Свод правил поведения чеченской молодёжи г. Грозный 2013 г


Часть 4 ПРИМЕРЫ БЛАГОРОДНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЧЕНЦЕВ



страница3/5
Дата07.03.2016
Размер1 Mb.
1   2   3   4   5
Часть 4
ПРИМЕРЫ БЛАГОРОДНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЧЕНЦЕВ.


Ты благороден и отважен не потому что чеченец,

но ты чеченец, если благороден и отважен!
Рассказывают, что как-то имам Шамиль получил письмо, в котором говорилось, что у одного из его верных воинов умерла жена. Шамиль решил проверить воина, он сказал:

— Пришло письмо с известием, что твой отец скончался.

— В таком случае разрушилась крыша нашего дома, мне придется отправляться в путь, — ответил воин.

- Нет, умер не отец, а мать.

— Мой дом начал проваливаться, надо ехать домой.

— Извини, я перепутал, умерла не мать, а твой брат.

— Тогда рухнула стена дома, и мне надо ехать на похороны.

— Да что я говорю, не брат, а сестра твоя скончалась.

— С моего сердца упал любимый цветок — я должен оказаться дома.

— Я проверял тебя. На самом деле умерла твоя жена.

— Ежели так, то весь дом развалился, и от него ничего не осталось. Теперь мне незачем ехать домой.
Забота о младших

Старик, его сын и внук пошли косить сено. День был жаркий, солнце палило нещадно. Мальчик оказался без шапки, тогда отец снял свою шапку и надел на мальчика, а сам остался с непокрытой головой. А старик снял свою шапку и натянул её на голову своего сына.


Прыжок в бездну

В 70- е годы прошлого века по дорогам Чечни ездило не так много автотранспорта, порой, маршрутный автобус являлся единственным средством передвижения из дальних сел в районный центр или город Грозный. В один из весенних дней из горного села Шатоя в столицу направлялся ПАЗик с пассажирами. Старики, женщины, дети ехали, тихо переговариваясь, иные читали молитву, как и всегда, стараясь не смотреть в 100 метровую пропасть, по дну которой бежал бурлящий Аргун. Вдруг автобус занесло, женщины в страхе запричитали, водитель с усердием выворачивал руль, но многотонная машина с людьми неумолимо приближалась к обрыву. Крик женщин перешел в истошную мольбу о помощи. Шофер открыл дверь водителя и уже готов был спрыгнуть, но, задумавшись на долю секунды, пробормотал себе под нос, закрывая дверь: «Чуть не смалодушничал…". Потом повернулся в сторону салона и прокричал: "Бейте стекла и выбрасывайте детей!» У растерявшихся людей было всего несколько секунд, чтобы кого-нибудь спасти, что и было сделано. А автобус все же сорвался с пропасти и полетел вниз.

Случаи, подобные этому, в нашей жизни происходят довольно часто, но Шатойский запомнился мужественным поступком водителя, достойным истинного чеченца.
Девушка и война

Во время второй чеченской военной кампании старая женщина вместе с сыном и его молодой женой решили навестить родственников невестки, живущих в соседнем предгорном селе. Чтобы срезать дорогу, да и через блокпост с молодым человеком лишний раз проходить не хотелось, они решили пройти лесом. На их беду в том кустарниковом лесочке оказалась «секретка» федеральных разведчиков. Путников задержали, в грубой форме развели так, чтобы они не видели друг друга, и начали допрашивать. Не буду расписывать, как пленники испугались… Молодая женщина, с которой разговаривал один из военных, готова была упасть в обморок, ее трясло как осиновый лист. «Не бойся, - сказал солдат. – Мы вас не обидим. Ты же хочешь спасти своего мужа?..» Она непонимающе посмотрела на него, в глазах затеплилась надежда. «Пообщаешься с нашим командиром полчасика, у него сегодня день рождения… Никто не узнает», - это был недвусмысленный намек. Но в глазах девушки вспыхнули такие искры, словно взорвался килограмм пластида, солдат даже отпрянул, опасаясь как бы эта женщина, внезапно превратившись в пантеру, не порвала ему все лицо и горло. Но та ответила твердым как благородная сталь голосом: «Моему мужу не нужна жизнь, спасенная такой ценой! И мне не нужен муж, с такой женой!..».

Их отпустили, они проследовали дальше и дошли до ворот, не обмолвившись ни словом. Свекровь остановилась, задумалась на минуту и сказала снохе: «Иногда мы должны отвечать даже за то, чего не было, только потому что это похоже… Скажи своим родителям, что ты сама вернулась домой, что не хочешь жить в нашем доме. Остальное умрет с нами». Старуха повернулась, чтобы уйти, сын ждал поодаль, как через всхлипы послышалось: «И зачем вы взяли меня в дом, если не можете защитить?» Свекровь постояла секунду в задумчивости, повернулась, она выглядела самым несчастным человеком: «Прости, дочка, пойдем домой. Забудем об этом. А к твоим родителям пойдем через неделю, или они к нам придут…».

На второе утро старую женщину нашли мертвой в своей постели. Наверно, она не захотела оставаться свидетелем того, что могло быть с ее снохой.


Цена спасения

Всем хорошо известны истории, как наши благородные женщины прыгали в пропасть вместе с врагами, пленившими их, чтобы не уронить честь и достоинство чеченской женщины. Примеры подобного поведения были во все времена. Зина Алиева из Шали рассказала нам такую историю:

«Моя мать была бедной, очень стеснительной и честнойженщиной, в молодом возрасте она вышла замуж за нашего уже немолодого отца, который до нее был женат и имел несколько детей. Перед выселением в Среднюю Азию и Казахстан, к каждой семье подселяли военных, которые якобы приехали на военные учения в горную республику, они жили и питались в семьях. У нас тоже поселился один из них, он сумел подружиться с домочадцами. Наш отец вынужден был покидать дом по работе, несмотря на то что в доме находился чужой мужчина. Офицер часто баловал нас и относился к нам, как к родным. Отец не видел в этом ничего предосудительного, но, как выяснилось, это была не беспричинная любовь. Однажды в отсутствие отца, мать, как всегда, положила завтрак нашему гостю. Пользуясь тем, что отца нет дома, офицер рассказал матери, что чеченцев будут выселять, и что он сможет спасти ее и детей в случае, если она выйдет за него замуж и уедет с ним в Москву. Воспитанная в духе горских традиций и мусульманской религии, моя мать испытала такой шок и стыд, что после этого она в течение месяца лежала в постели, считая, что виновна в том, что она приглянулась гостю. Естественно, она и словом не обмолвилась о произошедшем нашему отцу, ибо это могло навлечь беду на нашу семью. Вот такими целомудренными были наши женщины», - рассказывала Зина.

Сердце и дух

В одном из своих рассказов, народный писатель Чеченской Республики Муса Бексултанов описывает сватовство пожилого мужчины. А дело было так. Герой истории прожил со своей женой долгую счастливую жизнь, дети выросли, и они остались одни, а старушка все чаще болела, в то время как старик все еще выглядел достаточно бодрым для своего возраста. И вот как -то вечером жена и говорит мужу: «Женился бы ты, вон у нас и второй дом во дворе свободный стоит. И мне помощь была бы, а то не справляюсь, не могу ухаживать за тобой, да и дела домашние мне в тягость…». На том и порешили. На второй день мужчина сел на коня и поехал свататься к разведенной женщине средних лет. Когда он рассказал о цели своего визита, женщина извинилась и сказала, что не хочет более связывать ни с кем свою судьбу. Старик не стал выказывать своего недовольства, только и сказал: «На нет и суда нет». Вышел, направился к своему коню. Женщина, провожая гостя, предложила подержать стремя, чтобы помочь ему сесть на коня. «Нет нужды, я сам справлюсь», - сказал старик и попытался сесть на коня, но с первого раза у него ничего не получилось, как, впрочем, и со второго раза. Он посмотрел в небо и воскликнул: «Бог, почему ты не дал мне здоровье под стать духу, или дух под стать сердцу!». Взобравшись с третьей попытки на коня, старик направился домой. Женщина окликнула его и сказала: «Присылай за мной людей, я согласна за тебя выйти».


Благопристойные гости

К кумыкскому князю Шамхалу Таркинскому приехали его друзья чеченцы. Хозяин несказанно обрадовался, велел приготовить самые изысканные блюда, чтобы угостить дорогих гостей. Настало время ужина, князь и его гости сели вокруг обильного дастархана и завели неторопливый разговор. Время шло, а гости поели совсем мало, да так мало, что князь в душе даже обиделся. И чтобы проверить их, приказал на следующий день приготовить безвкусной, не соленой пищи. Но и теперь чеченцы съели столько же, и виду не подали, что еда чем-то отличается от вчерашней. Удивленный князь спросил: «Вчера была очень вкусная еда, но поели совсем чуть-чуть. Сегодня вам преподнесли совершенно невкусную еду, вы съели столько же. В чем дело?» Гости улыбнулись: «Мы приехали к тебе в гости, Шамхал, увидеться, получить удовольствие от общения с тобой, и меньше всего думали о том, чтобы насытить свое чрево твоими изысканными блюдами». Шамхал понял, что приехавших к нему друзей нельзя упрекнуть в чревоугодии.



Кунаки

В старинной чеченской балладе описывается встреча терского казака и чеченца. Двое молодцев - Автуринский Ахмад и казак были влюблены в красавицу - казачку из Кизляра. Случайно оба молодца встречаются на невысоком хребте у Терека. Казак, увидев безмятежно спящего чеченца, не стал вероломно пользоваться случаем, напротив, отпустив своего скакуна пастись рядом с конем Ахмада и, вытянув из-под чеченца половину бурки, лег рядом с ним. Ахмад увидел сон: будто лошадь некоего казака испугала его скакуна. Проснувшись, автуринец увидел, что сон был явью. Гордый Ахмад разбудил казака и пригласил хозяина лошади сразиться с ним в поединке. Удалой казак согласился. Соперники выбрали самое надежное оружие – сабельные клинки. Однако в самый последний момент перед поединком казак обратился к Ахмаду со словами: «Выслушай меня, Ахмад Автуринский, не подумай, что во мне говорит страх, нет! Если удача будет на твоей стороне и ты пронзишь меня клинком, люди скажут – «убил какого-то казака». А если я лишу тебя жизни, скажут – «легендарного Ахмада убил какой-то казак». Не лучше ли стать друзьями, место для подвига в нашей жизни всегда найдется! Скажи, куда ты направляешься?»

После этого Ахмад рассказал казаку, что собирается жениться на полюбившейся ему кизлярке. Казак, несмотря на то, что эта девушка нравилась и ему, пожертвовал своей любовью ради святой дружбы и поехал с Ахмадом сватать прекрасную жительницу Кизляра. Казак сосватал ее и со словами доброго напутствия любви и мира проводил молодую пару домой, Принявшую веру мужа прекрасную кизлярку, родственники Ахмада называли ГIизларха (Кизлярка). До свадьбы, по обычаю, девушка жила у одного из друзей Ахмада, в доме жителя Малых Атагов Кадия (ныне его потомки Кадиевы). На свадьбу друга гребенский казак пригнал из затеречной степи 40 жеребцов. Вместе с другими друзьями Ахмада казак сопровождал и невесту в свадебном эскорте от Малых Атагов до Автуров. На свадьбу с поздравлениями приезжал имам Шамиль. В честь своего друга, казака Саньки, Ахмад нарек своего сына именем Сату. У Ахмада были также четыре дочери. В доме Ахмада жил его друг и беглый русский солдат Кузьма. Рассказывают, что в селе Автуры до сих пор живут чеченцы - потомки беглого солдата Кузьмы.
Соль в глаза

В эпоху хрущевской оттепели, получив реабилитацию, чеченцы в конце 50-х годов 20 века вернулись на родину. Но советские нравы активно внедрялись в их жизнь, преследовались деятели религии, порицались национальные обычаи, традиции. Особенно тяжело переживали этот факт старцы, ценой неимоверных усилий сохранившие устои предков в чудовищных условиях ссылки. Седобородые старики качали головами, видя, с какой легкостью молодые люди относятся к форме своей одежды, ибо были рождены и воспитаны настоящими аскетами в еде, и носили только скромную одежду. В 70-е годы началась «революция». Подчиняясь модным тенденциям, поддерживаемым советской властью, чеченская молодежь начала одеваться по-современному, хотя это шло в разрез с желаниями родителей, старших. Волосы у парней стали длиннее, брюки и рубашки обтянутее, обувь на каблуках, а у девушек платья стали короче, платки на голове все уже и уже, пока не превратились в тонкие ленты.

Старик Бейбулат часто выходил на улицу и сидел на лавочке возле своих ворот, видел, как меняется молодежь и считал это началом конца, шествием в бездну, сокрушался от того, что ничего не может сделать. В один прекрасный день он взял в ладонь щепотку соли и со словами: «Я не могу это остановить, но могу не видеть», - засыпал ею глаза и ослеп.
Голод и мужество

Зима 1944 года. Северный Казахстан. Чеченцы жили в жалких хибарах, практически без пищи, были в ссылке и такие районы. Еду можно было добыть только воровством или попрошайничеством. И была одна семья, отец и трое сыновей, которая решила не заниматься ни тем, ни другим. Они закрыли дверь изнутри и тихо лежали на своих кроватях. «Мать послала меня посмотреть в окно, как они там, почему так долго никто не выходит из дома, - рассказывала бабушка. – Мне было 9 лет. Я подошла к окну, протолкнула вовнутрь тряпку, закрывающую маленькую форточку. Отец и двое сыновей лежали без движения, младший, наверное, он был чуть постарше меня, но очень исхудавший, открыл глаза и посмотрел на меня. Я бросила кусочек хлеба, что мне дала бабушка. Мальчик попытался подняться, но смог только свалиться с кровати на пол, он жадно схватил хлеб, поднес ко рту и через секунду затих. Наверно, он умер… Только тогда я испугалась и поплелась домой. Уж больно привычны мы были видеть и слышать о смерти. Но бабушка долго вспоминала эту семью, особенно отца, вспоминала и плакала по ним, хотя умерших в этот период было очень много».


Мужество

В июле 2011 года 32-летний этнический норвежец Андерс Беринг Брейвик расстрелял в молодежном лагере на острове Утoйа 84 человека. Это были подростки, участники слета молодежного крыла Рабочей партии Норвегии. «Никогда со времен Второй мировой войны наша страна так не страдала», — заявил в те дни премьер-министр страны Йенс Столтенберг. Оказались на этом острове и двое чеченских мальчиков, они спаслись, более того, спасли еще около 30 подростков. Об этом писала норвежская пресса. Во время этих событий, один из чеченских подростков Мовсар позвонил отцу. Тот сказал ему, что необходимо сделать все, для того чтобы остановить убийцу и помочь товарищам. Норвежцы были в шоке от того, что посоветовал отец своему сыну. В итоге Мовсару и Рустаму удалось быстро организоваться, найти убежище на берегу и буквально затащить туда 23 перепуганных норвежских подростка…одного восьмилетнего пацана даже пришлось тащить Рустаму на спине около часа. При этом им удалось, трижды заплывая в холодную воду, спасти нескольких ребят из воды, в то время как убийца стоял на опушке и отстреливал из снайперской винтовки свои жертвы. Отец воспитал детей настоящими чеченцами, именно такие поступки характеризуют ментальность народа, подчеркивают красоту нравов, а не чванливое поведение некоторых молодых людей, которое мы иногда наблюдаем в городах России.



Голодомор

Бабушка рассказывала о том, как в 1933 году в нашем селе появились украинцы. Их гнал голод, их грудные дети плакали от голода. Но украинцы не просили подаяния, они пытались сами заработать на хлеб. И чеченцы, сами сводящие еле-еле концы с концами, помогали чем могли, делились последним, предлагали работу, которую и сами могли бы сделать. «Я представляю, что творилось в сердцах матерей, которые со слезами на глазах отдавали своих маленьких детей в чеченские семьи, чтобы они не умерли с голоду, - глубоко вздыхала бабушка. – А наши женщины брали их, хотя и своих ртов в доме хватало, и тоже плакали, понимая чувства матерей, и ухаживали за новыми членами семьи, как за своими собственными, ибо были людьми чести и долга». Никто не пытался воспользоваться бедственным положением украинцев, чеченцами двигало милосердие, они понимали – такое может случиться с каждым гражданином СССР. Через 11 лет это повторилось, но уже с чеченцами, их выслали в Среднюю Азию.


Терпение

«Я обратился однажды к своим слушателям, чего не хватило Адаму в Эдеме, чтобы не согрешить? Первая мысль – ума, но во время дискуссии пришли к выводу, что все-таки терпения, выдержки \чеч. Собар\, и это представляется обоснованным, так как именно ему отдается предпочтение и в различных религиях, и среди философов. Вспомним выражение Сократа: «Терпение есть основа мудрости». Представляется, что первая духовная ступень, которую человек должен выработать в себе, и есть терпение, выдержка – собар! Ведь это то, чего не хватило Патриарху человечества, то, что черным пятном лежит на всех его потомках. Можем ли мы оставить это без должного внимания и не сделать все, от нас зависящее, чтобы попытаться исправить это упущение? В этом заключается долг и обязанность каждого! Более того, без этого качества человек не может совершенствоваться в дальнейшем как Личность. Без него он перестает быть самим собой». (С.М. Хасиев)


Хлеб

«Мой дядя Хуча, тетя Энисат и двоюродный брат Альбиг в 1946 году возвращались из Караболты домой в Такмак. Время было тревожное, чеченцы были выселены в Киргизию и Казахстан. Жили голодно. Тетя Энисат на базаре выменяла кое-какие вещи на булку хлеба. Хлеб нес Альбиг в сетке, хотелось есть, но дома ждали ещё голодные родственники, поэтому решили дойти до дома. По пути мужчина европейской внешности выхватил хлеб у ребенка Альбига и убежал. Дядя Хуча, оценив ситуацию, побежал за грабителем, убедившись, что он его не догонит, крикнул ему вслед на чеченском языке: "Ты уносишь у нас последний хлеб". Грабитель остановился, отдал хлеб, извинился и объяснил, что он очень голодный и поэтому совершил этот недостойный поступок. Дядя Хуча достал карманный ножик и отрезал ему половину буханки. Тётя Энисат рассказывала, дядя Хуча подружился с этим мужчиной, и они помогали друг другу до возвращения чеченцев на свою историческую родину». (Саид Ахмедов)


Благородство

Это произошло в 1944 году в Казахстане. Была еще зима. Чеченец искал свою семью и забрел в один поселок. Казахи указали ему на дом, в котором поселили вайнахов. Мужчина постучался, и дверь открыла молодая женщина. Когда он вошел, то понял, что женщина одна с маленьким ребенком. Поблагодарив женщину, мужчина вышел, сказав, что его ждут в другом месте. Но его нигде не ждали и он, ослабевший, присел возле ее дома. Утром женщина, она была ингушкой, нашла тело умершего чеченца. Вся в слезах рыла ему могилу на окраине поселка в замерзшей, превратившейся в холодный камень земле. Все 13 лет она плакала на его могиле, но так и не узнала, кто он. В крови этого чеченца было НОХЧАЛЛА! Чеченец, узнав, что женщина одна в доме, тем более с младенцем, поблагодарив и солгав, что его ждут в другом доме, ушел. Он не стал говорить: «Раз ты одна дома, то я уйду»,- потому что знал, что женщина настояла бы, чтобы он остался, накормила бы его. Но мужчина, зная, что его пребывание в доме смутит ее, ушел.


Заготовка сена

Двоюродный брат моего деда Соип со своими сыновьями Абубакаром и Абузаром занимались заготовкой сена, было это в давние времена. Отец увидел, как у Абубакара во время работы из кармана выпало огниво (огниво тогда использовалось для зажигания сигарет, а курить перед старшими - большой позор). Разгневанный отец бросил в сторону сына свою деревянную рогатину (вилы для сбора сена). Рогатина попала в Абубакара и вонзилась в него. Смущенный тем, что отец догадался о том, что он курит, Абубакар не только не пикнул, а опустив голову, продолжал собирать сено с торчащей в своем теле рогатиной. Брат Абузар, переживая за Абубакара и, боясь проявить неуважение к отцу, медленно подошел к брату и со словами: «Зачем тебе две рогатины? Отдай мне одну!» - выдернул торчащую рогатину из бока Абубакара. Записал Альбеков Нурвади - житель с. Балансу. ПЕРЕВОД (Нохчалла.com)


На шабашке

Мой дядя в молодости со своим отцом летом ездил на заработки. Ему было 16 лет, когда на очередном строительном объекте, дождавшись, когда отец отошел, чтобы совершить намаз, он забрался в самую дальнюю недостроенную комнату, сел в углу и закурил. Наслаждаясь дымом табака, он и не заметил, как появился отец и застал его с сигаретой в зубах. Молодой человек был настолько испуган, что потерял сознание. На самом деле, обморок наступил в результате чувства вины, ведь курить перед старшими, тем более Отцом, который для чеченца второй после Бога, вверх непочтительности и неуважения.


Понимание

Это произошло зимой 1944-го года в Казахстане. Пожилой чеченец искал семью, с которой его разлучили по дороге. Он ходил от барака к бараку, опрашивая знакомых и незнакомых людей, но никто не мог ему помочь. Пришла ночь, и незнакомец решил переночевать в одном из бараков. Недалеко он него лежал юноша, который никак не мог уснуть, потому что мучился от голода. Через некоторое время, решив, что незнакомец уснул, юноша осторожно подкрался и украл у него один ботинок (не1армача), сделанный из сыромятной кожи, и начал печь его на костре, тлеющем в середине барака. Незнакомец все это видел, но не вмешивался, понимая, насколько голоден этот юнец, хотя и не представлял себе, как завтра выйдет отсюда без обуви и отправится продолжать поиски. Он ведь видел и крайнюю степень голода того юноши. Такое поведение чеченца, наверное, ближе к понятию доьналла – мужество. Еще через некоторое время юноша лихорадочно съел этот ботинок и лег спать. Оставшись без обуви, незнакомец вынужден был задержаться, он узнал, кто и чей этот юноша. Но ничего ему не сказал. Не сказал ни тогда, ни позже, спустя почти сорок лет, когда тот юноша был уже солидным человеком, стал большим начальником. Мне эту историю старик рассказал, не выдав имени начальника. Это тоже, думается, в духе Нохчалла! (С-Х. Нунуев )


Обман

Однажды старейшины вознамерились подыскать нового человека на место выбывшего члена совета. Они направились к человеку, о котором в народе шла хорошая молва. Однако дома его не оказалось, так как он ушел на пастбище за своей лошадью. Выйдя на окраину села, старейшины увидели, как он подзывал лошадь, приподняв подол своего бешмета, словно в нем что-то лежало. Конь, решив, что хозяин хочет дать ему зерна, подошел, но старик, отпустив пустой подол бешмета, схватил его за гриву. Увидев это, старейшины вернулись обратно, так и не открыв тому человеку причину своего прихода. Они посчитали недостатком то, что он обманул животное. Поэтому его и не пригласили в Совет страны.


Гостеприимство

В одной народной сказке рассказывается о гостеприимстве. Дракон свернулся вокруг единственного сельского родника и не давал сельчанам набрать воды без того, чтобы ему не выдавали по одной юной девушке. Но он дважды беспрепятственно позволил набрать воду юноше из другого края. Когда юноша уходил в третий раз, набрав воду, дракон сказал ему: "Поскольку ты гость, соблюдая приличия, я не тронул тебя, когда ты трижды приходил за водой, но больше не приходи. Появишься еще раз — живым не уйдешь".

Эти примеры показывают, что смысл существования для чеченского народа в том, чтобы заниматься дозволенным трудом на своей земле и жить в соответствии с нравственно-этическими ценностями.
Бейбулат

Рассказывают, что некогда один человек пришел к Бейбулату Таймиеву. “Я слышал, что ты очень храбрый человек, теперь мы должны помериться силами”, — сказал он. Однако Бейбулат не набросился на этого недалекого ума человека, а проявил терпение, которое помогло ему найти достойный ответ. “Я соревнуюсь с другими не в храбрости, а в следовании этикету, — сказал Бейбулат Таймиев, — к тому же я очень боязливый человек”. “Как это понимать? Кого может бояться человек с таким прославленным именем?” — удивился мужчина, пришедший соревноваться с ним в храбрости. “Я всегда боялся позора и недостойного поступка со своей стороны… Поэтому не пытайся соревноваться со мной в смелости”, — с этими словами Бейбулат Таймиев выпроводил неразумного человека.



Зелимхан и Шаляпин

За голову легендарного абрека Зелимхана царское правительство назначило 5000 рублей, потом - 18000 рублей. Но он продолжал борьбу. Приказом по Терской области властями был сформирован отряд во главе с войсковым старшиной Вербицким для его уничтожения. Когда этот отряд на гудермесском базаре избил мирных чеченцев, Зелимхан поклялся отомстить Вербицкому. Он искал его везде, но тот как в воду канул. Наконец, абреку сообщили, что его враг будет ехать по Военно-Грузинской дороге в Тифлис. И Зелимхан с десятком товарищей устроили засаду в Дарьяльском ущелье. По этой дороге всегда ездили на арбах и телегах, но в последние годы появились восьмиместные машины "Бенц". Позволить себе проехать в них могли только состоятельные люди. Зелимхану доложили, что Вербицкий (которого он, правда, не знал в лицо) купил билет на поездку в такой машине. Сохранились свидетельства, где описывается эта легендарная встреча. Помощники абрека выстрелами остановили "Бенц". В нем сидели три перепуганные женщины и пятеро мужчин. Последних начали выводить по одному "пред очи" Зелимхана, чтобы определить, кто из них Вербицкий. Один из пассажиров оказался православным священником, он молча протянул абреку кошелек, золотые часы и серебряный крест, но тот ничего не взял у него. Зелимхан также отпустил шофера и купца-грузина. Ехавший в Тифлис француз-фокусник продемонстрировал свое ремесло: достал из карманов удивленных разбойников куриные яйца. Ему тоже  разрешили вернуться в авто. Настала очередь элегантного господина лет 40 с гладко выбритым круглым лицом и голубыми глазами. На нем были фетровая шляпа, костюм из темного сукна, черные туфли. Белый плащ висел на левой руке, в правой он держал зонт как трость. Мужчина поклонился.

- Мое имя вам ничего не скажет. Я - артист и певец Федор Шаляпин, - представился он. - Мой паспорт остался в машине в моем чемодане...Далее, по одним рассказам, якобы Зелимхан ему не поверил, отобрал одежду и деньги. Но Шаляпин настаивал на том, что его ждут в Тифлисе. И тогда абрек попросил его спеть. Мастерство артиста произвело огромное впечатление: Зелимхан не только вернул артисту все, но и подарил свой кинжал. По другим свидетельствам, Зелимхан сказал певцу, что слышал о его таланте в Грозненской тюрьме от одного русского. После чего Шаляпин исполнил на русском языке чеченскую песню о доблестном воине Гамзате. Некоторые источники утверждают, что он спел знаменитую "Хасбулат удалой, бедна сакля твоя…". Эхо гор помогало ему. А когда выдающийся бас замолчал и взглянул на Зелимхана, у того в глазах стояли слезы. Абрек якобы попросил артиста никому не рассказывать о его минутной слабости. Певец сдержал слово. Вспомнил об этом случае Шаляпин уже в эмиграции в Париже, когда джигита уже не было в живых.
Сметливый юноша

В стародавние времена юноши, собираясь в отряды, угоняли табуны лошадей и стада коров у князей, живших в других местах. Надоело это князьям, собрались они и порешили: поставить над чеченцами князя, породниться с ним и с его помощью прекратить набеги на свои земли. Все эти князья пришли к чеченцам и стали убеждать их избрать себе князя, но народ не пожелал этого, и князья ушли ни с чем. Обо всем этом прослышал кумыкский князь Шамхал Тарковский и объявил:

— Хочу проверить, насколько сметливы и умны чеченцы, если им и князь не нужен. Приглашаю к себе в гости самых известных мужчин.Собрались человек десять чеченцев и поехали к нему по его приглашению. Хорошо их встретил Шамхал Тарковский. Попировали они, и затем князь сказал:

— Я задам вам один вопрос: «Кто отягощен заботами, а кто не знает забот?» Если не хотите ответить сразу, то можете оставаться у меня десять дней. Все это время вы будете жить в лучших комнатах, за вами будут ухаживать так, что вы ни в чем не будете нуждаться. Тому же, кто правильно ответит на мой вопрос, я дарю вот эту золотую саблю, - сказал так Шамхал Тарковский и повесил на ковер саблю. Согласились чеченцы и начали думать. День проходил за днем, а прийти к согласию они никак не могли, потому что каждый давал такой ответ на вопрос, который другие отвергали. Вот уже и последние дни настали. А тем временем сын одного из этих мужчин решил проведать отца и прибыл к ним. Это был юноша лет пятнадцати. Узнал он, в чем дело и сказал, что может дать верный ответ на вопрос Шамхала Тарковского. Мужчины обрадовались возможности не посрамить себя и сказали, что ответ даст безусый юнец. Затем они спросили его об ответе, и когда он им его назвал, признали ответ правильным. Призвали они князя, и самый старший сказал ему:

— Ты нам предложил такой вопрос, на который у нас может ответить любой мальчик. Вот послушай, что скажет этот юноша. Юноша ответил:

— Заботами обременен тот, кто желает быть в числе лучших людей, забот не имеет тот, кому все в жизни безразлично. Снял князь саблю со стены и подарил ее юноше. Понял Шамхал Тарковский, почему чеченцы могут обходиться без князей.



Рассказ чеченца

Это было в феврале 1945 года. На севере Казахстана в это время бывает морозно. С другом Мовлади мы ехали на санях в бычьей упряжи. Далеко нам надо было ехать. Приблизительно на половине пути мы догнали женщину, которая тащила за собой маленькие сани. На санях лежал матрасный чехол. Видимо, в нем она что-то везла. Женщину мы заметили издали. Она тянула сани, почти припав к земле. Часто останавливалась. Она была очень усталая. Мы громко говорили на родном языке. Услышав наш разговор, она немного осмелела.

– Вы чеченцы? – спросила она, когда мы поравнялись с ней. Сани мы остановили.

– Да, – ответил я. Она была ингушкой.

– Подвезите меня хоть километра два. Я бы отдохнула.

Мы без рассуждений усадили ее в сани, привязали ее санки к нашим и поехали. Чехол с содержимым не умещался на маленьких санках и падал. Женщина проворно соскакивала и опять клала чехол на место. Наконец мне надоели эти бесконечные остановки.

– Положи свой мешок в наши сани, он не будет падать, – сказал я.

Женщина подняла с дороги чехол с нечеловеческим усилием. Я даже заметил, как у нее сразу почернело под глазами. «Наверное, везет какие-то вещи и боится, что мы ее ограбим», – подумал я. Великий Аллах, я не прощу себе этой мысли. Женщина была голодна. Догадаться было не трудно. Мы с Мовлади разделили с ней свой провиант. К вечеру второго дня я как-то нечаянно оперся локтем о ее чехол. Что-то твердое лежало там. Я содрогнулся, предчувствуя что-то нехорошее.

– Что здесь лежит? – спросил я машинально. Женщина испугалась.

– Я слезу, – сказала она. – Ваши быки устали.

– Нет, – ответил я. – Ты поедешь с нами до тех пор, пока наши пути не разойдутся. Я спросил лишь потому, что мне почудилось в мешке…

Я не договорил, было как-то неприятно выговорить это слово. Женщина закрыла глаза руками и сквозь слезы сказала:

– Да, это человек.

– Кто же он?

– Мой свекор. Мы еще в поезде разлучились с семьей. Вот год, как мы странствуем по этой проклятой стране. Не можем найти семью. Свекор умер от голода. Предать его земле я не могла: ни в одном селе мне местные не дали лопату. Я хотела дойти до вайнахов, чтобы мой свекор с должным трауром был предан земле.

– Почему же ты нам не говорила? – с горечью спросил Мовлади. – Разве мы не вайнахи?

– Пусть Аллах избавит вас от несчастий, – сказала ингушка. – Я не хотела омрачать вас, несчастных, моим несчастьем.

На третий день мы доехали. Весть об ингушке разлетелась окрест лежащих сел. На траур сошлись сотни чеченцев. За 50-60 километров приходили чеченцы и первым делом высказывали соболезнования этой мужественной ингушке. Вокруг нее собралось много друзей. Умершего старика похоронили на новом чеченском кладбище. Спи спокойно!


Чеченец и Хромой Тимур

Рассказывают, как-то к Хромому Тимару пришла жена одного чеченца, с просьбой освободить её родных.

Тимар сказал:

— Вот, перед тобой стоят твой муж, твой сын и твой брат. Я отпущу только одного, кого выбираешь?

Не задумываясь, она ответила:

— Брата.


— Объясни мне, почему?

Женщина сказала:

— Мужа я могу найти, сына я смогу родить, а вот брата не могу создать.

После услышанного, Тимар освободил всех троих.


Воспитание

Мне было лет шесть или семь. Как-то я прогуливался по нашей улице. Навстречу шел старик, я знал его, он жил на соседней улице, но он меня не знал. Так как я насмотрелся сказок по телевизору, где учтивые вельможи уступали друг другу и повторяли: «Прошу вас», - простирая руку вперед, мне в голову почему-то пришло сделать то же самое. Поравнявшись со стариком, я простер перед ним руку и сказал: «Прошу», - но тут же пожалел об этом. Старик оказался крепким и ловким, он схватил меня за руку и понадавал таких затрещин, что напрочь отбил у меня охоту шутить со старшими. Я запомнил это на всю жизнь, то, как он держал меня, а ноги мои почти не касались земли, но страшнее всего была мысль о том, что старик может сдать меня отцу, тогда попало бы еще больше. К счастью, он отпустил меня, и я пустился наутек, а рассказываю об этом впервые за почти сорок лет.


Примирение осетин с ингушами
Наша семья жила довыселения вс. Курчалой, рядом с НКВД, где начальником был осетин–Дзетиев (так называли его в нашей семье), у которого было еще два брата, один изкоторых работал в МТС. Родители имен непомнят, но, как будто бы одного изних звали Георгием,кого из троих не известно.

В нашем доме квартировал опер того же заведения, ингуш, Туган Агиев. Однажды после обеда один из братьев Дзетиева пришел к нам во двор и спросил бабушку об Агиеве. Тот открыл окно ,они некоторое время разговаривали, затем раздался выстрел. Как выяснилось, при передаче Туганом нагана произошел случайный выстрел.

Так как смерть наступил а внашем дворе, то отец взял на себя все хлопоты по «обустройству» покойника, хотя и семья, где проживал покойный, и родные братья желали того же самого , но первенство было признано за отцом.

Покойного по всем «правилам» мусульманского обряда, а они иного незнали, обмыли, завернули в саван и отвезли в Осетию, если не запамятовал–Южную-в сопровождении большого количества не одних только старейшин селения Курчалой.

На третий день, после похорон, как это принято у горцев, Агиевы получили дозволение предстать перед родственниками покойного, что те и сделали в «соответствии с протоколом». Со стороны осетин было заявлено:

- Сокращение «срока» допуска их к месту траура происходит из уважения к чеченским представителям, которые приняли не просто человеческое участие, но ибольшое уважение к семье, в которое пришла беда. К покойному они относились и вжизни, и после смерти как к самому близкому человеку. Это отразилось и на лице покойного. Такое выражение бывает только у действительно упокоенного, если бы он попал в руки равнодушных людей, то этого умиротворения не было бы на его лице».

Что восхитило отца и других участников этого события? Как выразился один из них: «Осетины сумели свое горе положить под подошвы ног, как бы им не было тяжко. Как можно таких людей не уважать?»

Отец рассказывал, что, будучи христианами, они не хотели даже открыть лицо, развязав саван, этого «мол» у чеченцев не принято. После того как настояли на необходимости прощания спокойным, подошла старуха и сказала:

- Спасибо вам за спокойствие наших душ. Мужчины из уважения к вам, конечно, похоронили бы, но наши души были в смятении. Вы прочитали наши мысли, вы заглянули в них. Мы убедились, что Создатель един и в ваших руках, наш брат и сын, действительно ,упокоился. Нам, может быть, это так хорошо и не удалось бы. Спасибо еще раз.

Отец отметил, что в течение того времени, которое чеченцы провели среди осетин, он и исполнял и все предписания мусульман, и не было ни одного косого взгляда. Вселении не было ни одной свиньи, если их и держали до нашего приезда, то к нашему приезду их и след простыл. Чеченские старики даже предположили, что они мусульмане неизвестного им толка. Все участники поездки к осетинам были единодушны, что, первым делом, односельчане уважили семью Дзетиевых – это возможно только среди достойных людей. Это были очень благородные икрасивые люди. Их вспоминали как людей чести и высокого достоинства.

Как мы можем убедиться, истинные чеченские традиции, пронизанные благородством и основанные на народной мудрости, способны примирить людей любой национальности и во все времена» (С.-М. Хасиев).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница