С. Б. Лавров и др. Л34 М.: Айрис-пресс, 2007. 2-е изд., испр и доп. 608 с: ил. + вклейка 16 с.



страница19/48
Дата06.06.2016
Размер6.81 Mb.
ТипКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   48

Каганат стал огромной колониальной империей. Как уда­валось держать в покорности из одного центра (да еще не­оседлого, нестабильного, степного) самые разные наро­ды империи? Л.Н. считает, что это было реально сделать лишь при наличии жесткой социальной системы. Тюркю­ты ее создали и назвали «эль»166.

Здесь, как и при анализе подъема хуннов, Л.Н. на­чинает не со спорных проблем этногенеза, а с социальных моментов, с социально-политической системы. В центре ее «орда» — ставка хана с воинами, их женами, детьми и слу­гами. Вельможи имеют свои «орды» с офицерами и сол­датами. Вместе они составляют этнос «кара-будун» — тюркские беки и народ (почти как в Риме — «сенат и на­род римский»). Еще более, чем материальная культура, исследователя поражают сложные социальные институты:

233

система, иерархии чинов, воин­ская дисциплина, дипломатия, четко отработанное миро­воззрение, противопоставленное идеологическим системам соседних стран167.



Честный ученый пересматривает свои позиции, если они противоречат новым открытиям, новым работам коллег. Вспомним, как громил Л.Н. гуннов, любя и превознося хуннов. Но это было в 60-х гг., а в 90-х он писал, что «идейное единство хуннов и гуннов сохранилось»168. Развивая эту мысль, он утверждал, что объединение орды Ашина с пле­менами хуннов усложнило этносистему и сделало ее спо­собной к сопротивлению, а потом и к завоеваниям. Пре­бывание этноса в привычном ландшафте повело к восста­новлению кочевого хозяйства и развитию оригинальной культуры. Блестящая переводная и оригинальная древне-тюркская литература возникла не позднее конца VI в., а вместе с ней сложился общетюркский литературный язык, нача­лось освоение достижений культур Дальнего и Ближнего Во­стока. Можно утверждать, что в результате культурного про­рыва конца VI в. началось формирование древнетюркской цивилизации169.

Необходимо заметить, что, согласно точке зрения Л.Н., тюркский период был продолжением хуннского, хотя соци­альные формы изменились: вместо родовой державы воз­никла орда. Но сменившие тюркютов уйгуры вернулись к родоплеменной системе, так что, очевидно, обе формы сосуществовали, образуя «эль»170. Этой мысли придержи­вался и Г. Е. Грумм-Гржимайло, писавший, что «первы­ми тюрками, с которыми нас знакомит история Средин­ной Азии, были хунны»171.

В пору своего расцвета Каганат был сильнее раздроб­ленного Китая (Китая двух царств: Бей-Чжоу и Бей-Ци), платившего за военную помощь и даже за нейтралитет. Тюр-кютский хан мог позволить себе такое высказывание: «Только бы на юге два мальчика (Чжоу и Ци) были покорны нам, тогда не нужно бояться бедности». Шелк шел в Визан­тию, торговый путь проходил через Иран, наживавшийся за счет таможенных пошлин с караванов. Но хан не хо­тел пропускать их слишком много, дабы не наращивать потенциал соперника Византии. Все это вело к войнам

Каганата с Ираном, в которых тюркюты использовали изобилие железа и создали латную конницу, не уступав­шую персидской. Однако Каганат истощал силы в этой борьбе, тем более что геополитическая картина была еще сложнее: враги были не только на западе (Иран), но не исчезли они и на востоке (Китай).

Соотношение сил было стабильным, пока не сказал своего слова обновленный Китай, объединившийся в 581 г. Л.Н. пишет, что ситуация изменилась в начале VII в., когда снова в историю вмешалась природа и произошел раскол каганата на Восточный и Западный, два разных государ­ства и этноса, у которых общей была только династия Ашина172.

Природное воздействие Л.Н. объяснял так: Восточный каганат — это Монголия, там муссоны, там летнее увлаж­нение стимулировало круглогодичное кочевание. Это при­водит к социальным последствиям: пастухи постоянно об­щаются друг с другом. Навыки общения и угроза Китая сплачивали народ вокруг орды и хана.

Другое дело Западный каганат, расположенный в пред­горьях Тарбагатая и Тянь-Шаня. Увлажнение там зимнее, надо запасать сено для скота. Поэтому летом скот и моло­дежь уходили на джейляу — горные пастбища, а пожилые работали около зимовий. Вместо «эля» там сложилась кон федерация племен. Десять вождей получили по стреле-сим­волу, поэтому их этнос называли еще «десятистрелочные тюрки». Ханы Ашина вскоре потеряли значение и престиж, так как их собственная дружина была малочисленной, и вся политика определялась вождями племен. Китай был далеко, Иран слаб, караванный путь обогащал тюркют-скую знать, представители которой могли воевать друг с другом, что и ослабляло Западный каганат173. Кажется, что это не достаточно удовлетворительное объяснение, да и сам Л.Н. позже опровергал его.

В работе «Из истории Евразии» Гумилев указывал, что в начале VII в. как бы восстановилась коллизия Хань и Хунну, но перевернутая на 180 градусов. Разница была еще и в том, что молодая империя Суй, находившаяся в фазе подъема, была сильнее, богаче и многолюднее ка­ганата, уже вступившего в «инерционную фазу»174. Падение

235

Западного каганата произошло в 661 г., Восточный пал в 741 г. На месте Западного каганата образовалась китайская провинция «Западный край», Восточного — Уйгурский ка­ганат.



Но дело было не только в фазах этногенеза или при­роде. Корни слабости тюркютов были и внутри Кагана­та. Л.Н., споря с другими историками, по поводу терми­на «эль», вышел на такую формулу: называть группу за­воеванных племен союзом, скорее всего, неправильно. Согласно Л.Н., «эль» был формой сосуществования орды и племен. Хотя эта взаимосвязь должна была осуществ­ляться мирно, но практически она была так тяжела для обеих сторон. Поэтому «эль» сразу же стал очень нестой­кой формой; покоренные страдали и старались при удоб­ном случае отложиться, но и в самой орде было немно­гим лучше175. При этом налоговое обложение покоренно­го тюркютами народа было значительно сильнее персидского; отсюда становится понятным, почему в тюркютской дер­жаве центробежные силы никогда не угасали176.

Однако имя «тюрки» не исчезло; оно распространилось на пол-Азии. Как полагал Л.Н., арабы стали называть тюр­ками всех воинственных кочевников к северу от Согдиа-ны. Позже термин еще раз трансформировался и стал названием языковой семьи. Так сделались «тюрками» многие народы, никогда не входившие в Великий каганат VI— VII вв. Некоторые из них были даже не монголоиды, как, например, туркмены, аланы, азербайджанцы. Другие были злейшими врагами Каганата: курыканы — предки якутов, кыргызы — предки хакассов. Третьи сложились раньше, чем сами древние тюрки, например балкарцы и чуваши177. Профессор М. И.Артамонов в далекие 40-е гг., после за­щиты Л.Н. кандидатской, писал, что Гумилеву удалось убе­дительно показать, что потомки древних тюрок (ту-кью) вплоть до настоящего времени обитают в Южном Алтае (телесы-теленгиты)178.

Уже отсюда видно, что история древних тюрок имеет прямое отношение к острым национальным вопросам современной России и СНГ. Л.Н. посвятил свою кни­гу «Нашим братьям — тюркским народам Советского Со­юза». Такой страны, увы, уже нет, но 1 октября 1997 г.

в 85-летний юбилей Л.Н. на доме № 1 по Коломенской улице от республики Татарстан была установлена мемори­альная доска, на которой начертано: «Здесь жил и рабо­тал с 1990 по 1992 год выдающийся историк и тюрколог Лев Николаевич Гумилев».

В 1997 г. отмечалось 1450-летие первого Тюркского каганата, и это вызвало очень разные комментарии и оценки. Писали и о том, что это организовано «пантюркистскими силами»179. Писали и совсем по-другому, связывая эту дату с историей России, что, на мой взгляд, вполне обосно­ванно. В самом деле, если справедлив тезис о частичном восприятии Россией тюрко-монгольского государственно­го наследия, то история объединения Евразии насчитыва­ет как раз 1450 лет180. Мне кажется, надо различать законное право людей и этносов чтить свою историю, отмечать ее даты.

Сейчас республиками тюркских народов в Российской Федерации являются Алтай, Татарстан, Башкортостан, Саха (Якутия), Тува, Хакасия, Чувашия (Чаваш Республика), а еще в двух — Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкес­ской Республике — тюркская нация является титульной наряду с другим народом; в Дагестане существуют две тюркские нации — ногайцы и кумыки.

Мне кажется символичным, что в концепции Госпро­граммы РФ «Возрождение и развитие тюркских народов России» много гумилевского. Конечно, это слишком се­рьезная тема, чтобы ее разбирать вскользь. Приведу лишь одну мысль, содержащуюся в проекте концепции, о том, что тюрки выжили, сохранились как этносы из-за исклю­чительной прочности, живучести такой биосоциальной общности, как этнос, о могучем биогенетическом фонде и социофонде тюркских народов181.

Все это особенно актуально в пору ослабления Рос­сии, давления на нее с Запада. С 1996 г. на бывшего пре­зидента Монголии Очирбата регулярно «выходили» пред­ставители США и Японии. Спекулируя на заявлениях некоторых «демократов», они предсказывали уход Моск­вы с территорий к югу и востоку от Байкала и образова­ние «геополитического вакуума». С американской и японской точки зрения, заполнение этого «вакуума» Китаем непри­

237

емлемо. Следовательно, надо расхватывать то, что яко­бы плохо лежит; так, Монголия, например, присоеди­нит к себе Бурятию, Агинский и Усть-Ордынский авто­номные округа и часть Иркутской области. Для нагляд­ности монголам была даже представлена карта будущего устройства Восточной Сибири и Дальнего Востока. Пре­дусматривалось, что Горный Алтай и Тува, «независимые от России», продолжат «тюркский пояс» от Стамбула-Анкары через Нахичевань—Баку-Ашхабад-Ташкент-Бишкек и Алма-Ату далее на восток вплоть до Якутска. Хорошо бы, согласно намерениям авторов плана, вклю­чить сюда и китайский Синьцзян. Под особыми №№ шли «независимая» Якутия, «расширенная» Монголия, а уж Дальний Восток могли бы разделить США и Япония182. Популистский «геополитический» бред? Не совсем, ибо подобные карты раздела Востока России фигурировали и в солидных американских изданиях.



Только наука, подлинная наука может и должна, и при этом как можно оперативнее, дать конструктивные реше­ния подлинного развития тюркских народов России, отме­тая всякого рода химеры об «едином тюркском языке», едином государстве и т. д. Все эти лозунги, как говорится в упо­мянутом проекте, являются нереальными183.
7.8. Л.Н. ВЕДЕТ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

В археологии вдруг вошли в моду доисторические эпохи. До той поры почти все находки принад­лежали тем или иным периодам истории, а теперь все помешались на доисторических цивилизациях.

Агата Кристи

История середины XIII в. напоминает своей загадоч­ностью криминальный роман — как-то заметил JI.H.184. Это в полной мере относилось к его работе над «Древними

тюрками». Книга Л.Н. вышла в 1967 г., то есть через 8— 9 лет после окончания основной работы над ней и через 5 лет после защиты докторской диссертации. Сам Л.Н. рас­сказывал потом, что шел дикий нажим на книгу («тор­можение» ее выхода), чтобы не дать ему выйти на защиту докторской. Тираж был небольшой — 4800, но книгу рас­купили молниеносно. В 1993 г. некое «Товарищество Клышников, Комаров и К0» выпустило книгу Л.Н. ог­ромным тиражом — 200000! Однако он быстро разошел­ся: «работал» уже имидж автора.

Плюсы и минусы гумилевской книги, как уже гово­рилось, связаны с «раздвоенностью» ее назначения: то ли это слегка беллетризированная диссертация, то ли высо­конаучная и все-таки с претензией на популярность кни­га. Она поразительно информативна. Думается, что Л.Н. прочитал все, что на сей счет написано по-русски, да и иностранных источников больше сотни. Добавим к этому синхронистическую таблицу, где все расписано по годам, а также ономастическую таблицу, которую сделал старый знакомый и соавтор Л.Н. — «православный кореец» М. Хван. Это не книга, а океан информации!

Здесь надо оценить гигантскую работу Л.Н. «за кад­ром». Слова недругов и завистников об «историке-беллет­ристе» потеряют всякий смысл для любого, кто хотя бы пролистает «Древних тюрок». Друзья отмечали, что Л.Н. любит перепроверять факты. Это верно, но стоит отме­тить, что он иногда и сам устанавливал новые факты. «За кадром» остается вся черновая работа, иногда подлинно криминалистический поиск, работа, видимая только в его статьях, вышедших до появления книги. Как камни, они ложатся потом в фундамент здания книги, а «кровля, вен­чающая полувековую работу — сама книга»185.

Традиционные источники были в основном трех ро­дов: китайские, персидские и собственно тюркские. Со­поставлять их было отчаянно трудно; каждый давал гео­графические названия и имена героев истории по-свое­му. Еще у Г. Е. Грумм-Гржимайло шла «расшифровка» названий хорошо известных нам рек. Например, то, что в китайской транскрипции звучит как А-бу, есть, веро­ятно, река Абакан, река Тань или Кань — Енисей, под

239

рекой Чу-си должно, по-видимому, понимать реку Чу (Чуя — у русских), приток Катуни и т. д.186. Грумм-Гржи-майло приводил удивительный пример путаницы с име­нами, причем отнюдь не со второстепенными. Видные русские историки — Бартольд, Радлов и Мелиоранский (независимо друг от друга) грубо ошибались, считая, что Бумын-хан и Истеми — одно и то же лицо, хотя первый возглавлял Восточный, а второй — Западный каганат187. Много названий было расшифровано еще в 20-х гг. В начале XX века немецкий историк Маркварт доказал, что непонятная дотоле страна «Тал-гаст» есть просто Север­ный Китай. Но и до 60-х гг. было неясно, что имелось в виду под термином «колх», хотя этот народ в древнос­ти назывался «лазы», а страна в устье Риона — «Лазика» (частью ее была Абхазия).



В двух статьях Л.Н. сам занялся расшифровкой на­званий и имен, под которыми скрыты главные актеры драмы, разыгравшейся в VI в. в Каганате188. Поиск свой он изложил в виде спора с другими исследователями, но всегда уважительно к ним, и даже оправдывая их ошиб­ки. В одной из упомянутых статей он приводит генеало­гическую таблицу рода Ашины, добавляя, что ее созда­ние — трудное дело. Трудное потому, что обозначенные там персонажи имели не одно имя, а по три и даже по четыре: 1) личное имя, которое не всегда известно; 2) княжеский титул; 3) ханский титул; 4) иногда еще и про­звище189. Поскольку наряду с китайским произношением имен обнаружены и тюркские имена (в персидских и гре­ческих текстах основную часть имен составляют именно они), то каждый персонаж может носить до шестнадцати имен! Попробуй тут разберись. Л.Н. разбирался методично и ос­новательно, чтобы не заблудиться в лабиринте имен и титулов. Гумилев составил оригинальнейшую таблицу, которую назвал «Разногласия исследователей». В одной колонке — имена и титулы по Фирдоуси, во второй — по французу Е. Шаванну, в третьей — согласно советскому историку Е. Мандельштаму, и, наконец, в четвертой дана интерпретация самого Л.Н.

Однако неясны были не только названия и имена. Спор­ными и непроясненными оставались и некоторые ключе­

вые вопросы истории тюркютов, в частности причины распада каганата на Западный и Восточный. Замечу, что здесь и Л.Н. отчасти противоречил сам себе; в появившейся после его смерти в 1993 г. «выжимке» по истории Евра­зии он изложил привычное объяснение — «вмешалась при­рода»190. Но в жизни все сложнее, и такая формула силь­но упрощала дело. Более того, она зачеркивала сделан­ное ранее самим Л.Н. Одна из его статей 60-х гг. была посвящена источнику, освещавшему наиболее темную стра­ницу истории первого Каганата. Речь идет о самом ран­нем произведении тюркской литературы, дошедшему до нас пусть не в подлиннике и не полностью — в «Истории» Феофилакта Симокатты191.

Автор «Истории» — египетский грек, живший в пери­од правления в Византии Ираклия (610-641 гг. н. э.), по характеристике Г. Вернадского «добросовестный ученый, но немного слабее подготовленный как историк... чаще, чем следовало... неверно оценивающий значимость опи­сываемых событий, а временами тонущий в незначитель­ных подробностях»192. Однако минусы «Истории» были не так уж значимы для Л.Н.

Каган, имени которого Л.Н. поначалу не раскрыва­ет, рассказывал византийскому императору в своих пись­мах о победах над неизвестными нам племенами абдегов и абаров. В одной из этих битв на Кавказе было якобы убито 300 тыс. врагов. Л.Н. предположил, что это похоже на убийство пленных, которых отступающая армия не смог­ла увести с собой.

Но это не главный сюжет «расследования» Л.Н. После Крымской и Кавказской кампаний (успешных лишь по­началу) началась междоусобная война тюркютов — «ве­ликая распря 581-593 гг.». На основе анализа текста и его сопоставления с работами предшественников Л.Н. от­вечает на ключевые вопросы: кто? где? когда? Письма в тексте «Истории» Феофилакта Симокатты являются здесь ценнейшим источником. Был ли их автор великим каганом? Нет, — вслед за Е. Шаванном отвечает Л.Н., потому что он сам в письмах к императору упоминал имена трех других ве­ликих каганов. На основе большой работы Л.Н. было уста­новлено, что анонимный автор письма — Дяньчу-Дату-хан

241

(по-китайски; по-тюркски — Кара-Чурин, по-персидски — Кара-Джурин), что переводится как «черная напасть». Он действительно победил «аборигенов Памира» эфталитов*, но тюркютам досталась лишь Согдиана; собственные же земли эфталитов еще раньше отошли к Ирану. Дяньчу-Дату-хан подчинил себе Южную Джунгарию, где и основал свое княжество.



В 576 г. после смерти его отца — Истеми-хана, он унас­ледовал верховную власть на западе и титул Тардуш-хана. В 582-583 гг. тюркюты пытались проникнуть в Византию через Кавказ, но были отбиты. Сам Тардуш-хан не уча­ствовал в Крымской и Кавказской кампаниях, он был занят на Востоке войной с Китаем. Л.Н. считал, что рассказ о победах тюркютов над византийцами в письме, адресованном императору Маврикию, естественно, опущен. Акцент перенесен на лазов (колхов), хотя и бывших подданных Восточно-Римской империи, но сохранивших во II в. ав­тономию193. Именно там было уничтожено 300 тыс. вра­гов, а трупы их будто бы лежали вдоль дороги длиной око­ло 160 км...

Но не эти, столь любимые тюркютскими авторами сю­жеты биографии каганов и блестящие перечни их побед над врагами привлекали внимание Л.Н. и стали главным объек­том «расследования». Для него самым существенным эпи­зодом была гражданская война, ее истоки, запутанные инт­риги внутри каганата. Источник очень туманно говорил о междоусобной войне, о некоем «человеке по имени Турум, по роду близкому к кагану», который попытался совершить государственный переворот, проходивший поначалу успеш­но19! Тогда автор письма к императору Маврикию (теперь мы знаем, что это Тардуш-хан) обратился за помощью к трем великим каганам. Их имена были непонятны; например, одно из них означало в переводе «могучий». Упомянутые «аноним­ные» (до расшифровки их Львом Николаевичем) ханы по­могли, и «путчист» был жестоко наказан: в Бухаре, Пайкенде (его резиденции) он был опущен в мешок с красными пче­лами, «отчего он и умер».

* «Немногочисленный, но воинственный народ», как харак­теризует их Л.Н.

Л.Н. исследовал все эти сюжеты «с позиций истори­ческой критики» и сделал важные уточнения. Выяснилось, что в междоусобной борьбе сам Тардуш-хан был подстре­кателем, движимым ненавистью к великому хану Шабо-лио. Л.Н. удалось установить имена трех ханов, пришед­ших на помощь Тардуш-хану, а также основные линии интриги, приведшей к междоусобным войнам.

Мятеж был подготовлен в 587 г., но война между за­падными и восточными тюркютами затянулась до 593 г. Почему? Л.Н. находит ответ; это было связано с походом одного из трех ханов на запад уже против Тардуш-хана. Этот эпизод опущен в письме по простой причине: оно писалось в 596 (или 597) г., когда западные и восточные тюркюты уже заключили мир между собой и дорожили им. Однако остался главный вопрос: почему и когда каганат распался на Западный и Восточный? Согласно мнению Л.Н., не было никаких экономических, политических, идеологических и социальных причин, которые стимулировали бы вражду между двумя частями одного племени; напротив, единство обес­печивало им господствующее положение и процветание. «А между тем вражда, и чрезвычайно жестокая,— пишет Гу­милев, — разорвала каганат на две части. Возникла она в начале VII в.»195.

Опасностью для тех и других был усилившийся Китай (династия Сунь). Это отлично понимал великий хан, каз­нивший за связь с Китаем своего брата. Это понимал и Тардуш-хан, поддержавший китайских эмигрантов, но исключение составил Толис-хан — правитель восточного крыла державы. Междоусобные споры тюркютов искус­но разжигались извне, в результате чего возникла своего рода прокитайская партия внутри Каганата.

Г. Е. Грумм-Гржимайло приводит обращение Бильге-хана к народу: «Только тогда, когда в Утуканской черни* нахо­дится турецкий каган, не зараженный китайским образова­нием (но имеющий истинную мудрость), народ может счи­тать себя обеспеченным... Китайцы, снабжающие нас зо-

* Это северные склоны Хангая к западу от р. Орхон. В зна­менитых орхонских надписях эта горная страна выставляется цен­тром Турецкого ханства и резиденцией хана турок (Г. Е. Грумм-Гржимайло).

243

лотом, серебром, крепкими напитками и шелком и ведущие обыкновенно сладкие речи, одаряют предметами, приуча­ющими нас к роскоши. Этим они привлекают к себе даже самые отдаленные народы. Усвоившие, однако, их культу­ру обыкновенно гибнут, ибо только твердые характером, мудрые люди в состоянии противостоять соблазну, осталь­ные же навсегда порывают с родиной, не устоял и ты, ту­рецкий народ! Ты дал себя прельстить сладкими речами и богатыми дарами и жестоко поплатился за это. Ты внял угово­рам: «Кто живет далеко, тот получает плохие дары, кто жи­вет близко, тот получает хорошие дары», и переселился на китайские земли, послужившие могилой столь многим. Внемли же мне, турецкий народ! Только в Утуканской стране, где нет богатств, но нет и китайской опеки, ты можешь сохра­нить самостоятельность»196.



Пассионарным был Бильге-хан! Неправда ли, весь при­веденный отрывок звучит весьма современно? Заканчивая рассказ об этом отрезке истории, следует заметить, что даль­нейшие события развивались так: в 598 г. вспыхнула вой­на и ставка Толис-хана была разгромлена, а сам он бежал. Но это не было победой единства, а лишь видимостью победы.

Предшественники Л.Н. по-разному обозначали дату рас­пада Каганата: кто-то — в 50-х, кто-то — в 70-х или 80-х гг. VI в., а Л.Н. останавливается на другой и вполне точ­ной дате — 603/604 гг. В 600 г. великий хан Юнюлю был убит в своем шатре, и на его место сел знакомый нам те­перь Тардуш-хан, но народ восточной половины Каганата не пошел за ним. Вот оно — воздействие Срединной им­перии! Хан остался с верной ему дружиной, но не смог пробиться в родное кочевье. В 604 г. его отряд был ис­треблен тибетцами. «Такое быстрое падение турецкой дер­жавы, — по словам Грумм-Гржимайло, — было вызвано не силой китайского оружия, а возникшими в государстве меж­доусобицами»197. После этого мир между восточными и за­падными тюркютами был уже немыслим, и это стало под­линным разделением Каганата.

Вернемся в тяжелое для нашего героя время: в 1955. Л.Н. в омском лагере, уже имея необходимую ему книгу,

пишет Анне Андреевне: «Если удастся закончить и приве­сти все в систему, будет гораздо лучше, чем моя кандидат­ская. Получив Грумм-Гржимайло, со страхом открыл его, желая узнать: в чем я напортачил, и вдруг увидел, что я переплюнул его самого». Но Л.Н. сразу оговаривается: «Прости, расхвастался»198.

Думается, что нет, не расхвастался, ибо гумилевский «детектив» осветил период «великой распри» гораздо глуб­же, чем это сделано классиком. Почему-то Григорий Ефи­мович не обратил внимания на такой источник, как «Ис­тория» Феофилакта Симокатты и не знал, кто такой Тар­душ-хан. «Криминалистическое расследование» Л.Н. подготовило его «большой криминалистический поиск» в 70-х гг.

8. ГУМИЛЕВСКОЕ ОТКРЫТИЕ ХАЗАРИИ

При всяком... шаге историка, не имеющего в руках географии, встречается претыкание.

И. Н. Болтин

Хазария оказалась типично речной страной, расположенной южнее Астрахани, на площадях, частично ныне затопленных. Они (там) жрали рыбу и арбузы, а кочевни­ками не были. Об этом буду нынче писать.

Л. Н. Гумилев

Гумилевское «открытие Хазарии» невозможно датировать сколько-нибудь точно. То ли это произошло сначала «в уме», а именно в Туруханске в годы войны после письменного раз­говора с «другом Васей» (В. Н. Абросовым), то ли в омском лагере (1953-1955) после получения очередного письма от него же. Во всяком случае, связывать это с началом работы Л.Н. в Институте географии (1962) не приходится, т. к. первая экспедиция туда прошла уже в 1959 г.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   48


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница