Слепое пятно



страница15/25
Дата01.08.2016
Размер3.42 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25

Костик вскочил и дал несколько коротких очередей — в кустах с визгом носились слепые псы, каждый выстрел «калаша» они встречали новым взрывом воплей, но хриплого рычания чернобыльца я не слыхал.

— Прорыватысь треба! — крикнул Костик, меняя магазин. — Слипый, прикрый!

Словно терминатор в фильме, Тарас спрыгнул навстречу опасности. С полдесятка рыжих тел метнулись к нему, Костик встретил их длинной очередью, отскочил, выстрелил снова. Я больше всего боялся, что ненароком задену товарища, поэтому бил очень осторожно — из-за этого мазал чаще, чем обычно… но пару тварей и мне удалось подстрелить. Вандемейер тоже присоединился к нам, но палил по кустам, мои и его выстрелы тонули в грохоте АКМ. Вот у Костика вышли патроны в магазине, и крупный темно-коричневый пес прыгнул на грудь. Тарас встретил ударом приклада, угодил в распахнутую пасть, клацнули зубы, смыкаясь на деревяшке… Тум! Тум! Тум! — Вандемейер всадил три пули в коричневый бок. Из кустов вылетели твари помельче — то ли самки, то ли молодняк… Этих уж я встретил как следует, мутанты покатились по траве, заходясь жалобным визгом. Один пёс вскочил и бросился в кусты, двое других катались, извиваясь, и, кажется, пытались вцепиться в собственные кровоточащие бока. Я не смотрел, менял магазин.

Когда я снова бросил взгляд на поле боя, Костика уже никто не пытался атаковать. Наш терминатор размеренно и методично взмахивал автоматом, который держал за ствол. Пес, впившийся клыками в приклад, болтался, сучил лапами — и не разжимал челюстей, Костик лупил собакой о стену так, что под ногами ощутимо вздрагивали доски, трещали собачьи ребра, на каждый удар пес отзывался хриплым визгом, из ран, оставленных пулями «макарова», хлестала кровь… Костик бил и бил — он, похоже, растерялся, поскольку нормальное животное свалилось бы после первого же знакомства со стеной… К счастью, стая не пыталась больше атаковать, и Тарас, бешено ругаясь, снова и снова взмахивал живучей собакой…

Я спустил лестницу и торопливо полез с насеста. Когда я оказался на земле, Костик перевернул автомат, занося над плечом, и врезал так, что череп упрямого мутанта оказался между стенкой и прикладом. Звонко хрустнуло…

Я огляделся — кусты не шевелились, не было видно ни псов, ни иллюзий, только подстреленные мной мелкие твари все ещё вертелись в кровавой траве, но их движения делались все более медленными и вялыми…

Дитрих подал мне рюкзаки и слез. Костик наконец стряхнул злосчастную собаку с исцарапанного приклада, но пес все ещё умирал — дергался, дрыгал лапами, дрожал изломанными челюстями… это выглядело совершенно жутко, потому что череп мутанта был разбит в кашу и мозг вперемежку с окровавленными обломками костей вылезал мерзкой массой при всяком движении…

Костик, тихо матерясь, вытер забрызганный дрянью приклад о траву и сменил магазин. Теперь, когда мы взяли автоматы наизготовку, Дитрих снова ухватился за прибор.

— Странный сигнал! Этот зверь, смотрите — он получает сигнал.

Учёный указывал конвульсивно содрогающегося пса.

— Откуда сигнал? Дитрих указал рукой.

— Вот там, сигнал удаляется. Медленно, прибор почти не фиксирует изменения дистанции.

— А ну, йдемо! — Костик разозлился всерьез. — Вандемейер, облыште свою цяцьку! Автомат берить, не «макарова»! Зараз мы их…

Мы расступились и двинулись в кусты, настороженно водя перед собой стволами. За кустами были рыжие заросли травы. А может, они были зелеными, и только мне казалось, что рыжие? В траве валялись иссеченные осколками тела двух псов, кровавый след уводил к дороге. Датчик аномалий помалкивал, и мы двинулись по следу. Навстречу из-за тополей метнулись рыже-коричневые тела, мы встретили их прыжок залпом, два пса опрокинулись, сбитые пулями… Костик рванул быстрей, я заорал, чтобы он не спешил, и кинулся следом…

Чернобыльца мы застигли на шоссе, тот совсем немного не успел, чтобы спрятаться в кустарнике за обочиной. У пса был перебит осколками хребет и передние лапы, так что его волокли на спинах три небольшие рыжие псины, а ещё два — мелкие, совсем молоденькие — скакали следом. Теперь они, повинуясь мысленному приказу вожака, бросились на Костика, тот дал очередь, сбил одного в полете, другого отшвырнул сапогом, и едва собака отлетела в сторону, Вандемейер прошил её длинной очередью. Я подбежал к Костику, и мы, вскинув автоматы, дружно ударили по уползающей груде тел. Пули пробивали поджарое мускулистое тело чернобыльского пса, покрытые седыми пятнами бока взрывались кровавыми ошметками, под вожаком визжали суки, визжали, но старательно волокли повелителя прочь… Вандемейер что-то орал, но за выстрелами мы не слышали… И визга умирающих тварей мы тоже не слышали.

Я бил, пока не опустошил магазин, Костик закончил без меня — группа тел, связанных общей волей в единый ком, завалилась на обочине. Рыжие были мёртвы, чернобылец мелко дрожал…

— …Не надо голову… — провопил в наступившей тишине Вандемейер. И сам, похоже, растерялся от собственного крика. — Я говорю, мне нужна голова…

— А вам повезло, — заметил я. — Голова как раз уцелела.

— Нибыто щось мени заважало в голову поцилыты… — протянул Костик.

— Ангел, чисто ангел, — добавил я, разглядывая издыхающего мутанта. — Смотрите, он умеет делать иллюзии и даже воздействовал на нас, не дал стрелять в башку. Вот ваш ангел, Вандемейер!

Ангел выглядел жутковато, зубастая пасть в соседстве с высоким лбом делали тварь похожей одновременно на пса и на обезьяну. Но какая злоба в желтых круглых глазёнках… Шерсть на боках пепельная, с седыми пятнами, попадаются проплешины, затянутые облезлой розовой пленкой, то ли язвы какие-то, то ли чернобылец регенерирует, наращивает шкуру на месте старых ран. Даже у кровососов это выглядит не так омерзительно. Но Вандемейер, похоже, был в восторге. Он, не обращая внимания на нас с Костиком, опустился в смятую окровавленную траву на колени, расстегнул рюкзак и стал вытаскивать футляры, чехлы, коробочки и баллоны. Вид у него был донельзя серьезный и отрешенный — ни дать ни взять шаман, который готовится к особо ответственному камланию.

Дитрих развернул чехольчик — гибкую ленту черного пластика с кармашками, в которых покоились странные инструменты. Учёный задумчиво потянулся к железкам, пошевелил пальцами… выбрал блестящую штучку, напоминающую рукоять оружия какого-нибудь марсианина в фантастическом фильме. Рука в оранжевой перчатке обхватила рукоять, Дитрих щелкнул фиксатором, из гнезда выскочило зубчатое полотно. Потом Вандемейер опустил прозрачное забрало комбинезона.

Учёный щелкнул инструментом, железяка, зажатая в оранжевой перчатке, завизжала — звук вышел неприятный, до зуда в зубах. Дитрих навалился на жертву науки и стал отпиливать голову. Пила визжала, мохнатое тело «ангела» содрогалось, капельки крови, частички мяса, хрящей и жил летели в стороны…

— Тю, — сказал Костик, — яке варварство. Я гадав, на Заходи уси — гуманисты и друзи прыроды.

— Так и есть, — кивнул я. — Гляди, как он гуманно башку собаке отрезает. Я, вот, к примеру, с хвоста бы начал. Вандемейер, вам хвост не нужен? Тогда я заберу.

— А тоби навищо? — Костик тут же заинтересовался. — Хиба вин щось коштуе?

Я назвал примерную стоимость.

— Йо-о-о-о… Чого ж ты ранише не казав? Гроши пополам!

Тем временем Вандемейер отпилил башку мутанту. Не обращая на нас внимания, он взял сверточек, тоже черного цвета — вообще в его снаряжении преобладали штучки черные либо серебристые, — стал разворачивать странный шелковистый материал слой за слоем; вот в его руках оказалась довольно вместительная торба.

— Чего это пополам? — возразил я Костику, продолжая наблюдать за действиями Вандемейера. — Тебе Гоша командировочные платит.

— А тоби — Вандемейер зарплатню.

— Ладно, ты можешь собрать хвосты слепых псов, они тоже дорогие.

Вандемейер встряхнул черным кульком, так что складки расправились.

— Я так гадаю, що ты, Слипый, мене дурыш. Скильки коштуе хвостык звычайного собацюры? — Но Костик задумался. Возможно, припомнил Угольщика, увешанного хвостами слепых псов.

— А ты прикинь, сколько стоит курточка, расшитая этими хвостиками. Минус работа, материал, фурнитура и прочее.

Костик прикинул. И кивнул:

— Гаразд. То вы тут личить свойих янголив, а я пиду по хвостыки.

Тарас скрылся за кустами, а Вандемейер сосредоточенно запеленал отпиленную голову чернобыльской собаки в пластиковую торбу, потом ещё раз попшикал внутрь из баллончика. Черный пластик вздулся пузырем, и учёный быстро соединил края. Обрез черного кулька склеился, потом раздутые пластиковые бока стали опадать, стягиваться, и в конце концов у Дитриха осталась голова «ангела», туго облепленная черным пластиком, рельефная, будто выкрашенная масляной краской. Вандемейер откинул заляпанное кровью забрало, полюбовался собственным произведением и торжественно опустил его в рюкзак. Тут и Костик возвратился. Пришло время принимать решение — что делать дальше?

— Що тепер робытымемо? — с энтузиазмом осведомился Костик. — Я так гадаю, зараз артэфактив усюды повно. Збырай, не хочу.

— Как что делаем? — Дитрих накинул лямки потяжёлевшего рюкзака и всем своим видом демонстрировал готовность к подвигам. — Наведаемся в долину Костей.

Я вздохнул. Конечно, Вандемейер начальство, он имеет право приказывать. Мы условились, что в Тёмную долину я его не веду, но сейчас, после Выброса, его вожделенных «ангелов» легко встретить и здесь. А если через нашу лощинку можно проникнуть в Тёмную долину, то и опасных мутантов скорей всего удастся встретить именно там… С другой стороны, после Выброса особенно густо появляются артефакты, словно аномалии заряжаются энергией заново и сбрасывают излишек, клепая эти странные образования. Кто первым попадет на Свалку, вполне может собрать богатый урожай.

— Воды маловато, — напомнил я. — Придется завернуть на автокладбище, там есть тайничок. Может, кто-то, убегая от Выброса, излишек воды оставил.

— А, общак, — подсказал Костик.

— Ну, вроде того, да. Похоже.

Когда-то наши в припадке трудового энтузиазма вырыли что-то вроде погреба под будкой сторожа… или чем является металлический домик у входа, перекрытого ржавым шлагбаумом. Туда запихнули оружейные контейнеры и теперь складывают всевозможное барахло вроде драных комбезов, дешевых консервов… ну и прочее в таком духе. Всякую всячину, которую жалко выкинуть, но тащить перекупщику бессмысленно.

Существует неписаное правило: взял что-то из кладовочки, положи взамен хоть какую-то мелочь, которая хотя бы теоретически может оказаться полезной. Поэтому кладовочка никогда не опустеет.

Мы двинули прежним путем — по старому шоссе — к Свалке. Асфальтовое полотно дороги удобно тем, что на нем аномалии выделяются лучше, их можно разглядеть, особенно если внимательно слушаешь датчик и вовремя заметишь его стрекот. Мутанты нас не беспокоили, хотя иногда доносилось сытое кабанье порыкивание и завывания слепых псов. Гон уже давно ушёл на юг, а зверьё, оставшееся здесь, успело распределить охотничьи угодья, и победители сжирали неудачливых конкурентов. Набегались во время Выброса, теперь набили брюхи и отдыхают.

Лагеря на автокладбище мы достигли без приключений, я даже прикинул, что вообще-то это неплохая идея — первым прогуляться по Свалке и собрать урожай. Проблема только в том, где ночевать. Наш лагерь хорош вовсе не тем, что его удобно оборонять, скорей наоборот — в тесных закоулках между ржавых автомобилей сложно отбиться от зверья, просто местечко обжитое, здесь всегда толпится народ, а в людном месте ночевать безопасно… то есть безопасно настолько, насколько вообще в Зоне можно говорить о безопасности.

Сейчас в лагере не было ни души, ПДА помалкивал, не фиксировал ни единого сигнала в округе. Даже удивительно, какое впечатление может производить опустевшее местечко, которое привык видеть людным и оживленным. Между ржавых остовов брошенной техники валялись клочья промасленной бумаги, грязное тряпье, горы пластиковой посуды… Обычно кое-какое подобие порядка у нас поддерживают, но сейчас лагерь остался таким, каким его покидали сталкеры, в спешке побросавшие ненужное барахло.

— Вандемейер, — попросил я, — ваш ПДА мощней, поглядите, нет ли кого поблизости. Если наши не возвратятся в лагерь, ночевать здесь будет слишком опасно.

— Пока ничего, — сообщил рыжий, — но я буду поглядывать время от времени.

Вандемейер с Костиком пошли осмотреться, а я полез в кладовочку. Поднял доски и занялся содержимым верхних ящиков. В нижний ряд лезть смысла не было, если там и найдется вода, то наверняка протухшая. Но мне повезло, я наткнулся на канистру, в которой булькало. Похоже, питьевая вода, вполне пригодная.

— Слипый! — позвал Костик. — Дывы, що це?

Я поспешно заполнил флягу, сунул в ящик банку казенной тушенки из нашего с Дитрихом пайка, опустил доски на место и поспешил к спутникам.

Костика удивило поведение автомобилей на кладбище. Подальше от входа техника стала «оживать».

Старая пожарная машина, ржавая, покрытая облупившейся выцветшей краской, подмигивала левой фарой. Правая была разбита, и там сквозь изъеденный коррозией металл проросла черная скрюченная травка. Грузовик с наполовину вросшими в землю ступицами колес пытался включить «дворники». Лобовое стекло давно высыпалось, даже осколков не видно, но прогнившие насквозь ржавые железки упорно пытались провернуться вдоль несуществующих стекол. После Выбросов это бывает. Вообще в Зоне старая техника может вести себя совершенно удивительным образом…

Автобус, такой же, как и тот, в котором мы ночевали накануне, издал гудок. Я невольно оглянулся и едва удержался, чтобы не крикнуть — на водительском месте из-за черного пластмассового обода рулевого колеса понималась мохнатая макушка. Показались торчащие острые уши, напоминающие рога, взъерошенная шевелюра, горящие желтые глазки… приоткрылась пасть, полная острых треугольных зубов… Псевдопёс вскочил передними лапами на руль и заставил старую рухлядь снова подать звуковой сигнал. Только теперь я стряхнул наваждение и вскинул «Гадюку». Хитрая тварь словно почувствовала мое намерение и молниеносно метнулась в сторону, пропала в тени между ржавыми бортами автомобилей. Теперь знакомое хриплое рычание неслось отовсюду, темные тени с горбами мышц над лопатками показывались в просветах между машин то тут, то там. Довольно большая стая псевдопсов оккупировала лагерь и теперь собиралась, подтягивалась к нам.

— Назад! Медленно! — бросил я спутникам. — Не поворачиваться спиной, не бежать.

Вандемейер с Костиком послушно встали плечом к плечу и попятились, настороженно водя стволами «калашей». Я поспешил к ним навстречу, пристроился слева от Вандемейера, Костик оказался нашим правым флангом. Его атаковали первым. Три мутанта метнулись из тени, Костик встретил их очередью, сбил переднюю тварь в полете, две другие устремились к нему, в прыжке они вытянулись, будто сделались длинней, тоньше, как распрямляющиеся пружины. Что было дальше, я не глядел, потому что ко мне тоже поскакал пес. Я выстрелил, всадил две или три пули в мускулистый горб, это не могло свалить тварь, но псевдопёс передумал прыгать, взвизгнул и метнулся в тень под грузовик, рядом ударил автомат Дитриха, заглушая брань Костика и хриплый рык пса.

Я бросил быстрый взгляд вправо, все в порядке, оба моих спутника устояли на ногах, псы убрались под прикрытие техники.

Мы воспользовались передышкой и отступили на широкую площадку у входа. Псевдопсы больше не атаковали, показывались из-за машин, рычали, скалились — и снова укрывались в тени. Эти твари поумней слепых собак, они умеют отказаться от драки, если игра не стоит свеч. Да скорей всего они не считали нас подходящей добычей, просто хотели выгнать из лагеря. Не знаю, чем их привлекло кладбище техники, то ли понравились запахи человеческой стоянки, то ли пришлись по душе разогретые на солнышке ржавые бока автобусов… во всяком случае, за шлагбаумом мы перевели дух, нас никто не преследовал.

— От шкода, — пробурчал Костик, — хвостык загубывся. Одного собацюру я точно поклав, а хвостыка не узяты…

Вот жадный хохол.

— Был сигнал, — странно спокойным тоном сообщил Дитрих.

— Какой сигнал? — У меня из головы не шли псевдопсы с их зубастыми улыбками.

— На ПДА, — пояснил учёный, — одиночный сигнал. Человек вошёл в долину Костей, потом пропал. Сейчас я его не вижу, но если он в зоне «слепого пятна», то это нормально, его компьютер недоступен.

— Може, то Павлык повернувся? Ну, той, Угольщик?

— Может, и Угольщик… а что теперь делать будем? Никого нет, а одни мы лагерь не сможем у псевдопсов отбить.

Я посмотрел на спутников. Вандемейеру хотелось в долину Костей, Тарас, разумеется, мечтал пройтись по Свалке и собрать артефакты… мне бы тоже хотелось набить контейнер хабаром, но беспокоил предстоящий ночлег.

— Слепой, я настоятельно прошу вас проводить меня к «слепому пятну». В конце концов, это ваша работа. Вы нашли воду, верно?

Ну да, верно… моя работа…

— Вода плохая, но дело не в воде. Нам нужно местечко, в котором можно переночевать. А здесь поблизости ничего подходящего, кроме базы «Долга», но вы успели с «долговцами» поругаться. Помните?

— Я гадаю, що мы можемо на вийськовому объекти ночь провесты, — предложил Костик. — Той, що на карти, радиоточка. Якщо його покинуто, то вин видчиненый стойить.

— «Видчиненый»… — передразнил я. — А если «зачинений»?

— То видкриемо, — пожал плечами Костик. — Але ж поперше непогано было бы по тим буграм пройтись, мабуть щось коштовне знайдемо.

— Я сейчас отправлю сообщение Корейцу, — решил я. — Пусть собирает бригаду охотников и займётся псевдопсами на кладбище техники. Мы тем временем пройдемся по Свалке… там будет видно.


Это решение устроило всех, я отстукал сообщение Корейцу, и мы отправились к терриконам Свалки. По пути я прочел спутникам лекцию по технике безопасности. Конечно, сбор артефактов после Выброса — это все равно что рыбалка после дождя, дело хорошее… однако от жадности голову терять не надо. В глубь Свалки я нашу группу не повел, там после гона любая тварь может встретиться. Мы прошлись по краю, внимательно прислушиваясь к стрекоту датчика аномалий и дозиметра. Вскоре пришел ответ Корейца:

«Принято. Займусь».


Кореец толковый парень, достаточно крепкий, жесткий, и задатки лидера у него есть, так что в лагере на Свалке его слушают… однако лидером группировки ему, думаю, не бывать. Не хватает подлинной твердости. Для того чтобы сколотить собственную постоянную группу, необходимы связи за Периметром, постоянный канал доставки снаряги с хабаром — такой, чтобы действовал в обе стороны. Ну а за Периметром все зоны влияния определились, все, что можно поделить, — поделено. Чтобы влезть в бизнес на большой земле, нужно иметь куда большую твердость. Ребята вроде Гоши Карого — это не псевдопсы, это куда страшней. С ними Корейцу не совладать. Зато порядок он в лагере наведёт — тут я уверен, соберет ребят, организует операцию по зачистке… вопрос только, когда он управится.

Дитрих, который поминутно глядел в монитор КПК, сообщил, что на периферии территории, доступной его прибору, возникли три точки. Пришли с севера и остановились.

Возможно, наши, собирались на автокладбище, но получили рассылку Корейца и притормозили. А ещё вероятней — это дозор «Долга». Они держат постоянный лагерь к северо-востоку от Свалки, что-то вроде блокпоста. Эта группировка претендует на контроль над территориями между военными складами и Свалкой, так что старается держать под присмотром основные маршруты.

А Свалка выглядела как обычно. Терриконы, под которыми зарыты радиоактивные железяки, «дышали» и переливались, торчащие из грунта ржавые металлоконструкции будто шевелились, такое впечатление создавали аномалии, расположившиеся на выгоревших бурых склонах. Мы исправно держались у подошвы холмов, в опасные места не лезли, да без специального защитного снаряжения туда и не сунешься из-за одной только радиации, не говоря уж об аномалиях. Но мы и у подножия собрали неплохой урожай — «грави», «выверты», парочка «каменных цветков»… Не слишком редкие штучки, но и они имеют цену. Костик сдерживал охотничий азарт, хотя я видел, что его разобрало. На всякий случай пришлось преподать ему урок.

Тарас заинтересовался «вывертом», который поблескивал в заманчивой близости к подножию холма. Артефакт лежал в зарослях жесткого черного бурьяна — единственное растение, способное подняться на этих глинистых склонах.

Система у нас была отработана: если датчик аномалий подает голос — без моего позволения ни шагу.

Я проследил взгляд Тараса и поинтересовался:

— Хочешь взять?

— А як же!

— Посмотри.

Я вытащил из нагрудного кармашка пригоршню болтов и нарочито аккуратно швырнул один за другим — так, что мои маркеры легли в те места, где намеревался пройти Костик. Потом — правей и левей тоже. «Карусели», совсем маленькие, а потому незаметные, надежно стерегли добычу.

Костик проследил полет болта, раскрученного каруселью, потом другого — который впечатался в суглинок, притянутый гравиконцентратом… мрачно посопел и спросил:

— Так що, нияк не узяты? От шкода…

— Ладно, стой где стоишь и внимательно следи за моими пальцами! — велел я.

А сам двинулся в обход, туда, где обнаружил безопасный проход между аномалий. Поравнялся с застрявшим в кустике «вывертом», продвинулся ещё немного выше… Дозиметр недовольно защелкал, и я решил дальше не продвигаться — ракурс открылся уже вполне приличный.

— Ловкость рук против зоркости глаз!

Прицелившись, я швырнул болт — мимо. Тонкость заключалась в том, что между мной и хабаром имелся свободный коридор, слишком узкий, чтоб я рискнул туда сунуться, но достаточный, чтобы пролетел болт. Вторая попытка — удачно! Болт ударил в основание ветки, согнувшейся под весом артефакта, упругий стебель распрямился, «выверт» взлетел, угодил в периферию «карусели», его крутануло, и артефакт, описав красивую дугу, спикировал в пыль к ногам Костика. Даже лучше, чем я рассчитывал.

— Ты чаклун! — убежденно заявил Тарас.

— Колдун? Хм… ну да. Да, я колдун! И не забывай об этом никогда! — гордо объявил я, осторожно спускаясь к подножию бугра.

Вообще-то особой необходимости в таком представлении не имелось. Костик был вполне дисциплинированным подопечным, но не мешает время от времени напоминать, что он всего лишь новичок и должен доверять словам ветерана больше, чем собственным догадкам.

Потом бродить стало скучно, я спросил:

— Вандемейер, а как вы объясните такой факт — если где-то допекут всех собаки или, скажем, кабаны… ну, вот соберемся мы, зачистим это место, то не проходит и недели, как там новая стая — вдвое злей прежней. Почему так?

Дитрих в поисках артефактов не участвовал, держался позади и поминутно останавливался, что-то переключал, вертел свои приборы. Должно быть, искал сигналы чужих ПДА, а может, пытался проследить за стаей псевдопсов на стоянке. Меня это вполне устраивало — во всяком случае, мутанты не подкрадутся незамеченными, пока я разыгрываю представление перед Костиком. Мой вопрос его заинтересовал, он даже оставил в покое этот свой хитрый приёмник.

— Ну… это, конечно, не мой профиль, Слепой… Я могу только предположить. Дело в том, что в каждой стае имеется некоторое количество молодых самцов, которые хотят подняться в иерархии, получить доступ к самкам, иметь большую долю в добыче и так далее. Однако старшие им не позволяют, так что, едва где-то появляются ничейные охотничьи угодья, этот молодняк устремляется туда. Потом они дерутся, выясняют отношения, формируют новую иерархию. Ну а дальше начинают набеги на соседей, им нужны самки, они отбивают их у соседних кланов.

— Да, логично. Но почему они на людей бросаются злее? Между собой или с соседями из-за самок — это понятно.

— Тому що без баб воны звириють, — встрял Костик. — Зрозумив? От ты, Слипый, ты чому не придумав анекдота про того Петрова и баб?

— Сталкер Петров на баб не глядит, — отрезал я. — Он сказал: если и женюсь, то лишь на самке кровососа.

— Як це? Вона ж страшна!

— С лица воду не пить. — Я пожал плечами. — Зато как сосет!

Пока Костик давился смехом, я снова обратился к ученому:

— И все же почему новая стая более агрессивна?

— Причина та же. Агрессия — признак силы. Кто активней атакует чужаков, тот и альфа-самец. Тому и добыча, и самки.


Каталог: download -> version
version -> Задачи для тренировки А10. Кирьянову
version -> «Натуральные числа»
version -> Задачи по дисциплине «монолитный бетон»
version -> Комплексные задания к текстам (4 класс) Прочитай текст и выполни задания. Кто из пернатых пилотов летает быстрее всех?
version -> Рекомендации по выполнению задания а1 – А7
version -> Вариант №1 – гиа 2012 Прочтите текст и выполните задания А1—А7, В1—В9
version -> 1. в viа группу не входит элемент: а О; б S; в Se; г C
version -> -
version -> Контрольная работа №4 «Вещества и их свойства». Вариант 1 Часть А


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   25


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница