Савік Шустер До прошлого года



страница3/8
Дата01.08.2016
Размер1.14 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Савік Шустер

Давид, вот на это ответьте. Может быть, надо…

Сакварелідзе

С удовольствием. Я, конечно, считаю себя идеалистом, но не до такой степени, чтобы понимать, что набрав семь следователей и задержав нескольких «бриллиантовых прокуроров» или «генералов бриллиантовых», конечно же, система сама собой не поменяется. Для того, чтобы система поменялась, нужно… нужны радикальные изменения. И эти радикальные изменения и радикальные, бескомпромиссные реформы должны идти в первую очередь от генерального прокурора. Так происходило в любом государстве. То есть один или двое из шести заместителей, конечно, не могут системно поменять самую большую систему в Европе, наверное. У нас полгода назад работало 22 тысячи 500 работников в прокуратуре. Слава Богу, сейчас их как-то… удалось уменьшить это количество. Конечно, в руководстве Генеральной прокуратуры не должны работать люди, которые в 2012-м году занимались каранием «майдановцев» и каранием активистов «Майдана». Таким является, например, исполняющий обязанности генерального прокурора Украины, который был правой рукой Андреева: такого одиозного заместителя Пшонки: тогдашнего генерального прокурора. Вот этот человек – как бы парадоксально сегодня ни звучало, он исполняет обязанности генерального прокурора Украины. И он сегодня решает, кого назначить, кого не назначить, кто реформатор, кто – нет, кто сепаратист. Накапывает фотографии, там, 9-го Мая у одного из наших работников… И так далее, и так далее. Конечно, это из какой-то отрасли фантазии, невозможно это всё реализовать. Что касается не политических решений: остальное… мы должны организовать работу так, чтобы были определённые контрасты. И этот контраст заключается в том, что маленькая группа людей… И вот коллега хорошо отметил, кстати, что это дело считается Рубиконом. Почему Рубикон? Мы собирались продолжить после этого дела и перейти уже к процессу, когда такие задержания и наказания были бы неотвратимые, и они касались бы и других чиновников такого же ранга: других областных прокуроров, заместителей, начальников департаментов и так далее, и так далее. Но к сожалению, мы остались на этом Рубиконе. Вот у меня список дел… у меня где-то, наверное, 13 производств, которые всё равно нам удалось довести до конца или до определённой точки в конце… по крайней мере задержать прокуроров за коррупцию низкого и среднего ранга, на областном уровне. Но это не… мы понимаем, что, конечно, этого недостаточно. Нам нужно больше дел так называемых «бриллиантовых прокуроров», чтобы задать тренд и показать, что кому-то по ночам не должно спаться спокойно, потому что есть люди, которые за тобой придут.

Савік Шустер

Антон Геращенко.

Геращенко

Вы знаете, Виталий Шабунин поднял важный вопрос вместе вот с коллегой, бывшим генеральным прокурором. У нас очень часто любят делать заявления, но как-то вот до конца не доводят их. Давид, вы помните: в прошлом году, выступая в эфире одного из телеканалов, сказали, что вам предлагали взятку 10 миллионов долларов. Однако не назвали, кто были эти люди. Меня очень беспокоит вопрос. Получается, эти люди не могли подкупить вас, потому что вы человек неподкупный, но получается, если они пошли к другим, возможно, заместителям генпрокурора и дали им взятку… Вы можете назвать наконец, кто были эти люди, в чьих интересах они действовали и почему вы не написали заявление и не дали информацию следствию сразу же? И второй вопрос… Три месяца назад в этой студии главной темой была коррупция на Одесском припортовом заводе. И я вместе с вами, вместе с Михаилом Саакашвили хочу услышать ответ: когда негодяи, которые грабят Одесский припортовый завод, будут привлечены к ответственности? Это территория Одесской области. Там есть всё необходимое для того, чтобы это сделать. И третий вопрос… Как вы считаете, есть ли шансы на то, чтобы президент Украины Пётр Порошенко внёс вашу кандидатуру как заместителя прокурора на… кандидатом в генеральные прокуроры Украины?

Сакварелідзе

Благодарю. По первому вопросу: предложение… предложение взятки. Все детали той встречи и того разговора я дал и озвучил в своём показании, которое до сих пор находится в Главном следственном управлении. В том числе речь касалась о системной коррупции и покрывательства контрабанды нефтепродуктов на таможнях. Я вам прямо говорю. Остальные фамилии там указаны, в деле, которое до сих пор находится в следствии Генеральной прокуратуры. К сожалению, вместо того, чтобы это дело системно расследовали и занялись коррупцией нефтепродуктов на таможне, это дело и детали моего показания успешно сливали депутатам из разных фракций для того, чтобы, значит, осквернить тогда или очернить наше имя и сказать, что «ну да, он это выдумал, такого не происходит, а оказывается, на таможне нет коррупции, оказывается, там всё в порядке, потому что Давид сразу же не побежал и не написал нам заявление и опоздал на несколько дней зарегистрировать это уголовное преступление». Это раз. Что касается Одесского припортового завода…

Геращенко

Давид, извините, но вы как прокурор Одесской области можете сейчас начать криминальное производство в отношении тех лиц, которые пытались давать вам взятку. У вас есть аппарат следствия области. Аппарат прокуратуры Одесской области.

Сакварелідзе

Я ничего не могу пока начинать. К сожалению, у меня следствие ограничивается только Одессой и Генеральной инспекцией, которая в подвешенном состоянии, о которой мы сейчас разговариваем. Что касается дела ОПЗ… Дело очень интересное. После того, как мы активизировали уголовное производство, один из толлинговых контрактов, который мог причинить и должен был причинить Украине многомиллионный ущерб, был аннулирован самим предприятием. То есть это уже победа, можно сказать. А что касается других деталей следствия: мы ждём информацию от наших иностранных коллег. И я думаю, что на днях мы уже её получим. И оттуда уже будет очень интересная картина: откуда поступал газ, был там… был там вообще иностранный газ, что за люди были там замешаны, откуда у них виллы, откуда у них яхты, многомиллионные дома и так далее. Конечно, имена будут озвучены. Дело само очень интересное, и уже превентивно удалось спасти бюджет Украины от многомиллионного ущерба. Третий вопрос напомните, пожалуйста.

Савік Шустер

Внесёт ли президент…

Геращенко

Как вы считаете, есть ли шанс, что Пётр Алексеевич Порошенко предложит вас в качестве кандидата в генеральные прокуроры Украины?

Сакварелідзе

Я несколько раз говорил, что я ни раньше, ни сейчас не претендую на эту должность. И никогда у меня не было этого желания. Я считаю, что генеральным прокурором Украины должен быть украинец. И очень много талантливых и радикальных людей, которые могут делать эту реформу и довести её до конца. Мне бы хотелось, чтобы мне просто не мешали и мне дали возможность как-то свою энергию и тот ресурс, который у нас есть, направить в правильное направление и не заниматься глупостями: обороняться и отбиваться от этих всех натисков и защищать наших ребят, которые пересекли эти красные линии. Это единственное, о чём я могу сейчас вам ответить.

Савік Шустер

Николай Катеринчук.

Катеринчук

Ну, я попробую ответить на вопрос по поводу того, внесёт ли президент вашу кандидатуру на должность генерального прокурора. Я думаю, что внесёт, но не хватит 24 голоса, чтобы вы стали генеральным прокурором, как это было и по отставке правительства. Давид, ну, вам огромное спасибо, что вы ещё находитесь в Генеральной прокуратуре. Какая-то надежда у людей всё-таки есть, что кто-то борется за их права, за возможность считать этот орган, ну, как бы нужным обществу. Ну, люди соскучились по добрым прокурорам, к которым можно прийти и решить свою проблему, а не идти обязательно в суд. Но это далёкая перспектива, я думаю. И вы, ну, начали отвечать на вопрос, говоря о том, что на вас… на вашу команду было давление, оно выглядит в виде уголовных дел. Сегодня представители ГПУ говорили о том, что никаких уголовных дел нет. И я думаю, что вам, ну, надо бы объясниться по этому вопросу. Это первое. И второе… Вы сделали серьёзное заявление об улице. Я хотел бы задать вам вопрос, неудобный очень: где вы видите эту красную линию, когда вы уже пойдёте на улицу?

Сакварелідзе

Если… Спасибо за вопрос, благодарю за поддержку. От вас лично я её всегда чувствовал. Не только в этой студии, и всех собравшихся… Что касается улицы: если наши ребята не будут назначены, если расправы и развал этого уголовного дела продолжатся, и мы все будем наблюдать за этим уголовным делом, и если это дело развалят в суде, единственное, что мне останется, – это обратиться за помощью к общественности уже. А общественность может подключиться как? Акциями поддержки, которые… Я не знаю, в какой форме они будут, как они будут продолжаться, до какой степени или предела они дойдут, но факт, что прокуратуре сегодня нужно радикально очищение. Потому что это никогда не закончится. Может быть, завтра их назначат, но опять же, будет продолжаться вот та… то безобразие, которое мы наблюдаем уже несколько месяцев. То есть вместо того, чтобы наша энергия была направлена на результаты конкретные, мы вот параллельно отбиваемся, отгораживаемся от вот этих выпадов наших же коллег, к сожалению.

Савік Шустер

Константин Боровой.

Боровий

Вы знаете, я сегодня брал интервью у бойца АТО. Огромные проблемы. Но человек на переднем фронте борьбы – и вот это было понятно. И я хочу сказать, что Давид – какие бы там проблемы ни были, ясно, что он вот на этом самом переднем фронте борьбы. И я бы от всех здесь присутствующих пожелал ему успехов, потому что его успех будет успехом Украины.

Сакварелідзе

Благодарю вас. Мы все делаем одно дело.

Савік Шустер

Владимир Назаров.

Назаров

Я хотел бы… Я не знаю, понимают… Я думаю, что понимают это все: и русские, и украинцы: что линия фронта проходит не только в Донбассе и Луганске, а линия фронта проходит сейчас в Генеральной прокуратуре, линия фронта проходит в администрации Одесской области. И победа ваша, ребята, на этом фронте – нож острый в горло Путину и его банде. Это однозначно.

Сакварелідзе

Спасибо.

Савік Шустер

Иван Крулько.

Крулько

Давид, от я вам хочу сказати абсолютно відверто: насправді коли ви приходили до української прокуратури, ви ж самі розуміли, що легко не буде, що буде дуже важко.

Сакварелідзе

Конечно.

Крулько

Бо приходиться протистояти абсолютно корумпованій системі, яка роками крупинка за крупинкою формувалася, яка взяла всі найгірші зразки радянської системи і переклала їх в українській державі в правило свого існування. Але в той же час ви є найбільш публічним прокурором з усіх прокурорів, які тільки існували в українській державі, при владі. Ви маєте стільки можливостей бути публічним, скільки ви цього самі забажаєте. І тому безперечно, що багато хто... і ми також: політики, депутати Верховної Ради, які хочуть змін, які прагнуть, – на вас сподіваємося. Тому прохання до вас одне: всі свої повноваження, яке ви маєте в Одеській області як прокурор, використовуйте прямо зараз. Та мішура, яка відбувається в Генеральній прокуратурі, – максимально її відкидайте. Рухайтеся вперед. Ми вас підтримаємо, громадськість вас підтримає. Но ми всі також хочемо бачити результат, хочемо бачити конкретні справи, порушені справи і передані в суд. Нехай суди злочинців садять за ґрати. Ось це – та вимога, яка сьогодні є в тому числі і до вас як до діючого прокурора.

Савік Шустер

Давид… Давид, а скажите, пожалуйста: а может произойти в прокуратуре то, что произошло в Министерстве внутренних дел? Вот появляется полиция – и всех остальных убирают.

Сакварелідзе

В первую очередь спасибо за поддержку и за комментарий коллеги. Конечно, несмотря на это, я сегодня нахожусь в Одессе. Несмотря на то, что мне бы хотелось быть с нашими ребятами в Киеве. Мы занимаемся тут конкретными делами. И несмотря на все трудности, которые нас, значит, ограждают, мы всё-таки двигаемся вперёд. Я думаю, что одесская областная прокуратура вместе с нашими работниками подняла такое количество дел, которых очень долго одесская прокуратура не поднимала. Не только дело по ОПЗ. Есть очень интересное дело, например, по так называемой краже нефтепродуктов Курченко. Так называемый НПЗ. И нам удалось наложить аресты и выйти на очень интересные результаты, кстати, на днях. Мы сообщили о подозрении мэру Затоки, который, я извиняюсь за выражение, дерибанил там земельные участки, и это была нашумевшая и большая проблема, на которой никто и никогда не ставил точку, потому что всем это было выгодно, потому что все имели долю в этих земельных участках, и все делились этим счастьем. Мы подняли несколько дел по бывшим и действующим руководителям управления в городской мэрии, мы подняли дело «Привоза»: это жемчужина Одессы, колоритный рынок одесский, где как раз вчера отдали под уголовную ответственность двух директоров, которых спрятали, к сожалению, но это невозможно пока ещё создать систему, где информация настолько защищена в Одессе, чтобы не было утечки… Но мы предъявили пидозру и сделаем максимально всё, чтобы этот рынок вернулся в руки муниципалитета. И если будет приватизация, то по справедливой цене. Мы предъявили пидозру также главе Крыжановского сельсовета, мы подняли несколько серьёзных дел по таможне, мы подняли интересное дело по дому приёмов приватизации. Кстати, мы обязательно вернём дом приватизации обратно и будем наблюдать, чтобы приватизация проходила справедливо, а не через подставные оффшорные и фиктивные компании, которые заранее были спланированы и под подставных директоров, которые уже направлены в суд… И также будем следить за этим делом. И так далее. Так что дел достаточно, ребята работают. И я думаю, что результаты будут. Результаты и контрасты будут в Одессе, мы покажем, что мы не замыкаемся только на Генеральной инспекции, но Генеральная инспекция – это символ. Это Рубикон, который мы вместе преодолеем, и будем двигаться дальше.

Добродомов

Савіку, можна? Про нафтопродукти просто... Це в цій студії піднімалося це питання. Це одну хвилину. Якраз про нафтопродукти, які зараз згадав Давид... І я просто нагадаю, що це питання вперше піднімалося саме в цій студії, привернули до них увагу. Це була величезна оборудка з нафтопродуктами, які вкрав свого...

Савік Шустер

В этой студии поднималось дело Гордиенко.

Добродомов

Так-так.

Савік Шустер

Поднималось это дело. Поднимались другие.

Добродомов

Ні-ні. Я – про інше.

Савік Шустер

Итог – это то, что я хожу в налоговую на допросы. (смех)... Вот.

Добродомов

І це... і це відіб’ється. Тому що ще раз повторюю про запит населення. Просто я хотів сказати, що кілька днів тому відбувся черговий суд, де, до речі, «Савік Шустер Студія» виступає третьою стороною, от. І в черговий раз не з’являється представник депутата від «Народного фронту» Пашинського, так?.. Який тут рвав на собі рубаху і кричав про те, що «позбавляйте мене мандату, якщо я неправий» чи ще щось. І ще раз закликаю: прийди в суд... Може, Антон Геращенко свого колегу по фракції попросить. Якщо ти не винуватий так, як ти по всіх ефірах розповідав, то прийди, будь ласка, в суд і відстоюй це. А я... а я вірю і знаю про ці факти. І вірю в те, що команда Давида Сакварелідзе цю справу доведе до завершення. Тому що мова йде про нафтопродукти в той час: а це було рік тому, – коли нам не було чим заправляти танки. Замість того, щоб ці нафтопродукти, вкрадені Курченком, передати армії, були цинічно продані, розбазарені. Ні грошей, ні нафтопродуктів. А це називається мародерством в часи війни.

Мага

Пане Давиде, вибачте, будь ласка. З приводу майбутнього нашої прокуратури... Молоді хлопці, які подають свої кандидатури на посади, беруть участь у конкурсах і так далі. Вони звертаються до вас, вірять вам. Кажуть, що на місцях набагато все гірше навіть у вас, у Генпрокуратурі. У вас хоч якісь поползновєнія є, якісь спроби. Що прокуратура на місцях – це найбільш вигідний сімейний бізнес, який є в Україні. І для того, щоби стати прокурором десь на рівні району, треба бути братом, сином, сватом, у крайньому випадку кумом. У мене кілька листів від молодих ребят, які подавали свої заявки. І кажуть, що ніяким чином пролізти не можна. Чи можна побороти оцю от сімейність? І чи робиться щось, щоб подолати цю систему? Дякую.

Сакварелідзе

Спасибо. В первую очередь хочу обратиться к молодёжи. И я не согласен, что всё так плохо в прокуратуре. Всё-таки какая-то часть молодёжи, которая работает на местах, – они не хотят работать по старым правилам, они не хотят участвовать в коррупции. У нас очень много талантливых энтузиастов, которым просто нужно дать возможность работать по-правильному, а не «по-совковому», не меняя никаких правил, нагружать их излишней бюрократией или коррупционными какими выпадками. Есть такие люди, и они – наше сокровище, они – наш главный ресурс, я считаю. Не заводы, а как раз молодёжь и те украинцы, которые будут строить это государство. Мы для них создадим систему… К сожалению, в этом году у нас процесс сокращения, и мы не смогли набрать то количество молодёжи, которое мы могли бы, но следующий этап – это будет максимально открыть двери для молодёжи, чтобы они зашли в прокуратуру. Что касается так называемого дела НПЗ: я с вами полностью согласен: нужно поставить точку по этому делу. К сожалению, изначально дело было зарегистрировано в Одессе, потом его забрали… его забрали в Генеральную прокуратуру, и оно в мёртвом состоянии валялось в Генеральной прокуратуре несколько месяцев. Потом мы это дело вернули обратно, поменяли прокуроров и реанимировали фактически несколько недель назад. Так что я думаю, что дело будет интересное, и какие-то квазипатриотичные мотивы, что вот никто там ничего не воровал, и всё направлялось в АТО для поддержания нашей армии, – об этом мы расскажем общественности: что там на самом деле происходило.

Савік Шустер

Алексей Гончаренко.

Гончаренко

Короткий вопрос. Здравствуйте, Давид.

Сакварелідзе

Здравствуйте.

Гончаренко

Вопрос следующий… Сейчас два года событиям на Майдане. И «майданы» были не только в Киеве. В Одессе 19-го февраля были избиты активисты и журналисты. И дело совершенно прозрачное. Там было несколько сотен «титушек» в сопровождении машин ГАИ, многие общественники связывают это с именем бывшего губернатора на тот момент Николая Скорика. Однако до сегодняшнего дня ничего не произошло, следствие находится у милиции, прокуратура контролирует. Я лично делал неоднократно депутатские запросы и обращения. Отправляем, отправляем, отправляем… Вроде очевидное дело, а не можем довести до конца. Мне кажется, это как раз такое дело, в котором можно показать пример, когда действительно вся страна требует расследования событий на «Майдане», которые там были сложные дела и так далее. Вот дело достаточно простое в Одессе. Хотел бы и у вас спросить: каково продвижение по этому делу и когда нам ждать уже конкретных результатов? Спасибо.

Сакварелідзе

С удовольствием. Мы, кстати, первые… первая команда и группа в областной прокуратуре, которые серьёзно взялись за это дело. И я не сказал бы, что это дело было в активной фазе, когда мы сюда пришли. Мы провели обыски в том числе и у Скорика. Помимо того, никто до него как-то не добирался всё это время. Так что я считаю, что в ближайшие время уже буду определённые результаты. Мы как раз вчера слушали ещё раз это дело, дали направление следователям, есть определённая стратегия. И я думаю, что будут результаты. Спасибо за вопрос.

Савік Шустер

Три минуты паузы.




(РЕКЛАМА).

Савік Шустер

Так, завершим быстро тему прокуратуры. Александр Скипальский, Виктор Чумак, пожалуйста. А, и ещё Виталий Шабунин.

Скіпальський

Шановні друзі, шановна громада, я би хотів підтримати пана генерала Чумака в його оцінці, чому прокуратура опинилася в такому стані. Привертаю увагу, що вона не є окремим підрозділом або окремою структурою в загальній системі правоохоронних органів. Трагедія в тому, що ця служба перетворилася в значній мірі в приватний бізнес, який цементує, який створює кругову поруку, який пов’язує з іншими правоохоронними органами. І на сьогоднішній... на сьогоднішній день ми живемо в суспільстві, де корупція стає постійною нормою. Ті, хто повинні боротися, – вони є носіями і організаторами, а народ страждає, вимушений виживати і всі своєї життєві необхідності вирішує, як правило, через корупційні зв’язки. У цьому небезпека і унікальність України. Якщо в Італії є карабінери і є мафіозі, і карабінери і чесні прокурори їх ловлять, то наші прокурори пішли у владу. Пішли у владу з пістолетами, із законами і самі перетворилися в мафіозі. Це дуже серйозна проблема, яку потрібно вирішувати не словами, а ділами. Наприклад, пан Луценко заявляє під час обговорення Кабінету Міністрів, що в Київській обласній митниці за грудень-місяць вилучено 1 мільярд гривень. І що, це тільки просто аргументація оцінки Яценюка? А далі? 1 мільярд. Чому ніяких дій немає? Чому Верховна Рада робить вигляд дальше, що це... що це звичайне явище? Чому президент не акцентує уваги? Чому і суспільство мовчить? Чому, коли ми декларуємо, що турбуємося... а, ми рятуємо життя, але не бачимо однієї людини? Усі тут присутні депутати і не депутати, колишні чиновники кажуть: «Ми створюємо робочі місця». Сьогодні в Житомирі... житомирська фабрика: 2 тисячі людей – не працює півтора місяця, не получають зарплату. І за допомогою Міністерства внутрішніх справ, директора департаменту цього... охорони, який підписав злочинний договір про охорону, не пускають працівників на роботу. І всі ми сидимо і спостерігаємо. Потрібно рішуче боротися, а не декларувати боротьбу з корупцією. Дякую.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница