Свен-ёран эрикссон о футболе



страница2/8
Дата31.07.2016
Размер1.24 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Эрикссон:

Это напоминает мне об ошибке, которую я однажды совершил. Когда я начал


работать с Ромой, я попытался положить конец обычаю встречаться в гостинице
до матчей по воскресеньям. После окончания тренировки в субботу, я сказал
игрокам: "Встретимся завтра за обедом".

Это вызвало всеобщее изумление и, в конце концов, мне пришлось восстановить


такие встречи: Отступление! С одной стороны это вызвало сомнения у
руководства клуба, а с другой стороны был игрок, который испытывал
неуверенность без коллективной психологической подготовки в гостиничном
номере. Ритуал и обычай могут придать уверенности.

РАССЧИТЫВАЙ НА ПОБЕДУ, НО ПРИНИМАЙ ПОРАЖЕНИЕ



Нужно иметь смелость проиграть, чтобы набраться смелости выиграть

Прочтите эту строку еще раз. Для многих она звучит непонятно. Неужели для победы нужна смелость проиграть? И что имеется в виду под "смелостью выиграть?"

Ведь выиграть у каждого найдется смелости? К сожалению, это не так.

Как мы говорили ранее, перспектива большого успеха часто вызывает сопротивление подсознания. Мы чувствуем беспокойство и боимся выйти за рамки того, что называется "зона уверенности".

Все люди имеют физические и психологические ограничения. Мы бы достигли верхней границы, если бы могли использовать все наши резервы, талант и способности. Но есть и нижний предел. Если все идет ужаснее некуда, мы не будем чувствовать себя хуже определенного минимального уровня. Неудачное выступление, которое отбрасывает нас к минимальному уровню, будет болезненным переживанием. Мы будем ощущать неуверенность.

Оставаясь выше этого уровня, мы будем чувствовать себя уверенно. Интересно, что мы возводим психологический барьер для защиты нас от нашего максимума.

Превысив этот барьер, мы будем чувствовать себя неуверенно. Мы бы не знали, что делать. Поэтому полностью уверенным человек чувствует себя только в пределах между верхним и нижним пределами.

Это представлено на иллюстрации ниже:

Максимальные достижения

Мы называем это зоной уверенности. Вся наша работа до улучшению игры


фактически сводится к расширению этой зоны уверенности - как вверх, так и
вниз. И обычно мы начинаем с нижнего психологического предела.

Наша зона уверенности должна быть широкой.

Райло:

Спортсмены обычно обращаются ко мне, желая улучшить свои результаты. Они


хотят поднять верхний психологический предел. Я обычно говорю им: "Мы
начнем не с этого. Мы начнем с понижения нижнего психологического предела.
У Вас будет повышенная устойчивость к неудачам".

Я часто слышу: "Куда же дальше понижать? И без того дела из рук вон плохи.


Или надо выступать еще хуже?"

Однако именно такой подход и оправдан. Для повышения верхнего


психологического предела, обычно сначала требуется понизить нижний. Речь не
идет о смене целей. Это совершенно другое дело. Здесь мы говорим о
расширении зоны уверенности - как вниз, так и вверх.

Можно привести хорошие примеры из игр с мячом как оба этих предела


работают вместе. Если мы боимся проиграть, нам будет страшно делать и
выигрышные ходы. Но если мы не боимся проиграть, то у нас будет и смелость
идти на выигрыш. Нужно не боятся проиграть, для того чтобы выиграть.
Когда я читаю лекции по этой теме по всему миру, я часто слышу возражения от
аудитории. Слушатели говорят: "Но ведь победитель никогда не любит
проигрывать". Мой ответ: да, победитель терпеть не может проигрывать, но он
не должен беспокоиться по поводу возможного проигрыша. Это чрезвычайно
важно. Если мы хотим стать победителями, нам не может нравиться поражение,
но нельзя допускать тревогу в случае поражения.

Не терпеть поражений, но и не бояться их

Эрикссон:

Возьмем двух игроков, например Роберто Манчини (который теперь тренер


Фиорентины) и Синишу Михайловича. У них есть воля к победе и, разумеется,
они терпеть не могут проигрывать. Но они не принимают поражение близко к
сердцу и на следующий матч выходят с прежней уверенностью. В других видах
спорта, например в теннисе, можно назвать Бьёрна Борга и Матса Виландера, в
гольфе - Тайгера Вудса.

Тайгер Вудс умеет и побеждать и проигрывать

Эти игроки не любят проигрывать, но не страдают по поводу поражений. Если


мы начинаем сомневаться в своих силах, наш нижний психологический предел
начинает подниматься вверх - одновременно с понижением верхнего предела. В
таких случаях мы получаем то, что называется "клеткой показателей".
Спортсмен часто имеет гораздо более высокий потенциал, чем тот, который он
показывает, однако боязнь неудачи запирает его в клетку показателей.
Настоящие победители редко страдают от этого, потому что им удается держать
беспокойство на низком уровне.

Рассмотрим пример вне спорта. Предположим, что мы положили на пол


железную балку шириной 20 см и просим Вас пройти по ней. Несложно, правда?
Тогда мы поднимем ту же самую балку на 30 метров вверх и закрепим ее, и
попросим Вас сделать то же самое. Физически, объективно, задача не стала
более трудной, но страх падения затруднит ее выполнение - настолько, что Вы и
в самом деле подвергнетесь большому риску падения.

Чем больше Вы будете бояться упасть, тем труднее будет выполнить это задание.


Чем больше страх совершить ошибку, тем больше вероятность ее совершения.

Райло:

Интересны результаты некоторых участников соревнований по стрельбе. Когда


я просмотрел серии по пять выстрелов, то обнаружил, что промахи были в
основном в конце. После трех или четырех выстрелов в десятку, пятый выстрел
был в семерку или восьмерку. Подсознание начинало протестовать, говоря:
"Стоп, да ты просто не настолько классный стрелок!". После нескольких
попаданий в яблочко, спортсмен начинал чувствовать, что выходит за рамки
своего верхнего психологического предела и испытывать неуверенность.
Поэтому он и промахивается. И радуется этому промаху. Это возвращение в
привычную надежную зону уверенности.

Мы провели эксперимент. После того, как стрелки выбивали три десятки, мы


прерывали серию и говорили им, что сделаем перерыв и продолжим позже.
Стрелки снова выбивали три десятки - без проблем. Но теперь у них было шесть
десяток подряд. Причина, как понятно каждому, была чисто психологической, а

не технической. Подсознание допускает три попадания в десятку подряд, но не пять и уж точно не восемь десяток подряд. Подсознание нажимает на тормоз. И этот подсознательный тормоз управляет нашей волей, которая хотела бы максимально возможное количество десяток.

Любой, кто играл в гольф или теннис, знает много случаев, когда подсознательные психологические процессы подавляют волевые и сознательные

процессы.



Подсознание давит на тормоз

Тогда что нам делать? Есть только три возможных пути. Рассмотрим пример


прыгуна в высоту.

  1. Он может решить не прыгать вообще. Это самый надежный способ не
    сбить планку - и не совершить ошибку. К сожалению слишком часто мы видим,
    что люди выбирают именно этот путь: не прыгать, не рисковать, не
    отваживаться, не пытаться, не отвечать на вызов.

  2. Он может установить планку так низко, что гарантированно возьмет
    высоту. Безопасный выход из положения, но не очень-то конструктивный.

  3. Он может установить планку высоко. Теперь есть высокий риск сбить ее.

И ведь собьет - и неоднократно. Но он должен расти - как и все мы - определяя
границы своих возможностей.

РОНАЛЬДО - ПОЕДИНОК С НИМ ВЫИГРАТЬ НЕВОЗМОЖНО



Эрикссон:

Какие психологические механизмы мешают людям достигать своих целей, а


командам выигрывать важные матчи, когда они уже в шаге от успеха?

Райло:

Психологические барьеры представляют собой большую проблему как в спорте, так и вне его. Психологический барьер часто возникает, когда человек испытывает сильные отрицательные переживания по поводу конкретной ситуации.

Когда я работал с игроком Манчестер Юнайтед, я попросил его закрыть глаза и представить, что он играет против Рональдо. Я попросил его также создать ряд мысленных картин, в которых он выигрывает поединок у Рональдо.

Через десять минут я попросил игрока рассказать о его ощущениях. Он сообщил мне следующее:



  1. Выиграть поединок с Рональдо оказалось невозможно.

  2. Он испытывал неуверенность при мысленной прокрутке такой ситуации.
    Для меня это был пример явного психологического барьера. Если он даже
    мысленно не мог представить себе возможность обыграть Рональдо, то как бы
    он сделал это в реальности?

Мозг похож на огромный склад, с почти бесконечным количеством импульсов, впечатлений, переживаний, знаний, мыслей и чувств, хранящихся в нем начиная с рождения. Основы характера закладываются в детстве, как и то впечатление, которое о детях имеют родители. Наши роли в жизни уже определены. Уже тогда мы определяем, как воспринимать самих себя.

С годами наше сложившееся восприятие себя усиливается или ослабляется. Все что мы узнаем от наших родителей, учителей, товарищей и тренеров, остается в нашем умственном хранилище и, естественно, влияет на наше поведение. В определенной мере мы можем сознательно находить и использовать необходимое нам. Но в основном мы испытываем подсознательное воздействие. Наш мозг записывает и хранит информацию. Затем эта информация начинает свою работу через подсознание.

Наш мозг систематически объединяет одновременно происходящие события.

Футболист, который не забивает важные пенальти, скоро начинает ассоциировать их с промахами. И в следующий раз, когда он будет пробивать пенальти в важном матче, его психика "прикажет" ему промахнуться.

Он страдает от блокировки, которая прежде всего заставляет его промахиваться. Если игрок всегда хорошо играет на одном стадионе, но считает, что на другом играть не сможет, часто так оно и случается.

Лыжник, который думает, что его техника хороша для одного типа слалома, но плоха для другого, начнет получать результаты, подтверждающие его теорию.



Мозг запоминает и хранит информацию

Хорошая новость состоит в том, что все это можно изменить, поскольку верно и


противоположное: игрок, который всегда забивает пенальти, имеет мозг,
который говорит ему, что и в следующий раз он тоже не промахнется.
Отрицательные импульсы можно превратить в положительные. Энергия,
которая пригибает нас к земле, может точно так же и поднять нас вверх.
Наш мозг обладает феноменальной способностью к изменению содержимого, к
переключению с минуса на плюс, и к отдаче положительных импульсов вместо
отрицательных.

Наги мозг обладает феноменальной способностью к изменениям

В футболе мы выделяем три типа барьеров:



  1. Реализационные барьеры

  2. Ситуационные барьеры

  3. Технические барьеры.

Мы ранее упоминали Турбьёрна Нильссона, шведского игрока, очень слабо
выступавшего по профессиональному контракту в Голландии. Причиной было,
как мы говорили, то что он несколько раз не смог сыграть, когда сзади его
атаковал игрок, в результате чего у него развился психологический барьер,
повторяющийся каждый раз при возникновении подобной ситуации.

Другие игроки могут испытывать психологический барьер, когда играют на


выезде на конкретном поле. Мозг может ассоциировать неприятные
переживания на этом поле со страхом.

Этот тип ситуационного барьера может легко укорениться, поскольку каждый


раз когда это происходит, игрок или вся команда получают подсознательное
усиление барьера. Потом этот феномен начинает считается реальным,
поскольку раз за разом повторяется. Это, в свою очередь, может привести к
психологическому тупику.

Выше мы только что описали барьеры , являющиеся следствием эмоциональной


реакции, страха и неуверенности. Но бывают и интеллектуальные блокировки.
Если мозг постоянно прокручивает отрицательные мысли, связанные с
определенной ситуацией, происходит то же самое: подсознание зацикливается.
Я однажды работал с нападающим итальянской лиги, который забивал всего
около четырех голов за сезон.

Проблема состояла в том, что в команде, из которой он перешел, он забивал в


среднем 18 голов за сезон. Я проанализировал ситуацию и выяснил, что он
страдал как от эмоциональных, так и от интеллектуальных барьеров, вследствие
того, что пришел в команду дивизионом выше, чем та, к которой он привык. Он
стал рассуждать следующим образом:

"Мне будет трудно утвердить себя в этой команде. В этой лиге мне будет


трудно забивать. Мне кажется, что я уступаю многим игрокам своей же
команды, не говоря уже о Милане или Ювентусе".

Психологическая блокировка и продиктовала ему, что он не должен забивать


более четырех голов за сезон. А когда психика говорит "стоп", то физическая и
техническая стороны повинуются.

Я работал с игроками, которым казалось, что по мере приближения к воротам


вратарь превращался в гиганта, а ворота становились все меньше и меньше.
Один игрок мысленно представлял себе удар по воротам, но мяч каждый раз
проходил мимо. Когда он пытался вообразить себе, что мяч попал в ворота, это
выглядело странным, ненатуральным, и он места не находил от беспокойства.
Это пример технической блокировки. В главе по психологической тренировке
далее в книге мы опишем метод, которым я пользовался для решения этой
проблемы. Я могут привести много примеров и ситуационных блокировок,
когда игроку остается всего лишь обыграть вратаря, и психологических рарьеров,
когда проблемой является конкретный соперник или вратарь. У многих игроков
есть проблема "свое поле - чужое поле". Можно привести огромное количество
примеров из других видов спорта.

Эрикссон:

Вернемся в то время, когда я три сезона тренировал Дегерфурс в Швеции,


первый сезон с Турдом Грипом, который помогал мне в Лацио, а затем стал
моим помощником в сборной Англии. Именно в то время я впервые обратился
за помощью к Вилли Райло и началось наше сотрудничество.
Мы выигрывали розыгрыш в своей лиге два года подряд, но не могли победить в
квалификационных матчах. Наша команда всегда играла фантастически в
матчах лиги, но как только доходило до квалификации, мы проваливались.

Однажды в субботу зашел Вилли и провел с нами весь день. Он записал кассеты


для отдельных игроков, чтобы они могли психологически тренироваться
индивидуально. Мы даже останавливали автобус по дороге на выездные матчи,
чтобы игроки психологически подготовились по своим кассетам. Мы легко
выиграли в своей лиге еще раз, но теперь перед квалификационным матчем
игроки внимательно прослушали свои кассеты. Мы выиграли квалификацию и
прошли в следующий дивизион.

Райло:

Блокировка или психологический барьер может проявляться разнообразно. Она

может лежать на границе между мыслями и чувствами. Возможно самый легкий

путь борьбы с блокировкой - это распознать ее. Часто она выражается в таких

мыслях:

"Я никогда не смогу играть по бровке. Помнишь, что случилось в прошлом



году?"

"Это поле всегда в ужасном состоянии"

"Мы никогда не выиграем у этой команды"

"У нас ничья, так что не буду я бежать за этим мячом"

"На такой сухой площадке играть невозможно".

Эрикссон:

Когда я играл на месте правого защитника за шведскую команду, у нас был


тренер, который обнаружил, что на выезде мы играем лучше, чем дома. По его
мнению, это происходило потому, что на выездные матчи мы отправлялись на
автобусе.

Как следствие, он собирал нас за час до наших домашних матчей и мы куда-


нибудь ехали на автобусе. Автобус ездил бесцельно по кругу, с тем чтобы мы психологически настроились, как на выездной матч.

Он пытался использовать наш психологический барьер - мы считали, что на


выезде мы лучше, чем дома. Но это же не способ решения проблемы. Теперь то
я понимаю, что такие проблемы решаются за счет психологической подготовки
и изменения коллективной ментальности.

Лучший тот, у кого шире зона уверенности

Райло:

В гольфе и теннисе хорошо известна боязнь ударить по шару/мячу.

Когда соревнование приближается к кульминации, многие игроки боятся нанести удар из-за опасения "испортить" этот удар. Иногда у них наблюдается синдром "резиновой руки", когда рука слабеет и не слушается хозяина, или "судороги", когда не получается плавное завершение движения при ударе. Удар заканчивается спазмами, с очевидными последствиями.

Снова хочу повторить, что сказал раньше: для победы нужна смелость проиграть.

Игрок с самой широкой зоной уверенности в критической ситуации будет лучшим. Сегодня проблема не в отсутствии амбиций, а скорее в сопутствующем

высоком уровне беспокойства. Нет смысла изо всех сил стремиться куда-то


одной ногой, когда другой ногой Вы изо всех сил упираетесь.

КАКОЕ У ВАС ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О САМОМ СЕБЕ?

Есть особый тип блокировки - она же и преимущество - в той роли, которую мы
играем в футболе, в различных других играх и, если уж на то пошло, в самой
жизни.

Наша роль влияет на наше положение

В любой социальной ситуации мы участвуем в своего рода театре со своими неписанными правилами. Часто мы даже не отдаем себе в этом отчета, а просто принимаем это как данное.

Мы не выбираем ролей, которые мы играем. Конечно, мы пытаемся, сознательно и подсознательно, создать себе роль, которая нам нравится, но другие тоже дают нам роли. Посторонняя оценка и то, что ожидается от нас другими, оказывают сильнейшее социальное воздействие на нас, что становится очевидным, когда мы пытаемся изменить свою роль.

Часто для других людей трудно принять такие изменения. И для нас психологически трудно изменить нашу роль. С другой стороны, роль которую мы играем, чрезвычайно важна для путей достижения успеха.



Райло:

Я верю в правило: "Трудно сыграть лучше, чем требует наша роль". Я не говорю, что невозможно - просто трудно.

Вот пример из совершенно другой области - школы. Школьница показывала очень посредственные знания по математике - без очевидной причины. Тогда учитель дал всему классу контрольную работу, а после ее выполнения выбросил все тетради в урну, никому об этом не сказав ни слова. Затем он вернулся в класс и объявил, что эта посредственная девочка получила наивысшую оценку.

Почти немедленно ее роль в классе изменилась, к ней стали обращаться с большим уважением до тех пор, пока она сама не поверила в то, что она должна играть другую роль на занятиях по математике. В результате ее оценки повысились.

Когда я работал с Ингрид Кристиансен, бегуньей на длинные дистанции, установившей три мировых рекорда в 1986 году (на 5000 м, 10000 м, и в марафоне) ее главной соперницей была тоже норвежка - Грете Вайтц. Она была лучшей в мире и девять раз побеждала в Нью-Йоркском марафоне. Проблема с Ингрид состояла в том, что она определила свою роль по отношению к Грете Вайтц. Ингрид считала себя бегуньей номер два, а Грете - номер один.

В рамках психологического тренинга я попросил Ингрид мысленно представить себе картину, в которой она была лидером в марафоне, впереди Грете.

Через несколько минут Ингрид сказала, что она просто не в состоянии вообразить такую ситуацию. В ее картине Грете была номер один, а она номер два. Когда я попросил ее представить мысленно себя второй, а Грете первой, это

далось ей без усилий. "Эта мысленная картинка мне представляется тественной и правильной", сказала Ингрид.



Эрикссон:

То же самое у меня было в Лацио. Клуб сам отвел для себя роль в классе ниже,


чем класс великих итальянских команд, таких как Милан, Ювентус и другие.
Поэтому для нас было важно изменить писхологическое представление о нашей
роли, иначе трудно было бы достичь по-настоящему крупных успехов.

Роль победителя и роль неудачника

Райло:

Изменения роли, как в случае Лацио, можно добиться относительно малыми


усилиями, хотя и это требует времени. Происходит то, что игрок, команда или
клуб получают неприметные сигналы, которые "говорят" им о том, какая роль
им уготована. Если у нас уже есть роль, то мы с большей готовностью замечаем
те сигналы, которые более соответствуют данной роли, в отличие от тех, что не
соответствуют. Таким образом, можно укладывать все в рамки "роли
победителя" или "роли неудачника". Влияние тренера здесь очень важно; он
может при этом выступать в качестве программатора игроков. Если тренер
относится к игроку или к команде как к неудачникам, то они часто и
оказываются в этой роли; справедливо и обратное. Дальновидный тренер
поможет спортсменам выработать положительную роль, расскажет им, каким
образом они могут достичь роли победителя и избежать представления себя в
роли неудачника, как в хорошие, так и в плохие времена. Это происходит через
тесное общение между тренером, игроком и клубом. Тренер должен создавать
атмосферу доверия во всем окружении и демонтрировать свою готовность к
изменениям.

Заключение: Если другие считают нас победителями, то и нам легче победить.


Как только мы это поймем, у нас появится еще одно оружие. Как только мы
поймем, что мы легко поддаемся даже воздействию мнения других людей, то
задача изменения самих себя, а позднее нашей роли, не покажется столь уж
сложной.

Заданные роли и психологические барьеры всякого рода явно мешают нам


реализовать наши возможности. Интересно, однако, что всё можно обратить в
положительную энергию, и это воодушевляет.

ПРОРЫВ ЧЕРЕЗ БАРЬЕРЫ

Нам часто трудно, и интеллектуально и эмоционально, принять достаточно
высокий уровень наших достижений. Мы боимся перешагнуть через верхний
предел и достичь своего максимума. Внутренний психологический барьер
мешает нам достичь успеха. Нам приходится прорываться через барьер,
который мы подсознательно воздвигли себе, закрывая доступ к резервам.
Хорошим примером служат надуманные препятствия в спорте. Стоит только
одному спортсмену преодолеть барьер, как тут же за ним следуют другие.

Долгое время считалось невозможным пробежать милю быстрее, чем за четыре


минуты. Однако Роджеру Баннистеру из Англии это удалось. Вскоре целый ряд
бегунов вышел на миле из четырех минут, хотя ничего нового в их подготовке
не появилось. Баннистер просто показал, что никому не запрещается бегать
быстрее и преодолевать барьеры.

Часто через барьеры прорывается смелый, дальновидный человек, который не


боится уверенно следовать за своими устремлениями. Про таких спортсменов
говорят, что у них большая "психологическая высота", т.е. подсознательное
принятие идеи разрушения барьеров и долгосрочного поддержания высокого
уровня. В главе по психологической подготовке мы показываем, как можно
практически осуществлять психологический тренинг. Любое преодоление
барьера сначала должно произойти мысленно. Мозг должен проложить путь для
тела.
Необходима также большая решимость достичь своей цели.

Надуманные барьеры опасны

Человек с внутренним убеждением может достичь большей психологической


высоты, чем другие люди. Мы представляли Альберто Томба в качестве
хорошего примера спортсмена, который соревновался на большей
психологической высоте, чем его соперники. Победа для него была
естественным положением вещей. Для спортсменов с большой психологической
высотой, победа не является чем-то из ряда вон выходящим. По той же причине,
проигрыш ничего фундаментально не меняет и такой спортсмен подходит к
нему с величайшим спокойствием: в следующем соревновании для него будет
столь же естественно победить.

Психологическая высота более важна, чем цель

Каталог: images -> stories -> doc
doc -> Задания для проведения заключительного этапа профильной Олимпиады Специальность
doc -> Естественные науки 22. 1 У 34
doc -> Урок русского языка по теме «Местоимение»
doc -> Естественные науки 20. 1 Д 14
doc -> 20. 1Яро э 40 Экология и культура : от прошлого к будущему
doc -> Программа минимум кандидатского экзамена по специальности 17. 00. 04 -«Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура»
doc -> Заместитель Министра
doc -> Литература к лекциям по риторике (проф. А. А. Волков и преп. В. В. Смолененкова) в рамках курса по теории словесности
doc -> Говорящая книга Рыбинска 84(2Рос=Рус)6Яро с 33


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница