С. Б. Лавров и др. Л34 М.: Айрис-пресс, 2007. 2-е изд., испр и доп. 608 с: ил. + вклейка 16 с.



страница33/48
Дата06.06.2016
Размер6.81 Mb.
ТипКнига
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   48

Везде царило запустение, лишь Рига была как-то лихо-радочно оживлена. Самым страшным было ожесточение лю-дей, зоологический национализм (прямо по С. Широкогорову) и ответная злоба «русскоязычных». Вот два характерных при-мера. Мы проехали от Риги в Западную Латвию, чтобы по-пасть в Талсу — маленький, ничем не примечательный го-родок, откуда шли жалобы в ВС СССР. Недалеко бьи дру­гой провинциальный городок — Скрундс. С)и но печально знаменит геростратовой акцией властей, іюдоріиііи там радиолокационную станцию слежения, предназначсн ную для предупреждения северо-запада СССР от воздуш-ных или ракетных ударов.

В Талсе стоял небольшой гарнизон, его офицеры по-казали нам фотографии, сделанные 1 сентября на входе в местную школу. Взрослые дяди (из местных) с плаката-ми пикетировали школу, чтобы туда, не дай Бог, не про-никли «русскоязычные» малыши! Можно ли было поверить в такое злодейство? Но дети действительно не прошли, и каждый день автобус из гарнизош вез ребятишек за 80 км в ту школу, где директор-латыш не поддался уговорам «не пущать».

Поздно вечером в клубе проходила встреча с гарнизо-ном; не с начальством, а со всеми: их было не так уж много адесь, в Талсе. До сих пор я помню свой стыд и бесси-лие, когда нечем было ответить на вопрос молоденького лейтенанта: «А что мне делать, если однажды вечером дочь не вернется на автобусе?» Мы рассказали обо всем этом в Москве, отдали даже ту страшную фотографию «пикет-чиков» у школы. Был поставлен в известноеть М. С. Гор-бачев. Но в ту пору главного «перестройщика» невозмож-но было уговорить даже снять телефонную трубку и наорать на кого-либо из «локальных шефов». Он уже был в трансе, а страна — в агонии.

Второй эпизод, убедивший меня в абсолютно разном, контрастном менталитете «нас» — православных и «их» — католиков и протестантов, произошел в последний вечер в Риге. Происходила встреча в Доме офицеров, встреча резкая, бурная. Весь их законный гнев на Москву обру-шился на нас. Капитан, который должен был проводить нас до гостиницы, пришел раньше, минут за 20-30 до конца встречи, и ждал нас на улице, курил. За это время его больше 20 раз обозвали фашистом.

Еще страшнее то, что в конце 80-х — начале 90-х гг. сделали все для фальсификации, «примитивизации» и очер-нения отечественной истории. Именно в эти годы пошел какой-то вал учебников, и прежде всего по истории, больше всего по истории, хуже и чаще всего по истории. Так, в

411

учебнике А. Кредера «Новейшая история. XX век» нет ни параграфа, ни абзаца, ни фразы об Октябрьской револю-ции, но в нем говорится, что «СССР стал соучастником развязывания второй мировой войны»47. Нравится им, «новым авторам», XX век; в учебнике И. Долуцкого на-писано, что угнетаемыми национальными меньшинства-ми было 57% населения Российской империи — все от бе-лорусов до киргизов48. Число таких примеров можно уве-личить до бесконечности. Школьная история стала полем для серых и злобствующих дилетантов, возможностью не-плохо подзаработать. Случайно ли?



Думается, что была и некая направляющая рука. Во-первых, это «накат» с Запада— стремление «евроинстан-ций» стандартизировать школьное преподавание истории в духе «общечеловеческих ценностей» и «общеевропейского дома». Ведь в Литве уже учатся по учебникам, написан-ным в Норвегии и Швейцарии, а на Украине — по фран-цузским49. Во-вторых, и это еще страшнее (европейско-му «накату» еще можно как-то противостоять), — в Рос-сии достаточно влиятельны силы, заинтересованные в примитивизации и политизации (в нужном духе) препода-вания истории, лишении народа исторической памяти.

Известный русский писатель Михаил Алексеев, воз-главлявший журнал «Москва», вспоминает, как пришлось бороться за Николая Михайловича Карамзина, против ко-торого встал А. Н. Яковлев! К тому времени Горбачев сделал его главным идеологом. Именно из комитета Яковлева на Старой площади началась атака, когда там узнали о решении полностью опубликовать великий труд Н. М. Ка-рамзиНа «История государства Российского». Как расска-зывает Алексеев, при очередном звонке из ЦК он спро-сил сотрудника идеологического отдела, Козловского, ко-торому два давних друга А. Яковлев и В. Медведев поручили истязать журнал грозными звонками: «Алексей Алексее-вич, скажите, пожалуйста, почему сотни тысяч наших с вами соотечественников радуются Карамзину, а ваше начальство так испугалось?» Сперва он услышал в труб-ке только частое, прерывистое дыхание. Но наконец Коз-ловский проговорился: «Мало разве у нас шовинистов? Теперь вы своим изданием умножите их число!»50 Итак,

Карамзина «наверху» решили «не пущать», поскольку не нравится он «демократам».

Причины этого понятны, если сравнить некоторые выс-казывания великого русского историка с планами «прора-бов перестройки». Н. М. Карамзин в предисловии к «Ис-тории государства Российского» писал: «Не надобно быть русским: надобно только мыслить, чтобы с любопытством читать предание народа, который смелостью и мужеством снискал господство над девятой частию мира, открыл страны дотоле никому неизвестные, внеся их в общую систему географии, истории, и просветил Божественною верою, без насилия, без злодейств, употребленных другими рев-нителями христианства в Европе и Америке, но единственно примером лучшего»51.

Николай Михайлович говорил о Петре I, что тот сделал нас подобным европейцам, и после этого историческая связь прервалась. Нужен ли такой Карамзин «перестрой-щикам», рвавшим связь со всей историей России — воп-рос, видимо, риторический. Не нужен был им и Л. Гу-милев, всегда выступавший против бездумной и бездухов-ной вестернизации. В этих условиях распада была позитивная задача, может быть, главная — пробудить историческую память России, говоря словами одного из теоретиков ев-разийства П. Сувчинского52.

Именно поэтому офомное значение имеет «прорыв Л.Н.» после его смерти в систему образования благодаря выходу в 1996 г. его книги «От Руси до России» в качестве учебни-ка истории для 8-11 классов. Пусть это первая ласточка, пусть всего 25-тысячный тираж, но это прорыв Ученого в ту сферу, которую, казалось, захватили дилетанты и ху-лители русской истории. Это важный урок Льва Никола-евича, урок «на страну».

Еще раньше ту же книгу, вышедшую еще не в качестве учебника параллельно в Москве и Санкт-Петербурге, «чита-ли в вагонах метро, искали в книжных магазинах и на разва-лах, о ней спорили студенты, на нее опирались школьники, готовясь к вступительным экзаменам»53. Я сознательно ци-тирую этот, вроде бы ничем не примечательный текст, но для меня он весьма важен уже тем, что принадлежит за-ведующему кафедрой этнологии СПбГУ, той самой кафед­

413


ры, которая при жизни Л.Н. не очень-то его признавала. Еще раньше, до «учебнического рождения» книги, меня спрашивали школьные учителя, почему они вынуждены преподавать историю по посредственным учебникам, а не по Гумилеву? Ответить было нечего.

Сейчас специалисты-этнологи с удовлетворением от-мечают, что «главная причина широкой популярности книги «От Руси до России» в том, что автор прямо поставил в ней задачу рассказать русскому человеку о нем самом, по-казать, как формировался современный русский этнос»54. Парадокс, но это было сделано впервые.

Дело не только в русском этносе. Задачи просвещения (в высоком смысле этого слова) смыкаются здесь с под-линной национальной политикой. Давний знакомый и по-читатель Гумилева, Лев Аннинский, абсолютно верно от-мечал, что если для русских начало истории — приход сла-вян на Днепр, Ильмень и Волгу, призвание варягов; Русь Новгородская, Русь Киевская, Русь Владимирская, но тогда татары резонно спрашивают: «Вы историю чего пишете? Историю племени, пришедшего в степь из Карпат, потом переселившегося «из степи в лес» и влившегося в племена, давно тут живущие? Но почему именно этого племени?»55 Правильный вопрос, и, на мой взгляд, в книге Гумилева дан на него правильный ответ: «История Золотой Орды была в тот момент частью мировой истории, а история раздроб-ленных и грызущихся между собой русских княжеств* была частью истории татарской. Русские благодаря Золотой Орде оказались вовлеченными в мировые процессы, они сумели стать наследниками Золотой Орды; в том же, как теперь го-ворят, «вмещающем ландшафте они создали великое госу-дарство»56. Еще резче эту мысль сформулировал татарский историк Рафаэль Хакимов: «В России живут не только рус-ские, но и десятки других народов, имеющих зачастую бо-лее древнюю историю, чем русские»57.

Если бы русские, да и татары, в 80-х гг. учились по книге «От Руси до России», подобных вопросов могло бы не быть. Задача просвещения россиянина, увы, пока не

* По подсчетам Б. А. Рыбакова, таких княжеств в XII в. было 15, а в XIV- 250! («Родина», 1998, № 4).

под силу тем, ктр владеет истиной, но не владеет голубым экраном. Яд русофобии действует, хотя он и не овладел еще другими народами. Новые феодалы зачастую выступа-ют даже с предложениями об укреплении СНГ, а то и, об «Евразийском союзе». Тогда вспоминается 1991-й, «после-путчевый» Верховный Совет (еще СССР), речь казахского лидера (бывшего партийного лидера, уже Президента, но еще Казахской ССР!). Цитирую по чудом сохранившемуся у меня пожелтевшему бюллетеню: «Для меня очевидно, что обновленный Союз уже не может быть федерацией. Хва-тит бежать вдогонку за ушедшим временем... Не должно быть никакого союзного Кабинета министров, никакого со-юзного парламента, ничего, кроме договорных отношений... Сегодня наступил момент истины». Печатный текст не может передать эмоционального напряжения, того нажима, с ко-торым все это было продекламировано. Так какой же На-зарбаев искренен: образца 1991 г. или Назарбаев-евразиец, дающий своим указом имя Л. Гумилева университету в но-вой казахской столице? Ответ неясен, но символично, что популярности сегодня ищут на путях приобщения к евра-зийству.

Может показаться, что это — самоутешение, миф; ведь не помешала же гумилевская правда ни погромам русских в Туве, ни отстрелу наших*военных в Таджикистане, ни тихому «выдавливанию» русских из Казахстана, — «очага евразийства».

Русский народ раетерялся. Он какой-то сверхтерпеливый, опущенный, зараженный синдромом жертвы. Страшные итоги дал недавний социологический опрос в Санкт-Петербурге, причем это был частный опрос, не из тех, что охотно рек-ламируются СМИ. 70% опрошенных ответили, что чувству-ют себя жертвами «реформ»\ Особенно страшны эти итоги потому, что проводился опрос среди митингующих, т. е., ка-залось бы, самой активной части россиян*, народа, все бо-лее становящегося просто населением.

* В одном романе-памфлете это слово — порождение распада стра-ны — зло обыгрывается: «Теперь их назьгеали россиянами, на это про-звище они охотно откликаются, не сознавая, что в этом слове заклю-чена некая неопределенность, безнадежность, отражающая всю ил-люзорность их пребывания на Земле» (А. Афанасьев).

415


начит, 70% у нас — субпассионарии? Значит, все мы в стадии обскурации? Формулы эти рассчитаны Л. Гуми-левым и хотя бы позволяют установить диагноз. Грустный, но верный? Оптимисты, правда, считают, что «у русских тяжелая фаза, фаза надлома»59. Согласно Л.Н., в России надлом начался в XIX в. Проявлением его стали крова-вые катаклизмы начала XX в., особенно гражданская война. Вообще же, надлом — характерный этап в любом этноге-незе, наступает примерно через 600 лет после его начала. У нас не снижение пассионарного напряжения (какое уж там снижение, если нет реакции ни на что?), а фаза об-скурации.

ГТонятно, что не хочется быть в обскурации, ведь по-том легко стать и реликтом. Тем не менее многие симп-томы обскурации, как мне кажется, у нас налицо. Л.Н. писал об упадке Римской империи, об уйгурах «в ареале остывающей пассионарности»60. Там много колоритного и специфического. Если же выделить «сухой остаток» из гумилевского описания фазы обскурации, то получим пу-гающе знакомую картину:

— Мало становится жертвенных людей, идет быстрая утрата пассионарности этнической системы.

— Растет доля субпассионариев, система превращает-ся в «царство субпассионарных теней», наступают «сумер-ки цивилизации».

— Все становится продажным, а грабеж — повседневным явлением.

— Дисциплина в армии стала мечтой.

— Расцветают гадания, а религия уже обременительна.

— Культ влияния соседей растет, и честолюбивые пре-тенденты на власть все чаще привлекают иностранцев.

— Они не могут создать оригинальное мировоззрение, близкое и понятное народу, ибо для этого нужен высо-кий уровень пассионарности.

— Всем становится всё равно.

Так и хочется подставить российские «ответы-аналоги» в этот «римско-уйгурский» перечень: пассивность народа, кредиты МВФ, внешний вид столиц — Невского, Твер-ской, лихорадочный поиск национальной идеи, засилье рекламы на ТВ и т. д.

416


Жизнелюбы-субпассионарии как будто твердят «росси-янину»: «Будь таким, как мы!», или «День, да мой!» Пре-красный ответ дал на это Л. Гумилева: «Жить становится в чем-то легче, но противнее».

Больше шести лет его нет на Земле, а формулы и слова его работают, книги живут и даже размножаются. Пора-зительно: в 1998 г. в списке «интеллектуальных бестсел-леров» стоит «История народа хунну» в двух томах61. По-разительно потому, что это первая гумилевская книга, а значит— весьма сложная, совсем «не популярная».

Ежегодно проходят «Гумилевские чтения» в Санкт-Пе-тербурге. Открываются они в день рождения Л.Н. 1 октября в Петровском зале университета, там где Л.Н. проработал тридцать лет своей жизни. В 1998 г. москвичи провели «Вторые Гумилевские чтения», собравшие небывало пред-ставительный состав. Три дня до вечера слушались докла-ды, наряду с заслуженными «львоведами» выступило и много новых «гумилевцев», особенно естественников. То, что раньше многократно подвергалось легковесной критике не-профессионалов, сегодня зачастую воспринималось как само собой разумеющееся. Увы, там же было констатировано, что в сегодняшней России «все формальные Гумилевские признаки антисистемы налицо»62.

Значит, при всех наших бедах, при всей мнимой не-действенности «уроков Гумилева» можно вспомнить слова его знаменитой матушки, сказанные, правда, совсем по другому поводу*: «Лёва живет теперь на необъятных про-сторах нашей Родины!» Ныне эта, случайно брошенная фраза обрела другой, куда более значительный смысл.

* В связи с переездом Л.Н. в комнату на Московском про-спекте.
ПРИМЕЧАНИЯ
ОТ АВТОРА

1 «Вопросы философии», 1989, № 5, с. 158.

2 «Советская культура», 15 сентября 1988 г.

3 Л. Н. Гумилев. Библиографический указатель. Казань, 1990.

4 «Санкт-Петербургские ведомости», 20 мая, 1997 г.

5 «Мѣра», 1994, № 4, с. 122.

6 Из архива Веры Лукницкой.

7 «Знамя», 1988, № 4, с. 202.

8 ГумилевЛ. Н. Бремя таланта (введение к романам Д. М. Бала-шова. См.: ГумилевЛ. Н. Чтобы свеча не погасла. Сборник эссе, интервью, стихотворений, переводов. М., Айрис-пресс, 2002).

9 Лукницкий С. «Дело» Гумилева. Москва, 1996, с. 12. Генерал Ф. Бобков — тогда первый заместитель Председателя КГБ, глава пятого «идеологического» управления, — вспоминал, что благодаря их «служебной записке в ЦК с большим трудом, но все-таки начали выходить книги Игоря Северянина, Осипа Ман-дельштама, Бруно Ясенского, Павла Васильева. Не удалось «про-бить» только стихи Николая Гумилева, они появились в печати только после смерти Суслова» («Люди», июнь. 1997, с. 30).

10 Ардов М. Легендарная Ордынка. — «Новый мир», 1994, №5, с. 143.

11 «Час пик», № 23, 1993. В одном из писем П. Савицкому он даже сдвинул планку назад — «семнадцатого века».

12 Афанасьев Ю. Прошлое и мы. — «Коммунист», 1985, № 14.

13 Чивилихин В. А. Память. — «Роман-газета», 1982, №16-17.

14 «Начала», 1992, № 4, с. 4-5.

15 «Согласие», 1990, № 1, с. 4.

16 «Знамя», 1988, №4, с. 212.

17 Там же.

«Начала», 1992, №4, с. 12.

19 В частности, тогда — в 1991 г. в ленинградской «Авроре» было опубликовано очень пространное и самое «автобиографичное» интервью сЛ.Н. — «Аврора», 1991, № 11.

20 «Аврора», 1991, №11, с. 27.

21 «Социум», 1992, № 9, с. 86.

22 ПисьмаД. РинченаЛ. Н. Гумилеву: от 23декабря 1972 г. и от 30 сентября 1974 г.

23 ГумилевЛ.Н. Черная легенда. М., Экопрос, 1994, с. 22-23.

24 ЯновА. Учение Льва Гумилева. — «Свободная мысль», 1992, № 17.

Он автор ряда книг, написанных «из прекрасного далека». Крайняя амбициозность автора проявляется и в заголовках книг («Рус-ская идея»), и в заголовках отдельных разделов — «Как я не спас Россию» в книге «После Ельцина» (М., 1995).

25 «Начала», 1992, № 4, с. 14.

26 «Русская мысль», 7—13 сентября 1995 г.: «Евразия в наступле-нии»; 25—31 января 1996 г.: «Перечитывая Зюганова».

27 «Русская мысль», 14-20 ноября 1996 г.

28 Научный симпозиум «В. Э. Ден и современная Россия». СПб., 1993, с. 4-5.

29 «Литературная газета», 19 марта 1997 г.

30 Нипііщіоп 5. Тпе Сіазп оГ Сіѵііігаііоп. Мііпспеп — \Ѵіеп, 1996.

31 ГумилевЛ. Н. Черная легенда. М., 1994, с. 143.

32 «Знамя», 1988, № 4, с. 204.

33 Кожинов В. В. Монгольская эпоха в истории Руси и истинный смысл и значение Куликовской битвы. — «Наш современник», 1997, № 3, с. 193-194.

34 Лукницкая В. Николай Гумилев. Лениздат, 1990, с. 151.

35 ГумилевЛ. Н. Поиски вымышленного царства. М., 1994, с. 346. «Природу нужно трактовать научно, об истории нужно писать стихи», — подтверждал и Освальд Шпенглер (Шпенглер О. За-кат Европы. Т. І.М., 1993, с. 252).
1. ДЕТСТВО

' Лукницкий П. Н. Встречи с Анной Ахматовой. Т. 1. 1924-1925. Париж, 1991, с. 74.

2 Гумилевы и Бежецкий край. Сборник статей. Бежецк, 1996.

3 Лукницкая В. Николай Гумилев. Л., 1990, с. 118.

4 АхматоваА. Коротко о себе. — В кн.: АхматоваА.А. Сочине-ния. М., 1986, т. 2, с. 238.

5 Там же, с. 246.

« Записных книжках 1958-1966 гг.» она запи-ііюі: «Ілепнено 1911—1917. Его огромное значение в моей жизни» (Іаиисные книжки Анны Ахматовой 1958-1966 гг. Москва-Турин, 1996, с. 137).

" Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 119. 4 Лукницкая В. Николай Гумилев. Л., 1990, с. 37. 10 Н. Гумилев в воспоминаниях современников, с. 151-152. " Там же, с. 246.

12 ГумилевН. С. Сочинения в трех томах. Т. 3. М., 1991, с, 235.

13 Ардов М. Легендарная Ордынка. — «Новый мир», 1994, № 4, с. 20.

14 Гумилева А. Николай Степанович Гумилев. — В сб.: «Жизнь Н. Гу-милева». Л., 1991, с. 70-71.

15 «Новая газета», 1997, № 30.

16 Гумилев Николай. Золотое сердце России. Кишинев, 1990, с. 704.

17 Сенин С. Таинственная Русь Николая Гумилева. В сб.: «Гуми-левы и Бежецкий край». Бежецк, 1996, с. 28-29.

18 Там же, с. 29.

19 Гумилевы и Бежецкий край. Сборник статей. Бежецк, 1996, с. 6.

20 КуприяновД. Лев Гумилев и Бежецкий край. — В сб.: «Дни Л. Н. Гумилева в Бежецке». Бежецк, 1995, с. 20.

21 Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № 11, с. 4-5.

22 «Невское время», 1993, 15июня.

23 Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № 11, с. 12.

24 Российский Государственный исторический архив. 1343 (Депар-тамент герольдии), оп. 35, д. 6832. Пользуюсь возможностью поблагодарить С. В. Богданова за указание на этот источник.

25 Лукницкий С. «Дело «Гумилева». М.,1996, с. 23.

26 Вступительная статья к книге «Н. Гумилев. Золотое сердце Рос-сии». Кишинев, 1990, с. 5.

27 Лукницкий П. Встречи сА. Ахматовой. Т. 1, с. 115.

28 Там же, с. 116.

29 Лукницкий С. «Дело Гумилева». М., 1996, с. 45.

30 Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 228.

31 Из архива Веры Лукницкой.

32 Лукницкая В. Николай Гумилев. Л., 1990, с. 249.

33 Лукницкий П. Встречи сА. Ахматовой, с. 44, 237.

34 Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № 11, с. 7.

35 Там же.

36 Герштейн Э. Лишняя любовь. — «Новый мир», 1993, № 11, с. 155.

37 Лукницкий П. Встречи с Анной Ахматовой. Т. 1, с. 25.

38 Там же, с. 38.

39 Там же, с. 73.

40 Там же, с. 72.

41 Там же, с. 75.

42 «Самый непрочитанный поэт». Заметки Анны Ахматовой о Николае Гумилеве. «Новый мир», 1990, № 5, с. 220.

43 Лукницкий П. Встречи с Анной Ахматовой. Т. 1, с. 310.

44 Там же, с. 312.

45 Там же, с. 35.

46 Там же, с. 182.

47 Там же, с. 10.

48 ЧуковскаяЛ. Записки об Анне Ахматовой. 1963-1966. Т. 3. М., Согласие, 1997, с. 312.

49 Лукницкая В. Николай Гумилев. Л., 1990.

50 ХейтА. Анна Ахматова. Поэтические странствия. М., Раду-га, 1991.

51 Ахматова А. Сочинения в 2тт. 1990, т. 2, с. 237.

52 Ахматова А. А. Коротко о себе. Сочинения. Т. 2. М.,1986, с. 254.

53 Лукницкая В. Николай Гумилев. Л., 1990, с. 163.

54 Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № 11, с. 7.

55 Сенин С.А.М. Переслегин — наставник Л. Н. Гумилева. — «СПб университет», 1997, № 18, с. 16.

56 ГумилевЛ. Н. Биография научной теории, или Автонекролог. — «Знамя», 1988, № 4, с. 203.

57 Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № 11, с. 8.

58 Гумилев Л. Н. Биография научной теории, или Автонекролог. — «Знамя», 1988, № 4, с. 203.

39 Там, же, с. 203. Интересно, что отец его «с шестилетнего воз-раста прислушивался к чтению на уроках брата. В семь лет уже читал и писал» (Н. Гумилев в воспоминаниях современников. Нью-Йорк, Париж, 1990, с. 114).

60 Письмо П. Савицкому 3 декабря 1956 г.

61 Н. Гумилев в воспоминаниях современников. Нью-Йорк—Па-риж, 1990, с. 121.

62 ГумилевЛ. Н. Биография научной теории, или Автонекролог. — «Знамя», 1988, №4, с. 203.

63 Там же, с. 203.

64 Ардов М. Легендарная Ордынка. — «Новый мир», 1994, №5, с. 114.

65 Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 113.

66 Ардов М. Легендарная Ордынка. — «Новый мир», 1994, №5, с. 116.

6' Там же, с. 116.

68 Доливо-Добровольский А. В. Образ отцаН. С. Гумилева в трудах его сына Л. Н. Гумилева. — В сб.: «Гумилевы и Бежецкий край», Бежецк, 1996; Вернадский Г. В. Русская история. М.,1997, с. 258; Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 73.

421


минаниях современников, с. 175.

ам жс, с. 91.

" Лукницкая В. Н. Гумилев. Л., 1990, с. 65; «Самый непрочитанный поэт». Заметки Анны Ахматовой о Николае Гумилеве. — «Но-вый мир», 1990, № 5, с. 223.

72 Из воспоминаний К. Чуковского (Лукницкая В. Николай Гуми-лев. Л., 1990, с. 217).

73 Дэвидсон А. Муза странствий Н. Гумилева. — «Азия и Африка», 1988, № 3.

74 ПисьмоЛ. Н. Гумилева П. Н. Савицкому, 18ноября 1956 г.

75 Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 230.

76 ГумилевЛ. Н. Поиски вымышленного царства. М., Наука, 1970, с. 33.

77 ЧуковскаяЛ. Записки об Анне Ахматовой, 1963-1966. Т. 3, М., 1997, с. 10.

78 Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 232.

79 Герштейн Э. Лишняя любовь. — «Новый мир», 1993, № 11, с. 153.

80 Н. Гумилев в воспоминаниях современников. М., 1990, с. 48-49.

81 ПисьмоЛ. Н. ГумилеваП. Н. Савицкому Здекабря 1956 г.

82 Н. Гумилев в воспоминаниях современников, с. 244.


2. ЕГО УНИВЕРСИТЕТЫ

1 ПисьмоЛ.Н. Анне Ахматовой, 9февраля 1955 г.

2 Герштейн Э. Лишняя любовь. — «Новый мир», 1993, № 11, с. 160.

3 Там же, с. 155.

4 Там же, с. 156, 157.

5 Там же, с. 159.

6 Там же.

7 Михайловский С. Н. Н. Пунин. Портрет в супрематическом про-странстве. — «Нева», 1984, №6, с. 151.

8 Там же, с. 146.

9 Там же, с. 151.

10 ГумилевЛ. Н. Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № П, с.9.

" Герштейн Э. Лишняя любовь. — «Новый мир», 1993, № 11, с. 182.

12 Там же, с. 175.

13 Там же, с. 185.

14 Чуковская Л. Записки об Анне Ахматовой. Т. 1. 1938-1941. М., 1997, с. 38.

15 Там же, с. 152-153.

16 Там же, с. 17.

17 «Звезда», 1994, № 1, с. 104.

18 ГумилевЛ. Н. Поводов для ареста не давал. — «Аврора», 1991, № 11, с. 14.

19 Там же.

20 Герштейн Э. Лишняя любовь. — «Новый мир», 1993, № 11, с. 166. 11 Там же, с. 181.

22 Там же, с. 185.

23 Там же, с. 182.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   48


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница