Сергей Георгиевич Кара Мурза Матрица


ОТВЕТЫ С.Г. КАРА МУРЗЫ НА ВОПРОСЫ ИНТЕРНЕТ САЙТА APN.RU (АГЕНТСТВО ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ)



страница18/18
Дата28.07.2016
Размер2.94 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

ОТВЕТЫ С.Г. КАРА МУРЗЫ НА ВОПРОСЫ ИНТЕРНЕТ САЙТА APN.RU (АГЕНТСТВО ПОЛИТИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ)



Вопрос: Программируют ли итоги сезона федеральных выборов 2007–2008 гг. вектор дальнейшего развития России или свой исторический выбор страна сделала в начале 1990 х и не существует вероятности, что она с этого пути свернет?

Ответ: Исторический выбор страна не сделала и даже в малой степени осознала его суть. Вряд ли она его осознает и сделает в связи с этими выборами в Госдуму и президента, если к этому не побудит ускоренное нарастание напряженности. К тому же выяснилось, что доктрина, принятая в начале 1990 х годов частью элиты (но вовсе не страной), не предполагает стране никакого пути. Она завела в тупик.

Вопрос: Имеет ли Россия (и ее народ) возможность выбора пути развития (политического и экономического), существует ли «идеологическое меню», представляющее более или менее широкий список альтернативных стратегий развития страны? Какие, на Ваш взгляд, политико экономические концепции имеют перспективы быть успешно реализованными в России?

Ответ: В главном альтернативы сложились, их немного. Изложены они пока что плохо, язык для этого еще не созрел. Нужен достаточно широкий диалог представителей основных доктрин с доступом к нему массовой интеллигенции. Тогда возникнут версии «переводов», понятных для широких масс.

Вопрос: Какие угрозы сегодня существуют для России? Есть ли в настоящее время (и могут ли появиться в обозримой перспективе) предпосылки для территориального распада страны? Могут ли в качестве такой угрозы рассматриваться миграционные процессы, в частности, активная политика Китая по «заселению» китайскими мигрантами регионов российского Дальнего Востока?

Ответ: Главная угроза в том, что не хватит времени для перехода общественного сознания на тот уровень, при котором оно будет способно осознать главные угрозы как систему. Миграционные процессы создают долгосрочные угрозы постепенного действия, но есть и срочные острые угрозы.

Вопрос: Существуют ли угрозы суверенитету России? Имеет ли Россия возможность проводить независимую политику, на международной арене или ее самостоятельность в этом вопросе ограничена? Сохранит ли Россия контроль над своим ядерным арсеналом и при каких условиях он может перейти под международный контроль?

Ответ: Суверенитет РФ уже снижен до критического уровня. Проблема – не допустить срыва с этого уровня, а это очень вероятно. О независимой политике сейчас и речи нет. Сохранит ли РФ контроль над своим ядерным арсеналом – в этом и проблема срыва или удержания хотя бы на критическом уровне суверенитета. Ответа пока быть не может.

Вопрос: В каком направлении будет развиваться российская политическая система? Удастся ли построить эффективную партийную систему из уже существующих парламентских партий? Смогут ли ныне действующие партии, большинство которых создавались как политтехнологические проекты, «постфактум» выработать для себя идеологические основы и найти «своего» избирателя? Существуют ли предпосылки для усиления процессов вертикальной мобильности внутри политических и бизнес элит? Станет ли (и должен ли стать?) российский политический класс более открытым?

Ответ: В нынешней тупиковой ситуации действующие партии свой ресурс выработали. Назревают изменения всей политической системы, а в ней и старые партии могут получить вторую жизнь. Социальные проблемы элиты в такой момент имеют второстепенное значение.

Вопрос: Должен ли быть сформулирован новый российский национальный проект? Является ли отсутствие четко сформулированной концепции национального проекта препятствием для эффективного развития страны? Какие положения, на Ваш взгляд, могли бы стать основой национального проекта?

Ответ: Национальные проекты формулируются не но обязанности, они «вырастают». Без проекта не развивается и даже не выживает никакое человеческое сообщество, тем более страна. Основой национального проекта является представление о благой жизни. Пока что известна «повестка» (перечень вопросов), но по поводу ответов и даже выбора направлений согласия нет. Выработке этого согласия или поиску компромиссов при его отсутствии можно способствовать, но вряд ли можно резко ускорить созревание ответов. Пока что, однако, этому в основном мешают, а не способствуют.
Июль 2006 г.
www.koob.ru

1 Следуя установкам марксизма, советская этнология принимала, что этническое самосознание есть явление вторичное, определяемое «реальным процессом жизни», под которым в марксизме понимается материальное социальное бытие. Это сильно сужает явление. Реальный процесс жизни правнука эмигранта во Франции не одолел его духовного мира, частью которого и осталось его самоосознания себя русским.


2 Конечно, электричество и до XVII века существовало в природе, но оно было скрытым и «пассивным», а сейчас пропитывает весь мир, человек живет в интенсивном электрическом поле.


3 Следуя канонам позитивизма, согласно которым наличие замкнутого определения является необходимым признаком научности, Энгельс дал определение жизни – «это способ существования белковых тел и т д.». Точно так же Ленин определил, что такое материя – «реальность, данная нам в ощущении». Большой познавательной ценности такой подход не имеет.


4 Но уже этот частный процесс идентификации имеет довольно сложную структуру. В ней выделяют когнитивный компонент (знания о признаках, особенностях и собственного этноса, и важных для него «иных») и аффективный компонент – чувство принадлежности к своему народу, отношение к этой принадлежности. Один русский горячо любит русский народ, другой, как Смердяков, является русофобом и страдает от своей принадлежности к нему. Это аффективная сторона их этнической идентификации. Когнитивный компонент имеет рациональную природу, а аффективный эмоциональную.

В своей лекции 1882 г. Ренан показывает, как по разному влияла на этническую идентификацию политика разных монархов в зависимости от выбранной ими национальной доктрины. Франция была населена множеством племен кельтской, иберийской и германской групп – бургундцами, ломбардцами, норманнами, визиготами, аланами и т д. Семь веков королевская власть настойчиво способствовала их соединению в один большой народ, и уже в XVIII веке практически никто из французов не идентифицировал себя с каким то из этих исходных этносов.



Совершенно по другому вели себя султаны Турции, и даже в XIX веке турки, славяне, греки, армяне, арабы и курды были в Турции столь же разделенными общностями, как и в начале становления империи. Более того, Ренан обращает внимание на европейские Венгрию и Богемию, где венгры и славяне или немцы и чехи 800 лет сосуществовали, «как масло и вода в пробирке».




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница