Сценарий написан по сказке жителя деревни Морская Масельга Мануйло Петрова



Скачать 80.92 Kb.
Дата28.07.2016
Размер80.92 Kb.
ТипСценарий
ФЕДЯ-ЛЮБОПЫТНЫЙ

Автор: Галина Шакицкая (девиз – «Златка»)


Проект полнометражного анимационного фильма.
Сценарий написан по сказке жителя деревни Морская Масельга Мануйло Петрова.

Вот что пишет М.Пришвин об авторе сказки:


«Это, так сказать, профессиональный

сказитель и страстный любитель охоты,

с детской душой. Стремится все бросить

и уйти искать «пуп земли», но не может

решиться и тоскует».
В одной деревне жил-был старик.

И было у него три дочери и сын Федя. Дочери как дочери, и в меру красавицы, и хозяюшки без затей. А Федя удался во всех отношениях и мастер был на все руки. Но была у него одна затыка – страсть, какой любопытный был. Так его и звали все в деревне – Федя Любопытный.

Вот пришло время старику умирать. Позвал он к себе Федю и говорит – «Сынок дорогой, береги сестер, на тебя их оставляю. Охоться во всех лесах, лови рыбу во всех озерах, а не захаживай ты на Заповедный остров, что на Черном озере. А если не послушаешь, хуже тебе будет»…

Благословил дедушка детей своих и ушел в ту страну, откуда не возвращаются.

Вот и стали его дети жить одни. Сестры по дому стараются, а Федя то рыбку поймает, то дичь принесет. Охотился он везде, а на этот остров ни ногой, помнит отцовский завет. Не выдержал он однажды и решил хоть одним глазком посмотреть, что там такое запретное. Островок-то небольшой, как горшок перевернутый.

Приплыл он к этому острову, а на острове два лесовика ссорятся, громко бранятся и языки друг другу показывают. Вот как!

Увидали Федю, схватили и говорят: «Если не отдашь нам старшую сестру, счас смертью умрешь». Что было делать Феде? Пришлось согласиться.

Идет домой, пригорюнился. «Вот еще, сестру отдать, как бы не так. А авось, пронесет».

Возвратился Федя домой, голову повесил. А старшая сестра Аннушка и спрашивает: «Отчего ты, братец, такой печальный?» Он ей отвечает: «Ну что мне печалиться, а вот сходи-ка сестра в лес по ягоды, страсть как морошки захотелось».

Чуть только зашла она в лес, стала ягоды брать, откуда ни возьмись, появился медведь, подхватил Аннушку и унес ее в дремучую чащу.

Погоревали маленько, да и дальше жить стали.

Много ли, мало ли времени проходит, только опять Федю на остров этот зачарованный тянет, ничего он с собой поделать не может.

Причалил к острову на лодочке, а там опять непорядок. Спорят и бранятся водяной с лесовиком. Такая потеха у них идет, света белого не видно.

Увидали Федю, схватили, опять пугать стали, велели среднюю сестру отдать. «Не отдашь нам среднюю сестру, счас смертью умрешь».

Что делать. Согласился.

Возвратился Федя домой, голову повесил. А средняя сестра Настена и спрашивает: «Отчего ты, братец, такой печальный?» Федя и говорит: «Ну что мне печалиться, а сходи-ка, Настена, принеси свежей воды напиться».

Настя и пошла. Только воду ведерком зачерпнула, выплыло тут шесть ершей-малышей, начали ее в воду тянуть. Тянут-тянут, да не получается у них. Настя – девка дородная, чуть всех ершей ведерком не зашибла. Уморились ерши и говорят: «Не упирайся, девица, твой брат слово дал. Не твоя воля решать, да и плохо нам, дом без хозяйки совсем сирота».

Нечего делать, пошла Настя к ершам жить.

Много ли, мало ли времени проходит, опять потянуло Федю на тот зачарованный остров. И надо же так случиться, опять спорят водяной с полевиком. Увидали Федю, опять смертию грозят, младшую сестру требуют.

Пуще прежнего опечалился Федя. Идет домой, ругает себя на чем свет стоит. А дома велел младшей сестре Поленьке ступеньки на крыльце подмести.

Вышла Поленька на крыльцо, подхватили ее лебеди белые, унесли далеко за облака.
Грустно стало в доме, неуютно. Затосковал Федор.

А домовой, тот еще больше вздыхает, тяжко, охает, расчесывая гривы лошадиные. И совсем не замечает домовой, как мыши распоясались, шныряют по всему дому, у лошадей из-под самого носа овес воруют.

Беда в дом пришла. Тоскует Федор, а на остров тот пуще прежнего тянет.

Не выдержал, опять пошел. На этот раз новая потеха: пуще прежнего ссорятся лесовик, водяной и полевик. Спорят, бранятся, волшебные вещи никак поделить между собой не могут: шапку-невидимку и кота-бархота.

Попросили они Федю рассудить их по справедливости. «Ладно, – говорит Федор. – Я сейчас камень брошу, и кто первый до него добежит, тот и вещи волшебные заберет».

Бросил Федя камень, побежали лесовики наперегонки.

Подхватил Федя волшебные находки, да и уплыл от греха подальше.

По пути решил он сестер проведать, соскучился. А где искать их, не знает.

Шел он, шел, да и зашел в дремучий лес. Вдруг расступился лес дремучий, и увидел Федя избушку на опушке, избушку на курьих ножках. Федя и говорит ей, как водится: «Избушка, избушка, повернись суды лицом, а к лесу воронцом». Избушка и повернулась. А на крылечке Баба-яга сидит. Может, и костяная нога, да только симпатичная такая, мечтательная, цветочек нюхает, да в небо на звезды глядит. Увидала Федю и спрашивает: «Куды, добрый человек, путь держишь?»

А Федя ей и отвечает: «Сестер ищу, матушка, не подскажешь ли, где мне их искать?»

Баба-яга напоила и накормила его, да спать уложила. А утром разбудила, да в дорогу собрала. А чтобы Федя не заблудился, клубочек волшебный дала.

Покатился клубочек по дороге, а Федя за ним едва поспевает.


Долго ли, коротко ли, но докатился клубок до крыльца большого дома.

Дом большой да крепкий, конек в небе за облаками потерялся. А в доме старшая сестра хозяйничает. Увидала Федю, обрадовалась. Рассказала, как у медведя живет, и все у нее хорошо. «Да скоро медведушка придет, не знаю, как тебя встретит, может и разгневается».

Вдруг раздался сильный шум. Одел Федя шапку-невидимку и сел в дальний уголок.

А на крыльце уже медведь стоит. Только дверь в избу отворил, обратился добрым молодцем.

Зашел в избу и спрашивает: «Отчего здесь русским духом пахнет?» – «Целый день по Руси бегал, оттого русского духу и нахватался, – отвечает ему Аннушка. – А чего нового на Руси видел?»

«А был я в твоей деревне, ягод хотел твоему братцу отнести, да изба у него закрыта и окна заколочены».

«А что, – спрашивает его Аннушка, – если бы он к нам пришел?»

«Я бы его встретил, как дорогого гостя», – ответил добрый молодец.

Снял Федор шапку-невидимку, обнял его добрый молодец, накормил, напоил, банькой попотчевал. Наутро с Федей простились, и дала сестра Аннушка клочок шерсти медвежьей. Простился с ними Федор и за клубочком побежал…
Долго бежал или нет, не знает, а только докатился клубочек до Ершова дома, у крыльца замер. Интересный дом у ершей: ставни в колючках, дом чешуей покрыт, а вместо конька ерш на верхушке сидит, важный такой. Подивился Федор, да в дом вошел. А там Настена, средняя сестра, хозяйничает, еще дородней да румяней стала. Увидала брата, обрадовалась, о жизни своей рассказала. «А если твои хозяева сейчас придут, да меня увидят? Может, мне сразу шапку-невидимку одеть от греха подальше?» – спросил ее Федя. В ответ Настена рассмеялась и говорит: «Успокойся, брат мой любимый, у нас, как я скажу, так и будет».

Только вымолвить успела, как шум на крыльце раздался. В это время ерши домой вернулись. Лишь дверь в горницу приоткрыли, молодцами обернулись. Увидали Федю, обрадовались, за стол посадили, засуетились, блюда разные гостю милому подносят, а Настена знай только покрикивает, да командует. Угостили на славу. Да еще и спели и сплясали для гостя дорогого.

Наутро засобирался Федя в дорогу, а Настена чешуйки волшебные ершовы дала ему, беречь наказала. Простился Федя и за клубочком побежал.
Покатился клубочек, да все в гору все выше и выше. Вот уже и земля кончилась, а дорога в облаках затерялась. Глядь, стоит в облаках изба большая, лебедями вся изукрашена. Изба – не изба, но и не дворец. Выбежала на крылечко Поленька-сестра младшая, любимая, увидала брата, обрадовалась, в дом пригласила. Светло в избе как на солнышке. По всей избе перышки волшебные горят, дом освещают.

Прилетели лебеди, молодцами обернулись. Федя на всякий случай шапку накинул. Да братья лебеди сразу догадались, что брат Поленькин в гости пришел. Угощать начали Федю яствами. Спать Федю уложили на кровать с чудесными пуховиками, да на сон грядущий колыбельную спели. Утром Федя проснулся, да такой здоровенький, будто только на свет народился – так хорошо в гостях выспался. На дорогу Поленька брату перышек лебединых дала волшебных – «авось, пригодятся».

Простился Федя и пошел по земле русской, во все города и деревни заглядывает, – любопытничает, где кто и как поживает.
Однажды пришел он в одно царство-государство, решил там немного пожить.

И понравился он царской дочери. Решила она взять его себе в мужья, а царь-батюшка и не возражал особенно, чем бы дитя ни тешилось. Сыграли они веселую свадьбу, да так увлеклись, что не заметили, как целую неделю прогуляли. Очнулся от похмелья царь-батюшка, да и говорит Феде: «Зять мой любезный, зять мой дорогой, дозволяю тебе ходить по всем кабакам и лавкам царства моего, а только не ходи ты в ту лавку, на семь замков запечатанную. А если пойдешь, нам всем плохо будет».

Ну, Федя стал жить-поживать с молодой женой. По лавкам ходит, подарки покупает и про кабаки не забывает.

Гулял он однажды по царству-государству, а ноги сами привели к запретной лавке. Не выдержал Федор, открыл дверь лавочки. А там Кощей Бессмертный. Висит Кощей на одном тонком волоске, висит, не шелохнется. Упал солнечный луч на волос, волос и оборвался. Вылетел Кощей Бессмертный на волю, полетел в свою страну Горную и жену Федора с собой унес.

Рассердился царь-батюшка: «Я ж тебе не велел туда ходить. А теперь – коли не найдешь дочь единственную, я тебя смертью казню». Взял Федор шапку-невидимку да кота-бархота и отправился в путь-дорогу.…

Бежит клубок, идет вслед за ним Федор, кручинится. Клубочек сначала по дороге бежал, затем все быстрее по кочкам да оврагам, да через глухой чапыжник. Федя еле поспевает за ним, и печалиться забыл.

Долго ли, коротко ли, только докатился клубочек до дворца Кощеева. Ох, и не понравился дворец Кощеев – серый да угрюмый, как крыло летучей мыши, тени какие-то по углам шушукаются. Только из-под одной двери свет робкий пробивается, а так темным-темно.

Приоткрыл эту дверцу Федор, а тем жена его за прялкой скучает, песни грустные поет. Увидала Федора, обрадовалась и говорит: «Уходи отсюда подобру-поздорову, не справиться тебе с Кощеем, он ведь бессмертный».

Ничего не ответил царевне Федор, не успел. Потемнело кругом пуще прежнего, засвистел, завыл ветер. Только и сумел Федя шапку-невидимку накинуть – прилетел Кощей в горницу. Велел царевне сапоги с себя снять. Старается царевна, снимает, сама слова ласковые говорит, узнать, где смерть Кощеева спрятана пытается.

Долго отнекивался разомлевший Кощей, балагурил, куражился. А потом все-таки рассказал ей всю правду. «А есть на море-океане остров, только на заре он и показывается, ненадолго, в другое время и видеть этот остров нельзя. На том острове бел-горюч камень лежит, под камнем заяц сидит железный, в зайце утка механическая, в ней яйцо хрустальное, в том яйце смерть моя».

Поиграл Кощей с царевной в карты и спать повалился.

Сбросил Федя тогда шапку-невидимку, да к морю-океану побежал.


Прибежал к морю-океану, а тут и заря на востоке занялась.

Появился остров в море-океане, а как доплыть до него, Федор не знает. Сел Федя на бережку, печалится, а кот-бархот ему и говорит: «Пришел мой час помочь тебе, садись мне на спину да крепче держись».

Вмиг домчал кот-бархот Федю до острова заповедного. Нашел Федор бел-горюч камень, выскочил из-под камня заяц, побежал во всю мочь, вот уже совсем из глаз скрылся. Бросил Федор на землю клочок медвежьей шерсти, Аннушкин подарок. Вмиг появились три огромных медведя, в три прыжка догнали железного зайца, вылетела из зайца утка механическая, за облаками скрылась. Тут Федя перышки лебединые достал. Они в лебедей обернулись. Догнали утку три лебедя, начали клювами щипать. Бросила утка яйцо, упало оно в Море-Океан. Бросил Федор чешую ершову в море синее. Три ерша принесли Феде яйцо хрустальное. Только успел Федя отплыть на коте-бархоте от острова – исчез остров, как и не бывал никогда.

Принес Федя яйцо хрустальное во дворец Кощея. Налетел Кощей, хотел яйцо хрустальное отнять, упало яйцо хрустальное и разбилось на мелкие кусочки. Кончилась жизнь Кощеева, исчез он, будто не бывал никогда.



Исчез дворец Кощеев, на его месте поляна солнечная лежит, на пенечке царевна сидит, улыбается. Сели Федор с женой на кота-бархота, к царю-батюшке отправились. Стали жить лучше прежнего.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница