Сергей Алексеевич лебедев


Воспоминания о Сергее Алексеевиче Лебедеве



страница29/34
Дата01.08.2016
Размер8.48 Mb.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34
Воспоминания о Сергее Алексеевиче Лебедеве

В.С. Элъкснин

Я считаю, что мне повезло. Поступив в 1950 г. на работу в ИТМ и ВТ АН СССР, я вошла в небольшой коллектив интересных, увлеченных своей профессией людей. Директором Института был тогда Михаил Алексеевич Лаврентьев — известный математик-механик — «академик прима», как называли его в академической среде.

В 1950 г. Михаил Алексеевич Лаврентьев пригласил из Киева заведывать ла-бораторией ЭВМ Сергея Алексеевича Лебедева, который был тогда директором Института электротехники АН УССР. В этом институте Сергей Алексеевич создал первую в СССР малую электронную счетную машину МЭСМ.

В течение почти двух лет Сергей Алексеевич работал в Москве и Киеве. В Москве он жил в гостинице «Якорь», неподалеку от ИТМ и ВТ, который в то время распо-лагался в здании 2-го часового завода (рядом с Белорусским вокзалом). Приезжал Сергей Алексеевич всегда с большим портфелем, в котором, как выяснилось потом, находились материалы проекта новой ЭВМ. Эти материалы послужили основой для создания под руководством Сергея Алексеевича первой отечественной быстродей-ствующей ЭВМ — БЭСМ АН СССР, которая была построена уже в новом здании Института на Калужском шоссе (сейчас Ленинский проспект).

Меня всегда удивляли большая выносливость и целеустремленность Сергея Алек-сеевича. Он очень часто сутками не выходил из машинного зала, где монтировалась БЭСМ. Молодые специалисты, пришедшие в Институт, не выдерживали такого режима. Иногда поздно вечером я входила в машзал, чтобы узнать, не надо ли чего-либо Сергею Алексеевичу, и заставала такую картину: между стойками, постелив газеты на пол, спят наши молодые инженеры, а Сергей Алексеевич сидит и что-то паяет.

При создании БЭСМ Сергею Алексеевичу пришлось столкнуться со многими трудностями: не хватало радиодеталей и различных материалов. Я помню случай, когда Сергей Алексеевич и Михаил Алексеевич покупали радиолампы на свои деньги.



Элькснин В.С. Воспоминания о Сергее Алексеевиче Лебедеве 371

Окончание работ по БЭСМ в 1952 г. стало большим праздником для всего коллектива Института.

Под руководством Сергея Алексеевича, будучи его референтом, я проработала 20 лет. Работать с ним было трудно и в то же время легко. Трудно потому, что он был очень требовательным, а легко оттого, что Сергей Алексеевич своей ор-ганизованностью и чутким, внимательным отношением воодушевлял на хорошую работу. Требовательность Сергея Алексеевича сочеталась с редкой деликатностью. Сергей Алексеевич никогда не повышал голоса, говорил немного, тихо, но всегда убедительно.

К людям Сергей Алексеевич относился всегда с уважением, доброжелательно, умел всех привлечь к общему делу, поэтому каждый ощущал свою нужность и со-причастность к работам.

Сотрудники Института, глубоко уважая Сергея Алексеевича, видели в нем не только большого ученого и руководителя, но и просто товарища по работе. Все это очень сплачивало коллектив.

В середине 60-х годов была создана машина БЭСМ-6. Это был период большой творческой и напряженной работы главного конструктора этой машины Сергея Алексеевича Лебедева.

Много написано о машине БЭСМ-6 — этом замечательном творении Сергея Алек-сеевича и коллектива ИТМ и ВТ. В канцелярию Института очень часто поступали письма с положительными отзывами о БЭСМ-6.

В конце 60-х годов Сергей Алексеевич начал работать над созданием суперЭВМ, но довести эту работу до конца ему уже не удалось. Наступил трудный период в жизни Сергея Алексеевича. Его здоровье ухудшилось и даже крепкий чай, который он так любил, уже не всегда восстанавливал его поразительную работоспособность. Осенью 1972 г. он уже серьезно заболел. Были привлечены крупнейшие медицинские силы. Президиум Академии наук СССР и Минрадиопром СССР принимали активное участие в организации медицинской помощи Сергею Алексеевичу, который более года находился на лечении в больнице Академии наук СССР, но, увы, спасти его не удалось, и в июле 1974 г. С. А. Лебедева не стало.

Будучи тяжелобольным, Сергей Алексеевич не падал духом и работал до послед-них своих дней. К нему домой и в больницу приходили сотрудники Института. Он всегда интересовался работами в ИТМ и ВТ, помогал советами, давал рекомендации и при этом забывалось, что Сергей Алексеевич тяжело болен, казалось, что он вновь будет на работе в своем кабинете и будет сидеть, поджав под себя ногу, за своим рабочим столом.

Последний раз Сергей Алексеевич был в Институте в начале марта 1973 г. в день празднования 8-го Марта. Он выступил с поздравлением на праздничном вечере. Свое поздравление он начал словами «дорогие итээмовочки». В этом поздравлении было столько тепла и доброжелательности и было так трогательно слушать этого замечательного человека, что у некоторых на глазах выступили слезы. Все, встав, долго аплодировали Сергею Алексеевичу. Это было последнее его выступление в ИТМ и ВТ.

Сергей Алексеевич был не только выдающимся ученым, но также и замечатель-ным семьянином. Он и его жена — Алиса Григорьевна, воспитали четверых детей: Наташу, Катю, Сережу и Яшу. Это была очень дружная, сплоченная семья. Праздни-ки, юбилейные дни, как правило, отмечались дома. К ним готовились заранее, и они проходили как веселые семейные капустники. Организатором и душой этих встреч всегда являлась Алиса Григорьевна — остроумная, веселая и душевная женщина.

Алиса Григорьевна была замечательным другом и товарищем Сергея Алексее-вича, часто посещала Институт и ее в шутку называли «внештатным сотрудником ИТМ».



372 Раздел 6. Воспоминания близких, коллег, учеников

Сергей Алексеевич и Алиса Григорьевна, будучи очень простыми, демократич-ными людьми, охотно принимали не только у себя дома на Новопесчаной улице сотрудников Института, но и сами участвовали в разных торжествах, проводимых сотрудниками. Алиса Григорьевна была очень общительной, своим остроумием и эру-дицией создавала на этих встречах непринужденную, веселую обстановку.

Прошло много лет с тех пор, как не стало Сергея Алексеевича, но сотрудники Института до сих пор чтят его память. В день смерти Сергея Алексеевича и в день его рождения они посещают Новодевичье кладбище, где похоронены Сергей Алек-сеевич и Алиса Григорьевна, встречаются с их детьми, возлагают цветы, делятся воспоминаниями. После встречи на кладбище большая группа сотрудников ездит на квартиру, где жил Сергей Алексеевич и где теперь живет семья его дочери Екатерины Сергеевны. За столом продолжаются воспоминания и всегда находится много нового, чем еще можно поделиться, вспоминая Сергея Алексеевича.

Наш Институт носит имя Сергея Алексеевича. На Новопесчаной улице на доме, где жил Сергей Алексеевич, в память о нем установлена мемориальная доска.

В Киеве, где также чтят память Сергея Алексеевича, установлена мемориальная доска на доме, где был Институт электротехники АН УССР. Одному из проспектов Киева присвоено имя С. А. Лебедева.

Перед въездом в Институт кибернетики АН УССР воздвигнута стелла в память о первой в Союзе ЭВМ и ее создателе — С.А. Лебедеве.

Академией наук УССР учреждена премия имени С.А. Лебедева за выдающиеся достижения в области вычислительной техники.

Первым лауреатом этой премии стал академик М.А. Лаврентьев. В числе лауреа-тов — ближайшие ученики С. А. Лебедева: академики В. А. Мельников и В.С. Бурцев; члены-корреспонденты АН СССР Б.А. Бабаян, Г.Г. Рябов; доктора технических наук В.В. Бардиж и М.В. Тяпкин.

В день 80-летия со дня рождения С. А. Лебедева (2 ноября 1982 г.) в ИТМ и ВТ был открыт музей Истории Института, значительная часть материалов которого посвящена основоположнику отечественной вычислительной техники — академику Сергею Алексеевичу Лебедеву. Экспозиция отражает начало научной и педагогиче-ской деятельности Сергея Алексеевича в ВЭИ, в МЭИ, а затем его работу директором Института электротехники АН УССР. Много экспонатов музея связано с деятельно-стью Сергея Алексеевича на посту директора ИТМ и ВТ и его работой заведующим кафедрой ЭВМ МФТИ. Есть интересные фотографии, связанные с личной жизнью Сергея Алексеевича. Этот музей Истории Института можно считать музеем акаде-мика С. А. Лебедева — выдающегося ученого нашего времени.

Из статьи «Первые годы ИТМ и ВТ» 1)



П.П. Головистиков

Начальный период образования Института точной механики и вычислительной техники (ИТМ и ВТ), его становление и первый крупный результат работ его со-трудников — создание в СССР первой быстродействующей вычислительной машины БЭСМ АН СССР — заслуживают того, чтобы вспомнить об этом периоде подробнее: о людях, о существовавшей тогда обстановке, о работах, проводимых в ИТМ и ВТ, которые предшествовали началу создания БЭСМ, и о самом создании БЭСМ.

Институт точной механики и вычислительной техники был создан для разра-ботки новых средств вычислительной техники. Его название (сохранившееся до

1) Опубликовано в сборнике «От БЭСМ до суперЭВМ». Вып. 1. — М., 1988.

Головистиков П.П. Из статьи «Первые годы ИТМ и ВТ» 373

сих пор) отражало состояние вычислительной техники того времени. Тогда весьма распространенными были еще механические вычислительные системы: например прецизионные дисковые дифференциальные анализаторы.

Чтобы лучше понять обстановку, которая имела место в первые дни существо-вания Института, попытаемся кратко охарактеризовать состояние вычислительной техники в это время за рубежом. Прежде всего хочется отметить, что информация то-гда была поставлена еще очень плохо. Основными источниками было всего несколько журналов на английском языке (например, Е1еctronics, Ргосееdings of the IRЕ). Пер-вые сведения в журналах об ЭВМ мы получили в начале 1949 г. В 1946 г. в США была создана первая в мире электронная вычислительная машина ЕNIАС, содержавшая 18000 радиоламп и выполнявшая около 1000 одноадресных операций в секунду. Позд-нее появились сообщения о разработках машин параллельного и последовательного действия рядом фирм. Эти ЭВМ имели меньшее количество радиоламп, но большее быстродействие. Естественно, эти первые сообщения были очень ограниченными. Трудно было представить достаточно полно структуру и возможности машин.

Говорят, что вся схема БЭСМ у Сергея Алексеевича Лебедева была записана на папиросных коробках «Казбек» или на отдельных листках. Это неверно. Она заключалась в толстых тетрадях (и не одной). В них самым скрупулезным образом были изображены все структурные схемы машины, они были продуманы до мелочей. Расписаны все возможные случаи их работы. Приведены временные диаграммы работы блоков. Подробно расписаны на разных примерах все возможные случаи выполнения отдельных операций со всеми нюансами. И весь этот огромный объем информации он начал передавать нам. Меня он ориентировал на арифметическое устройство, хотя хотел, чтобы я знал работу и других блоков, и машины в целом, а К.С. Неслуховского — на устройства управления, на работу машины в целом. Конечно, трудно было за короткое время переварить весь этот большой объем инфор-мации. Понимая мои трудности, для закрепления материала он устраивал мне серию контрольных вопросов, вроде таких: «Как изменится структура арифметического устройства, если отрицательные числа будут представляться в машине не допол-нительным кодом, а обратным», или «в каких случаях при сложении и вычитании к дополнительному разряду надо прибавлять единицу, а в каких — нет, и почему это так».

С получением подробной информации о будущей машине мне совершенно по дру-гому представился смысл той работы, которой я занимался. Теперь можно было ма-кетировать совершенно конкретные схемы, устройства. В качестве основы для даль-нейшего макетирования узлов БЭСМ Сергей Алексеевич выбрал элементы и схемы, разработанные в Отделе точной механики. Я начал вести работы по макетированию арифметического устройства (АУ). Вместе с С.А. Лебедевым мы определили объем макета АУ. Предполагалось сделать макет на 16 разрядов для чисел и на 4 разряда — для порядков. Наметили основные черты его конструкции. Я начал прорисовывать эскизы конструкции, чтобы можно было начать изготовление, чертить электриче-ские схемы плат. Тогда механики изготовляли конструкцию по эскизам, сделанным в основном от руки, а монтажники выполняли монтаж по электрическим схемам под наблюдением инженера. Монтажные чертежи выполнялись в исключительных случаях, где важно было расположить отдельные элементы в нужных местах или где трудно было по электрической схеме монтажнику расположить элементы схемы. Мы тогда не знали той громоздкой технической документации, которая существует сейчас. Любая новая задумка могла быть сразу же промакетирована или введена в электрическую схему платы. Тем не менее, объем работ предстояло выполнить огромный, людей не хватало. Приходилось работать, не считаясь со временем, с ран-него утра до самого позднего вечера. Да и дома, даже ночью все время думалось: как лучше сделать то или это. Работа была очень трудная. Но какая она была

374 Раздел 6. Воспоминания близких, коллег, учеников

интересная! Очень приятно было работать непосредственно с Сергеем Алексеевичем. Он вникал во все мелочи, но делал это неназойливо, незаметно. Никогда не навязывал своего мнения, особенно в мелочах. Если он видел, что делается что-то не так, он в деликатной форме доказывал, как можно сделать лучше, и ты всегда с ним соглашался. Он всегда охотно принимал предложения других, ценил инициативу и всегда выдвигал людей инициативных. И если твое предложение было не хуже, чем его (или даже они были эквивалентны), он принимал твое предложение. Особенно эти качества Сергея Алексеевича я почувствовал много позднее, когда был уже зрелым специалистом, когда я под его руководством и при его непосредственном участии разрабатывал структуру машины М-20. А в описываемый период я еще только начал учиться у Сергея Алексеевича и каких-либо существенных предложений дать не мог. Когда Сергей Алексеевич раскритиковал некоторые мои схемы при нашем первом знакомстве, эта критика выражалась приблизительно так: «Почему Вы сделали так? Может быть лучше было бы сделать следующим образом? Подумайте».

В 1950 г. Сергей Алексеевич Лебедев, оставаясь директором Института электро-техники АН УССР, вынужден был работать на два фронта. В Киеве в IV кв. 1950 г. необходимо было предъявить Государственной комиссии готовую Малую электрон-ную счетную машину (МЭСМ). В Москве, являясь заведующим лабораторией №1 ИТМ и ВТ, Сергей Алексеевич был ответственным за предъявление Государственной комиссии в I кв. 1951 г. эскизного проекта Большой электронной счетной машины (БЭСМ), в аббревиатуре которой вскоре первую букву стали расшифровывать как «быстродействующая».

21 апреля 1951 г. была назначена Государственная комиссия для приемки эс-кизных проектов БЭСМ в ИТМ и ВТ и машины «Стрела» в ОКБ. Это была очень представительная комиссия: академик М. В. Келдыш (председатель), министр маши-ностроения и приборостроения П.И. Паршин, академик А. А. Благонравов и другие. М. А. Лаврентьев и М. А. Лесечко (директор СКБ) в комиссию не входили. В Институ-те комиссия начала работать в мае. Здесь не обошлось и без курьезов. В момент, когда комиссия прибыла в Институт для осмотра работы макетов, Павел Александрович Зольников, делавший последнюю проверку работоспособности схем для комиссии, нечаянно уронил прибор на блок УАУЧ и все там замкнул. Создалась критическая ситуация. Сразу же оповестили Сергея Алексеевича, чтобы он как можно дольше задержал комиссию для осмотра других макетов. Мы немедленно стали устранять неисправности, чистить схемы от копоти после мощных КЗ. При этом наши вестовые все время сообщали, где находится комиссия.

Вот уже она пришла в соседнюю комнату, а у нас еще не готово. Наконец, в момент, когда члены комиссии появились в дверях, была устранена последняя неисправность и макет заработал нормально. Институт успешно защитил эскизный проект. После этого было принято решение о создании экспериментального образца машины БЭСМ и о сроке его завершения в I кв. 1953 г. Началась проработка конструкции опытного образца БЭСМ АН СССР.

Летом 1952 г. изготовление машины в основном было завершено. Началась налад-ка. Машина была установлена в комнате 105 на первом этаже здания. Эта комната в то время представляла большой длинный зал, начинавшийся от проходной и кон-чавшийся концом здания. В наладке принимали участие все разработчики машины. Самое активное участие в наладке принимал Сергей Алексеевич Лебедев. Он все это время находился в комнате 105, работал, как и все, с приборами, с паяльником. Работа была напряженная. Почти ежедневно мы с Сергеем Алексеевичем спешили попасть на последний автобус (тогда единственный автобус № 5 имел конечную остановку около ВЦСПС). А утром снова на работу. Многие сотрудники работали в сменах. Работа велась круглосуточно. Асом в наладке показал себя В.С. Бурцев. Мне при-шлось работать со многими сотрудниками, но так быстро находить неисправности,



Рыжов В. И. Сергей Алексеевич 375

как делал это В. С. Бурцев, никто не умел. Постепенно работа машины становилась все более надежной. Здесь следует отметить, что основной особенностью работы ламповой машины являлась следующая. Главным источником неисправностей была электронная лампа: многие лампы выходили из строя в первые часы работы. Но если лампа проработала в машине несколько сотен часов, ее выход из строя становился ма-ловероятным. Этот эффект пытались устранить специальными тренировками ламп в экстремальных режимах. Но к заметному результату это не приводило.

Итак, в I квартале 1953 г. БЭСМ была налажена, а в апреле 1953 г. была принята Государственной комиссией в эксплуатацию. Ее надежность была хорошей.

В заключение хочется сказать следующее. Когда я оглядываюсь на то далекое время с современных позиций, наши разработки кажутся примитивными, наши рас-суждения, взгляды — наивными. Но ведь все, что мы делали, выполнялось впервые. Наверное, создать первое простое (с современных позиций) устройство было так же сложно, как сейчас создать сложнейший узел на современной элементной базе. Машина БЭСМ АН СССР была создана за очень короткий срок — 2,5 года. Она была так быстро сделана не потому, что она была проста, как кажется сейчас, а потому, что тогда мы трудились, не считаясь со временем. Была напряженная, целеустремленная работа. Никто нас не понукал, не заставлял так работать. Просто работа была очень интересная. Мы не знали тогда громоздкой пахнувшей бюрократизмом технической документации, которая существует сейчас и которая рассчитана на низкую квали-фикацию работников заводов. Мы не составляли решений, не выпускали бюрокра-тических документов. Наши головы были заняты только непосредственно нашей работой над машиной, как лучше ее выполнить. Любое наше решение могло быть очень быстро реализовано. Я думаю, все, кто стоял у истоков электронной цифровой вычислительной техники, кто работал с Сергеем Алексеевичем Лебедевым, у него учился, могут с гордостью, без хвастовства сказать: мы были первыми!

Сергей Алексеевич

В.И. Рыжов

Когда Сергей Алексеевич начал развертывать свои работы по БЭСМ, я с большим увлечением занимался работами по созданию устройств, преобразующих аналоговые величины в дискретные и обратно. ИТМ и ВТ тогда руководил М.А. Лаврентьев. Я организовал небольшую группу инженеров, работающих над созданием такого рода специализированных машин. Она входила в состав лаборатории, руководимой С.А. Лебедевым.

Здесь мне хочется подметить одну ценную черту Сергея Алексеевича. Хотя он был полностью поглощен работами по созданию БЭСМ, он интересовался нашими работами, не ограничивая полет наших мыслей и поиск новых идей.

Незадолго до окончания работ по БЭСМ Сергей Алексеевич назначил меня своим заместителем по лаборатории, специально оговорив, что я имею полную возможность продолжить свои работы в области спецмашин. С этого момента я очень тесно работал с Сергеем Алексеевичем до конца его дней.

Особенно близкое взаимодействие с С. А. Лебедевым началось после того, как он согласился на выполнение Институтом работ по созданию вычислительных средств ПРО. Для этого была создана лаборатория, которой я руководил некоторое время. Приведу некоторый эпизод из начала работы по ПРО.

Экспериментальная система строилась на полигоне и на начальном этапе необ-ходимо было решать много вопросов с проектировщиками и строителями непосред-ственно на объекте.



376 Раздел 6. Воспоминания близких, коллег, учеников

Эту задачу Сергей Алексеевич поручил мне, совершенно не знакомому с тонко-стями дипломатической игры при составлении различных планов и графиков. Попав на «высокое» совещание на объекте, я был поражен тем несоответствием между реальным состоянием работ и рассматриваемыми планами, и однажды высказал сомнение в возможности обеспечения холодом нашей машины в те сроки, которые предлагались. Надо сказать, что это выступление произвело некоторый шок на высоких членов комиссии, но на мое счастье руководил этим совещанием академик Н.А. Щукин, который в достаточно легком (академическом) стиле отметил, что това-рищ Рыжов несколько неправильно оценивает обстановку, и продолжил обсуждение плана.

Вернувшись в гостиницу, я обратился к директору предприятия, которое должно было обеспечить нас холодом, с вопросом — каким образом он собирается выполнить утвержденный план, на что получил ответ — срок нереальный, но говорить об этом не надо.

Вернувшись в Москву я, конечно, рассказал об этом Сергею Алексеевичу. На что он, улыбнувшись, посмотрел на меня и произнес: «Владимир Иванович, не обращайте внимания на такие мелочи».

Это мудрое напутствие запомнилось мне на всю жизнь и неоднократно выручало меня в дальнейшей работе — я всегда концентрировал внимание на главном.

Приведу еще один факт из нашей полигонной жизни, характеризующий С.А. Ле-бедева как человека. Работы на полигоне развернулись в полном объеме, и Сергей Алексеевич начал лично участвовать в работах и совещаниях на полигоне. Следует немного рассказать о тех условиях, в которых мы тогда жили там. В качестве жилья нам был выделен один барак, в котором из удобств была подведена лишь холодная вода. Основные удобства были во дворе в виде помещения с ямой и дырками, до которых зимой даже добраться было затруднительно. Баня находилась на поря-дочном расстоянии в железнодорожном поселке. Питание, весьма посредственное даже по тем меркам, можно было получить в столовых, которые приходилось брать штурмом, чтобы что-нибудь получить. Естественно, что руководящий состав, как это было принято, был обеспечен значительно лучше: имел свою гостиницу с удобствами, был обеспечен хорошим питанием.

Когда на объект впервые приехал Сергей Алексеевич, академик, Герой соци-алистического труда, наше предложение было разместить его в соответствующих условиях. На что он четко ответил — «я буду жить с вами». Из-за тесноты в бараке мы не смогли выделить отдельную комнату, и он жил вместе с Бурцевым и со мной в маленькой комнате, где кроме трех кроватей, тумбочки и стула ничего нельзя было поставить.

Питание Сергею Алексеевичу мы обеспечивали следующим образом: заранее приезжали к столовой, занимали место у входной двери и, оставив Сергея Алек-сеевича в сторонке, готовились к штурму. Когда персонал столовой открывал двери (едва успев отскочить от них), мы врывались в столовую, занимали места и потом усаживали Сергея Алексеевича.

Но больше всего меня поразило, что, когда Григорий Васильевич Кисунько, не обнаружив Сергея Алексеевича в расположении руководства, как-то обратился к не-му с предложением переселиться в гостиницу, Сергей Алексеевич коротко ответил: «Спасибо, я с ребятами».

Только значительно позже, пройдя хорошую школу жизни, я смог в полном объ-еме оценить эти великие качества скромности, коллективизма в лучшем понимании, которыми был наделен этот выдающийся ученый.

Следует отметить, что не взирая на ряд трудностей, он сумел улучшить нашу жизнь на полигоне и решил основную задачу организации питания наших сотрудни-ков и, в конечном итоге, обеспечил всех нас качественным жильем.

Бардиж В. В. Кафедра ЭВМ 377

Мне, конечно, трудно в полной мере оценить роль Сергея Алексеевича в развитии института, но я считаю, что он, совершив революционный переход от непрерывной техники к дискретной, создал уникальный коллектив сотрудников, способный ре-шать сложнейшие задачи создания суперЭВМ, в то время стоящих на уровне мировой вычислительной техники и в ряде случаев превосходящих ее.

Столкнувшись впоследствии в своей работе с людьми из министерств и ведомств, с их методами работы, отношением к людям, откровенным чинопочитанием, еще больше оцениваешь действительную скромность, порядочность и трудолюбие этого великого ученого — Сергея Алексеевича Лебедева.

Кафедра ЭВМ 1)



В.В. Бардиж

Идея создания высшего учебного заведения нового типа для подготовки высо-коквалифицированных специалистов по современной физике и новейшей технике возникла еще в тридцатые годы. Однако война задержала осуществление этих за-мыслов. Только в 1946 г. был создан физико-технический факультет МГУ, который в 1951 г. был преобразован в Московский физико-технический институт (МФТИ).

В создании МФТИ деятельное участие принимала группа выдающихся советских ученых, в их числе академики П. Л. Капица, Н.Н. Семенов, М. А. Лаврентьев.

МФТИ — это особый институт среди вузов страны. Он готовит специалистов по современной физике и новейшей технике для институтов Академии наук, отраслевых научно-исследовательских институтов и крупных конструкторских бюро.

В МФТИ сложилась новая система подготовки специалистов — система физтеха, которая объединяет в себе широту университетского и конкретность технического образования.

Это достигается тем, что на первых двух курсах студентам преподаются в МФТИ дисциплины, общие для всех специальностей, а, начиная с третьего курса, обучение студентов ведется совместно с институтами Академии наук, научно-исследователь-скими институтами и конструкторскими бюро, которые называют базовыми пред-приятиями.

Кафедра электронных вычислительных машин была создана в МФТИ основа-телем отечественной электронной вычислительной техники академиком С.А. Лебе-девым в 1952 г. Базовым предприятием этой кафедры является Институт точной механики и вычислительной техники им. С.А. Лебедева.

Кафедра ЭВМ входит в состав факультета радиотехники и кибернетики (ФРТК). Учебный процесс для студентов кафедры тесно связан с тематикой Института ТМ и ВТ.

Заведующим кафедрой ЭВМ с 1952 г. до конца своих дней (1974 г.) был директор ИТМ и ВТ академик Лебедев Сергей Алексеевич. С 1974 по 1985 г. кафедрой руководил член-корреспондент АН СССР Бурцев Всеволод Сергеевич. С 1985 г. руководство работой кафедры ЭВМ возложено на члена-корреспондента АН СССР Рябова Геннадия Георгиевича.

В 1957 г. состоялся первый выпуск студентов МФТИ по кафедре ЭВМ. С 1957 г. по 1990 г. кафедрой проведено 34 выпуска студентов. Всего выпущено 378 человек.

Во многие организации и во многие города попали на работу выпускники МФТИ по кафедре ЭВМ за прошедшие годы. И можно быть уверенными в том, что эти специалисты, как правило, оказались на высоте в решении поставленных перед ними

1) Опубликовано в сборнике «От БЭСМ до суперЭВМ». Вып. 2. — М., 1991.

378 Раздел 6. Воспоминания близких, коллег, учеников_____________

задач, ибо это не только специалисты, прошедшие «школу физтеха», но это также те, кто получил научную подготовку в ИТМ и ВТ, это «итээмовцы».

Автору этих строк неоднократно приходилось присутствовать в МФТИ на за-седаниях комиссии по распределению. И всегда можно было наблюдать картину «борьбы» представителей многих организаций за молодых специалистов, окончив-ших МФТИ по кафедре ЭВМ. Это связано с тем, что за многие предшествующие годы выпускники кафедры зарекомендовали себя как хорошо подготовленные научные работники.

Автор настоящей статьи работал на кафедре ЭВМ в течение 35 лет (с 1953 по 1988 гг.) в должности доцента, а затем профессора. Читал первоначально курс «Основы электротехники», затем «Магнитные элементы ЭВМ», а в последние годы — курс «Запоминающие устройства ЭВМ». Одновременно с чтением лекций выполнял обязанности заместителя заведующего кафедрой.

Вспоминая прошлые годы, хотелось бы отметить прежде всего ту огромную роль, которую сыграл Сергей Алексеевич Лебедев в подготовке научных кадров. Будучи главным конструктором ЭВМ серии БЭСМ и специализированных ЭВМ, Сергей Алексеевич всегда охотно делился своими знаниями и опытом с другими, особенно с молодежью.

На кафедре ЭВМ Сергей Алексеевич читал основополагающий курс «Вычисли-тельная техника». Лекции он читал не спеша, излагая сложный материал доходчиво и интересно. В начале 50-х годов, когда практически отсутствовала литература по вычислительной технике, лекции Сергея Алексеевича вызывали огромный интерес. Их посещали не только студенты и преподаватели кафедры ЭВМ, но и сотрудники ИТМ и ВТ.

Передо мною проходят картины прошлого. Вот одна из них. Конец 1952 г. Ак-товый зал в новом здании Института ТМ и ВТ на Ленинском проспекте. Сергей Алексеевич читает лекцию по вычислительной технике. Зал заполнен до отказа. Тишина, и только слышен негромкий голос Сергея Алексеевича. На доске появляется структурная схема ЭВМ и не для всех еще привычные обозначения: АУ, ОЗУ, УУ, ВЗУ, ввод, вывод. Сергей Алексеевич читает лекцию о первой в Советском Союзе быстродействующей ЭВМ (БЭСМ АН СССР), самой производительной машине того времени в Европе. Эта машина еще не принята Государственной комиссией (это будет сделано в начале 1953 г.), но она уже работает на первом этаже нового здания Института. Много лет прошло с тех пор, а помнится так, как будто это было недавно.

В 60-х годах лекции Сергея Алексеевича были тесно связаны с машиной БЭСМ-6, одной из лучших отечественных ЭВМ, которая нашла широкое практическое приме-нение и которой были оснащены основные вычислительные центры страны.

В начале 70-х годов основой лекций Сергея Алексеевича были уже суперЭВМ на основе многопроцессорных вычислительных комплексов.

Сергей Алексеевич как заведующий кафедрой требовал от сотрудников кафед-ры, чтобы лекции для студентов носили конкретный характер и хорошо отражали последние достижения по рассматриваемым вопросам и в то же время были бы на достаточно высоком научном и техническом уровнях.

Профессорско-преподавательский состав кафедры комплектовался всегда веду-щими сотрудниками ИТМ и ВТ и был стабильным со сравнительно редкими обнов-лениями.

В последние годы, когда кафедру ЭВМ возглавляет член-корреспондент АН СССР Г. Г. Рябов, введены новые курсы, связанные с бурным развитием микроэлектроники и автоматизации проектирования.

ИТМ и ВТ тесно связан в своей работе с заводами, и эта связь реализуется уже на этапах ОКР и продолжается на стадиях внедрения разработок, проводимых Ин-ститутом. Студенты же кафедры ЭВМ выполняют НИР и дипломные работы, тесно

Лаут В.Н. Как я попал в ИТМ? 379

связанные с тематикой ИТМ и ВТ. Поэтому учебный процесс, осуществляемый на кафедре ЭВМ, отвечает требованию интеграции образования, производства и науки, которое было выдвинуто в связи с перестройкой высшего и среднего специального образования в стране.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница