Смертельная монро



Скачать 424.66 Kb.
страница1/3
Дата31.07.2016
Размер424.66 Kb.
  1   2   3
Анненко Ольга

olga_ann@ukr.net

моб: +38-097-311-7614



СМЕРТЕЛЬНАЯ МОНРО

Одноактная черная комедия

в шести действиях

г. Киев


2014

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Мэрилин Монро – 36 лет, певица, актриса, секс-символ.

Женщина-Смерть – 35 лет.

Юннис Мюрррей – 50 лет, экономка Монро.

Ральф Гринсен – 55 лет, психоаналитик Монро.

Питер Лоуфорд – 35 лет, актер, муж сестры Президента Д.Кеннеди.

Лос-Анджелес, дом Мэрилин Монро, пятое августа 1962 года.
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
В затемненную комнату входит Юнис Мюррей, подходит к кровати. Видно, что под простынями кто-то спит. Юнис подымает простынь, присматривается к спящему телу, под простыней ворочаются. Юнис облегченно вздыхает.
ЮНИС. Пора вставать.

С кровати вскакивает Мэрилин Монро, как после кошмара. Она выглядит помятой.

МОНРО (держась за голову). О-о-о!...

ЮНИС. Мисс Монро, вы похожи на мертвеца.

МОНРО. Такое впечатление, что меня всю ночь били ногами. Притом моими же. Какой сегодня день?

ЮНИС. Среда…

Монро отрицательно кивает головой.

ЮНИС. Четвертое…

Монро опять отрицательно кивает.

ЮНИС. Четвертое августа шестьдесят второго года.

МОНРО (перебивая). Год я помню…

Юнис поднимает простынь, смотрит под нее, опускает, недовольно хмыкает.

ЮНИС. Сколько раз вас просить – не спите голой! Вы – Мэрилин Монро – икона стиля и красоты. Какой-нибудь сумасшедший фанат может пробраться в дом и овладеть вами!

МОНРО. Вы думаете, кто-то захочет овладеть иконой?

ЮНИС. Поверьте мне, извращенцев хватает!

МОНРО. Это вряд ли случится, ведь у меня есть вы! И прежде чем овладеть мной ему придется овладеть вами!...

Юнис недовольно хмыкает.

МОНРО. Юнис, принесите выпить…

ЮНИС. Нембутал или хлоргидрат? Так или с водой?

МОНРО. Принесите выпить шампанского. Хочу прожить сегодняшний день, как обычный человек.

ЮНИС. Как обычный человек, который пьет шампанское в десять утра… Обычный клерк или водитель общественного транспорта. Или президент страны, например.

МОНРО. А что, президент страны тоже бывает пьян в десять утра!... Хотя не знаю, можно ли считать этот случай показательным. Тогда он был пьян после вчерашнего… Мы пробрались в белый дом с черного входа, и занимались любовью прямо на президентском столе. Потом он мне признался, что это было его заветной мечтой.

ЮНИС. Хм, а в интервью газетчикам он говорил, что мечтает только об одном – о равных правах для всех граждан.

МОНРО. Нет, тогда наши права были точно не равны. Нам было так хорошо вместе. Почему он меня бросил? Что он себе придумал? Кто он, а кто я? Я – звезда, меня все обожают!

ЮНИС. Да. А он – просто скромный президент страны… Вы правы – о равенстве в ваших отношениях не может быть и речи… Кстати, забыла вам сказать, это я нашла с утра под дверью. Так что перестаньте спать голой.

Юнис подает Монро статуэтку, выходит из комнаты. Монро крутит статуэтку в руках, замечает внизу надпись.

МОНРО (вслед Юнис). Это точно от близкого человека. (читает надпись.): До скорой встречи! Хм… До скорой встречи?... Я знала! Долго ты без меня не протянешь!

Монро звонит по телефону, держа в руках статуэтку.

МОНРО. Дороти, это ты? Доброе утро, это Мэрилин. Скажи, Джон на месте. Мне нужно с ним поговорить … Его нет? А когда будет?... Ну, хотя бы приблизительно… Может позвонить позже?... А Роберт сегодня в сенате?... Угу… Его тоже нет и будет неизвестно когда?... Скажи честно, они есть, просто не хотят меня слышать, да?... Конечно, разве ты скажешь, мисс «Я работаю в приемной президента, поэтому после меня в туалете пахнет фиалками»… (бросая трубку.) Стерва крашенная!

В комнату входит Юнис.

ЮНИС. Ну, не всем же быть натуральными блондинками, правда, мисс Монро…

МОНРО. Почетное звание блондинки нужно еще заслужить!... Если это не Кеннеди тогда кто? … Фарфоровая кукла! Ну, конечно!

Монро подбегает к телефону. Юнис уходит.

МОНРО. Добрый день, это Мэрилин Монро, могу я поговорить с Джеймсом Догэрти? Джеймс, это ты, привет. Это Норма… Норма Джинн… Скажи, ты не посылал мне статуэтку?!... Ну, откуда я могу знать, зачем… Да? А я почему-то сразу подумала о тебе… Как ты вообще? Как жена, как дети?... Я тоже нормально… Джеймс, помнишь ты назвал меня «Моя фарфоровая кукла», когда встретил перед церковью в день нашего венчания?... Точно!... Нет, не путаю… Ты это говорил!... Нет больше ничего не хотела…Зачем ты разрешил мне стать актрисой?!... Да, знаю… Я сама так решила… Привет жене.

Монро кладет трубку.

ЮНИС. Чувствую, расследование затягивается. Хотите, я расскажу, чем все закончится?

МОНРО. Нет.

ЮНИС. Ну, слушайте. Вы так и не найдете того, кто прислал эту куклу, обзвоните всех бывших, поймете, что никому не нужны, напьетесь шампанского и вырубитесь до утра. Но есть и плюс – у вас будет хоть какое-то занятие. Все лучше, чем лежать в кровати и смотреть в потолок.

Юнис уходит.

МОНРО. Все лучше, чем слушать вас. С вами я как в приюте, а вы моя воспитательница.

Раздается телефонный звонок.

МОНРО. Слушаю. О! Джо! Хорошо, что ты позвонил. Когда тебя ждать в Лос Анжелесе?! Я покажу тебе свою новую квартиру. Она прямо в центре и моему психоаналитику удобно добираться. Иногда мне кажется, что это единственная причина, почему он уговорил меня купить ее… Приезжай сегодня. Сможешь?!... На следующей неделе – это долго… Принимаю… Да, улучшения есть… Нет, не переутомляюсь… Джо, почему ты женился на мне?... Потому что любил… Тогда почему развелся?!... Хм, потому что любил… Эй, Джо, ты же не философ, ты бейсболист, помнишь, прекращай выдавать из себя Достоевского!... Ты не присылал мне статуэтку?... Да, нет, просто… Что бы ты сказал, если бы это был наш последний разговор?!... Нет, не болею, с чего ты взял. Но все же… Скажи… Правда?!... А я бы согласилась. Да, Джо Димаджио, я бы снова согласилась и снова вышла за тебя замуж!

В комнату заходит Юнис, которая закатывает в комнату телевизор. За ней тянется провод от телевизора. В телевизоре показывают отрывок из фильма МОНРО. «Зуд седьмого года», где Монро исполняет главную роль.

ЮНИС. Зря вы отказываетесь от телевизора в комнате. Это очень удобно!… Мне.

Юнис устраивается удобнее в кресле для психоанализа.

МОНРО (в трубку): Знаешь, что я сейчас смотрю? Сцену из «Седьмого года»… Знаешь какую?... Ну, подумай… Ту, где я стою над вентиляционной шахтой, и ветер дует мне прямо под юбку… Помнишь, как тебя бесило то, что я вот так запросто стою с поднятой юбкой и улыбаюсь… Ты все злился, а юбка подымалась и подымалась… Мы сняли тогда двадцать дублей этого кадра… А когда режиссер попросил сделать это еще разок, ты посмотрел на меня и сказал…

ЮНИС (в телевизор). Ах, какая женщина!

МОНРО. …Ты сказал – между нами все кончено… Ты зря женился на Монро. Тебе нужно было выбрать Норму Джинн… Приезжай. Я буду ждать тебя. И если ты все еще захочешь взять меня в жены, я соглашусь.

Монро кладет трубку.

ЮНИС. Вам еще что-нибудь нужно?...

Монро отрицательно кивает головой и улыбается.

ЮНИС. А мне нужно. Мне нужно стирать… Снова… (доверительным тоном) Мисс Монро, милая моя очень вас прошу… смывайте косметику перед сном. Шелк так сложно отстирывать.

Юнис снимает простыни с кровати Монро, идет к выходу.

МОНРО. Юнис, я выхожу замуж за Джо Димаджио!

Юнис тяжело вздыхает, садится на кровать. Монро носится по комнате.

МОНРО. До его приезда осталось меньше недели. Какое платье выбрать для свадьбы? Белое выбирать неудобно, я выхожу замуж не первый раз…

ЮНИС. Угу, в четвертый…

МОНРО. А если выберу не белое, Джо подумает, что для меня это не особенно радостное событие. Может красное?

ЮНИС. Не стоит.

МОНРО. Слишком вызывающе?... Останется только воткнуть розу в волосы и станцевать фламенко… Кремовое?! Или может бледно-голубое?!

ЮНИС. Не стоит.

МОНРО. Все-таки белое?!

ЮНИС. Вы хотите, чтобы я ответила вам честно?

МОНРО. Конечно. Выбор платья очень важен для каждой невесты!

ЮНИС. Тогда не выбирайте никакого платья. Не выходите за него.

МОНРО. Почему?

ЮНИС. Потому что вы его не любите. Вы получили статуэтку и кому первому вы позвонили?! Джону Кеннеди – мужчине, который вас бросил! А когда его не оказались на месте вы попросили к телефону его брата – человека, который тоже вас бросил! Они оба пользовались вами, но вы вспомнили именно о них, странно, не находите?

МОНРО. Я очень ценю Димаджио! Он – единственный мужчина, который относился ко мне хорошо все эти годы, не смотря на то, что мы развелись.

ЮНИС. А вам не нужен мужчина, который будет относиться к вам хорошо. Вам нужен негодяй! Сколько браков было у Джо после развода с вами?

МОНРО. Ни одного…

ЮНИС. Он любил вас все эти годы, даже после развода. А вы его нет. Для вас он – просто хороший парень, а вы для него – надежда, смысл существования, икона, если хотите!

МОНРО. Тогда почему я не должна быть с ним?

ЮНИС. Потому что вы уже давно не надежда, не икона и не смысл. Вы уже давно променяли все это на таблетки и алкоголь. Вы хорошая, но жить с вами невозможно… Откажите ему, пусть он лучше живет, любя вас на расстоянии, чем возненавидит, находясь рядом.

МОНРО. От меня все отвернулись, даже вы.

ЮНИС. Вас считают наркоманкой. А наркоманов не любят, их просто жалеют.

МОНРО. Джо не такой.

ЮНИС. И он жалеет, поэтому и предложил. Или вы думаете, что можете вызывать какие-то чувства, кроме жалости?

МОНРО. И что мне, по-вашему, делать?

ЮНИС. Если все-таки решитесь, выбирайте белое платье. Белое вам идет.

МОНРО. Белое мне идет…

Юнис молча забирает телевизор и вывозит его из комнаты. Монро становится перед зеркалом, смотрит на себя сначала без улыбки, потом лучезарно улыбается.

МОНРО (поет). «Хочу быть любимой тобой, лишь тобой, ни кем другим, лишь тобой. Хочу быть любимой тобой единственным… Ву-пу-пи-ду Пу… Хочу зацелованной быть лишь тобой, никем другим, лишь тобой. Скорее целуй меня, мой единственный».

Монро выпивает шампанское из горла, смотря в сторону ушедшей Юнис, достает из-под матраса упаковку с таблетками. Она забрасывает в рот несколько, запивая их шампанским.

Играет мелодия из фильма «В джазе только девушки», песню I wanna be loved by you. Монро запрыгивает на кровать, весело прыгает и неистовствует, на последнем аккорде падает на кровать, тяжело дышит, прячет упаковку с таблетками обратно под диван, подбирается к телефону.

МОНРО. Питер, это Мэрилин… Питер… Нет, я не смогу прийти на вечеринку сегодня… Мне плохо… Нет, не нужно никого присылать за мной… Я точно… Точно… не приду…

Монро откладывает трубку, корчась от боли, подносит еще раз трубку к уху.

МОНРО. Ты еще здесь?... Передавай от меня привет Пэт, передавай привет президенту, ты славный парень… Питер, спаси меня… Я выпила пять таблеток, меня это не убъет…

Монро теряет сознание. В комнату входит Юнис, смотрит на Монро.

Юнис (пытаясь разбудить): Мисс Монро! Хватит делать вид, что не слышите меня, я хочу вам добра. Вы уже принимали таблетки?! Если не ответите, мне придется вколоть лекарство… Как хотите…

Юнис достает из передника таблетки. Монро не отвечает. Затем достает из тумбочки шприц, разводит таблетки в воде и бокале из-под шампанского, вкалывает Монро. Юнис укладывает Монро головой на подушку, накрывает простыней, выключает свет, уходит.

ЮНИС. Сладких снов, мисс Монро.
ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

Монро спит в кровати. Рядом, в кресле для психоанализа сидит Женщина, одетая в темную одежду. Рядом с креслом стоит большая дорожная сумка. Монро резко вскакивает с кровати, кричит, как будто от увиденного кошмара.

МОНРО (хватаясь себя за голову). А-а-а!

Монро прислушивается к себе, удивленно трогает голову, руки, ноги. Так же удивленно она смотрит на сидящую женщину.

ЖЕНЩИНА. Как вы себя чувствуете?

МОНРО. Странно и… Чудесно!... У меня не болит голова, нет этой давящей боли в висках… Что вы со мной сделали?!

ЖЕНЩИНА. Знаете, есть такая шутка: если у вас ничего не болит, проверьте, возможно, вы умерли…

МОНРО (щипая себя). Если… это… сон, то я… очень… расстроюсь. Мне часто снятся сны, но все они кошмарные. Мистер Гринсен и Юнис пичкают меня снотворным. Они думают, что помогают мне уснуть, но именно там, во сне, происходит самое страшное – я вижу то, чего не хочу видеть, но не могу проснуться…

ЖЕНЩИНА. Столкновение с реальностью – жестокая вещь! Кстати, о реальности…

МОНРО (перебивает). Страшнее всего, когда снится кастинг. Мне дают текст, я открываю рот, чтобы прочесть реплику, а его у меня нет. Есть нос, есть подбородок, а рта нет… А мне кричат: ну, давайте, что же вы, читайте! Я пытаюсь читать, но получается только…

Монро издает мычащие звуки.

МОНРО. Тогда я снимаю туфлю и шпилькой пробиваю себе дырку в лице, там, где должен быть рот. И пальцами разрываю ее. По подбородку хлещет кровь, я читаю текст, захлебываясь кровью, а все вокруг смеются: зачем она пришла на кастинг, она же уродина, ее никто никогда не снимет! … Никто и никогда… Потому, что уродина… (Трогает лицо.) Сны иногда бывают очень реалистичными!

ЖЕНЩИНА. Они почти всегда такие… Знаете, это даже забавно… Вас не удивляет, что в вашей комнате сидит незнакомый человек?

МОНРО (шепотом). Если честно, удивляет… …но я не подаю виду. После семилетнего лечения у моего психоаналитика, я рада, что хотя бы себя в зеркало узнаю… Благодаря Гринсену и таблеткам, у меня самая замечательная память для забывания вещей.

ЖЕНЩИНА. Хорошее качество для женщины.

МОНРО. Когда я вас увидела, подумала, что Юнис вряд ли бы пустила ко мне незнакомку… Поэтому я решила поддерживать непринужденную беседу, чтобы рано или поздно вспомнить или понять, кто вы… Может выпьем?

ЖЕНЩИНА. Нет, спасибо. Я когда выпью, начинаю ругаться матом.

МОНРО. А я ругаюсь, если не выпью… Слушайте, может вы по поводу съемок фильма?

ЖЕНЩИНА. Бедняжка… Собирайтесь. Мне нужно доставить вас…

МОНРО (перебивая): Доставить?! Стойте! Я поняла! Вы от Питера! Вас прислали, чтобы отвезти меня на вечеринку… А разве Питер не сообщил вам?... Я звонила предупредить, что не приеду… Я звонила… Мне было плохо… Стойте!... Вы пришли...

Монро подбегает в Женщине и обнимает ее.

МОНРО. Вы… спасли меня?!... Вы!... Вы – ангел!...

Женщина отстраняется от Монро.

ЖЕНЩИНА. Ну, не то чтобы ангел, но направление выбрано правильно.

Монро опять прижимается к Женщине.

МОНРО. Я не хочу, чтобы вы думали обо мне плохо.

Женщина отстраняется от Монро, стараясь выдерживать дистанцию.

ЖЕНЩИНА. Поверьте, мое мнение должно волновать вас сейчас меньше всего… Мне нужно доставить вас…

МОНРО. Нет, нет и еще раз нет!

Монро хватает Женщину за руку, усаживает ее на кровать, кладет голову ей на колени, ее рукой гладит свою голову.

МОНРО. Я не хочу, чтобы вы судили обо мне по тому, что увидели! Не хочу, чтобы женщина, которая спасла мне жизнь, думала о том, что я – опустившаяся наркоманка. Я принимаю успокоительные, потому что не могу спать! Уже двенадцать лет! Триста шестьдесят пять умножить на двенадцать! Знаете, сколько это будет?!

ЖЕНЩИНА (считая в уме). Четыре тысячи триста восемьдесят дней.

МОНРО. Нет! Будет очень- очень много! И не дней, а суток!

ЖЕНЩИНА. Это уже даже смешно… Послушайте!

Женщина встает.

МОНРО. Нет, это вы послушайте меня!... Я все держу под контролем. Чтобы окончательно не подсесть, я устраиваю себе, так называемые, разгрузочные дни. В такие дни я совсем не принимаю нембутал! Совершенно! Правда я много пью и езжу на вечеринки… Но знаете что? Даже если я пьяной валяюсь на полу какого-нибудь бунгало, и меня сильно тошнит, даже в этот момент я не сплю… И это самое страшное время – потому что ты все понимаешь, но ничего не можешь сделать, чтобы хоть что-нибудь изменить… Спасибо, что спасли меня, я не хотела умирать, я хотела, чтобы меня пожалели… Просто пожалели…

Монро прижимается к Женщине. Женщина, широко расставив руки, не знает, что делать, разводит руками, обнимает Монро.

ЖЕНЩИНА. Отлично. Счастлива, что мы разобрались. Может, теперь вы соберетесь, и мы пойдем?! …

МОНРО. Нет, сейчас мы никак не можем идти…

ЖЕНЩИНА (понимающе кивает). Не можем.

МОНРО. Ни в коем случае.

ЖЕНЩИНА (все так же понимающе кивает). Почему?

МОНРО. Я ужасно выгляжу.

ЖЕНЩИНА. Вы прекрасно выглядите! Вечно молодая, вечно пьяная. Собирайтесь. А по дороге я расскажу вам то, что пока знать вам не нужно. Потому что если вы узнаете об этом сейчас, наш разговор будет продолжаться бесконечно.

МОНРО. Это как-то связано с Бобби?!

ЖЕНЩИНА. С кем?

МОНРО. С Робертом Кеннеди… Он тоже там будет?!

ЖЕНЩИНА. Пока его там нет. Но он подъедет. Потом.

МОНРО. Да?! Тогда нужно срочно собираться!

ЖЕНЩИНА. Наконец-то!

Монро хватается за голову, ходит по комнате, ложится обратно на кровать.

ЖЕНЩИНА. Что теперь?

МОНРО. Я думаю.

ЖЕНЩИНА. Может, мы подумаем по дороге?!

МОНРО. Исключено. В дороге я люблю молчать и разглядывать улицы города… Я приеду на вечеринку и все ему выскажу! Напомню ему обо всех обещаниях его брата, и о своей красной записной книжке, в которую столько всего записано, что ни он, ни его брат никогда не смогут оправдаться перед сенатом! И если он не продолжит встречаться со мной, я обо всем этом расскажу послезавтра на пресс-конференции!

ЖЕНЩИНА. Отлично! Так и сделаем. Идемте!

МОНРО. Спасибо вам. Обычно с женщинами мне сложно найти общий язык.

ЖЕНЩИНА. Почему? Они от вас быстро устают?

МОНРО. Думаю, потому что многие мне завидуют.

ЖЕНЩИНА. Чему? Тому, что вы не можете спать без снотворного, проснуться без взбодрительного, вам сняться кошмары и у вас патологическое желание всем нравится?! Да, тут есть чему позавидовать…

МОНРО. Только я прошу вас, не бросайте меня. Скорее всего, там соберется множество желающих поспрашивать, как мой последний фильм, тяжело ли я переживаю разрыв с Кеннеди и как мне в психиатрической клинике?

ЖЕНЩИНА. Вы были в психиатрической клинике?!

МОНРО. Да.

ЖЕНЩИНА. И как там?

МОНРО. Об этом я и говорю. Всем интересно, не как я, а как там. Кстати, вам нужно переодеться. Тамошнее общество не выносит плохо одетых людей. У меня уйма вещей, которые я не ношу: вечерние платья, туфли, шляпки, чулки…

ЖЕНЩИНА. Нет, спасибо. При моей работе нужно надевать удобные вещи, ведь не знаешь, куда тебя пошлют в следующий момент. Так что о красоте думать не приходится.

МОНРО. Очень зря. Если вы хотите получить повышение, вам нужно использовать свою женственность.

ЖЕНЩИНА. Мне это не поможет, уверяю вас.

МОНРО. Знаете, когда я почувствовала, что это такое – быть женщиной? По-настоящему осознала?! Когда в 54-м выступала перед американскими солдатами в Корее. Я стояла в облегающем платье и единственное, что разделяло нас – микрофон и это платье. Было очень холодно. Ветер пронизывал насквозь, но они стояли и смотрели на меня. Их было много, очень много. Все они были молодые, здоровые парни, которые хотели меня. Каждый из них. Страстно. Безнадежно. Не рассчитывая на взаимность, и поэтому отчаянно. Так они никого не хотели до меня, и вряд ли будут хотеть после. Большинство из них, вернувшись с войны, женятся, но даже самая страстная девушка не сможет разжечь в них такой страсти, которую разожгла тогда я. Вот какое желание нужно вызывать, понимаете?!

ЖЕНЩИНА. В данный момент у меня есть только одно простое желание – доставить вас по адресу. Или у меня будут большие проблемы на работе.

МОНРО. Если вы сделаете, то, о чем я вас прошу, я побегу за вами вприпрыжку!

ЖЕНЩИНА. И эти утомительные сборы наконец-то закончатся?

МОНРО (убегая за платьями). Обещаю.

ЖЕНЩИНА. Надеюсь, вы не будете об этом жалеть.

Монро приносит туфли на высоком каблуке, шаль. Женщина крутится вокруг зеркала.

МОНРО. Все очень просто. Представьте, вы – очень красивая женщина с аппетитными формами и гладкой кожей. И вы абсолютно голой идете по улицам. На вас только бусы и туфли. Вы высокая, свежая, упругая. И когда вы медленно идете по оживленному городу, мужчины падают к вашим ногам, чтобы рассмотреть вас получше. Вы делаете вид, что не замечаете их, но на самом деле видите их горящие желанием глаза, и, как будто невзначай немного наклоняетесь, чтобы они все хорошенько рассмотрели. Вы оставляете их лежать на асфальте, и идете дальше. Вот как вам нужно вести себя и с вашим начальником. И если вы при этом будете просить то, что вам нужно, вы обязательно получите это!

ЖЕНЩИНА. Очень сомневаюсь, что в моем случае эта школа будет эффективной.

МОНРО. Не сомневайтесь! Попробуйте! Представьте, что в зеркале ваш начальник, и вы говорите с ним. Давайте, скажите все, что у вас накопилось!

Монро передает в танце зеркало Женщине.

ЖЕНЩИНА. Добрый день! Я из отдела доставки, района Лос-Анджелеса. Мне осточертела моя работа, я выполняю простые поручения, которые могла бы выполнить и тупая обезьяна, но сейчас кризис и выбирать не приходится. Я знаю, что просто пешка в гигантской корпорации. Если честно, я довольна не всеми вашими решениями, поэтому будьте добры, перед тем как убить кого-то, ставьте меня в известность по крайней мене за сутки, чтобы я успела подготовиться! И еще – если уж вы ставите временные рамки для доставки мертвых, то сделайте так, чтобы они собирались быстрее! Я не могу все делать одна, пока вы спокойно отдыхаете, ожидая Страшного Суда, который только за последние пять лет три раза переносился! И кто после этого плохо работает?! У меня все!

Женщина посылает в зеркало воздушный поцелуй.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница