дня), а посылали гонца в ближний аул и, по обычаю гостеприимства, наездники получали всё что надо. Продукты, ещё до рассвета, оставлялись поблизости. По горскому этикету не полагалось спрашивать из кого состоит партия, куда идёт, видеть её участников и т.д. Впоследствии, если отгонялся скот у соседей или у русских, жители аула, не зная в лицо наездников, не могли их выдать. Если окрестности места отдыха не давали возможности скрыть караульного, делалась «защита из высокой травы, вроде снопа», он полз на удобное место и, спрятавшись, лежал незаметным.

Ночью порядок похода меняется: боковые патрули съезжаются к партии. Только один белат в нескольких сотнях шагов, с взведённым курком ружья, вслушиваясь в малейший шорох, медленно ехал впереди не сводя глаз с ушей коня (горские лошади осторожны и часто предупреждают всадника об опасности движением ушей, робкой поступью или фырканьем). Глухой свист распоряжает движениями всей партии. Во время ночного отдыха партия окружает себя караульными, которые, залегши по тропинкам или дорогам, приникают ухом к земле и различают по гулу бег оленя или топот коня. В самую тёмную ночь, когда небо покрыто облаками, партия редко удаляется от направления. Белат учитывает ветер, чувствует его изменение и часто проверяет себя компасом. В ясную ночь, звёзды - их вожатые; созвездие Лиры указывает часы. Если компаса нет, и сухая погода мало увлажнит землю росой, тогда первая кочка служит компасом; приложив руку, согретую за пазухой, к её сторонам, влажнейшая определяет север и направление движения берётся снова с большой верностью. Туман иногда рассеивает партии, добытые огнивом искры служат сигналом сбора, тогда сотни искр сыплются на большом пространстве и в разных направлениях.

К Линии партии подходили в основном ночью, днём отдыхали в балке. В это время велась тщательная разведка правого берега Кубани, например горцы, старались заметить места секретных ночных пикетов и залог, подслушать пароли и отзывы. Большое значение уделялось быстрой и бесшумной переправе. На Верхней Кубани её осуществляли верхом, через многочисленные броды, с ружьём наизготовку и заткнув патроны в папаху. На Средней – вплавь, на бурдюках (мехах) в которые клали оружие и одежду, поодиночке или с конём (к которому, под передние лопатки, подвязвали пару небольших мехов), на лодках. Одиночные «хищники», маскировались с помощью плывущих «карчей» (коряг). Момент выхода на берег мог затянуться, нередко до часа горцы сидели в воде, вслушиваясь в темноту. Если казаки выдавали себя, партия уходила обратно. На правом берегу мог выделяться отряд для маскировки следов партии, имитации обратной переправы. На левом берегу, черкесы оставляли отряд прикрытия для поддержки при возврате. Само нападение горцы старались делать около 5 часов утра, когда сон крепок и на землю опускается туман. Грабёж проводился по чёткому плану, пример - черкесы, ограбив двор, потрошили подушки и перины, чтобы показать другим «хищникам», что он уже разорён. Сделав «хищение», они быстро уходили от погони. Одно из правил – не встречаться в битве с врагом после того, как в руки отряда попала добыча.

Удачнее всего действовали партии средней численности. Обнаружить её было сложно, как и малую, но их сила принуждала пикеты отходить, вести издалека перестрелку или даже прятаться. Если её замечали, горцы нередко успевали захватить добычу и уйти до подхода казачьих резервов. Малочисленные отряды ещё легче переходили Кубань, их цель – отдельные люди. Но, если их обнаруживали казаки, у закубанцев оставалось 2 выхода – или быстее уйти, или умереть. Большие партии собирались долго, сведения о их сборе поступали к кордонному начальству и оно, как правило, принимало меры осторожности.

Горские набеги совершались не только друг на друга, но и на российскую границу. На Северо-Западном Кавказе - это, до второй половины XVIII в., земли Донского казачьего войска. О том времени Хан-Гирей писал: «в степях между Кубанью и Доном…наездники, как метеоры, летали по нему, всюду оставляя кровавые следы». Один из примеров - летом 1771 г. князь Сокур Арсланбек Аджи разграбил ст.Романовскую - часть жителей изрублена, остальные попали в плен. Через Кубань пленников перегнали на броду, получившем затем название Романовский. За Кубанью войска догнали и разбили «хищников». С конца XVIII в., с появлением Кубанской и Черноморской Линий, набеги начинают совершаться на российские укрепления, станицы, сёла в Прикубанье.

В средневековье наездничество благородных и воровство простых людей служили методам воспитания воина-защитника племени. Наездничество не осуждалось, а наоборот находило среди горцев экономическое и идеологическое обоснование. К началу XIX в. этот обычай уже не существовал в первозданном виде и вылился в простой грабёж и разбой. Хан-Гирей восторгался нравственными принципами древних адыгов и с тревогой следил за тем, какой характер приобрел этот обычай в его время. Он говорил: «Наездничество…превратилось в разбойничество…оно покраснело бы от мысли украсть у соседа лошадь, изменить слову, его цель – слава, отвага, а теперешнее разбойничество, как развратница, не знает и тени стыда, его цель – корысть».

С конца XVIII в. горцы совершали большинство набегов на пограничные владения России по Кубани и Тереку, российские власти делали всё возможное, чтобы их предотвратить. Но ничего из этого не выходило. Система «малой войны» у горцев была доведена до совершенства, Энгельс считал,что сила горцев «заключалась в их непрерывных вылазках из гор на равнины, во внезапных нападениях на русские аванпосты, в быстрых набегах в глубокий тыл русских передовых линий, в засадах на пути русских колонн…горцы были легче и подвижнее, нежели русские, и полностью использовали это преимущество…Эти успехи…были результатом наступательной тактики». Поэтому действия горских партий были успешны до тех пор, пока Кавказская Линия находилась в своём первоначальном, оборонительном положении. Во времена Ермолова, когда «Кавказская война пришла в горы», наступательная, набеговая тактика горцев перестала приносить им только успехи.

Современный уровень изучения событий «Кавказской войны» часто подводит исследователей к ответу на следующий вопрос: кто, для чего и как совершал набеги на российскую границу в конце XVIII - начале XIX веков? Из всего массива свободного мужского горского населения (крепостным крестьянам и рабам оружие не доверяли) в набегах участвовали те, кто имел верховых лошадей и полный комплект холодного и огнестрельного оружия – главные условия успешного набега. По этому признаку можно выделить 3 группы:




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница