Слепое пятно



страница3/25
Дата01.08.2016
Размер3.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

— Погодите, Вандемейер, а при чем здесь ангелы?

— Потому что эксперименты я смогу провести только в непосредственной близости от мутантов, обладающих пси-возможностями. Полтергейсты, бюреры, контролёры — нуда вы лучше меня знаете!

— Знаю… в основном теоретически. — И никогда не стремился проверить свои знания на практике. Эти «ангелочки» Зоны — такая сволочь!.. — Меня как-то не тянет знакомиться с контролёрами поближе.

— Пси-воздействия измерению не поддаются…

— А я слышал, поддаются.

— Мои наниматели не уверены, что сообщение о работе с пси соответствуют действительности. Не забывайте, они не совсем учёные, у них иной подход. Честно говоря, они попросту не располагают необходимым оборудованием, чтобы работать с пси, потому и пошли иным путем и изучают то, что могут.

— От бедности, значит?

— Ну, на гонорары и страховку у них средств достаточно, а остальное меня не волнует. Я просто выполняю работу, за которую платят.

Святые мутанты! Впрочем, если за этот бред платят, то почему бы и нет?

После двенадцати мы отправились в «Управу», оформлять бумаги. Нам выдали временные удостоверения, комплекты НЗ, «макаровы», по паре обойм на рыло, кроме того, Дитриха снабдили полным набором барахла, какое таскают учёные… А на следующее утро мы загрузились в армейский джип, и унылый, непрерывно зевающий ефрейтор повез нас к Периметру. Вандемейер облачился в оранжевый защитный комбез, а я, его персональный Сусанин, в привычные шмотки.

Потом мы двинули от блокпоста по отчетливо выделяющейся тропе в глубь Зоны… и меня все время подмывало обернуться — очень уж неуютное чувство, когда солдатики глядят тебе в спину. И поглаживают автоматы — я же знаю, что поглаживают! Дитриху этого чувства не понять, ему-то небось парни с блокпоста представляются друзьями и союзниками… Пока мы шагали по тропе, Вандемейер рассказывал о предстоящих опытах. У него имеются результаты статистических выкладок и кое-каких лабораторных экспериментов… какой сигнал может привлечь зверя, а какой, напротив, отпугнуть. Мне трудно вообразить что-то, способное отпугнуть, к примеру, кабана — тупая скотина прет напролом, кабан неудержим. Или, к примеру, голодный кровосос. Эта тварь умная, хитрая, но какой сигнал его обманет?

— Не отпугнуть, — поправился Вандемейер, — я неточно выразился. Радиосигнал сообщит кабану и кровососу, что там, где находимся мы, ничего нет. Слепое пятно, понимаете?

Я понимал. Из-за болезни я знаю об устройстве глаза несколько больше, чем обычный, здоровый, человек. Там, где зрительный нерв подключен к сетчатке, отсутствуют чувствительные элементы, этой точкой глаз сигнала не воспринимает — но расположены слепые пятна так, что мы их не замечаем, поскольку зримая область второго глаза перекрывает слепое пятно первого… Французский король Людовик XIV играл со слепым пятном — закрывал один глаз и видел придворных, как будто у них нет головы. Интересно, как можно имитировать королевскую забаву при помощи радиоволн?…

Потом, когда мы удалились от Периметра, я велел Вандемейеру сосредоточиться и беспрекословно следовать моим приказам — мол, пока я не добрался до тайника со снарягой, мы в серьезной опасности. Дитрих заткнулся… однако, когда мы обходили кабанчика, играющего в кустах, он точно что-то включил! Провел, значит, первые полевые испытания. Я не стал спрашивать, какой сигнал он запустил. Может, дал знать скотине, что мы — две аппетитные сексуальные свинки? Или что мы — много вкусненького? Впрочем, не буду повторяться, финал этой истории вы знаете. Кабанчик сделался жертвой науки, а мы с Вандемейером засели на дереве в нескольких десятках метров от пирующей своры — невидимые для псов, будто голова придворного — для изобретательного короля Людовика. Дитрих забавлялся с приборчиком, собаки чавкали так, что даже в нашем гнездышке было слыхать, и я задремал под их заунывные «о-хо-хо-хо».

Когда спишь на дереве, расположившись в не слишком надежном гнёздышке, а под боком питается стая слепых псов — сон не крепок. Я то погружался в забытьё, то, встрепенувшись, прислушивался к завываниям мутантов. Дитрих все так же деловито трещал клавиатуркой своего шикарного ПДА. Экранчик в руках ученого светился холодным сиянием. Наконец я не выдержал:

— Вандемейер, вы прямо доктор Павлов.

— Что? Как вы говорите?

— Я говорю, вам бы не мешало поспать. Утром мы отсюда свалим, и вы мне понадобитесь бодрым и веселым.

— Свалим? Ах, я понял, понял… Да, утром.

— Утром, ага, часов через… — я заглянул ученому через плечо, чтобы разглядеть время в его ПДА, — через шесть. Поспите сейчас немного, что ли?

— Я уже заканчиваю. А как мы будем сваливать?

— Ну, как… вы своим прибором нас прикроете, собаки под утро нажрутся, станут сытыми и ленивыми…

— Нет, это не выйдет. Когда мы станем спускаться, стая услышит.

— Не беда. — Я в самом деле был не слишком разочарован. — Мы подождем, пока кто-то пойдет по тропе. Тропа ведь рядом. Поспите, Вандемейер.

Потом я снова отрубился, а проснулся, наверное, от того, что смолк стрекот клавиш.

С рассветом округу затянуло туманом, все окрасилось в мой любимый серый цвет, и при такой видимости я решил не торопиться с выступлением. От долгого сидения на ветках ноги затекли, и, как я ни вертелся, никак не удавалось размяться как следует. То есть подвижность наша будет ограничена, и если собаки решат взяться за нас всерьез — быть беде. Вандемейер проснулся, мы попили кофе из термоса, пожевали галет. Собаки притихли, но Дитрих утверждал, что стая на месте — у туши кабанчика. Хотя слепые псы прожорливы, съесть такую гору мяса за ночь они не должны были, так что и уходить тварям незачем. Я кое-как приподнялся на шатком настиле и справил нужду — собаки подали голос, но на глаза не показывались… Время шло, туман стал подниматься. Вандемейер тоже решил облегчиться — и тут-то стая заинтересовалась нами по-настоящему.

Первыми появились взрослые самцы, забегали под деревом, вынюхивая новые запахи. Ещё бы — охранять охотничью территорию — это задача взрослых мужчин, а мы с Дитрихом как-никак помочились на их дерево, пометили территорию стаи! А ещё я подумал: слепые псы не бывают дальтониками! Они не братья мне. Подул ветерок, туман пошел мутными волнами…

Я заметил, что собачьи животы тяжело оттопыриваются и слегка раскачиваются в такт бегу — звери нажрались до отвала, стало быть, резвости у них поубавится. Потом подтянулись самки и щенки. Вели себя собаки неуверенно, подвывали, трусили вокруг между мокрых стволов, то пропадали в тумане, то выныривали снова.

— Чьего мы ждьом? — спросил рыжий. Он уже держал пистолет наготове, и акцент выдавал волнение. Дитриху уже хотелось пострелять.

Я выпростал из-под полы МР-5 — прятал от влаги. На всякий случай вытер рукавом.

— Мы ждем движения на тропе, — ответил я.

— Вы назвали меня ночью доктором Павловым, это что значит?

— Ну… знаменитый учёный доктор Павлов изучал условный рефлекс на примере выделения у собачек желудочного сока. Кормил собак и давал разные сигналы. Вот и вы…

Я не успел закончить, а Дитрих вдруг привстал, перехватил кисть с оружием второй рукой и начал палить по собакам. Первого самца он прикончил с одного выстрела, затем стая подняла гвалт, псы заметались в сером тумане… начали нарезать свои привычные круги…

— Вандемейер, вы сволочь! Теперь они нас точно видят!

— Это ничьего. Я все равно дольжен откльючьить прибор…

И этот тип преспокойно потянулся к ветвям ярусом выше, где вечером укрепил антенну. Собаки бесились и завывали внизу, а Вандемейер не спеша укладывал свои железки в футлярчики и сматывал провода аккуратными колечками. Конечно, ему нужно время, чтобы уложиться, — то есть рыжий должен был начать собираться раньше, чем по сталкерской тропе к нам подоспеет подкрепление… значит, рано или поздно стая все равно должна была нас обнаружить. Но меня-то можно было предупредить! В конце концов, я бы тоже подстрелил собачку. А теперь, когда они носятся, стрелять сложнее, и я не стал тратить патроны.

Считая щенков, достаточно подросших, чтобы кусаться, в стае было десятка три голов — слишком много, чтобы спускаться к ним, так что оставалось ждать, пока на тропе объявятся прохожие. Вандемейер выпустил оставшиеся патроны и, должно быть, был удовлетворен. Во всяком случае, он спокойно перезарядил «макаров» и неспешно снарядил обойму. Собакам тоже надоело кружить под деревом, они сообразили, что достать нас не смогут, и расположились в кустах поблизости. Время от времени кто-то из молодых псов деловито пробегал под деревом, со всех сторон неслись завывания… но свора насытилась за ночь и большой активности не проявляла.

Наконец мой ПДА писком известил: приближается кавалерия. Я глянул на экранчик: двое. Светящиеся точки выплыли из-за края дисплея, потом скорость их упала — парни, разумеется, слышали наших собачек. Сейчас они достали оружие и идут медленно, берут на прицел подозрительные заросли и страхуют друг друга. Собаки заинтересовались вновь прибывшими, стая снова забегала, но круги, которые описывали псы, постепенно уводили собачек к тропе. Самки с малышней двигались, как обычно, в арьергарде, их-то мы и накрыли первым залпом. Наше показное бездействие усыпило бдительность сук, и мы подстрелили парочку, потом собаки сообразили и увели щенков в заросли. Но, прежде чем мы открыли огонь, выстрелы раздались на тропе. Сперва скупые одиночные, потом гуще, более нервно. Вот загрохотал «Калашников», разом перекрывая треск пистолета… парень слишком спешит.

Я по себе знаю: когда слепые псы выписывают свои петли, подбираясь все ближе, — начинаешь волноваться. Мы скинули рюкзаки, спустились сами, по очереди подхватили ношу: первым я, пока мутанты не опомнились, потом Дитрих. Несколько молодых псов кинулись к нам, пока рыжий неуклюже вдевал в лямки руки, толстые из-за рукавов оранжевого комбеза, по я встретил зверей короткими очередями. Не завалил ни одного, на парочку ранил — это остудило пыл молодняка.

Как только Дитрих был готов, мы кинулись к тропе. Я ещё несколько раз выстрелил — не надеясь, попасть, а чтобы дать знать ребятам на тропе, что мы приближаемся. Не то засадят, чего доброго, по зарослям навстречу шуму.

Когда мы выскочили из-за кустов, псы уже наседали на пару сталкеров. Бестии будто знали — едва у автоматчика вышли патроны, кинулись рыжей волной. Сухие щелчки «макарова» потонули в хриплом лае, на сталкера с калашом прыгнули два самца. Матерые, тяжёлые после ночной трапезы — с ног не сбили, но парень выронил рожок. Его напарник не растерялся — выпустил остаток обоймы в упор, сбил одного пса, тут и я длинно засадил под ноги ребятам — я же знал, что псы кинулся за вожаками. И верно — вся очередь хорошо легла в мешанину красно-коричневого визжащего мяса… Псы с визгом рванули прочь, рассыпаясь в разные стороны, автоматчик рванулся, стряхнул самца и даже успех садануть улепетывающего пса прикладом, Вандемейер выпустил вслед вожаку две пули, промазал. Вой стал удаляться и наконец стих. Должно быть, собаки разом вспомнили, что ещё кабан не доеден.

Мы оглядели друг друга. Я этих сталкеров не знал, оба — молодые. Должно быть, новички. Правда, экипировка у обоих не пижонская, правильная и сидит ладно. Автоматчик поспешно подобрал рожок, с щелчком вставил.

— Ну, вы вовремя! — покачал головой другой. — Я уж думал: все, сожрут сейчас… как налетели…

— Может, пойдем вместе? — предложил тот, что с «калашом». — Вы сейчас куда?

— Пока по тропе, — заметил я. — Меня Слепым зовут.

— А я Коржик! Это Мерзляк. Мы на Свалку хотели…

— Вандемейер, — назвался рыжий. И глянул на меня — он же не знал, по дороге нам или нет.

Я осмотрел дохлых псов, у обоих хвосты были куцые, изъеденные какими-то мутантскими болезнями. Вообще-то хвосты псов имеют кое-какую цену, но нам не повезло, эти выглядели очень уж паршиво.

— Пока можно вместе. — Я двинул по тропе. Остальные тоже потянулись, Коржик рядом со мной, за ним Мерзляк. Дитрих оказался последним. — Но мы до Свалки не дойдем, свернем к «Сундуку».

— Почьему? — вдруг запротестовал Дитрих. — Я слышал, Свалка — интьересное мьесто.

— Потому что у нас первая ходка. Для начала вам хватит и собачек. К тому же в «Сундуке» у нас встреча, вы не забыли?

— Но Свалка…

— Там сейчас слишком людно, вам не удастся поэкспериментировать всласть. Дитрих, давайте не будем спорить. К Зоне нужно привыкать постепенно.

Ребята, которых мы отбили у своры, помалкивали. В общем-то картина была понятна. Учёный в оранжевом комбезе блажит и капризничает, опытный матерый сталкер — я то есть — его осторожно наставляет. Классика!

Мы миновали развалины с моим тайником, Угольщик с молчаливым Каляном уже свалили. Ещё бы, им-то чего ждать, их собаки не тревожили.

Потом тропа стала пожиже, отсюда сталкеры — те, кто пришел через блокпост — уже разбредались по своим маршрутам. Конечно, к Свалке тянулись многие, но здесь дорога стала опасней, аномалии встречались чаще, ПДА то и дело попискивали, предупреждая об опасности.

Разговор не ладился, молодые помалкивали, я урывками объяснял Вандемейеру, что на Свалке он не встретит своих ангелов, потому что место людное. Дело в том, что я не собирался заводить Дитриха далеко, решил ограничиться южными окраинами Свалки. Там безопасней, там многие пасутся.

Конечно, где люди, там и зверьё кормится, но больше тупые твари — слепые псы да псевдоплоти. И те, и другие на помойках рыться не брезгуют, да и мёртвечинку любят. А интересующие нас элитные мутанты чаще встречаются за Барьером или, к примеру, в Тёмной долине. Только в этот раз я к Барьеру не пойду. Пока наш первый выход, ограничимся «Сундуком».

Туман поднялся и рассеялся, но небо было затянуто тучами, это часто бывает в Зоне. Серое небо над серой землей — и никаких светофоров. Ветерок завывает в кронах тополей, будто насвистывает недобрую песню… Рай для настоящих мужчин, восемь процентов которых составляют дальтоники.

Наконец под стрекот детектора мы выбрались на асфальтовую дорогу. Растрескавшееся изломанное полотно заметно дышало — воздух дрожал, аномалии были хорошо видны, даже болтов кидать не надо. Обогнули опасный участок и вышли к перекрестку. Здесь Коржику с Мерзляком предстояло свернуть на грунтовую колею, которая вела к Свалке, а мы с Вандемейером могли с комфортом двигать по асфальту. «Сундук», заведение, принадлежащее Сорняку, находилось в заброшенном поселке, куда и вела старая дорога. Ребята трогательно поблагодарили нас за помощь с псами, а мы с Дитрихом скромно покивали. Не объяснять же парням, что это мы как раз и приманили собачек? Пожелали друг другу доброй Зоны и разошлись.

Когда мы остались вдвоем, я тут же приступил к расспросам. Меня до чертиков заинтересовал прибор рыжего. Если в самом деле удастся укрываться в таком слепом пятне от тварей Зоны, то деятельность Взыскующих может обернуться весьма любопытными достижениями. Кстати, это вполне объясняет интерес Гоши Карого к работе Дитриха. Но Вандемейер меня разочаровал:

— Увы, Слепой, пока что мне сказать нечего. Нужно обработать результаты, все серьёзно проанализировать.

— Погодите, но мы же укрывались на дереве, верно? И псы нами не интересовались?

— У меня нет статистики по сходным случаям. — Учёный пожал надутыми оранжевыми плечами комбеза. — Не исключено, обоняние псов устроено так, что они не чуют того, кто выше. Вы знаете случаи, когда кто-то переждал бы приближение стаи на дереве? Может, это нормальная ситуация?

Нет. Пожалуй, ни о чем подобном я не слыхал.

— Но когда вы отключили машинку…

— Или когда мы отлили? Кстати, ветер под утро сменил направление, вы не обратили внимания? Возможно, все дело в ветре. Сытые псы не слишком принюхивались, пока не подуло нашими… э…

А ведь верно! Ветер в самом деле менялся.

— Понял, понял. Вандемейер, я разочарован!

— Такова жизнь. Далеко ещё до этого вашего «Сундука»?

Дитрих несколько преувеличил, «Сундук» — вовсе не мой, а Сорняка. А жалко, славное местечко. Я бы не возражал, чтобы оно принадлежало мне.

— Полчаса, час… смотря как будет выглядеть дорога.

Тут мой ПДА снова издал стрекот, предупреждая об очередной аномалии, разговор прервался. Я шел первым, поглядывая то на монитор ПДА, то по сторонам, Дитрих шагал следом. Ничего интересного нам не попалось. Путь к «Сундуку» — битое место. Дорогой часто пользуются, здесь многие ходят и даже ездят. У обочины валяется грязное тряпье, рваные упаковки из-под галет, тронутые ржавчиной консервные банки. Кости тоже попадаются. Зато зверей здесь не видно, мутантов давно распугали гости Сорняка.

Единственным моим трофеем стала обойма «макарова» с двумя патронами. Не знаю, почему её выкинули в кустах у обочины, возможно, патрон перекошен. На всякий случай я сунул находку в накладной кармашек над коленом — после разберусь.

А потом мы перевалили очередной бугор, и открылся вид на округу — впереди уже был поселок, где обосновался Сорняк. Тут наконец дымка над головой разошлась, сделалось светлей, но красок не прибавилось, пейзаж оставался тусклым и серым. Вечная осень…

Поселок давно лежал в руинах. Но большое административное здание сохранилось неплохо, его-то и занял Сорняк. Я уже бывал здесь и знал, что позади двухэтажного строения имеется двор с гаражами. Впустили нас без расспросов, «Сундук» для того и существует, чтоб гостей принимать. Я не знал, к кому следует обращаться по поводу Гошиных дел, но охранник сам вспомнил:

— Ты, что ли, Слепой? Химик скоро будет, заходите, располагайтесь.

Я его не помнил, но, оказалось, парня предупредили, что явится человек на пару с учёным в красивом комбезе. Прикид Вандемейера — достаточно хороший ориентир.

— Мне бы ещё с Бородой потолковать…

— Он в гараже, там долговцы с каким-то заказом… Мы с Дитрихом вышли во двор. Из долговцев здесь торчал лишь один, вытирал тряпьем стекла внедорожника. Я пошел в гараж, Вандемейер топал следом. Я бы велел ему идти в местный бар, но с чего-то решил не оставлять его без присмотра — как в воду глядел… Словом, учёный пошел за мной.

Гараж пустовал, только железки на грязном полу — ржавые и вымазанные маслом вперемежку. Борода сидел за массивным столом в углу, ярко освещенный несколькими лампами. Перед ним на столе громоздился всевозможный хлам — причудливые железяки, микросхемы, мотки проводов и какие-то пластиковые штучки, словом тот самый сор, из которого технический гений Бороды кует шедевры.

— Борода, привет! У меня спецзаказ. Я сделал открытие, но если возьмешь на себя грязную работу — патент заявим на двоих.

— Ладно, ладно! Анекдоты потом мне расскажешь.

— Это срочно, — неожиданно подал голос Вандемейер. — Нужно делать очень быстро.

— Да вот сейчас закончу… — Борода подхватил неопрятный комок грязи, с которого свисали разноцветные провода, и целеустремленно прошел мимо меня. Когда он в процессе, то делается неудержимым, поэтому я просто посторонился. — Сейчас, сейчас…

Мы с Дитрихом вышли следом, механик шагал к долговской машине. Парень, вытиравший стекла, обернулся к Бороде и промокнул руки.

— Держи, — Борода сунул ему прибор, — можешь попробовать поставить, но без меня не включай. Сейчас второй будет, оба сразу хочу испытать.

— Э, ньет! — вдруг заявил Дитрих. — У нас срочная рабьота!

— Ну и что? — Долговец обернулся к рыжему. Парень был крупный, массивный и из-за тяжелой амуниции казался ещё больше. Дитрих рядом с ним смотрелся несолидно.

— Сперва наш заказ! — прокукарекал Вандемейер. Долговец неторопливо передвинул автомат так, чтоб был под рукой, и смерил ученого насмешливым взглядом. Рыжий шагнул к нему и сжал кулаки.

Я растерялся. Долговец напрягся… Неприятности мчались к нам со скоростью урагана, так что думать было некогда, я действовал автоматически. Левой рукой ухватил рыжего за оранжевые складки на спине и рывком отшвырнул от сталкера, а когда тот машинально двинул корпус вперед — уткнулся носом в мою «Гадюку».

Стало очень тихо, только Борода сопел, да Дитрих шуршал комбинезоном в моем кулаке.

— Извини, — сказал я, стараясь, чтоб голос не дрожал, — конечно, ваш заказ первым, а мы подождем. Мой напарник не прав.

Долговец глядел на меня, и я чувствовал, что он сейчас мучительно размышляет, как поступить. Вандемейер сделал раз в десять больше того, за что следует мочить… я тоже оскорбил парня, наведя на него оружие… И где-то в «Сундуке» — его друзья, суровые парни из «Долга». С одной стороны, соратники — поддержка, с другой — неизвестно, видят ли долговцы нас, с третьей стороны — неизвестно, что лучше, если видят или нет? Сталкер потеряет лицо, если проглотит оскорбление, а ежели никто не знает, то как бы ничего не случилось и он может принять мои извинения… Кроме нас, во дворе были люди Сорняка, но в эту сторону никто не глядел. За воротами затарахтел двигатель, охранники налегли на створки. Из здания вышел ещё один долговец, увидел нашу живописную компанию и тут же взялся за кобуру.

Парень из «Долга» отвел взгляд от автоматного дула и посмотрел мне в глаза. В этот момент ворота распахнулись, и во двор, держа курс точно в нашу сторону, въехало чудо-юдо. Бронированный вездеход с колпаком тёмного стекла впереди и башенкой в кормовой части, длинный корпус покачивался на трех парах широких колес… Называлось чудо техники «Малышом», а принадлежало Химику и его напарнику Пригоршне — тем самым сталкерам, что должны были передать сборку для Карого. Мотор умолк, с лязгом отъехала дверца, из чрева броневика возник Пригоршня — крупный улыбчивый блондин.

— Здорово, Слепой! А у вас тут чего, веселуха какая-то?

В руках сталкера был «калаш», обратился он ко мне… в общем, долговец, которого я держал на мушке, принял правильное решение:

— Ладно. Бывает.

— Извини, — ещё раз повторил я, опуская МР-5. — В самом деле, мой учёный неправ. Новенький он, понимаешь… Конечно, сперва ваш заказ, а мы подождем… Привет, Никита!

Никитой зовут Пригоршню.

— Да я сейчас, я скоро… — забубнил Борода, пятясь к своей берлоге. Он, как и я, не любит игр в крутых парней. — Всем сделаем, все в лучшем виде…

— Чего тут? — окликнул с крыльца второй долговец.

Первый направился к нему, показывая агрегат, который получил от Бороды. Не знаю, что он приятелю расскажет о нас. Надеюсь, что конфликт все же исчерпан. Очень я не люблю всякого такого… Я же человек тихий, мирный. Знал бы, прихватил из тайничка у тропы не «Гадюку», а «Калашников», он куда лучше способствует мирному решению споров.

— Опасные мутанты, анархисты и бандиты не остановят «Долг», когда за «Долгом» гонится сталкер Петров, — прокомментировал ситуацию Пригоршня. В другой ситуации я бы обрадовался — этот слоган, пародирующий долговские речёвки, придумал я. Мои слова ушли в народ.

Только теперь из «Малыша» выглянул Химик. Осторожно выглянул, с «макаровым». Оглядел двор, удостоверился, что все тихо, и опустил ствол.

— Вы чего тут буяните? Пригоршня, ты-то чего лезешь?… Привет, Слепой.

— Привет. Знаешь анекдот? Приболтали долговцы сталкера Петрова: вступай, мол, к нам. А чего у вас надо делать? Уничтожать мутантов. Вот, вступил Петров в «Долг», и первым делом зеркало в уборной расстрелял. Там, говорит, у вас очень страшный мутант.

Химик ухмыльнулся, но я видел, что краем глаза он наблюдает за бойцами «Долга».

— А долговцы ему что?

— Да, говорят, есть такое дело, сидит там один мудаковатый монстр. Но мы его терпим. Сборка готова?

— Ну, почти. Осталось проверить, и заберешь.

— Ладно. У меня ещё заказик для Бороды есть. Так что мы до завтра зависнем здесь, а потом — на большую землю. Вы с Никитой как?

— Да мы не торопимся… Слепой, ты попутный груз возьмешь?

— Если немного, возьму.

— Слепой, не могли бы вы отпустить мой комбинезон? — наконец подал голос Дитрих.

Я только тут сообразил, что крепко стискиваю оранжевые складки на его спине.

— Вы сволочь, Вандемейер. Зона дери, какая вы сволочь…

Я поволок Дитриха в «Сундук», при этом поглядывал, чтобы не встретиться ненароком с долговцами. Сорняку было некогда, он велел нас накормить за счет заведения и предоставить комнату. Я выбрал помещение на втором этаже, с окнами, выходящими во двор, и не позволял Вандемейеру высовывать нос за дверь до тех пор, пока долговский джип не убрался. После этого мы спустились обедать. Химик уже сидел в зале, баюкал бутылку пива.


Каталог: download -> version
version -> Задачи для тренировки А10. Кирьянову
version -> «Натуральные числа»
version -> Задачи по дисциплине «монолитный бетон»
version -> Комплексные задания к текстам (4 класс) Прочитай текст и выполни задания. Кто из пернатых пилотов летает быстрее всех?
version -> Рекомендации по выполнению задания а1 – А7
version -> Вариант №1 – гиа 2012 Прочтите текст и выполните задания А1—А7, В1—В9
version -> 1. в viа группу не входит элемент: а О; б S; в Se; г C
version -> -
version -> Контрольная работа №4 «Вещества и их свойства». Вариант 1 Часть А


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница