Статья академика Г. А. Заварзина "Составляет ли эволюция смысл биологии?"



Скачать 363.64 Kb.
страница2/2
Дата08.03.2016
Размер363.64 Kb.
ТипСтатья
1   2

"Панглосская парадигма". В 1979 г. трудах Лондонского королевского общества вышла ста­тья С. Гулда и Р. Левонтина под необычным на­званием "Своды (собора) Св. Марка и панглос-ская парадигма - критика адаптационистской программы" [22]. Статья начинается с описания мозаик в соборе Св. Марка в Венеции. В частно­сти, внимание обращено на то, как идеально в па­зухи сводов, то есть треугольные в плане участки стен между двумя расходящимися арками и опи­рающимся на них куполом, вписываются изобра­жения четырёх евангелистов (по одному в каждой из пазух), а под ними - образы четырёх священ­ных библейских рек. Каждая из этих четырёх композиций столь совершенна, что может пока­заться, будто бы замысел архитектора специаль­но предусматривал создание пазух сводов для рас­положения на них соответствующих мозаичных панно. Гулд и Левонтин намеренно рассматрива­ют далёкий от биологии пример, чтобы показать абсурдность адаптационистского подхода - под­хода, трактующего любой признак организма как адаптацию. Ведь очевидно, что пазухи сводов -это побочное следствие конструкции здания, спо­соба сочленения его основных несущих элемен­тов. Автор мозаичных панно должен был исходить из тех плоскостей, которые задавались архитек­турным решением собора. То были ограничения, подобные тем, что обычны в морфологии и фи­зиологии организмов.

Адаптационистский подход в своём крайнем выражении был высмеян ещё Вольтером в его повести "Кандид", сочинённой в 1758 г. Один из её героев, доктор Панглос, преподавал "метафизи-ко-теолого-космологонигологию" и "замечатель­но доказывал, что не бывает следствия без причи­ны". Он говорил: "Доказано, что всё таково, ка­ким должно быть; так как всё создано сообразно цели, то всё необходимо и создано для наилучшей цели. Вот, заметьте, носы созданы для очков, по­тому мы и носим очки. Ноги, очевидно, назначе­ны для того, чтобы их обувать, вот мы их и обува­ем. Камни были сотворены для того, чтобы их те­сать и строить из них замки, и вот монсеньор владеет прекраснейшим замком; у знатнейшего барона всего края должно быть наилучшее жи­льё..." [23, с. 150]. "Панглосская парадигма" - это и есть карикатура на адаптационистский подход, который, как отмечают Гулд и Левонтин, был



ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 77 № 6 2007

АРИАДНИНА НИТЬ ЭВОЛЮЦИОНИЗМА

515



весьма характерен для многих работ в области эволюционной биологии, прежде всего выпол­ненных в Америке и в Англии. В континенталь­ной Европе большей популярностью пользова­лись идущие ещё от Гёте идеи "плана строения".

Сразу подчеркнём, что Заварзина никак нель­зя упрекнуть в приверженности "панглосской па­радигме". Не раз отмечая в своих работах, что "обитаемость предшествует обитанию, как воз­можность реализации" [1, с. 528], он фактически солидаризируется с Гулдом и Левонтином, рас­толковывающим сторонникам адаптационизма, что сначала здание собора, а потом уже мозаики на сводах. Но среди российских экологов идея о целесообразном выполнении разными организ­мами тех или иных "биогеоценотических функ­ций" очень популярна. Нередко говорится, на­пример, о "роли" паразитов и хищников в поддер­жании природного равновесия, которое будто бы свойственно любой популяции, сообществу (био­ценозу), экосистеме (биогеоценозу) и биосфере в целом. Но тогда можно говорить и о целесооб­разности появления на арене биосферы совре­менного человека, создавшего технологию по возвращению в глобальный круговорот того уг­лерода, который когда-то был связан в виде орга­нического вещества продуцентами, но в силу тех или иных причин стал недоступным для редуцен­тов и остался в виде отложений, которые мы на­зываем "ископаемым топливом". Привержен­ность "панглосской парадигме" неумолимо ведёт к таким выводам. Но нужно ли реанимировать взгляды, высмеянные Вольтером ещё в середине XVIII столетия? Не проще ли отказаться от тео­логической аргументации и в соответствии с "правилом Оккама" не плодить сущности сверх надобности, а "функции", устанавливаемые си­стемой более высокого ранга, например биосфе­рой, для выполнения теми или иными организма­ми, рассматривать не как "целевые установки", а как некие возможности (свободные ниши), кото­рые используют для своей экспансии организмы, согласно классическим дарвиновским принципам.

Эволюционный взгляд на мир живых организ­мов (а биология, даже молекулярная, - это всё же наука об организмах, а не о мифическом "живом веществе") позволяет не просто упорядочить окружающий нас мир, но и даёт возможность уви­деть его принципиально по-новому - стереоско­пически, потому что к пространству добавляется время, измеряемое чредой поколений. "Стерео­скопически" я понимаю не буквально, а как некий образ прорыва в другое измерение. Ведь, навер­ное, каждому знакомо то восходящее к детству

чувство радостного удивления, которое испыты­ваешь, когда, пытаясь рассмотреть пару снимков, сделанных стереоскопическим аппаратом, пона­чалу видишь только плоское изображение, а по­том, отодвинув картинку на нужное расстояние, вдруг добиваешься волшебной объёмности. Эту уже имеющуюся у нас возможность видеть мир стереоскопически мы, может быть, не всегда осо­знаём. Признавая, что вся биосфера (как глобаль­ная биогеохимическая машина) и вся биота (как совокупность всех живых организмов) - плоды уже совершившейся эволюции, мы порой забыва­ем, что механизмы, двигавшие этой эволюцией, вовсе не перестали работать. Организмы по-преж­нему размножаются, особи по-прежнему оказыва­ются неодинаковыми в своей способности вы­жить и оставить потомство, и среди них по-преж­нему происходит естественный отбор.

Не столь уж важно, можем мы проследить эта­пы предшествующей эволюции какой-то группы организмов, как, например, в случае современ­ных слонов и приматов, или не можем, как в слу­чае цианобактерий (впрочем, и других групп про­кариот, а также примитивных эукариот). Само по себе это не повод сомневаться, что и те и другие возникли естественным образом и прошли некий эволюционный путь. Не повод сомневаться и в том, что и те и другие достаточно хорошо приспо­соблены к окружающей среде, чтобы продол­жать существовать в этом мире и делать себе по­добных из материала окружающей среды. И не повод сомневаться в том, что и те и другие откры­ты для действия дарвиновского механизма эво­люции. Наблюдаемое биологами взаимодействие организмов разных групп, только прокариот или прокариот и эукариот, может быть чрезвычайно сложным, кажущимся почти невероятным. Одна­ко из этого вовсе не следует, что рациональное объяснение формирования такого взаимодей­ствия невозможно в рамках классической эволю­ционной парадигмы.

Наивным упрощением было бы сведение все­го, что даёт биологу эволюционной подход, к по­иску происхождения тех или иных организмов в надежде объяснить таким образом их функцио­нирование в современной биосфере. Возможно­сти эволюционного подхода неизмеримо шире, а вот отказываясь от него, мы невольно возвраща­емся в мир додарвиновской биологии, который, строго говоря, был ещё миром не биологии, а естественной истории. То был мир весьма совер­шенный, гармоничный и хорошо сбалансирован­ный. Все организмы занимали в нём своё надлежа­щее место и выполняли свои функции, направлен­ные на поддержание "природного равновесия". Но само это природное равновесие рассматривалось не как эпифеномен, не как результат взаимодей-



ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 77 № 6 2007

516

ГИЛЯРОВ



ствия популяций разных организмов, решающих свои "эгоистичные" задачи (делать как можно больше себе подобных из материала окружаю­щей среды), а как некая установка, заданная "сверху" - Творцом [24]. 'Естественная история превосходно справлялась с задачей упорядочива­ния огромной информации о множестве организ­мов, она предлагала своё объяснение распределе­нию ролей в экологическом театре, но в этом те­атре не было развивающегося во времени представления (а само время, если и было, то только циклическое). То был мир, лишённый "стереоскопичности". Нужно ли нам в него воз­вращаться?

Работа поддержана грантом РФФИ № 04-04-49623 и №07-04-00521.



ЛИТЕРАТУРА

  1. Заварзин Г.А. Составляет ли эволюция смысл био-­
    логии? // Вестник РАН. 2006. № 6.

  2. Dobzhansky T. Nothing in biology makes sense except
    in the light of evolution // The American Biology Teacher.
    1973. V. 35. P. 125-129.

  3. Losos J.B., Schoener T.W., Langerhans R.B., Spil-
    ler D.A. Rapid temporal reversal in predation-driven
    natural selection // Science. 2006. V. 314. P. 1111.

  4. Van Valen L. A new evolutionary law // Evolutionary
    Theory. 1973. V. l. P. 1-30.

  5. Elena S., Lenski R.. Evolution experiments with micro-organisms: the dynamics and genetic bases of adaptation // Nature Reviews Genetics. 2003. V. 4. P. 457-469.

  6. Levin B.R., Bergstrom C.T. Bacteria are different: obser-­
    vations, interpretations, speculations, and opinions about
    the mechanisms of adaptive evolution in prokaryotes //
    Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2000. V. 97. P. 6981-6985.

  7. Tilman D. Constraints and tradeoffs: toward a predictive
    theory of composition and succession // Oikos. 1990.
    V. 58. № l.P. 3-15.

  8. Гиляров A.M. Становление эволюционного подхо-­
    да как объяснительного начала в экологии // Жур-­
    нал общей биологии. 2003. Т. 64. С. 3-22.

  9. Stich H.-B., Lampert W. Growth and reproduction of mi-­
    grating and non-migrating Daphnia species under condi­-
    tions of diurnal vertical migration // Oecologia. 1984.
    V. 6 l. P. 192-196.




  1. Loose C.J., Dawidowicz P. Trade-offs in diel vertical
    migration by zooplankton: the costs of predator avoid-­
    ance // Ecology. 1994. V. 75. P. 2255-2263.

  2. Cooper V.S.., Lenski R..E. The population genetics of ecological specialization in evolving Escherichia coli populations // Nature. 2000. V. 407. P. 736-739.

  3. Czárán T.L., Hoekstra R.F., Pagie L. Chemical warfare
    between microbes promotes biodiversity // Proc. Natl.
    Acad. Sci. USA. 2002. V. 99. P. 786-790.

  4. Lenski R.E., Riley MA. Chemical warfare from an eco­-
    logical perspective // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 2002.
    V. 99. P. 556-558.

  5. Щербаков В.П. Эволюция как сопротивление эн­
    тропии. I. Механизмы видового гомеостаза // Жур-­
    нал общей биологии. 2005. Т. 66. С. 195-211.

  6. Щербаков В.П. Эволюция как сопротивление эн-­
    тропии. II. Консервативная роль полового размно­-
    жения // Журнал общей биологии. 2005. № 4.

  7. Заварзин Г.А. Лекции по природоведческой мик-­
    робиологии. М.: Наука, 2003.

  8. Вrasier M.D., Green O.R., Jephcoat A.P. et al. Ques-­
    tioning the evidence for Earth's oldest fossils // Nature.
    2002. V. 416. P. 76-81.

  9. Докинз Р. Эгоистичный ген. М.: Мир. 1993.

  10. Тахтаджян АЛ. Principia tektologica. Принципы
    организации и трансформации сложных систем:
    эволюционный подход. СПб.: СПХФА, 2001.

  11. Заварзин Г.А., Колотилова Н.Н. Введение в при-­
    родоведческую микробиологию. М.: Книжный дом
    "Университет", 2001.

  12. Woyke Т., Teeling H., Ivanova N. et al. Symbiosos in­
    sights through metagenomic analysis of a microbial con-­
    sortium // Nature. 2006. V. 443. P. 950-955.

  13. Gould S.J., Lewontin R.C. The spandrels of San Marco
    and the Panglossian paradigm: a critique of the adapta-
    tionist programme // Proc. R. Soc. Lond. Ser. B. 1979.
    V. 205. P. 581-598.

  14. Вольтер. Кандид, или оптимизм / Пер. Ф. Сологу-
    ба // Вольтер. Философские повести. М.: Художе-­
    ственная литература, 1978.

  15. Limoges С. Introduction //Linné С. L'équilibre de la na-­
    ture. Paris: Vrin, 1972. P. 7-22.

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 77 № 6 2007

АРИАДНИНА НИТЬ ИЛИ ПАУТИНА АРАХНЫ?

АРИАДНИНА НИТЬ ИЛИ ПАУТИНА АРАХНЫ?

517


Г. А. Заварзин

Прежде всего хочу подчеркнуть, что статья Алексея Меркурьевича Гилярова представляется мне образцом научной дискуссии, как по тону, так и по аргументации. Более того, Гиляров вполне основательно обсуждает и вопросы, оставшиеся не высказанными прямо в моей статье. Он совер­шенно прав, говоря, что задачей статьи было воз­будить сомнения в устоявшихся представлениях. Именно сомнение отличает учёного от препода­вателя, обязанного сообщить принятые истины. Гиляров защищает устоявшиеся взгляды на эво­люцию и конкуренцию как её основной двига­тель. В заключение он прозорливо обвиняет меня в возврате к натурфилософии и взглядам на мир как на нечто в данный момент неизменное. А остаётся А, хотя бы пока я о нём думаю. Дол­жен сразу согласиться, что в отношении строго­сти рассуждений у меня все симпатии на стороне логиков высокого средневековья, у которых нет необходимости искать элементарные логические ошибки, чаще всего подмену предмета обсужде­ния (ignoratio elenchi) в построениях. Строгость мышления принципиально несовместима с либе­ральным образом мыслей, хотя отнюдь не озна­чает согласия с господствующим мнением.

Далее, находясь в здравом уме (память, правда, на определённом этапе жизненного цикла застав­ляет прикрываться утверждением К. Поппера, что ссылка не есть аргумент), я не собираюсь от­рицать эволюцию, представляющую собой фун­даментальный экспериментальный факт есте­ствознания. Напротив, как экспериментатор я пытаюсь разобраться в туманном палеопротеро-зойском прошлом с помощью актуалистической бактериальной палеонтологии [1]. Другое дело глобальный эволюционизм как универсальное





ЗАВАРЗИН Георгий Алек­сандрович - академик, заведу­ющий лабораторией Институ­та микробиологии им. С.Н. Ви-ноградского РАН.

объяснение всего существующего. В природе всё имеет своего предшественника, исходный мате­риал. Каждая вещь произошла из чего-то веще­ственного. В мире вещей ничто не может поро­дить нечто. (В сознании это иногда происходит.) Вопрос для меня состоит в том, является ли ссыл­ка на вероятного предшественника причинным объяснением свойств ныне существующего? В поисках ответа на этот вопрос для единичного объекта приходится рассматривать два набора возможностей: свойств предшественника и усло­вий нынешнего существования. Глобальный эво­люционизм с универсальной дарвиновской триа­дой изменчивости, наследственности, естествен­ного отбора растягивает эти понятия далеко за их первоначальные пределы биологической эволю­ции. Метафорический язык опасен для науки (как и ирония, ибо всегда найдутся последователи, ко­торые её поймут прямо). Термин "эволюция" в научной литературе вытеснил термин "развитие". Идея развития была внесена в мировоззрение и философией, и описательным (не эксперименталь­ным!) естествознанием до эволюционизма. В уни­версальном эволюционизме аналогия подменяет закономерности каждого уровня. Служит ли ана­логия универсальным законом сознания для описа­ния явлений природы? Ответ нельзя дать в общей форме. Тем более нельзя считать аналогию тем универсальным законом, к каким можно отнести математические закономерности.

Разумеется, я не собираюсь отрицать конку­ренцию в мире бактерий между видами и штамма­ми за занятие определённой ниши. Я только утверждаю, что возможность предшествует осу­ществлению, в биологии - ниша предшествует классификационному таксону. Это очевидное яв­ление может быть иллюстрировано многочис­ленными фактами не только для высших организ­мов, хотя преимущественное внимание к миру животных ("зооцентризм" как отзвук антропо­центризма) вызывает настороженность возмож­ностью введения систематической ошибки в под­сознание. Точно также настороженность вызыва­ет и преимущественное внимание к половому процессу. Конкуренция в мире бактерий нагляд­нее всего иллюстрируется конкуренцией по ско­рости их размножения в зависимости от концен­трации питательного субстрата в хемостате. При этом забывают, что это - конкуренция против


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 77 № 6 2007

518

ЗАВАРЗИН



вымывания клеток из аппарата, от которой они могут уйти, перейдя в состояние биоплёнки. Яв­ляется ли иллюстрация доказательством? Только в ограниченной степени, если исключена ошибка при переходе от частного к общему. Но конку­ренция возможна между подобным, а задача состо­ит в поисках путей возникновения разнородного, в моём случае - функционального биоразнообразия как условия существования множественного в ка­честве целостности.

Сообщество представляет собой иную об­ласть, нежели входящий в него вид. Дивергенция не может служить универсальным объяснением для сосуществования разнородного, в мире бакте­рий в особенности. Слово "возникновение" пред­полагает идею развития. Но смысл состоит не в возникновении, а в существовании. Термин "вы­живание" ещё жёстче. Смысл естественного отбо­ра заключается в выживании наиболее приспособ­ленных. Приспособленных к чему? Приспособле­ние сразу же вводит понятие функциональной целесообразности. Именно с ней я и пытаюсь разо­браться. Выживание эволюционно первичных ор­ганизмов - очевидный факт. Менее очевидно, что существование примитивных есть условие суще­ствования эволюционно продвинутых.

Целесообразность составляет следующий пункт возражения Гилярова. Наблюдаемая целесооб­разность существующего была основным аргу­ментом додарвиновского естествознания. Её при­писывали творческому разуму. Для профессио­нального естествоиспытателя выход за пределы реального означает нарушение разрешённой есте­ствознанием логической структуры. Отрицание творческого разума привело к пустоте, к Ничто, как обозначили логику материалистических взгля­дов исследователи сознания [2, 3]. Дарвинизм как мировоззрение заполнил это Ничто случайно­стью. В эволюционной биологии случайность на­звали мутацией, и всё свели к генетике. Возникло представление о движущих силах развития от ин­дивидуального изменения "снизу вверх" (bottom up), то есть восходящей причинности. Она и со­ставляет суть дарвинизма как мировоззрения. Об­винение в признании целесообразности, телеоло­гии, есть обвинение в фундаментальной ереси, чуть ли не в отрицании материализма.

Однако разберёмся, что такое цель. Я придер­живаюсь представления, что цель существующе­го есть существование. Формулировка - в иных словах - принадлежит М. Хайдеггеру в его скеп­тическом разборе представлений о бытии и вре­мени. Иначе можно говорить о "целевой функции системы", но это уже спор о словах. В результате всё существующее целесообразно. Вот по этому пункту Гиляров напрасно ссылается на Вольтера.

Ссылки на него крайне поверхностны. Отрица­ние целесообразности существующего означает признание его нецелесообразности. После такого отрицания никакой естественный отбор не ну­жен. В биологии найти нечто нецелесообразное очень непросто, а несовместимое с существовани­ем, по-видимому, вообще нельзя, хотя есть множе­ство примеров несущественных признаков, для ко­торых соображение целесообразности, по мень­шей мере, неочевидно.

Тезис "существует всё, что может существо­вать" ограничивает действие отбора, а в качестве движущей силы для возникновения разнообразия допускает возможность постепенного усложне­ния. Такой вариант возникновения "прогрессив­ного" разнообразия следует иметь в виду. Но он вводит по отношению к дарвинизму совсем иную логику - порядка, о котором и говорили средневе­ковые наблюдатели. Вольтеру, принимая его сар­кастическую иронию, отказывали в практиче­ской прозорливости Фридрих Великий и Екате­рина Великая. А оба великих государственника думали по мере сил целесообразно. Итак, для то­го чтобы понять, почему мир - в моём случае мир бактерий - существует, я должен рассуждать, ис­ходя, как минимум, из кажущейся целесообразно­сти, телеономически. Но почему кажущейся? Мо­жет быть, наблюдаемой в действительности?

Вопрос состоит в том, чем заполнить пустоту, как достичь наблюдаемой организованности или целесообразности? В своих статьях я говорил об иерархической организации системы "сверху вниз", когда вмещающее диктует вмещаемому возможности осуществления. При обсуждении биосферных проблем такой подход оказывается вполне конструктивным. Построение идёт "свер­ху вниз" (top down). В.И. Назаров точно назвал этот подход "нисходящей причинностью" [4, с. 437]. Нис­ходящая причинность достаточна для объяснения наблюдаемой целесообразности без привлечения внешних по отношению к системе сил. Такую ло­гику яростно отрицают философы-дарвинисты, как отрицают они и функциональное рассмотре­ние разнообразия, и кооперацию, предполагаю­щую пространство возможностей, и взаимодей­ствие разнородного, ограничивая эволюцию фи­логенией. Функциональный аспект требует в первую очередь рассмотрения взаимодействий и перехода от единичного к множественному, а со­существование множественного как целостного влечёт за собой целесообразность. Разумеется, такой подход не исключает влияний "снизу вверх", порождающих в биосферном масштабе биогеохимическую сукцессию. Отрицание функ­ционального подхода характерно для философов, которые опираются на утверждение индивиду-


ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 77 № 6 2007

АРИАДНИНА НИТЬ ИЛИ ПАУТИНА АРАХНЫ?

519



альности потому именно, что в этом случае мож­но избежать понятия целесообразности. Цен­тральным понятием в их построениях оказывает­ся генетика, а эволюция - производным от неё. Кстати, Назаров замечает, что генетикой опреде­ляется преимущественно сохранение результатов эволюции. Сводима ли эволюция к генетическим изменениям и их наследованию?

Устоявшиеся взгляды на биологическую эво­люцию ведут к филогении как её синониму. Именно филогения служит нитью Ариадны. Для биологов-эволюционистов подсознательным кор­пусом знаний служит разнообразие высших орга­низмов, которые развиваются в сложившейся биосфере и несут в себе множество внутренних ограничений. Построение филогении всё ещё имеет своей мысленной целью человека и не поз­воляет избавиться от антропоцентризма. Между тем критические для биосферы и для понимания эволюции явления происходят на уровне низших организмов - от протист и паразоа в море и гри­бов на суше. Образуя скелеты, низшие организ­мы меняют циклы кальция и кремния и влияют на биогеохимическую сукцессию в глобальных мас­штабах. Уже накоплен обильный микропалеонто­логический материал о палеонтологии низших ор­ганизмов, начиная с раннепротерозойских амёб Testacea. Но этот материал не нагляден для обы­вателя. Кроме того, низший слой биологического разнообразия отличается и правилами игры: здесь распространены разного рода симбиотиче-ские отношения с созданием консорциумов, иные, чем половой процесс, способы размножения иг­рают существенную роль в жизненном цикле. При переходе от дифференцированных организ­мов к низшим вертикальная структура системы сменяется горизонтальной комбинаторикой. Здесь нить Ариадны переходит в паутину Арахны*.

На публикацию статьи о значении эволюции Гиляров откликнулся немедленно. Значит, свою задачу статья выполнила, вызвала сомнения. Не­медленное несогласие означает осмысление от противного. А осмысление означает наличие мысли. Отсюда один шаг до признания - под дру­гим углом зрения и своими словами. К сожале-

k Арахна (греч., букв, паук) - в греческой мифологии девуш­ка из г. Колофона, славившаяся как искусная ткачиха и вышивальщица. Гордясь своим мастерством, она вызвала на состязание богиню Афину, которая предупредила её о необходимом смирении перед богами. Арахна не вняла со­вету, состязание состоялось, ткани были сотканы, но раз­гневанная богиня разорвала произведения Арахны и уда­рила её челноком. Та в горе повесилась. Однако Афина вынула её из петли и превратила в паука, обречённого веч­но ткать свою паутину. — Ред.

нию, вторая статья "Бытие и развитие: эволюция, сукцессия, хаэссеитас" (Вестник РАН. 2007. № 4. -Ред.) не была известна Гилярову, когда он писал свою критику. Она вызвала бы ещё большие об­винения в средневековых взглядах, согласно ко­торым существует только настоящее. Но только настоящее обладает действительностью и огра­ничивает пределы взаимодействий в системе тем, что имеет быть "здесь и сейчас" (принцип хаэссе­итас).

Насколько оправдан перенос фокуса внимания с вещественных объектов на их взаимосвязи? Взаимодействие происходит в пределах конкрет­ного временного среза, который определяется не только текущим мгновением абсолютного време­ни, но и сроком существования объекта (объек­тов). Прошлое обладает лишь той реальностью, которая существует в настоящем, как вышли из прошлого месторождения ископаемых.

Впрочем, я закончил упорядочение для себя общих представлений с позиций "глобального микробоцентризма" и не предполагаю дальней­ших публикаций, оставляя их критикам "кривые толки, шум и брань". Надеюсь, читатель извинит германизмы в моём изложении, в частности ис­пользование прилагательных как существитель­ных, что указывает на происхождение взглядов. Более того требует извинений то обстоятельство, что в моей заметке отсутствуют прямые сведе­ния, которые можно принять, не думая.

В заключение хочу выразить глубокую благо­дарность Алексею Меркурьевичу Гилярову за столь элегантно представленное несогласие с мо­ими взглядами и засвидетельствовать самые тёп­лые чувства по отношению к моему критику. Не рискую выразить благодарность ни одному гран-тодателю, потому что изложенные еретические взгляды могли бы его компрометировать, но бла­годарю рецензентов "Вестника РАН" за терпи­мость к ним.

ЛИТЕРАТУРА



  1. Розанов А.Ю., Заварзин Г.А. Бактериальная пале-­
    онтология // Вестник РАН. 1997. № 3.

  2. Сартр Ж.П. Опыт феноменологической онтологии.
    М.: Терра, Республика, 2002.

  3. Хайдеггер М. Ницше и пустота. М.: Алгоритм;
    ЭКСМО, 2006.

  4. Назаров В.И. Эволюция не по Дарвину: смена эво­-
    люционной модели. Уч. пособие. М.: КомКнига,
    2005.

ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК том 77 № 6 2007

Каталог: docs -> docs
docs -> Программа для детей «Весёлая компания». Огбук «Концертно-выставочный центр «Губернский»
docs -> Системы распознавания «свой – чужой» и ренессанс биологической концепции вида
docs -> Над страницами Пушкина: заметки генетика
docs -> Решение на предоставление помещений для проведения сессии
docs -> Подготовки центральных мероприятий, посвящённых Дню Победы
docs -> Компания ООО «Санрайз Кейтеринг» занимается обслуживанием домов отдыха и санаториев Подмосковья питанием по системе «Шведский стол», а так же банкетов, фуршетов, корпаративных вечеринок


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница