Слепое пятно



страница6/25
Дата01.08.2016
Размер3.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

— Вот уж кого бы я предпочел не встречать.

Я дважды оказывался под влиянием контролёра и оба раза убегал, едва почуяв это самое пси-воздействие. Просто мчался прочь. Не разбирая дороги, рискуя угодить в аномалию или нарваться на какого-нибудь другого мутанта… лишь бы не контролёр.

— Или так называемые кровососы, — продолжал Вандемейер. — За счет чего они становятся невидимыми? Эффект слепого пятна, о котором мы говорили, здесь вполне уместен. По крайней мере, эта теория заслуживает проверки.

— Кровососы встречаются в Тёмной Долине, — вслух подумал я. Лучше уж кровосос, тот по крайней мере сходится лицом к лицу, его можно одолеть, и я знаю, как это сделать. — Но туда вдвоём слишком опасно соваться. К тому же дорогу я знаю плохо. Последние Выбросы существенно изменили маршруты. Радиация, аномальные поля…

— Допустим, вдвоём опасно, — кивнул Вандемейер, — а сколько человек требуется?

— Нужен человек, который проведёт в Тёмную долину, это как минимум. А для страховки хорошо бы троих опытных сталкеров.

— Троих помимо вас, Слепой?

Как бы помягче объяснить, что я вообще не в счёт? Я не боец и не следопыт. У меня и стаж-то сталкерский солидный потому, что я не лезу в опасные авантюры…

— Ну ладно, включая меня. Но это очень рискованная затея. Скажите, Вандемейер, а ваш прибор можно использовать таким образом, чтобы мы стали невидимы? То самое слепое пятно, а? Чтобы мы, как кровосос?

— Нет.


— Как вы уверенно отвечаете…

— Я же говорю: с оговорками идут лишь положительные ответы. Любое новое утверждение, любое смелое предположение сопровождается кучей условий. Но «нет» — это всегда «нет». Впрочем, если вы хотите, я могу объяснить подробнее. Вот здесь у меня графики колебаний…

Дитрих выцепил из бесформенной груды бумаг распечатку и протянул мне. Лист, разворачиваясь, потянулся за учёным, его длина стремительно росла…

— Нет, нет, Вандемейер, не надо! Во всяком случае, такие вещи следует объяснять не под энергетик. Вы обедать собираетесь?

— Слепой… я ведь очень больной человек. Алкоголь для меня… э-э-э… кстати, вы мне напомнили…

Вандемейер наугад сунул руку в ворох распечаток, пошуршал там и вытащил плоскую пёстренькую упаковочку. Лекарства какие-то. Я в этом не разбираюсь, я, хвала Зоне, кроме дальтонизма, ничем не страдаю, так что не пришлось с лекарствами плотно знакомиться. Учёный, шевеля губами (наверное, дозу высчитывал), прижал упаковку несколько раз — на ладонь выпали пилюльки. Вандемейер поднес руку ко рту, сглотнул таблетки и быстро запил энергетиком. Я только теперь обратил внимание, какой он бледный.

— Вандемейер… скажите, Вандемейер, зачем вам все это? Зона, опасности?

— Ну… — Учёный опустил голову и стал вертеть лекарства, будто они его вдруг сильно заинтересовали. — Понимаете, я не знаю, сколько мне ещё суждено… Эта зараза сидит внутри меня и ждёт. Рано или поздно сработает. Мне осталось совсем мало времени, Слепой.

— Насколько я знаю, вы могли бы лечь в больницу, там, наверное…

— Да, но никто не гарантирует мне успешного лечения! Они могут законсервировать организм больного, и только. Это значит — оградят от потрясений, от стрессов, которые могут сработать… э… запустить механизм, понимаете? Точно, правильно! Как бомба с часовым механизмом. Да, в больнице выше вероятность, что я протяну на год-два дольше. Или даже пять лет! Пять лет лежать в консервной банке. А здесь — настоящие приключения. Загадки, научные открытия. В наше скучное время так мало открытий и приключений, а здесь… и потом, у меня семья. Восемьдесят процентов моего оклада получает семья, а если я погибну в этой вашей Зоне, страховка обеспечит сыну безбедное существование до тех пор, пока…

— Вы сволочь, Вандемейер. Зона вас дери, какая же вы сволочь!

Я выскочил из номера и напоследок хлопнул дверью. Что я за болван! Только теперь до меня дошло, почему этот яйцеголовый непрерывно заигрывал со смертью. Если бы его растоптал кабанчик, загрызли собаки, если бы ему отбил башку вспыльчивый долговец или продырявил из «Абакана» чересчур нервный боец миротворческого корпуса… страховка! Его семья получит страховку! А рыжий, хотя и уговаривает себя, что жить осталось недолго и что СПИД рано или поздно прикончит его в цвете лет, — но всё-таки смерти он боится. Он хочет, чтобы всё вышло как бы само собой… и готов утянуть меня следом! Зона возьми, какая сволочь…

Сидеть в «Звезде» не хотелось, а хотелось мне как-то отвлечься, забыть о Вандемейере с его болячками, физическими и умственными, забыть о Зоне и прочем. Я выскочил из гостиницы и зашагал по улице прочь. Кажется, Костик, исполнявший нынче роль швейцара, поглядел мне вслед удивленно. Все привыкли: Слепой никогда не спешит. Слепой никуда не спешит. А я и теперь не спешил, между прочим. Мне просто захотелось оказаться подальше…

Днём в посёлке тихо — даже и не скажешь, что здесь зарегистрировано около двух десятков частных предприятий, которые процветают, приносят доход и где на службе состоят сотни людей, мужчин и женщин, но мужчин раз в двадцать больше. И то ведь — большая часть этих работников сейчас топчет Зону. У кого неоплачиваемый отпуск, у кого отгул, у кого командировка — в общем, числятся, но сейчас отсутствуют по уважительной причине.

А вообще посёлок невелик, податься здесь особо некуда, двадцать минут в любую сторону — и ты у околицы. Поэтому я не стал шагать двадцать минут в любую сторону, свернул к почте. Почтовое отделение — одноэтажный домик, разделенный фанерной перегородкой. Верней, перегородка только обшита фанерой, а так-то она в два кирпича, как положено. Здесь же и отделение Сбербанка — вон, соседнее окошечко.

Меня ожидало письмо — до востребования. Троюродная сестрица, конечно. Последний человек планеты, пользующийся бумажной почтой. Ну, может, ещё африканские приятели Вандемейера пользуются бумагой. Впрочем, нет — у них есть тамтамы. Я слышал, что в джунглях продвинутые туземцы передают новости стуком барабанов. Но и они не пишут от руки. Лариса — живой анахронизм, её в музей бы сдать…

Я сел на лавку у окна, в здании почтамта было душно и пыльно, пахло чем-то специфически почтовым. Может, сургучом, может, клеем… В столбе света, падающем сквозь мутные стёкла на грязный пол, плясали пылинки. Светлый прямоугольник на полу четко делили тени решеток… Как грустно. И сиденье, обшитое потертым дерматином, уныло скрипнуло подо мной — ему тоже было грустно…

Лариса звала перебраться к ней, на их фабрике есть вакансия счетовода, а я парень грамотный, ну и… Конечно, любой человек, способный обращаться с компьютером, кажется ей грамотным. А так вообще все здоровы, все у них по-прежнему, цены растут… Письмо вторую неделю ожидало, пока адресат соизволит заглянуть на почту. Могло бы и дольше проваляться, если бы Вандемейер меня нынче не расстроил.

Я дочитал и возвратился к почтовому окошку. Отбил телеграмму: «Ларик, если бы ты послала вместо письма мейл, я бы прочел его две недели назад». Сотрудница почты, молодая некрасивая девчонка в крашено-жёлтых завитушках над розовым гладким лобиком, хихикнула. Новенькая. Пока ещё не умеет тени накладывать… и, кстати, я затрудняюсь определить, какого цвета макияж у этой пигалицы? Это мой дальтонизм шутки шутит или мода такая? Я старательно улыбнулся пигалице в ответ, но заводить знакомство не стал. Подумал, перешел к соседнему окошку и оформил перевод — отправил Ларику почти все, что принесла последняя ходка. Не бывать мне успешным бизнесменом, нет, не бывать… Нет у меня нужной хватки.

Когда кассирша — дама несколькими годами постарше пигалицы — приняла мои трудовые сбережения, сразу стало легче. Я же хороший родственник, помог Ларику и старикам. В конце концов, подумалось мне, а что такого? Вандемейер тоже старается для семьи. Я припомнил, как он с пьяной слезой в голосе рассказывал о сынишке… В самом деле, если его не подпускают к ребенку, остается разве что заработать для мальца побольше. Самый простой способ — обеспечить страховку. В конце концов, Дитрих не заставлял меня подписываться за него в историях с долговцем и российским прапором. Может, он, морда евросоюзовская, думал, что я спокойно пережду на заднем плане? А потом дам свидетельские показания инспектору из страховой компании, если придется? И красочно опишу, как из-за нелепой случайности трагически сгинул в Зоне отважный исследователь, любящий муж и отец Дитрих Вандемейер? Хм… интересно, как бы он поступил, если бы я ввязался в какую-то заваруху? Ведь не бросил бы меня, сто пудов бы не бросил! Или всё-таки?…

— Что-что? — Я вынырнул из пучины сомнений, когда меня окликнула кассирша.

— Квитанцию возьмите, — томным голосом протянула дама.

— А… да, спасибо.

Эта тоже глядела призывно, хотя ведь наверняка каждый вечер ходит в «Волну» или в «Киевский». Ишь как хлопает глазками! Тут до меня дошло — даме понравилась сумма, которую я отослал Ларке. Какая меркантильная особа! Однажды сталкер Петров познакомился с девушкой… Нет, таких анекдотов почему-то нет. Равно как и о Петрове, управляющем джипом, или о Петрове, который работает с ПДА. Не соответствует образу.

Потом я отправился нарезать круги по посёлку. Когда начало вечереть и стали загораться вывески, повернул к «Звезде».

Прогулка по улицам привела меня в умиротворенное состояние. Я уже почти жалел, что так сорвался в номере Дитриха. Ну, сидели, разговаривали… счисление ангелов, как же. У входа переминался с ноги на ногу Дрон. Я поздоровался и спросил, как дела у мамы.

В зале было пока что тихо, народ только начал собираться. Кутяк снова ухмылялся — похоже, у парня полоса удач, хапнул что-то приличное — и тут же вернулся. Чуть позже вошёл Моня, у этого тоже настроение было хорошее. Но Моня на прием к Гоше не просился. У него свои обстоятельства — он собирает, выменивает и выкупает у других сталкеров «капли», «кровь камня» и «пёрышки». Беда у человека — дочь больна, в интернате живет, он тайком пользует девочку артефактами. Обычно Моня пьёт мало, но как-то перебрал и рассказал мне, что врачи давно сказали: ребенок — не жилец, однако с помощью артефактов Моня её вытащил с того света. Зона — она такая, кого губит, а кому жизнь спасает.

Судя по сияющему лицу, дела у Мони нынче хороши. Сталкер с порога кивнул Карману и широко развел руки: мол, вот такой поднос давай! Бармен кивнул, а Моня направился ко мне.

— Слепой, вы знаете анекдот: приходит прапорщик-миротворец домой, в красном углу снимает со стены икону и вешает дозиметр, да наказывает жене и детям: Молитесь, дескать, — хлеб наш насущный даждь нам днесь…

— Удачно прошло?

— Слава Зоне, даже не шмонали толком. Я на Янтарь к учёным вертолётом мотался. Взял интервью у доктора наук… как его… На букву «Г» фамилия… не важно, у меня всё записано. Таки хорошее интервью, в самом деле хорошее.

— Хорошее, говорите?

— Чтоб я так жил! — Моня убежденно сверкнул очками. — Мой доктор приоткрывает завесу, окутывающую загадочные тайны Зоны. В рамках дозволенного, разумеется. Ещё он жалуется, что военные ставят палки в колеса. Когда опубликуют, я принесу газету.

— Почитаем, почитаем, мне тоже интересно, что же там такое на самом деле, в Зоне-то. Так много о ней слышал… Лекарствами разжиться удалось?

Я имел в виду артефакты для дочки.

— В лучшем виде. Учёные — народ обходительный, с ними таки можно делать гешефт.

Я улыбнулся, глядя, как он взволнованно протирает очки и оглядывается, чтобы проверить, как там дела у Кармана.

С Моней у меня отношения очень тёплые. Его фамилия Петров, но внешне он — полная противоположность моему непутевому детищу, заскорузлому герою анекдотов. Моня маленький, щуплый, в больших очках и иногда принимается разговаривать как персонаж Бабеля: «Ой, ви знаити! Шо ви мине такое говорите!»

Бармен уже выставил стопки и картинным жестом занес бутылку над рядами своих стеклянных солдат. Моня кивнул и, вытянув руку, опустил большой палец, будто цезарь, обрекающий гладиатора на смерть.

— Господа, Моня предлагает всем за удачу! — объявил Карман.

Тут вошёл хмурый Демьян. Похоже, его-то удача по-прежнему не жаловала. Демьян, не скидывая рюкзака, протопал через зал, схватил с подноса стакан и выдул разом, даже не дожидаясь, пока Моня договорит обычное «ну, доброй Зоны всем нам».

— Дождешься её, доброй… — буркнул Демьян и обернулся к бармену. — Карман, мне бы с шефом потолковать.

Карман кивнул и вытащил мобильник. Мы тоже выпили и разошлись к своим столам. Видно было, что Демьян не в духе, и повел он себя так, что ни у кого не возникло желания поддержать его или каким-то образом утешить, что ли. Хочет изображать сурового сталкера — пусть его. Мы здесь одиночки, в чужие дела не суёмся.

Потом пришел Буза, у этого дела сладились, вероятно, средне. За удачу заказывать не стал, но и не хмурился, как Демьян. Николка в своем углу завёл песню… я уже настроился на привычный тихий вечерок в тёплой компании, и тут явился Вандемейер. Доктор застегнул рубашку на все пуговки, до самого горла, и вид имел донельзя официальный.

— Господьин Сльепой, — напряжённым тоном произнёс Дитрих. — Вы позвольите?

— Я сейчас, сейчас… — Моня засуетился и стал сгребать рюкзак, сложенный комбез и прочее барахло, которое свалил на пол, присаживаясь за мой стол.

Я кивнул Вандемейеру и остановил приятеля:

— Моня, не уходите. Вы нам не помешаете. Вандемейер… прошу прощения. Я сегодня вспылил.

Моня осторожно опустился на краешек стула, не выпуская рюкзака. Он становится очень нерешительным по эту сторону Периметра, но в Зоне ведёт себя совершенно по-другому.

— Э… я нье совсемь поньял причину…

— Просто я вдруг сообразил, зачем вы ходите в Зону.

— Ньет, не поньимаю. Что значьит зачьем? Я вам описал свои задачи, эти гипотезы и…

— Я о другом. Вандемейер, вы ищете верной смерти. С кабаном, с миротворцами… в «Сундуке», когда вы ни с того ни с сего наехали на парня из «Долга». Особенно в «Сундуке», уж там — точно. Вы хотите, чтобы ваша смерть была естественной и легкообъяснимой, тогда страховка будет оформлена без вопросов.

— Слепой, но всё не так! Я не хочу страховки! Я жить хочу! Я собираюсь жить, да, да!

— Вандемейер, зачем вы затеяли ссору со сталкером из «Долга»? Он первым заказал работу Бороде. Он был кругом прав, а вы нет. Зачем вы?…

— Извините… — Дитрих уже не выглядел официальным и напряженным. Теперь, когда все упреки были высказаны, ему, наверное, стало легче. Небось, мучился, ломал голову, что именно меня вывело из равновесия. — Я, в самом деле, наверное… виноват. Да, виноват. Понимаете…

— Нет, не понимаю. Моня, сидите!

Сталкер, который уже приподнялся, послушно выпустил рюкзак.

— Вандемейер, я вас слушаю.

Дитрих уже оправился, теперь он заговорил спокойно, акцент почти не ощущался:

— Я виноват перед вами, Слепой. Но я не хотел! Иногда сам не понимаю, что со мной. Вдруг возникает мысль: вдруг я завтра слягу, тогда две-три недели — и всё. А так много не успел! Ни разу не застрелил кабана-мутанта, ни разу не…

— Ни разу не получали по башке на территории Зоны? Ни разу не поймали пулю из «Абакана»? А вы не подумали, что миротворцы попросту хлопнули бы меня рядом с вами? Чтобы не осталось свидетелей?

— Слепой, я не подумал, я в самом деле не подумал, что подвергаю вас риску. Честное слово, этого больше не повторится. Конечно, если вы откажетесь от сотрудничества, я вполне пойму. Совершенно пойму. Тогда аванс можете оставить…

— Я не откажусь. С вами интересно, Вандемейер. Но — никаких авантюр!

— Да, да…

— А теперь, Моня, посмотрите — вот сидит учёный, проводящий альтернативные исследования, он может рассказать вам такое, чего никто на Янтаре не произнесёт под страхом смертной казни. Если вы хорошенько расспросите господина Вандемейера, сможете узнать о божественной сущности Зоны и счислении ангелов…

Тут в бар вошёл незнакомый парень. Сразу видно — новичок, даже Вандемейер в его европейском прикиде не производил столь мощного впечатления наивности и… пожалуй, даже какой-то невинности. Многие из нашей братии впервые явились к Периметру такими же любопытными пацанами.

Я услышал, как наши задвигали стульями, разворачиваясь. Николка убавил звук и запел вполголоса — ему тоже не хотелось пропустить ни слова из предстоящего спектакля. Молодцы вроде этого — всегда развлечение, а нам, суровым усталым мужчинам, так хочется развлечений!

Паренек к нам явился — что картинка! Блондин с короткой спортивной стрижечкой, щёки розовые, весь такой подтянутый, в аккуратной новой кожаной курточке, а на плечах — полоски меха псевдопса. Какой славный юноша, с первого взгляда видно, что шкуры с мутантов не он спускал. Курточка не кустарём на привале сшита — видна хорошая дорогая работа. Парень оглядел зал и внятно произнес:

— Поздорову, бродяги!

Подождал ответа — напрасно. Негостеприимный у нас народ, грубый. В зале один только Вандемейер не врубался, что началось представление, этот эгоист думал лишь о себе. Учёный заявил мне:

— Слепой, я знаю, что в здешних традициях — выпить за примирение… здесь вообще много пьют. Я надеюсь, вы меня ещё раз извините, но пить я не буду. Завтра мне хотелось бы отправиться в Зону.

Я молча протянул руку. После рукопожатия Дитрих сказал, что ему нужно подготовить снаряжение, и покинул нас, а я обернулся к стойке, чтобы больше ничего не пропустить.

Блондин тем временем положил на стойку локоть, так что шикарная кожанка слегка распахнулась, открывая рукоять «беретты» в кобуре под мышкой.

— На три пальца прозрачного! — объявил парень.

Карман спокойно подвинул стакан и налил. Насколько я понял, минералки. Новенький аккуратно поднял стопарик, и красиво хлопнул свое «на три пальца», картинно запрокинув голову. Несколько секунд он прислушивался к собственным ощущениям, потом удивленно уставился на Кармана.

— Ещё? — с готовностью вызвался бармен, приподнимая полуторалитровую пластиковую бутыль «Новой Баварской».

К этому парень оказался не готов.

— Я вижу, вы здесь недавно, — проникновенно завел Карман. — Позвольте, я кое-что объясню. Здесь нет бродяг. Наши клиенты — люди серьёзные, сотрудники различных предприятий, бизнесмены, журналисты… Но не бродяги, нет. И воду пьют очень редко.

— А я думал… Ну, то есть не воду, нет, конечно… Мне говорили — «звёздный десант»…

Конечно, о нас такого порасскажут!

— Над вами подшутили, наверное, — сочувственно кивнул Карман. — У нас здесь тихо, солидно… можно сказать, скучно. Кстати, я вижу, у вас при себе оружие.

Дрон, который тихо приблизился к стойке за спиной блондина, теперь нарочито откашлялся.

— Да, молодой человек, я надеюсь, разрешение у вас в порядке? Здесь карантинная зона, с оружием весьма строго.

Блондин удивленно поглядел на охранника — снизу вверх. Дрон очень большой. Демьян злорадно усмехнулся.

— Если разрешения нет, — продолжил Дрон, — то моя обязанность — изъять ствол… ну и провести прочие неприятные процедуры. Известить органы, принять участие в составлении протокола… и всё такое прочее. Есть у вас разрешение? Этот, как его, «дозвил» из «Вийськовой управы»?

— Да я подал заявление в райотдел… но пока что не…

Блондин взялся за рукоять, Дрон слегка напрягся, и парень не закончил движения. Конечно, ничего плохого он не хотел, но мало ли.

— Давайте сделаем так. Я приму ваш пистолет на хранение, а уходя вы его получите, и я забуду, что видел этот ствол. Так всем будет спокойнее. Пусть до вашего ухода полежит под замком. — Дрон аккуратно взял из рук парня «беретту», щелкнул предохранителем. — Если случится проверка, у вас при себе не будет незаконного оружия, а я буду уверен, что в нашем заведении никому не придёт в голову пострелять.

— Да… только я думал здесь номер снять… Ведь это гостиница?

Карман тут же бухнул на стойку амбарную книгу.

— Да, пожалуйста. Попрошу ваш паспорт и документ, на основании которого вы собираетесь оставаться в карантинной зоне. Командировочное удостоверение или что-то ещё?

— Но я просто…

— Просто турист? Тогда должен предупредить, я не имею права селить больше чем на двое суток, если у постояльца нет такой бумаги. Извините.

Ещё бы, гостиничный бизнес Карого держится не на плате за жильё. А паренёк, конечно, побывал в Чернобыле-4, посетил знаменитые «Шти», однако с жильём устроиться пока что не смог. Новички вроде него, случается, месяцами кружат вокруг Зоны, перебираются из посёлка в посёлок и нигде не могут задержаться дольше чем на двое суток. Ничего, это нормально — естественный отбор. Кто умеет приспособиться, найти свое место, тот устроится рано или поздно. Бывают и такие артисты, что сразу уходят в Зону — возможностей-то на самом деле немало! Если не собираешься возвращаться.

Правда, артисты долго не живут. К Зоне привыкать лучше постепенно, я же поэтому и сократил нашу с Вандемейером первую ходку…

Тем временем у Кармана подоспел привычный рацион «звёздного десанта» — сосиски и китайская лапша. И водка, само собой, — лекарство от радиации.

Блондин посторонился, чтобы не мешать парням принимать миски. Мы с Моней тоже встали в очередь. Наш скромный ужин впечатления на новичка, конечно не произвёл. Или — произвел совершенно неожиданное впечатление, можно и так сказать. Парень стоял в сторонке и наблюдал.

— Вам ещё минералочки? — спокойным тоном предложил Карман, когда освободился. — А может, поужинаете? Чем, как говорится, богаты… Ну а насчет ночлега — пожалуйста, но не больше чем на двое суток.

Парень кивнул, взял, как все, сосисок с лапшой, да ещё чекушку и стакан. Он выбрал соседний столик — должно быть, наша внешность, моя и Мони, располагала к общению.

— Ну что, Моня, за удачу? Мы выпили.

— Молодой человек, несомненно, был в «Штях». — Моня подмигнул нашему соседу. — Шикарное заведение, ай, шикарное! Какие там девочки…

— Моня, вы слышали анекдот? — Я решил тоже включиться в разговор. — Заходит сталкер Петров в бар «Шти», там свет выключают, девки пляшут со светящейся татуировкой, все мужики давай ногами топать, орать, а Петров антирад горстями жрёт, видит — радиация, бабы аж светятся!.. Ну, доброй нам Зоны!

Парень настороженно наблюдал за нами. Он не понимал, что происходит. Мы с Моней тоже пока что не вполне понимали, мы импровизировали.

Мой приятель протёр очки, посмотрел, как отражаются в стекляшках тусклые лампы, и снова водрузил очки на место.

— Молодой человек, как вас величать?

— Вальтер, — назвался блондин. Гордо так произнес — видно, что кликуху себе недавно придумал, ещё не успел нарадоваться.

— Моня. Это Слепой.

— Вальтер — хорошее имя, звучное, — одобрил я, — а по паспорту?

— Валера.

— Так вот, Валера, — подхватил Моня, — вам, может быть, показалось, что мы подтруниваем над вашими знакомыми из «Штей»? На самом деле мы им просто завидуем.

— Да, — горько кивнул я. — Именно такова печальная правда. Они — героические личности, легенды Зоны, титаны и полубоги местного пантеона. Для них танцуют прекрасные девушки, и рекой льётся спиртное… то есть, извините, прозрачное. А здесь, в баре «Звёзды», — кто?

— Да в общем-то никто, доходяги, — подхватил Моня, — люди, ничего не ждущие от жизни, потерявшие, так сказать, нить…

— Мы просто пытаемся выжить, — перебил я, — нам уже не подняться выше, но и падать больше некуда.

— Дно! Слепой, ты давай не тормози.

— Застрял я тут, понимаешь… — буркнул я сакраментальную фразу, приподнимаясь, чтобы налить водки Моне.

— Это, если вдуматься, самое дно, — тянул наш журналист. — Последняя остановка перед…

Звякнула ложка, Демьян вскочил и бросился из бара. Ого, как его разобрало! Новичок проводил сталкера удивленным взглядом, он ничего не понимал… Догадывался только, что смеются здесь не над ним. Я, признаться, тоже не сообразил, что это с Демьяном случилось. Уж он-то, ветеран «звёздного десанта», мог бы и привыкнуть к нашим невинным развлечениям.

— Значит, так, — снова заговорил Моня. — Валера, вы очень молодой, и у вас всё впереди… и я таки не знаю, интересно ли вам, шо за пару слов может сказать старый больной человек… но я скажу: устройтесь на работу. Я не шучу, найдите работодателя из местных, который поставит вам штампик в трудовой книжке. После этого живите, где хотите, миротворцы не спросят, шо вы здесь забыли, у самого Периметра. Хотя они таки любят спрашивать.


Каталог: download -> version
version -> Задачи для тренировки А10. Кирьянову
version -> «Натуральные числа»
version -> Задачи по дисциплине «монолитный бетон»
version -> Комплексные задания к текстам (4 класс) Прочитай текст и выполни задания. Кто из пернатых пилотов летает быстрее всех?
version -> Рекомендации по выполнению задания а1 – А7
version -> Вариант №1 – гиа 2012 Прочтите текст и выполните задания А1—А7, В1—В9
version -> 1. в viа группу не входит элемент: а О; б S; в Se; г C
version -> -
version -> Контрольная работа №4 «Вещества и их свойства». Вариант 1 Часть А


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница