Социальная конфликтология



страница5/11
Дата14.08.2016
Размер3.38 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Гегель


1. Механизмы возникновения межгосударственных конфликтов.
2. Динамика и типология межгосударственных конфликтов.
3. Формы и методы предотвращения и урегулирования межгосударственных конфликтов.

1. Механизмы возникновения межгосударственных

конфликтов
Межгосударственный конфликт как проблема международных отношений получил наибольшее развитие с началом "холодной войны". Его методологической основой является общая теория конфликта. За последнее десятилетие природа межгосударственных конфликтов претерпела существенные изменение. Тщательно создаваемая с конца Второй мировой войны система предупреждения и разрешения кризисов оказалась неспособной им эффективно противодействовать. Эта ситуация явилась следствием того, что практически все разрабатываемые механизмы были направлены на предотвращение межгосударственных конфликтов. Например, предотвращение таких конфликтов являлось одной из основополагающих целей Хельсинкского процесса. Соответственно, основными направлениями деятельности являлись: создание системы контроля в военной области, ограничение и сокращение вооружений и вооруженных сил, мирное разрешение споров, урегулирование межгосударственных конфликтов. В то же время, в большинстве современных конфликтов нет открытого противостояния государств (например, в военном конфликте между Сербией, Хорватией и Боснией-Герцеговиной, являющимися независимыми государствами, присутствие и активная роль сербских, хорватских и мусульманских меньшинств в этих странах не позволяет классифицировать его как простое столкновение между государствами).

У истоков межгосударственных конфликтов стоят международные отношения. В самом общем плане международные отношения представляют собой совокупность политических, экономических, дипломатических, военных, культурных, научно-технических связей и взаимоотношений между народами, государствами и объединениями государств. Иначе говоря, субъектами международных отношений являются не только государственные образования, но и различного рода негосударственные и надгосударственные организации, выступающие в роли посредников во взаимоотношениях между различными социальными группами. Они могут иметь экономический, религиозный, национальный, идеологический и т.п. характер, способствовать достижению общезначимых целей на неправительственном уровне.

Важнейшая составная часть международных отношений – межгосударственные отношения. Их отличительной особенностью является то, что субъектами этой системы выступают государства или их объединения. Специфика государств как субъектов системы межгосударственных отношений предопределяет их сущностный характер, а именно то, что в данном случае все отношения, в которые они вступают, носят исключительно политический характер. Что бы ни лежало в основе тех или иных акций государства на международной арене – экономические интересы или идеологические предпочтения, экологические проблемы или вопросы демографии, все они, пройдя через механизм принятия политического решения на государственном уровне, органично вплетаются в политику государства. Вследствие этого система межгосударственных отношений относится к числу политических систем. Как и любая другая органическая система, система межгосударственных отношений имеет собственную структуру, т.е. совокупность государств и их политических объединений, обладающих определенными связями, функционирует и развивается на основе целого ряда закономерностей. Эти закономерности имеют общесистемный характер и определены характером ее структуры в пределах рассматриваемого пространственного и временного континуума. Иначе говоря, система межгосударственных отношений задает определенные "правила игры" своим субъектам, следование которым – не столько акт доброй воли, сколько условие самосохранения каждого государства. Попытки обойти эти правила не только вносят серьезный дисбаланс в функционирование системы межгосударственных отношений, но и в первую очередь могут иметь деструктивные последствия для самих инициаторов подобных действий. Объективный характер системы межгосударственных отношений, а, следовательно, и действующих в ней закономерностей определяется в первую очередь наличием объективных потребностей для всех без исключения государств в поддержании экономических, научно-технических, дипломатических и иных связей. В современных условиях любой режим автаркии предполагает в той или иной степени поддержание этих связей, а полная автаркия может рассматриваться только как социальная утопия. Дело в том, что любые потребности на уровне социальных групп будут оставаться "вещью в себе" до тех пор, пока не пройдут этапа их осознания, то есть пока не будут сформулированы на уровне интересов. Государственные потребности должны пройти осмысление на уровне политического руководства, всего властного механизма. Именно здесь любые экономические, экологические, социальные и т.п. потребности получают статус политических интересов и организационно закрепляются в политических решениях, программах, которые, в конечном счете, реализуются в практике внешнеполитической деятельности государства. Иными словами, каждая акция государства на международной арене явно или скрыто несет в себе государственный интерес. При этом политическая потребность может подавлять, например, экономическую целесообразность.

Поскольку внешнеполитические интересы каждого государства определяются в первую очередь потребностями внутреннего социально-экономического развития и, следовательно, типичны в основном для данной страны, то их экстраполяция на международную арену неизбежно предполагает взаимодействие с интересами других государств. В этом плане в зависимости от характера этого взаимодействия можно вычленить следующие типы внешнеполитических интересов субъектов системы межгосударственных отношений:



непересекающиеся интересы: интересы, реализация которых не затрагивает интересов других субъектов в системе межгосударственных отношений;

конфронтационные интересы: их реализация немыслима без ущемления интересов других государств и может быть осуществлена за их счет;

параллельные интересы: в данном случае внешнеполитические интересы одного государства реализуются в русле интересов другого;

совместные интересы: их реализация возможна только на основе коллективных действий двух и более стран путем осуществления скоординированной программы действий;

расходящиеся интересы – это следствие реализации совместных интересов в случае, когда последующие цели не совпадают, но и не вступают в конфликт.

Многообразие типов внешнеполитических интересов различных государств в системе межгосударственных отношений предполагает и наличие многообразных форм межгосударственного взаимодействия, начиная от кооперации и сотрудничества и кончая различными видами конфликтов. При этом всё зависит от уровня конфронтационности интересов тех или иных государств. Формы их реализации достаточно жестко определяются характером и уровнем развития системы межгосударственных отношений. Дело в том, что по мере развития отдельных государств, происходит и развитие всей системы межгосударственных отношений, она формируется как целостность, обеспечивая тесную взаимозависимость своих субъектов. И чем в большей степени эта целостность осознается на политическом уровне, тем более жесткими становятся "правила игры". На место феодальных "военных демократий" приходят унитарные государства, конфронтационность между которыми сглаживается системой межгосударственных объединений и политических союзов. Кроме того, образование международных организаций (Лига Наций, ООН) привносит в межгосударственные отношения элементы права и т.п. Всё это в определенной степени позволяет ограничивать использование крайних (вооруженных) форм в международных отношениях, даёт возможность выйти на решение конфронтационных интересов путём использования только "цивилизованных" форм взаимоотношений между странами и народами.

Таким образом, с точки зрения теории международных отношений межгосударственный конфликт рассматривается как особое политическое отношение двух или нескольких сторон – народов, государств или группы государств, – концентрированно воспроизводящее в форме косвенного или непосредственного столкновения экономические, социально-классовые, политические, территориальные, национальные, религиозные или иные по природе и характеру интересы.

Межгосударственные конфликты являются разновидностью международных отношений, в которые вступают различные государства на почве противоречий интересов. Разумеется, межгосударственный конфликт – это особое, а не рутинное политическое отношение, поскольку оно означает и объективно и субъективно разрешение разнородных конкретных противоречий и порождаемых ими проблем в конфликтной форме и в ходе своего развития может порождать международные кризисы и вооруженную борьбу государств.

Следовательно, субъектами межгосударственных конфликтов являются коалиции государств, отдельные государства, а также партии, организации и движения, борющиеся за предотвращение, завершение и разрешение различных видов конфликтов, связанных с отправлением властных функций.

Мировой опыт показывает, что основной характеристикой субъектов межгосударственных конфликтов является сила. Под ней понимается способность одного субъекта конфликта заставить или убедить другого субъекта конфликта сделать то, что в другой ситуации он делать не стал бы. Иными словами, сила субъекта конфликта означает способность к принуждению. Причем понятие силы государства не сводится только к его военной силе. Например, согласно Г.Моргентау в этом понятии девять факторов: географическое положение; естественные ресурсы; промышленные возможности; военный потенциал; население; национальный характер; национальная мораль (степень поддержки населения); качество дипломатии; качество правительства.

Вторым атрибутом субъекта конфликта является его положение. Под этим понимаются позиции субъекта конфликта в общей системе отношений. Позиции субъекта межгосударственного конфликта определяются в значительной степени его силой. Однако она не является окончательной. Значительную роль в конфликтах играет поддержка (прямая или косвенная) субъектов конфликта со стороны других субъектов международных отношений, а также условий реализации потенциала субъектов конфликта.

Межгосударственный конфликт воспроизводит не только объективные противоречия, но и вторичные, по своему характеру субъективные, противоречия, обусловленные спецификой их восприятия политическим руководством и процедурой принятия политических решений в данной стране.

При этом субъективные противоречия способны, так или иначе, воздействовать на возникновение и развитие конфликта, интересы и цели сторон, которые во многих случаях представляются достаточно отчужденными от реальных противоречий. То есть межгосударственный конфликт фокусирует в себе все без исключения экономические, идеологические, социально-классовые, идеологические, собственно политические, военно-стратегические и иные отношения, которые развиваются в связи с данным конфликтом.

Межгосударственный конфликт при расширении числа или изменении сторон, участвующих в нем, может нести на себе и отпечаток новых аспектов, непосредственно возникающих уже как следствие самого конфликта. Возникнув как политическое отношение, межгосударственный конфликт обретает некоторую самостоятельность, собственную логику развития и поэтому способен уже самостоятельно различным образом влиять на другие отношения, развивающиеся в рамках данного конфликта, а также на характер лежащих в его основе противоречий и способы их разрешения.

Необходимо также отметить, что межгосударственные конфликты независимо от любых специфических признаков, которые присущи каждому из них, объективно порождаются как особые конкретно-исторические политические отношения между странами или группами стран в пределах определенного пространственно-временного континуума. Они воспроизводят непосредственно или в опосредованной форме, в том или ином виде отражая расстановку и соотношение сил на международной арене, состояние и развитие системы международных отношений и ее структуры на различных уровнях, а также другие, более или менее связанные с этим глобальные, региональные или двусторонние противоречия современного мира, сложные, постоянно развивающиеся условия в различных частях земного шара, множество конкретных ситуаций на различных уровнях международных отношений.

Будучи особыми отношениями государств, конфликты являются феноменами, обладающими собственной структурой и процессом развития. Вместе с тем они в том или ином виде взаимодействуют с системой, структурой и процессом международных отношений в целом, возникают, и развиваются по законам этой системной среды. Одни из конфликтов являются частью основной, во многом инвариантной в пределах определенных исторических периодов структуры международных отношений (баланс сил, мирное сосуществование и т.п.). Другие конфликты представляют собой часть меняющихся в более короткие исторические сроки вариантных структурных узлов (ближневосточный, балканский). Многие из межгосударственных конфликтов, особенно на глобальном уровне, развиваясь, переносят в структуру международных отношений присущие им сложные процессы, накладывая определенный отпечаток на характер протекающих в системе процессов, корректируют возникающие в ней противоречия. Межгосударственные конфликты могут оказывать воздействие и на саму систему международных отношений в целом, вызывая возникновение в ней структурных изменений. Это свойственно лишь таким масштабным международным конфликтам, как Первая и Вторая мировая война. Большинство же других конфликтов не вносят непосредственно сколько-нибудь существенных изменений в структуру международных отношений. Обычно их воздействие ограничивается уровнем отдельных элементов системы международных отношений.

Практика показывает, что при изучении межгосударственного конфликта необходимо различать сущность понятий конфликт и конфликтность в международных отношениях. Конфликтность может рассматриваться как общая черта, присущая той или иной международно-политической ситуации или даже целой исторической эпохе. Она, в конечном счете, основана на объективных противоречиях, на доминировании конфронтационных интересов в политике целого ряда государств. Такого рода конфликтность в основе своей – функция международной напряженности, зависящая от ее степени. Она может служить фоном и предпосылкой межгосударственного конфликта, но это еще не конфликт.

Конфликтность глобального, регионального, субрегионального, группового или двустороннего характера объективно и субъективно, прямо или опосредованно, незримо или явно присутствует в процессе зарождения и развития любого межгосударственного конфликта, где бы и когда бы он ни возникал, какие бы социально-политические силы в нем ни участвовали, какого бы масштаба и остроты он ни достигал. Иначе говоря, конфликтность способствует возникновению конфликта как такового, но сама по себе не порождает его автоматически и неизбежно.

Мировой опыт учит, что своевременная коррекция национально-государственных интересов, даже в условиях высокого уровня международной напряженности, способствует купированию конфликта. В литературе очень часто межгосударственный конфликт отождествляют с международным кризисом. Однако соотношение межгосударственного конфликта и кризиса – это соотношение целого и части. Международный кризис лишь одна из возможных фаз конфликта. Он может возникнуть как закономерное следствие развития конфликта, как его фаза, означающая, что конфликт дошел в своем развитии до той грани, которая отделяет его от вооруженного столкновения, от войны. Кризис придает всему развитию межгосударственного конфликта весьма серьезный и трудноуправляемый характер, формируя кризисную логику развития, убыстряя эскалацию всего конфликта. На этапе кризиса неимоверно возрастает роль субъективного фактора, поскольку, как правило, весьма ответственные политические решения принимаются узкой группой лиц в условиях острого дефицита времени.

Однако международный кризис – это совсем не обязательная и неизбежная фаза конфликта. Его течение достаточно длительное время может оставаться латентным, не порождая непосредственно кризисных ситуаций. Вместе с тем кризис – далеко не всегда завершающая фаза конфликта даже при отсутствии прямых перспектив перерастания его в вооруженную борьбу. Тот или иной кризис усилиями политиков может быть преодолен, а межгосударственный конфликт в целом способен при этом сохраняться и возвращаться к скрытому состоянию. Но при определенных обстоятельствах этот конфликт может вновь достигать фазы кризиса, при этом кризисы могут следовать с определенной цикличностью.

Хотелось бы также отметить, что спецификой межгосударственного конфликта является то, что часто он реализуется в виде вооруженного конфликта или войны. Но вооруженный конфликт – это также не единственная и не неизбежная фаза межгосударственного конфликта. Он представляет собой высшую фазу конфликта, следствие непримиримых противоречий в интересах субъектов системы международных отношений. Он особенно нагляден и кажется автономным, если предшествовавшие фазы носили латентный характер, но вооруженный конфликт совсем не обязательная фаза в процессе конфликтного развития, поскольку дело может и не дойти до вооруженной борьбы. Сам по себе конфликт способен существовать и развиваться далее в относительно мирных условиях, без угрозы или практического применения оружия любого типа.

Вместе с тем вооруженный конфликт, став апогеем конфликтного развития, может оказаться и не конечной его фазой. Вооруженная борьба при известных условиях может быть прекращена, но конфликт и при данном варианте развития событий может сохраняться и развиваться далее достаточно долго в мирных формах, уже без использования военной силы. Отнюдь не исключается при этом, что через определенное время конфликт может вновь перерасти в фазу вооруженной борьбы (например, ближневосточный конфликт). Вооруженная борьба как определенная фаза развития конфликта, имеющая политическую природу, вырастает из чисто политических по характеру фаз конфликта и может иметь своим следствием другие чисто политические фазы. Однако вооруженная фаза развития конфликта способна обладать собственной логикой, ведущей к расширению числа участников вооруженной борьбы и общей эскалации конфликта.

Межгосударственный конфликт как форма политических отношений знаменует собой определенный разрыв, скачок в их развитии. Само по себе столкновение интересов государств на международной арене в условиях устоявшейся системы межгосударственных отношений является следствием неравномерности в их развитии, а, следовательно, и изменений соотношения сил между ними. Бурный социально-экономический рост того или иного государства не вписывается в ранее установленные ролевые функции, требует выхода за их пределы. Но сложившаяся система отношений не позволяет решить этот вопрос без ущерба для интересов других государств, стремящихся к консервации своего места и роли на международной арене. В этой ситуации и возникают конфронтационные интересы.

Следовательно, межгосударственный конфликт, наряду с деструктивной функцией создания международной напряженности, несет в себе и нечто положительное, выполняя роль сигнализатора, свидетельствующего об изменении соотношения сил на международной арене, иначе говоря, выполняет коммуникативно-информационную функцию. Он как бы доводит до сведения мирового сообщества необходимость пересмотра сложившейся системы отношений на двустороннем, региональном или глобальном уровне в рамках международного права, не уходя от возникшего противоречия, а, наоборот, решая его на ранних фазах развития конфликта.

Поскольку предметом межгосударственного конфликта является противоречие в интересах различных государств или их объединений, то функциональным предназначением конфликта является разрешение данного противоречия. Хотя, как показывает мировой опыт, далеко не всегда следствием разрешения конфликта является полномасштабная реализация национально-государственных интересов одной из сторон конфликта, тем не менее, в процессе разрешения межгосударственного конфликта удается прийти к взаимоприемлемому балансу интересов его участников, хотя и с известными оговорками. Дело в том, что в некоторых случаях, особенно в ходе фазы вооруженной борьбы, не может идти речи ни о каком балансе интересов, а скорее – о подавлении интересов одной из сторон, но в таком случае межгосударственный конфликт не получает своего разрешения, а лишь переходит в латентную фазу, что чревато его обострением при первой же благоприятной возможности.

Характерной особенностью межгосударственного конфликта является его взаимосвязь с внутриполитическими конфликтами. Она может проявляться в различных вариантах:



переход внутриполитического конфликта в межгосударст­венный (в этом случае внутриполитический конфликт в стране провоцирует вмешательство в ее внутренние дела других государств или вызывает напряженность между дру­гими странами по поводу этого конфликта; примерами мо­гут служить эволюции афганского конфликта в 70 – 80– х гг. или корейского конфликта в конце 40– х – начале 50– х гг. ХХ в.);

влияние межгосударственного конфликта на возникновение внутриполитического конфликта (выражается в обострении внутренней обстановки в стране в результате ее участия в международном конфликте, классический пример: Первая мировая война была одной из причин двух русских револю­ций в 1917 г.);

межгосударственный конфликт может стать одной из при­чин временного урегулирования внутриполитического кон­фликта (например, в годы Второй мировой войны Движе­ние сопротивления во Франции объединило в своих рядах представителей конфликтующих в мирное время политиче­ских партий).

Рассматривая правовые аспекты межгосударственных конфликтов, особо следует остановиться на такой его функции, как функция интеграции. Как правило, большинство стран, входящих в мировое сообщество, заинтересованы в сохранении стабильности системы межгосударственных отношений. Любые кризисы на различных уровнях системы вносят дополнительную напряженность в отношения даже тех государств, которые непосредственно не выступают субъектами конфликта. И это особенно заметно в ходе перерастания конфликта в вооруженную фазу. В данном случае третьи страны становятся жертвами торговых ограничений, диверсий, блокад и т.п., которые широко применяются в ходе конфликта с применением вооруженных сил. Вследствие этого межгосударственный конфликт подспудно подталкивает третьи страны к принятию совместных акций по локализации и разрешению конфликта, что в немалой степени способствует их сплочению, интеграции в деятельности по более активному внедрению норм международного права во взаимоотношения государств.

Таким образом, межгосударственный конфликт можно и нужно рассматривать как политическое отношение. Его характер, качество определяет единство системы, структуры и процесса данного межгосударственного конфликта. Он сам по себе может быть выделен как относительно самостоятельная, динамично развивающаяся социальная система, выступающая по отношению к системе международных отношений как некая подсистема, обладающая такими же чертами, какие присущи системе международных отношений, и наряду с этим собственными чертами развития. Стороны межгосударственного конфликта или его элементы как целостной системы международных отношений и, следовательно, достаточно высокого уровня взаимозависимости процессов и явлений в современном мире, являются весьма сложными и противоречивыми образованиями. Очень часто видимое, лежащее на поверхности явление либо не отражает непосредственно системы, структуры и процесса развития межгосударственного конфликта, либо отражает их не полностью. Непосредственно в ходе конфликта может меняться степень и даже характер заинтересованности сторон в данном конфликте или прогнозируемом варианте его разрешения, а также место конфликта в иерархии целей каждой из сторон, происходить расширение или сужение числа участников, замена одних непосредственных или опосредованных сторон другими. Иными словами, межгосударственный конфликт, как и любая открытая саморазвивающаяся система, непрерывно развивается под воздействием внутренних и внешних факторов. Отсюда относительность априорного, строго фиксированного представления о неких константах конфликта: сторонах, отношениях, интересах, условиях. Эти понятия весьма условны, подвижны, изменчивы и, что самое главное, конкретны. В той же мере условно и понятие третьей стороны и тех политических отношений, которые с нею связаны в ходе конфликта. Столь же условно отнесение к "третьей стороне" великих держав, не принимающих непосредственного участия в конфликте, но по тем или иным позициям имеющих определенные интересы, связанные с ним.

В любом международном конфликте мировые державы, независимо от того, являются они его прямым участником или нет, играют важную, если не решающую роль, поскольку они непосредственно заинтересованы в определенной направленности развития системы международных отношений. Ибо в любом международном конфликте существует более или менее стабильная иерархия элементов системы политических отношений, порождающих ту или иную структуру конфликта, доля взаимодействия элементов внутри всей системы не обязательно развивается строго иерархично и только на своем структурном уровне. Любой элемент может взаимодействовать с каким-либо иным элементом межгосударственного конфликта как системы и на другом уровне (например, Кувейт как сторона конфликта с Ираком, кроме всего прочего, взаимодействовал с другими странами, включенными и не включенными в конфликт, а также с мировым сообществом в целом в лице ООН).

Любая избранная схема с распределением участников по заданной иерархии в системе конкретного конфликта неизбежно представляет неоднократное упрощение более сложной и противоречивой картины межгосударственного конфликта, хотя точно зафиксированная картина конфликта как системы способна более или менее реально воспроизводить реальность межгосударственного конфликта. Здесь, конечно, возникают определенные сложности, связанные с созданием модели конфликта, которые вызваны стремлением найти "золотую середину", с тем чтобы, с одной стороны, не перегрузить модель конфликта лишними связями и элементами, а, с другой, не упростить формируемую модель.
2. Динамика и типология межгосударственных конфликтов
Мировой опыт показывает, что межгосударственный конфликт как система никогда не выступает в "законченной" форме. В любом случае он представляет собой процесс или совокупность процессов развития, предстающих как определенная целостность. При этом в процессе развития может происходить изменение субъектов конфликта, а, следовательно, и характера противоречий, лежащих в основе межгосударственного конфликта. Исследование процесса развития межгосударственного конфликта дает возможность установить многие его существенные для анализа исторические и причинно-следственные аспекты, а рассмотрение его системы и структуры выявляет главным образом структурно-функциональные стороны конфликта. Понятно, что эти стороны конфликта нельзя воспринимать изолированно друг от друга. Изучение конфликта в его последовательно сменяющихся фазах позволяет рассматривать его как единый процесс, обладающий различными, но взаимосвязанными сторонами: исторической (генетической), причинно-следственной и структурно-функциональной.

Раскрытие механизма самого конфликтного процесса – это анализ различных меняющихся исторических состояний того или иного межгосударственного конфликта. Расчленение на реальные фазы его эволюции раскрывает новые грани этого феномена как динамической системы с присущей ей структурой в развитии, изменении, преобразовании, в конечном счете, связанной с природой и сущностью конфликта. При этом фазы его развития – это не абстрактные схемы, а реальные, детерминированные в историческом и социальном планах конкретные состояния межгосударственного конфликта как системы. Они имеют ярко выраженные признаки, относящиеся к изменению внутреннего состояния государств – участников конфликта, к их социально-политическим, экономическим, военным и иным интересам и целям, внешнеполитическим союзам и обязательствам, международным условиям, в которых конфликт развивается. Конфликтологи отмечают, что в принципе имеет место исторически сложившаяся стержневая линия межгосударственного конфликта с набором и последовательностью возможных фаз его эволюции. Так, Г. Кан выделяет 44 стадии или ступени эскалации ядерного конфликта, которые неумолимо завершатся термоядерным взрывом. Существуют и другие сценарии, однако все это не означает, что международные конфликты будут развиваться по данным схемам. В реальной действительности, по мнению конфликтологов, обнаружить подобное единообразие невозможно.

Таким образом, в зависимости от сущности, содержания и формы того или иного конфликта, конкретных интересов и целей его участников, применяемых средств и возможностей введения новых, вовлечения других или выхода имеющихся участников, индивидуального хода и общих международных условий его развития, межгосударственный конфликт может проходить через самые различные, в том числе и нестандартные фазы. При этом в той или иной фазе конфликта могут отсутствовать те или иные фазообразующие признаки. Некоторые фазы могут выпадать, неожиданно появляться новые, они могут меняться местами. Фазы конфликта могут спрессовываться во времени, взаимопересекаться, но при этом сам конфликт может носить "взрывной" характер либо, наоборот, быть растянутым по времени. Развитие может идти от фазы к фазе по нарастающей, но способно и к "топтанию" на месте, повторению уже пройденных фаз, снижению уровня общей напряженности.

Вместе с тем конфликтологи выделяют некоторые общие критерии перехода от одной фазы к другой, некоторые постоянно или почти постоянно присутствующие группы социально-экономических, военных или иных признаков, изменения в которых объективно, но не обязательно ведут к преобразованию одной фазы конфликта в другую. Таким критерием некоторые конфликтологи считают понятие уровня (порога) развития противоречия или группы противоречий в конфликтной форме на определенной фазе развития конфликта.



Как правило, любой межгосударственный конфликт, не выходящий слишком явно за рамки теоретически усредненной схемы, начинается с подлинной основы и предыстории происхождения конфликта, а именно с политических, экономических, военных, идеологических и иных противоречий, на почве которых возник и развивался данный конфликт. Однако не следует относить эти противоречия к начальной фазе конфликта, поскольку противоречия в отношениях между странами имеются всегда, но далеко не всегда они вырастают в конфликт. Иными словами, эти противоречия присутствуют как бы за скобками конфликта и продолжают сохраняться в разной форме в ходе развития и разрешения конфликта. А также способны в ходе конфликта обрастать другими противоречиями, подобными и производными, зачастую субъективными и довольно отчужденными от объективных, то есть первичных, противоречий. Они способны изменяться, сменяться другими противоречиями, которые более существенны для динамики конфликта, для перехода от одной фазы его развития к другой. Но противоречия – это всего лишь предыстория, прелюдия межгосударственного конфликта. Рассмотрим фазы межгосударственного конфликта.

Первая фаза межгосударственного конфликта – это сформировавшееся на основе определенных объективных и субъективных противоречий принципиальное политическое отношение и соответствующие ему экономические, идеологические, международно-правовые, военно-стратегические, дипломатические отношения по поводу данных противоречий, выраженные в более или менее острой конфликтной форме.

Вторая фаза межгосударственного конфликта – это субъективное определение непосредственными сторонами конфликта своих интересов, целей, стратегии и форм борьбы для разрешения объективных или субъективных противоречий с учетом своего потенциала и возможностей применения мирных и военных средств, использования международных союзов и обязательств, оценки общей внутренней и международной ситуации. На этой фазе сторонами определяется или частично реализуется система взаимных практических действий, носящих характер борьбы или сотрудничества, с целью разрешить противоречие в интересах той или иной стороны или на основе компромисса между ними.

Третья фаза межгосударственного конфликта заключается в использовании сторонами достаточно широкого диапазона экономических, политических, идеологических, психологических, моральных, международно-правовых, дипломатических и даже военных средств (не применяя их, однако, в форме прямого вооруженного насилия), вовлечения в той или иной форме в борьбу непосредственно конфликтующими сторонами других государств (индивидуально, через военно-политические союзы, договоры, через ООН) с последующим усложнением системы политических отношений и действий всех прямых и косвенных сторон в данном конфликте.

Четвертая фаза межгосударственного конфликта связана с увеличением борьбы до наиболее острого политического уровня – международного политического кризиса, который может охватить отношения непосредственных участников, государств данного региона, ряда регионов, крупнейших мировых держав, вовлечь ООН, а в ряде случаев – стать мировым кризисом, что придает конфликту невиданную ранее остроту и содержит прямую угрозу того, что одной или несколькими сторонами будет использована военная сила.

Пятая фаза – это межгосударственный вооруженный конфликт, начинающийся с ограниченного конфликта (ограничения охватывают цели, территории, масштаб и уровень ведения боевых действий, применяемые военные средства, количество союзников и их мировой статус), способного при определенных обстоятельствах развиваться до более высокого уровня вооруженной борьбы с применением современного оружия и возможным вовлечением союзников одной или обеими сторонами. Если рассматривать эту фазу межгосударственного конфликта в динамике, то в ней можно выделить целый ряд полуфаз, означающих эскалацию военных действий.

Шестая фаза межгосударственного конфликта – это фаза урегулирования, предполагающая постепенную деэскалацию, снижение уровня интенсивности, более активное вовлечение дипломатических средств, поиск взаимных компромиссов, переоценку и корректировку национально-государственных интересов. При этом урегулирование конфликта может стать следствием усилий одной или всех сторон конфликта либо начаться вследствие давления "третьей" стороны, в роли которой может оказаться крупная держава, международная организация либо мировое сообщество в лице ООН.

Мировой опыт показывает, что возможное развитие межгосударственного конфликта весьма сложно втиснуть в рамки какой-либо схемы, особенно в виде сетевого графика. Однолинейная схема не в состоянии передать всей сложности реального развития событий: перехода от сотрудничества сторон к конфронтации, изменений их интересов, целей и стратегии в ходе конфликта, применения ими разнообразных комбинаций мирных и военных средств, степени вовлечения других участников в борьбу и сотрудничество в данном конфликте, непосредственного развития вооруженного конфликта, эволюции и самих международных условий и т.д.

Иначе говоря, процесс развития межгосударственного конфликта – это не простое восхождение от одной фазы конфликта к другой, а сложная диалектика политических и других отношений сторон по поводу объективных и субъективных противоречий, интересов и целей в ходе межгосударственного конфликта с разветвленной сетью вариантов альтернативного развития и, что не исключено, возможностью обратного хода.

Рассмотрение сущности межгосударственного конфликта, породивших его противоречий, содержания, структуры и процесса развития позволило конфликтологам найти решение вопроса, связанного с типологией конфликтов, поскольку без построения типологии и классификации межгосударственных конфликтов невозможно вести анализ их социально-политической сущности, содержания и форм на сколько-нибудь серьезной теоретической основе. Необходимо отметить, что в современной конфликтологии нет достаточно устоявшейся типологии межгосударственных конфликтов, имеющимся методикам при всей схожести между собой нередко присущи принципиальные отличия. Например, М. Клар предлагает следующее деление:  региональные конфликты;  войны за природные ресурсы; сепаратистские и националистические конфликты; ирредентистские конфликты;  этническая, религиозная и племенная борьба внутри государства;  революционные и фундаменталистские войны; борьба за демократию; национально-освободительные войны и т. п. 

Однако, как отмечают современные конфликтологи, в большинстве конфликтов все– таки прослеживается сочетание нескольких категорий, что еще более затрудняет их разрешение. В связи с этим в самом общем плане классификацию межгосударственного конфликта можно провести по целому ряду оснований, к которым относятся: цивилизационно-культурологические особенности; причины возникновения конфликта; противоречия, лежащие в его основе; характер участников; масштабы; применяемые средства; характер развития; социально-психологические факторы конфликта; его длительность. Рассмотрим некоторые из них.

Так, в частности, по характеру противоречий, лежащих в основе межгосударственного конфликта, выделяются: экономические, политические, военно-стратегические, геополитические, идеологические, социально-политические, этнические и религиозные противоречия, которые условно можно разбить на две группы: политические и неполитические. Последние в случае их трансформации в национально-государственные интересы приобретают характер политических противоречий (например, казалось бы чисто географический вопрос, связанный со статусом Каспия как моря или озера, приобретает исключительное звучание при столкновении интересов в области рыболовства прибрежных государств, и его решение на данном этапе не исключает конфликтного характера развития).

Кроме того, противоречия бывают объективными и субъективными, которые могут исчезнуть в связи со сменой политического руководства или лидера одной из сторон конфликта. Такие противоречия могут носить антагонистический либо неантагонистический характер, что скажется на формах, масштабах и средствах развития межгосударственного конфликта. Наряду с этим следует учитывать и правовой статус сторон конфликта.

Межгосударственные конфликты могут различаться и по своему пространственно-временному масштабу. В данном случае можно выделить глобальные конфликты, затрагивающие интересы всех участников международных отношений; региональные, локальные, которые включают в качестве сторон конфликта ограниченное число участников, двусторонние. В зависимости от длительности международные конфликты могут быть затяжными, средней длительности, краткосрочными.

Если в основу типологии положить применяемые конфликтующими сторонами средства, то обычно выделяют вооруженные межгосударственные конфликты и конфликты с применением только мирных средств. При этом вооруженные конфликты могут быть конфликтами с массированным использованием военного потенциала и с ограниченным использованием военной силы, что определяется уровнем противоречий между интересами сторон конфликта. В межгосударственных конфликтах с использованием только мирных средств последние могут быть задействованы как комплексно, так и выборочно (эмбарго, торговые ограничения, снижение уровня дипломатического представительства и т.п.).

По характеру развития можно выделить: эволюционные межгосударственные конфликты (в ходе которых конфликт последовательно проходит многие фазы развития); скачкообразные (при которых возможно перескакивание через фазы развития в сторону как эскалации, так и деэскалации конфликта); вялотекущие; взрывные; латентные; явные.

Рассмотренные типы межгосударственных конфликтов, по всей вероятности, не исчерпывают всех возможностей классификации, но позволяют более осмысленно подойти к анализу конкретного конфликта.


3. Формы и методы предотвращения и урегулирования
межгосударственных конфликтов

Мировая практика показывает, что на любой из рассмотренных выше первых пяти фаз межгосударственного конфликта может начаться альтернативный, не эскалационный, а деэскалирующий ход развития, воплощающийся в мирном зондаже и перерыве в военных действиях, переговорах об ослаблении или ограничении данного конфликта. При подобном альтернативном развитии может произойти ослабление, "замораживание" или ликвидация данного кризиса или даже конфликта на основе достижения компромисса между сторонами по поводу лежащего в основе конфликта противоречия. Вместе с тем на этой фазе возможен, при определенных условиях, новый цикл эволюционного или взрывного развития конфликта, например от мирного к вооруженному, если конкретное противоречие, лежащее в его основе, не будет "изжито" целиком и на достаточно длительный период.

Наиболее приемлемая форма урегулирования межгосударственного конфликта – это достижение баланса интересов его сторон, что позволяет, в конечном счете, устранить саму причину конфликта. В случае если подобного баланса достичь не удалось, мало того, интересы одной из сторон вследствие военного поражения подавлены, то конфликт переходит в латентную форму, которая в любой момент может при благоприятных внутренних и международных условия снова возродить конфликт.

В процессе урегулирования конфликта необходим учет социокультурной среды каждой стороны, а также уровня и характера развития системы международных отношений. В соответствии с этим в конфликтологии выделяются три модели урегулирования конфликта: гегемонистская, статусная и ролевая.

Гегемонистская модель урегулирования конфликта соизмеряет поведение сторон с установками "центра силы" и ориентирована на использование насилия или угрозы насилия, а в стратегии решения склонна к игре с "нулевой суммой", в которой выигрыш одной стороны равен проигрышу другой.

Статусная модель урегулирования межгосударственного конфликта структурно соизмеряет поведение с физическими действиями, необходимыми для поддержания или восстановления баланса сил. Она процессуально расширяет конфликтное поле до включения в него предмета спора, вызвавшего конфликт, а в стратегии решения склонна к урегулированию на основе паритета или правовых норм.

Ролевая модель межгосударственного конфликта структурно соразмеряет физическое поведение с необходимостью как достижения своих целей, так и воздействия на цели другой стороны: процессуально расширяет поле до включения в него всей конфликтной ситуации, предшествовавшей обращению к физическим действиям, а в стратегии решения склонна к разрешению или даже урегулированию конфликта.

Если же говорить о предотвращении межгосударственных конфликтов, то надо отметить, что этот процесс имеет ряд особенностей, которые заключаются в следующем:



поскольку непротиворечивого общества не бывает, трудно искусственно создать условия для бесконфликтного общест­венного развития;

основные усилия по предотвращению конфликтов должны быть направлены на бесконфликтное решение проблем, возникающих в результате объективных противоречий;

предотвращение подразумевает максимальное снижение негативных последствий потенциальных конфликтов;

основные усилия по предотвращению межгосударственных конфликтов направляются на исключение вооруженного на­силия.

Развитие межгосударственного конфликта непосредственно связано с характером противоречий в интересах различных государств, а также с уровнем развития системы международных отношений, с действующими в ней структурными взаимосвязями и взаимозависимостями. В принципе современный уровень развития международных отношений позволяет решать практически любые международные проблемы, вызванные столкновением интересов государств и народов, на ранних фазах межгосударственного конфликта политико-дипломатическими средствами, не доводя дело до политического кризиса и тем более до вооруженного конфликта.

Вместе с тем несовершенство международно-правовых норм, слабость международных "третейских" организаций, включая ООН, узкокорыстные интересы правящих элит в целом ряде современных государств побуждают, как и тысячелетия назад, в качестве главного аргумента для решения международного спора приберегать и готовить силу.

В самом общем плане внешнеполитическая сила государства представляет собой степень и интенсивность воздействия его совокупной мощи на систему международных отношений или ее отдельные элементы в целях достижения национально-государственных интересов. Вместе с тем сила государства не равна его совокупной мощи, хотя от уровня ее непосредственно и зависит. В данном случае связь скорее генетическая: по своему происхождению внешнеполитическая сила вытекает из совокупной мощи государства, которая и определяет возможности силы. В то же время с точки зрения функциональной внешнеполитическая сила государства нацелена на решение экономических, политических, военных и других задач в системе международных отношений, тогда как совокупная мощь государства обеспечивает не только внешнеполитическое, но и прежде всего внутреннее развитие и функционирование страны. Необходимо также иметь в виду, что сила измеряется ее проявлением, то есть способностью оказывать определенное воздействие на систему международных отношений или отдельные государства, которое достигается не только привлечением в межгосударственные отношения определенной части совокупной мощи страны, но степенью и интенсивностью, с которой ею оперируют на международной арене. Кроме того, внешнеполитическая сила государства зависит также от решительности принимаемых мер для достижения целей.

Оперируя внешнеполитической силой на международной арене в целях достижения своих интересов, государство неизбежно сталкивается с силовым противодействием других стран либо системы международных отношений в целом. Вследствие этого достижение национально-государственных интересов не только результат силового воздействия, но и умение им распорядиться правильно, с наибольшей эффективностью. В этом плане выделяются несколько наиболее общих методов задействования силы в системе предупреждения или урегулирования межгосударственных конфликтов – это убеждение, принуждение и подавление. Основным критерием их дифференциации выступают степень, интенсивность и структура элементов совокупной мощи государства, задействованных для решения внешнеполитических проблем.

Метод убеждения – это комплекс мер, принимаемых государством (коалицией государств) в отношении другого государства или их политических объединений с целью создания благоприятных условий для реализации национально-государственных интересов во внешнеполитической обстановке. Этот метод наиболее эффективен на ранних стадиях конфликта и позволяет урегулировать противоречия между государствами политико-дипломатическими средствами за счёт убеждения другой стороны в бесперспективности или необоснованности её претензий, в необходимости коррекции внешнеполитических интересов в целях сохранения статус-кво. На этом этапе активно используются двусторонние и многосторонние консультации, заявления о намерениях, формируются группы давления, с тем, чтобы довести до противоположной стороны сведения о собственных интересах, возможных границах компромиссов, составе союзников, соотношении сил и вероятных способах действия в случае ее отказа от заявленных претензий. Данный метод – повседневная рутина дипломатической деятельности.

Метод принуждения – это комплекс мероприятий государства или группы государств, направленных на то, чтобы, используя силу, навязать другому государству или группе государств свою волю. Принуждение отличается большей решительностью действий и более интенсивным использованием совокупной мощи государства для достижения своих целей. Как правило, в международной практике принуждение используется на кризисной фазе конфликта в качестве средства предотвращения или остановки его кризисного развития.

Наиболее решительным и интенсивным методом действия силы является метод подавления. Подавление – это полное лишение противника возможности к сопротивлению либо уничтожение его при помощи военной силы. При подавлении интенсивность действий государства предельно возрастает. Следствием подавления является разрешение межгосударственного конфликта либо переход его в латентное состояние.

В случае использования методов принуждения и подавления сила выступает в качестве основы насилия. То есть сила и насилие как таковые не совпадают между собой. Сила определяет насилие, его возможности. Насилие есть одна из форм действия силы, точнее, крайняя форма использования силы методом принуждения или подавления.

При анализе внешнеполитической силы государства необходимо учитывать, что своим происхождением она обязана совокупной мощи страны, которая, будучи приложенной к системе международных отношений, представляет собой силу. Как известно, совокупная мощь государства структурно состоит из экономической, военной, социальной мощи и морального духа. Однако нельзя думать, что эти структурные элементы в "чистом" виде проявляются на международной арене. Любой из элементов совокупной мощи государства, являясь средством политики, при взаимодействии с системой международных отношений может получить и нетрадиционное применение (например, запрет на экспорт технологий как средство военно-политического давления). Поскольку совокупная мощь государства при взаимодействии с системой международных отношений опосредуется политикой, то и ее проявление носит политический характер. Тем не менее в качестве основных структурных элементов внешнеполитической силы государства обычно выделяют экономическую, политическую, научно-техническую, морально-идеологическую и военную силу.

Кроме вышеуказанных методов, современные конфликтологи, исходя из принципов демократиче­ского развития мира, выделяют следующие основные направления предотвращения межгосударственных конфликтов:

интернационализация жизни мирового сообщества в хозяй­ственно-экономической, политической и культурной сферах;

строгое соблюдение всеми странами и народами принципа мирного сосуществования;

снижение уровня военного противостояния;

усиление роли международных межправительственных орга­низаций, таких, как ООН, СБСЕ и других, в области правового регулирования взаимоотношений между странами.

Необходимо также отметить, что в современных условиях наиболее эффективным в разрешении межгосударственных конфликтов является принцип мирного урегулирования, который является одним из основных принципов современного международного права. Этот принцип логически вытекает из других принципов международного права – принципа мирного сосуществования государств, принципа неприменения силы. Если принцип ненападения обязывает государства воздержаться от угрозы силы или применения силы в отношениях между собой, то принцип мирного разрешения международных споров обязывает государства решать споры между собой любыми мирными способами.

Первое признание принципа мирного решения международных споров как принципа международного права было выражено в Парижском договоре 1928 г. (Пакт Бриана-Келлога об отказе от войны). Позже этот принцип был выражен в резолюциях Лиги наций.

Была принята специальная резолюция “о мирном разрешении международных споров, о ненападении и о взаимной помощи” (1928 г.), к ней был приложен Генеральный акт, состоящий из четырёх глав: о согласительной процедуре (все споры, которые нельзя решить дипломатическим путём, подлежат согласительной процедуре), о судебном разрешении споров в Постоянной палате международного правосудия, о третейском разрешении споров (если в течение месяца согласительная комиссия не пришла к единому мнению), общие постановления. Генеральный акт был ратифицирован 23 государствами, поэтому говорить о его большом значении нельзя.

10 октября 1933 г. в Рио-де-Жанейро государствами американского континента был подписан договор о ненападении и согласительной процедуре. Ст.1 провозглашала отказ от войны как способа разрешения спорных ситуаций, как между участниками этого договора, так и с другими государствами. Все споры должны решаться путём мирных средств, предусмотренных международным правом. Таким образом, и государства американского континента признали мирные средства урегулирования международных споров как единственные в международных отношениях.

Признание ООН принципа мирного разрешения международных споров отобразилось в главе VI Устава ООН. Это свидетельствует о юридическом развитии международных документов. Так как принципы, провозглашённые ООН, по сравнению с положениями Парижского договора, имели более чёткие и категоричные формулировки.

Кроме Устава ООН этот общеобязательный принцип фиксируется и в других международно-правовых актах: Пакт Лиги арабских государств (ст.5), Хартия Организации африканского единства (ст.3), Устав организации американских государств (ст.5), Декларация о принципах международного права (1970 г.), Хельсинский Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1975 г.).

Принцип мирного разрешения международных споров означает обязанность государств решать все возникающие между ними споры и конфликты исключительно мирными средствами. При этом не играет роли, угрожает спор международному миру и безопасности или нет. Международный спор вне зависимости от его масштабов, силы и количества государств, вовлечённых в спор, подлежит мирному урегулированию. При этом государства остаются свободными в выборе мирных средств урегулирования спора.

В Декларации о принципах международного права 1970 г. подчеркивается, что “международные споры разрешаются на основе суверенного равенства государств и в соответствии с принципом свободного выбора средств разрешения международных споров”. В ней указывается также, что, если стороны не достигнут урегулирования спора одним из мирных средств, они обязаны “продолжать стремиться к урегулированию другими согласованными между ними мирными средствами”.

Юридическое содержание принципа мирного решения международных споров составляет совокупность прав и обязанностей государств – участников спора.

Спорящие стороны обязаны разрешать свои споры исключительно мирными средствами. Перечень мирных средств урегулирования содержится в гл. VI Устава ООН. Согласно п.1 ст.33 Устава, “Стороны, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны прежде всего стараться разрешить спор путём переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору”.

Государства не вправе оставлять свои международные споры неразрешёнными. Это означает, во-первых, требование о скорейшем разрешении международного спора и, во-вторых, необходимость продолжения поиска путей урегулирования, если взаимно согласованный спорящими сторонами способ урегулирования не принёс позитивных результатов. Под скорейшим разрешением международных споров следует понимать строгое соблюдение взаимно согласованных сроков урегулирования. Эти сроки налагают на спорящие стороны обязанность не ограничиваться каким-либо одним средством или процедурой мирного разрешения спора, а использовать и другие средства, если спор не удалось уладить первоначальным средством урегулирования.

На государства возлагается обязанность воздержаться от действий, которые могут привести к обострению спора. Под такими действиями понимаются действия сторон, последствия которых могут привести к нарушению международного мира и безопасности, а также могут изменить сложившееся положение в пользу одной из сторон, при этом нарушив интересы другой.

Государства обязаны урегулировать свои международные споры на основе права и справедливости. Это предполагает применение норм и принципов международного права, а также норм договорного и обычного права. Применение норм международного права подразумевает применение:



международных конвенций, как общих, так и специальных, устанавливающих правила, определённо признанные спорящими государствами;

международных обычаев, как доказательства всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы;

общих принципов права, признанных цивилизованными нациями;

судебных решений и доктрин, наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву различных наций в качестве вспомогательного средства для определения правовых норм (ст.38 Статута Международного Суда ООН, которая не ограничивает принятие решений Международным Судом только международным правом, а разрешает принимать решения ex aequo et bono – по справедливости и доброй совести – если стороны с этим согласны).







Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница