Реферат (штудия) по русской литературе



Скачать 310.66 Kb.
Дата13.06.2016
Размер310.66 Kb.

МОУ гимназия «Мариинская»

Министерство образования Ростовской области







Экзаменационный реферат (штудия) по русской литературе



Выполнила:

Мелешко Мария,

ученица 11-А класса.

Руководитель:

Давиденко Татьяна Алексеевна,

преподаватель русского языка и литературы.

Таганрог, 2006

Содержание

Пролог……………………………………………………………………………………………. стр. 3

(Монолог Воланда)………………………………………………………………………………. стр. 5

Эпилог…………………………………………………………………………………………… стр. 21

Список литературы……………………………………………………………………………... стр. 22

Пролог


Есть такие книги, к которым невольно возвращаешься… И даже не важно, понравилось ли тебе произведение или нет, только что перевернул ты последнюю страницу или десять лет назад. Неважно… Важно только то, что ЧТО-ТО в этой книге потрясло настолько, что жить без этого уже невозможно, как невозможно жить без воды и воздуха. Что-то в этом произведении будет совершенно – своим величием, бездарностью, правдоподобностью. Своим ужасным смыслом, наконец. И одна из таких книг – бессмертный, как Достоевский, роман М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

В России нет, пожалуй, ни одного человека, который с 1966 года, когда это произведение впервые увидело свет спустя двадцать шесть лет после смерти своего создателя, не прочел бы это творение. Первому из читателей своего вечного романа, пришедшему на могилу автора, Булгаков завещал половину гонорара. И одному из московских журналистов вдова писателя, Елена Сергеевна, прямо на кладбище вручила пухлый конверт с деньгами.

Искалеченный цензорами роман победоносно шел по стране. Его растащили на фразы: «Не шалю, никого не трогаю, починяю примус», «Нет документа, нет и человека», «Что же это у вас, чего ни хватишься, ничего нет!», «Покайся, Иваныч! Тебе скидка выйдет!», «Брал, но брал нашими, советскими!», «Квартирный вопрос только испортил их», «Мне ли бриллиантов не знать?», «Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?», «Осетрина второй свежести», «Подумаешь, бином Ньютона!», «Денежки я приберу… нечего им тут валяться». А еще в этом мире появилась, как рождается ребенок, простая, но очень мудрая мысль: «Никогда и ничего не просите. Никогда и ничего, и в особенности, у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут». И не совсем правильно считать, что Воланд говорил только о просьбах к Богу. У Господа просить надо – а вот у людей – никогда и ничего. Кроме обид, ничего больше не получишь.

Первый персонаж, который сразу бросается в глаза и запоминается раз и навсегда, - это Бегемот, кот-весельчак, демон-паж, шут самого Князя тьмы. Уж кто-кто, а эта разудалая нечисть никого из читателей не оставляет равнодушным. Роман можно ругать и ненавидеть – а не любить Бегемота, «зверя» дисциплинированного и платежеспособного, просто нельзя.

Остальные персонажи – это дело вкуса каждого читателя. Кто-то останется без ума от своеобразно обаятельного Фагота, кто-то из девушек будет гулять по городу с желтыми цветами, кто-то начнет писать роман о Понтии Пилате, кто-то будет пить разное вино утром и вечером, кому-то понравится даже Азазелло… А кто-то отправится на Патриаршие пруды кататься в надувной лодке и читать роман, вдыхая аромат цветущих лип.

Но есть в романе один персонаж, который, хочешь этого или нет, проникает в каждую клеточку мозга. Можно относиться к этому герою по-разному, но он навсегда остается где-то глубоко в подсознании. И имен у него много – так много, что все не перечесть (ибо многое придумали люди, дабы не называть его) и одно из его имен с некоторых пор – Воланд.

Кто такой Воланд? Сомневаться в том, что это Сатана, сложно. Но тот ли это Сатана, которого мы знаем по библейским сказаниям и различным художественным произведениям? Нет ли в нем чего-то, что отличает его от сложенного веками образа и заставляет читателя запомнить «черного мага», посетившего Москву, раз и навсегда? Так все-таки КТО ТАКОЙ ВОЛАНД?

Цель моей работы – попытаться ответить на этот вопрос, над которым с момента выхода романа в свет бьются многие литераторы, и высказать свое мнение по поводу этого необыкновенного персонажа, которого по праву можно назвать одним из самых выразительных и запоминающихся в мировой литературе.

Что же придется сделать? Многое. Проследить изменения фигуры Дьявола в литературе; определить место Воланда в системе персонажей романа; сопоставить этот образ с Мастером и Иешуа; выяснить отношение Булгакова к созданному им образу Сатаны; разобраться в той философии, которую проповедует Воланд; выяснить – Сатана ли Воланд и чем он отличается от классического образа Люцифера; понять, почему Воланд все-таки вечен и почему он необходим, почему он пришел именно в ЭТУ Москву и случайны ли все те наказания, которые имели место быть; ответить на вопрос, могут ли добро и зло существовать друг без друга.

Для своей работы я решила выбрать необычную форму – монолог литературного героя. Это речь Воланда, которую он вполне мог бы произнести для слишком любопытного читателя «Мастера и Маргариты». Почему именно эта форма? В ней монолог Воланда будет пропущен через мою душу и мои мысли, а значит, это позволит мне так необычно выразить свое отношение к персонажу.

Итак…

* * *


Он вышел из мрака – в миллионно миллионный раз в своей жизни… Ничем не примечательный человек. Только глаза у него разные: правый – черный, пустой и безжизненный, даже без блика отражающегося света – и левый – золотисто-зеленый, полубезумный, полный яростно-гневного веселья. Он веками приходил на эту Землю – и веками люди боялись его. Но со временем его стали забывать и перестали страшиться. Но он мало обращал на это внимание – люди не вспоминали не только его, но и Того, кто вечно сражался с ним.

Он вышел из мрака – и губы его сложились в презрительную усмешку. Он тихо рассмеялся, ибо люди не менялись, ибо время шло, а пороки жили, ибо было, кого карать.

Он вышел из мрака – и имя ему было Дьявол.

* * *


Приветствую тебя, смертный! Может, ты не веришь в смерть и тлен? Или ты не веришь в Бога? Я никому ничего не скажу, если это так.

Не смотри на меня так. Я вижу, что ты веришь и в Бога, и в жизнь после смерти, дарованную каждому, и в меня. Верь – ибо каждому воздастся по вере его…

Зачем тебе понадобилось видеть меня? Чем я обязан тебе – или ты мне? Обычно я прихожу к тому, к кому считаю нужным, но я был приглашен тобой – и вот я здесь. Что ты хочешь услышать? Что не дает тебе покоя, безумец, что заставило тебя потревожить мой покой, которого у меня нет?

Я вижу, ты хочешь знать, кто я.

Мое имя Воланд.

Доволен ли ты?

Вот ответ на твой вопрос. Ты интересовался кто я, а для этого достаточно назвать свое имя. Ни к чему поддельные визитки…

Я Воланд.

Кто я?

Князь тьмы. Повелитель духов. Злой гений этого мира…



Сатана.

Ты молчишь и ждешь. Я знаю, ты хочешь большего. Ну что ж. Ты не боишься меня – мне не за что наказать тебя. Значит, придется мне уделить тебе несколько минут вечности. Я расскажу о себе. Если ты так хочешь этого…

Лишь помни, что когда-то я был ангелом. И это – самое главное.

* * *


Что ж… Я вышел из мрака. И однажды люди поняли, что я не так страшен, как они думали, что я тоже часть Бога. И некоторые осмелели настолько, что без боязни стали произносить мое имя.

Сколько Дьяволов ты видел на страницах ваших жалких людских книжонок? В обличьях многих… Внешне похож я на Эдуарда Эдуардовича фон-Мандро. Михаилу Афанасьевичу Андрей Белый подарил свой роман «Московский чудак»… Да, Мандро был инфернален! Маркиз де Сад и Калиостро в одном лице… О, что за люди они были!!! Жаль только, их не было на моем балу… Что случилось с ними? Но ведь общество страстных красоток много лучше компании висельников и убийц, как назвала моих гостей достопочтимая Маргарита Николаевна… она, должно быть, сейчас счастлива со своим Мастером… как много получили они – покой…

Так вот… О чем это я? Ах да. Кто такой Мандро? Тот же Сатана. Только, в отличие от Миши, то бишь Михаила Александровича, Белый был слишком уж осторожен и не стал открывать тайну Мандро. Да и слишком много было таких в ваших книгах. Ваши извечные демоны. Ну кто ваши Пушкин и Лермонтов, чтобы писать о демонах? Смешно. Ибо демоны их лживы и неубедительны. Не обижайте Азазелло и Абадонну – они умеют мстить. Кто еще? Несносные чопорные англичане со своими готическими романами, позорящими и меня, и всю мою бесконечную свиту – демонов, духов, вампиров… Ну почему вам не дают покоя оборотни и упыри? Они никому и никогда не сделают плохого… просто так. Они бы и не трогали Вас, если бы вы сами не выслеживали их, не давая им спокойной жизни. И кто после этого коварней и злее?

А простые люди? Они всегда были умнее всяких писак. Только здесь чутье обмануло простолюдинов. Чего стоят одни только румыны! Да, в их землях происходит много неведомого, и лишь мне известно, почему. Но кто тянул их за язык – и заставил выставить одного из их вожаков чудовищем? Кто назвал его сыном Дракона, а точнее – игра слов – Дьявола? Да, он был талантлив, да, хитер и коварен, да, он был красив – и много женщин мечтало о нем… Но его не было среди моих гостей – ибо он не наказан тьмою, но и не заслужил света. Ему даровано то, чего у него не было и чего он втайне желал, - покой. И кто знает, может, среди гостей Мастера есть невысокий смуглый мужчина, длинные кудри которого чуть тронула седина, а изумрудные глаза смотрят весело и молодо…

Да… Я точно знаю это, а вы, люди, лишь предполагаете, потому что хотите знать многое раньше положенного вам времени – и что хорошего у вас из этого получается? Ровным счетом – ничего. Только портите свое будущее – то, которое вам пока неизвестно. Только один из вас сумел показать в своей книге Дьявола, создав бессмертного «Фауста». Гете… Молодец! Только… Пришлось, конечно, подсказывать, помогать, но что ни сделаешь, чтобы хоть кто-то, наконец, написал нечто, похожее на правду.

И вот я перед тобой. И Михаил Афанасьевич писал обо мне. Но писал так, как никто раньше – и мне самому интересно, как у него это получилось! Да, я, созданный им и реальный, не похож на то, о чем вы писали раньше. Я тот, кто был. И есть… Ибо я вечен. Ибо без меня этот мир был бы испепелен лучами голого белого света.

* * *

Ты хочешь знать о романе? Ну что ж, вполне естественное желание… И даже похвальное – ибо пытливый ум может многого достигнуть. Так и быть, я расскажу тебе об этой книге.



«Мастер и Маргарита». Согласись, странное имя для романа… о Дьяволе и Боге. Чему ты удивляешься, человек? Разве странно тебе это слышать? Или ты думал, что Дьявол не может произносить Божье имя? Зря… Ты хочешь знать почему? Подожди – всему свое время.

Я центр всего романа, связующая нить всего повествования. Кто, кроме меня, смог бы связать все три мира, изображенных в романе: Москву, Ершалаим и загробную жизнь? Если б не я, то что сталось бы с романом? Он распался бы на три отдельные повести, ничем не связанные и мало примечательные, ведь только в сопоставлении они дают полную картину изображенной в романе временной и пространственной вселенной.

Если б не я – были бы в романе наказания и награды, тайны и разоблачения? Смог бы он покорить все сердца – и жить вечно, врезаясь каждой строчкой в память? Навряд ли. Я – душа этой книги, и как бы меня ни назвали – Воланд, Азазелло, Велиар Велиарович (хотел Миша назвать меня и так, ибо Азазель – демон гибели и обольщения, а Велиар – дух небытия, лжи и разрушения), я всегда был в этом произведении и вдыхал в него жизнь. Почему? Да потому, что я – часть Бога!

Но в то же время я – человек. Такой, как ты, как все другие на земле. Вся разница между тобой и мной заключена лишь в том, что я всесилен. Похож я на тебя тем, что всесилие мое не бесконечно. Там, где начинается свет, там заканчиваются мои полномочия… И дальше этой границы я лишь исполнитель воли Божьей. Ведь друг без друга существовать мы не можем. Не будет света – исчезнет тьма, не будет тьмы – нечему будет оттенять свет. Что бы делало добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени?

Я такой же человек, как и ты. Из плоти и крови. Только плоть моя нетленна… И разум мой вечен. Ибо то, что вечно в тебе – твоя бессмертная душа, не дано мне, ибо я не нуждаюсь в ней.

Я такой же человек, как и ты. И мне свойственно ошибаться – только если ошибешься ты, то поплатятся за это лишь некоторые, а если я – то все. Самая большая человеческая ошибка может привести к войне. Только ваши войны ничтожны по сравнению с тем, как веками сражаются добро и зло. А представь себе, что будет, если ошибусь я или Он? Видишь, в чем между нами разница?

Ты грешен? И я могу погрязать в пороках и сеять их вокруг. И я могу творить – во зло и во благо. И я могу размышлять, неподвижно сидя в кресле и возведя свой потухший взор к луне, а потом погрязать в ночном веселье до самого утра – и принимать друзей, и пить вино, и ласкать женщин – и любая женщина, могу вас уверить, мечтала бы об этом.

Эх, Миша, Миша, дьявольскую книгу ты написал. Дьявольскую – в полном смысле этого слова. И даже главным героем сделал Сатану. Ну кто тебя дернул это написать, а? Тебя – воспитанного в религиозной семье, на сплошной морали, ненавидящего Дьявола. Вряд ли ты испытывал ко мне безграничную симпатию, даже сделав меня справедливым, однако зачем-то я тебе был нужен. Зачем? Я-то знаю. Но только все тайны сразу открывать не хочу.

* * *

Кого ты, и правда, презирал – так это Иешуа. Христом ты его не считал. Да разве мог Иисус просить о помиловании, умильно и заискивающе улыбаться? …ужас мелькнул в глазах арестанта оттого, что он едва не оговорился. Почему ужас? Просто этот человек боялся боли. А разве может Великий бояться такой мелочи, какой бы огромной она ни была?



Твой Иешуа – это не ваш Христос. Это мой взгляд на Иисуса, каким я видел его в Ершалаиме! Он показался мне жалким. Всего лишь сын человеческий, а не Божий! И есть сила, более высокая, чем Иешуа, который у меня, Дьявола, просит за Мастера. И имя этой силе – Бог!

Иешуа – Христос лишь отчасти. Ведь он всех людей считает добрыми. Как он там говорил Пилату? Злых людей нет на свете. А ведь это глупо. Все люди злы, и я появляюсь в Москве, чтобы доказать это.

А знаешь, что мне не нравится больше всего? Есть две равные силы – Бог и я. У меня нет помощников. А Иешуа – численный перевес в Его пользу. Разве это честно, двое на одного? Мне кажется, нет. Разве это не нарушает хрупкого равновесия между Добром и Злом? Только мы, Он и я, выше этих сил. Тем не менее, ни один из моих помощников не сравнится по мощи своей с Христом – с Христом, а не с Иешуа, заметь. Так где справедливость? Где правда в Евангелии?

Кто-то говорит, что «Мастер и Маргарита» - Евангелие от Сатаны. Что ж, пусть будет так. Это мое видение библейской истории. И я не буду спорить с таким определением, ибо я так увидел то, что происходило без малого две тысячи лет назад.

* * *

Но даже писать мне это Евангелие не пришлось. Мне помог Мастер. Поистине, в каждом таланте есть что-то дьявольское. И посмей только сказать, что Мастер не гений! Только за свою книгу он поплатился многим – именем, разумом и, наконец, жизнью.



Кем надо быть, чтобы, не зная Ершалаима, написать историю Иешуа – и написать ее так, как увидел ее Сатана? Пророком, пожалуй. Вот она, великая сила таланта, которая может преодолеть время и расстояние и покорить вечность. И эта сила досталась Мастеру.

Он боится того, что имеет. Забавно, правда? А ведь многих талант сводил с ума… И Мастер – один из таких несчастных. Его есть за что и наградить, и наказать.

Бог наказывает Мастера за то, что надругался он над Христом, за то, что стал любовником, за то, что разочаровался в вере, искусстве, любви, в возможности вернуться к домашнему очагу. Но Он же награждает Мастера за все страдания, через которые тот прошел. Только награда Мастера, с точки зрения Бога и Иешуа, ущербна – это не свет, а покой. И часть этой награды – Маргарита.

Я же вижу за Мастером только один грех. Он пытался уничтожить роман. Глупо и не достойно. Рукописи не горят. Можно скрыть написанное от людей – но то самого себя, от Бога и Дьявола – никогда! Мастер возненавидел свой роман, только сделать с ним уже ничего не мог. Но, по мне, лучше уж покой, а не свет. Наслаждаться голым светом может прозревший Понтий Пилат, а Мастер – художник. И ему, чтобы творить, нужен именно покой. А наказание Мастеру – Маргарита, ибо покой с ней есть пытка покоем…

* * *

Вот, кто нравится мне – так это Маргарита. Была на свете одна тетя. И не было у нее детей, и счастья вообще тоже не было. И вот она сперва долго плакала, а потом стала злая



Постой, постой, мой друг, не превозноси ее! Знаешь, какие люди мне нравятся? Помнишь, каких гостей пригласил я на бал? Так почему же ты зовешь ее преданной возлюбленной? Ты ошибаешься… Ой как ошибаешься. Позволь тебе рассказать, кто такая Маргарита.

Кровь – великое дело. Именно она и тасует колоду истории и бытия…



Маргарита Валуа, возглавившая Варфоломеевскую ночь – преинтереснейшая женщина, замечу – бабушкой Маргариты Николаевны быть не могла в силу своей бездетости. Однако многие из моих гостей участвовали в той самой резне, учиненной ею. А вот Маргарита Наваррская оставила после себя потомство… Обе Маргариты, между тем, покровительствовали писателям и поэтам, и потому Маргарита Николаевна оказывается связана с гениальным Мастером.

Маргарита становится ведьмой не только по собственному желанию, а по зову крови, будучи праправнучкой одной из этих французских королев, которых молва связывала с нечистой силой.



Нет, вы только посмотрите на эту женщину! Вот истинная ведьма! Думаешь, она продала мне душу, не имея другого выхода? Нет, Марго стала колдуньей задолго до встречи со мной. В глазах у нее вечно горел какой-то странный огонек… Она мстительна – ибо мстит Латунскому и Лавровичу, даже не зная их. Она похотлива – и не смей уверять меня в обратном! С Мастером она изменяла мужу. А ведь ее супруг плохого ей никогда и ничего не делал. Она его не любила – а зачем тогда, спрашивается, выходила замуж? Только самое замечательное во всем этом именно то, что Маргарита готова отдаться любому – просто из-за скуки. Ради приличия гневаясь на Азазелло, она уже могла разделить ложе с загадочным, неизвестным ей «иностранцем». Да и сам Азазелло для нее выгодная партия – ведь Маргарита даже с ним кокетничает. Милый, милый Азазелло! Она никого не любит, кроме себя, - у нее была страсть ко всем людям, которые делают что-то первоклассно. Вот и Мастер был ей нужен, чтобы греться его талантом. Маргарита даже имя у него забрала. Оставила только прозвище, кличку – Мастер… Так что не тычь мне в лицо этой любовью – если б это была любовь, не стал бы Миша такими плакатными фразами говорить о вечной любви Мастера и Маргариты. Вечность с этой женщиной – сомнительная награда. Прогнать ее действительно нельзя. Она всегда уходит сама и только по своей воле… И гений Мастер – всего лишь игрушка в ее руках с острыми ноготками. Ведь, умоляя вернуть ей любовника, она всего лишь просит о себе, желая получить дорогую ее сердцу вещь.

Великая грешница, не правда ли?

Ты говоришь, что она милосердна? Она просила за Фриду лишь потому, что дала ей надежду! Она опять просит за себя, чтобы не терзаться муками совести, пойми же это. Да и в глазах Маргариты Фрида не виновата – виноват именно хозяин кафе.

Вот только мальчика из дома Драмлита она, правда, пожалела. Как считал бессмертный Достоевский, высшая мера добра и зла – слезинка ребенка… Знаешь, он прав. Ведь именно из-за испуга малыша Маргарита прекращает разгром… И кто она после этого?

Она – еще одно доказательство. Доказательство того, что добро и зло неразделимы.

* * *


Почему я, бывавший и в Ершалаиме, и у Канта и знающий все и вся в этом мире, прихожу именно в Москву и именно в 29 году? Да нет ничего проще! Тебе когда-нибудь приходила в голову такая простая мысль, что атеизм – это как сатанизм, только в сто раз хуже? Разве ты не слышал в повествовании о Понтии Пилате таких привычных уху советского человека слов атеистической пропаганды? А кто начал повествование о пятом прокураторе Иудеи? Мастер? Нет, я.

Но и Мастер был мне нужен…

Скажи мне, где, кроме как в Москве, могли в Чистый четверг (напомню, что в 1929 году Пасха пришлась на 5 мая) пойти на сеанс черной магии? Да еще и драться за билеты, и жадно хватать одежду из «французского магазина»… Смешные! И что они заслуживают?

А еще мне было интересно посмотреть на ту сатанинскую машину, созданную в стране и безотказно действующую, которая работала поистине в дьявольском направлении, казня праведников и милуя великих грешников. Люди исчезали, все боялись чего угодно – только не того, что может нагрянуть сам Сатана!

И как мне было не появиться в этой Москве, где справляли великий пир ложь и страх! А москвичи… люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… обыкновенные люди… В общем, напоминают прежних... Квартирный вопрос только испортил их. А сколько среди этих людей было тех, кого просто не терпелось проучить…

Много пришлось пережить москвичам за три дня. Но некоторым из горожан досталось больше прочих. И поделом.

Михаил Александрович Берлиоз. Мерзкая личность, прошу заметить. Массолит его – не Московская ассоциация литераторов, а массовая литература. Грандиознейшая пудреница для людских мозгов. А сам… Индюк! Думал, что его знания делают его властителем мира, а самого простого и нужного не знал. За то и поплатился. Убежденнейший атеист – вот его первый и главный грех. Каждому будет дано по вере его. Вот Берлиоз свое и получил. Ну а кроме всего прочего, доносить – даже правительству – нехорошо.

Бездомный… Наказан примерно за то же самое, что и Берлиоз. Но в меньшей степени. Чуть не свел меня с ума, доказывая мне самому, что я не существую. Однако Христос в его поэме получился совершенно живой, некогда существовавший. Пытаясь снабдить Иисуса всему отрицательными чертами, Иван не смог выполнить задание редакции – доказать, что Сына божьего не было на свете. Потому что доказать это невозможно. И наказание не такое уж и страшное…

Степа Лиходеев. Интересная личность. Весьма и весьма интересная. Его грехи – неумеренность, похоть, праздность. Этого вполне достаточно. ...вообще они в последнее время жутко свинячат. Пьянствуют, вступают в связи с женщинами, используя свое положение, ни черта не делают, да и делать ничего не могут, потому что ничего не смыслят в том, что им поручено. Начальству втирают очки! Машину зря гоняют казенную! Ну и что с ним оставалось делать? Пусть скажет спасибо, что вообще остался жив.

Никанор Иванович Босой… Он выжига и плут. Его грех – корыстолюбие. Кто ж деньги не любит? Но не надо любить их настолько сильно, чтобы опускаться до взятки. Вот так вот и оказываются вместо рублей некие зеленые бумажки. Просто для профилактики.

Римский и Варенуха. Та еще парочка… Понасажали управленцев, вот они и управляют, как умеют. Римский – завистник и корыстолюбец, Варенуха – лжец. Вот пусть теперь и расхлебывают все, что натворили.

Жорж Бенгальский. Господин соврамши… Ложь, праздность, подобострастие. Этих пороков вполне достаточно, чтобы оторвать голову. И не надо ни в чем нас винить – мы приставили ее на место. А в том, что проклятый конферансье тронулся умом, виноваты только его слабые нервы – и ничто и никто больше.

Москвички, как можно догадаться, наказаны моей свитой за жадность и любовь к блудливому искусству украшения собственной персоны. Зато какой фурор на улицах произвел потом их нелепый вид!

Семплеяров. Ложь, похоть… Что там еще? Праздность и неумеренность, пожалуй. Но тут даже делать ничего не пришлось. Его достопочтимая супруга и не менее достойная дальняя родственница из Саратова все, за исключением разоблачения, которого Аркадий Аполлонович так ждал, сделали сами.

Поплавский Максимилиан Андреевич. Родился, женился… Приобрел племянника и заодно возможность получить квартиру в Москве. Право же, моя свита этой сладкой возможности его лишила – нечего жадничать.

Андрей Фокич Соков. Подходящая фамилия для буфетчика, не правда ли? Только в его буфете есть опасно! Осетрина у него, видите ли, второй свежести! Не бывает такого! Грехи Сокова? Скупость, корыстолюбие, гнев. Зачем ему, спрашивается, деньги, если жить Андрею Фокичу от силы девять месяцев, а сбережения и золото оставлять некому? Лучше уж, как тот богач из притчи, тратить их. Ведь ни Соков, ни богач о душе своей не заботятся. Так лучше праздновать каждый день бытия, чем бездумно копить деньги непонятно на что!

И последняя моя жертва, как и Берлиоз, поплатившаяся жизнью, барон Майгель. Мерзкая личность, наушник и шпион. Доносчик чистой воды. Всю мою свиту – и меня самого! – ставил под угрозу. И как он после этого мог спокойно жить? Тем более, что жить-то ему оставалось месяц…

И кто я после этого? Рок и судьба. И разве ты в это не веришь? Человек не властен над собой – ведь он смертен – более того, он внезапно смертен – а значит, им управляют Бог и Дьявол. Как же может управлять человек, если он не только лишен возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно короткий срок, ну, лет скажем в тысячу, но не может ручаться даже за свой собственный завтрашний день? Разве человек не нуждается в Руке Указующей?

И ты еще сомневаешься в том, что Сатана – это я? Ну что ж, это, и правда, я. Только, прошу тебя, заметь, что я справедлив и исполняю волю Божью. И очень люблю наблюдать за вашей людской жизнью…

* * *


Одна из самых смешных штук, которые придумали вы, люди, - масонство. Так почему бы мне, самому Дьяволу, не принять участие в этой затее? И не возглавить ее, став Великим Командором?

Бесконечная темная зала, освещенная свечами, - вот во что превратилась комната Берлиоза. Чем не ложа перед обрядом посвящения? Ведь мы посвящали Маргариту Николаевну в королевы! Мой жук-скарабей – хороший талисман, от много спасает. Египетский амулет, замечу. А глаза мои? Левый – пустой и черный, как посчитал Миша – точно колодец, в который мастер (что за слово-то приставучее!) Хирам бросил золотой треугольник краеугольного камня, ставшего во главу угла, а правый – зеленый, с золотою искрой на дне – точно этот самый камень, блестящий сквозь толщу воды. Вот какую штуку придумал Михаил Афанасьевич! Признаться, я вовсе не против такого поворота. Люблю смеяться над вами…

А вот одна из моих шуток. Мои одежды… К чему бы мне, Сатане, бояться выйти к своим дорогим гостям в одной грязной и старой ночной рубашке? Ведь так когда-то посвящали в масоны? А испив крови, я становлюсь тем, кем был всегда, Великим Командором, которому подвластно все.

Бесконечная лестница – тоже неплохая задумка. Масонская лестница в четырнадцать ступеней. Символ, если не ошибаюсь, соединения земного ничтожества и небесного величия. Может быть… Может быть… А каково подниматься по лестнице к небу, только знать, что попадешь в ад?.. Да, повеселил меня Миша, не спорю. Хорошая идея, между прочим.

Каждого из тех, кто попадался на нашем, моем и моей свиты, пути мы проверяли по масонским заповедям. Семь масонских пороков – гордость, скупость, неумеренность, похоть, корыстолюбие, праздность, гнев… Прибавить к этому еще христианские запреты – вот тебе и кандидаты на наказание. А я с моей свитой – точно Высшая ложа. А знаешь, какова была ее миссия у ваших смешных масонов? Мщение! Теперь понятно, откуда взялись все наказания и за что мы карали москвичей?

О, тебе интересен даже мой портсигар? Что ж, я не курю, однако вещица дорогая и хорошая. Треугольный бриллиант на портсигаре – тот самый краеугольный камень, ставший главой угла. Доволен ли ты теперь?

* * *

Ты хочешь знать еще и о моей свите? Изволь. Это вовсе не тайна, но только знать об этом страшно… Ты не боишься? Тогда слушай… О ком первом рассказать тебе? Пожалуй…



Коровьев. Старший из подчиненных мне демонов, черт и рыцарь, может быть, кто ж его знает, и переводчик, и церковный регент…. Он же Фагот… А может, есть у него и другие имена, которые тебе знать не положено. В силу многих причин…

Прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный… пиджачок… гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая; усишки у него, как куриные перья, глазки маленькие, иронические и полупьяные, а брючки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки. Увидишь такого человека – знай, что перед тобой моя правая рука, мой главный помощник. Один из, если уж говорить честно.

Интересно, совместимы ли честь и Дьявол? Смею уверить тебя, мой благосклонный и любопытный слушатель, что иногда это почти синонимы…

Так вот, Фагот… После того, как он «соткался из воздуха» на Патриарших прудах, Берлиоз, этот напыщенный индюк, гордый своими знаниями, в беседе с поэтишкой упомянул про менее известного грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике. Вицлипуцли здесь ассоциируется с моим верным помощником неслучайно. Это — не только бог войны, которому ацтеки приносили человеческие жертвы, но и, согласно немецким легендам о докторе Фаусте, дух ада и первый мой помощник. Ну чем не Коровьев?

Одно из имен его – Фагот – восходит к названию музыкального инструмента фагот, изобретенному итальянским монахом Афранио. Для меня Фагот, точно Пилату – Афраний… И, заметьте, у Коровьева есть даже некоторое сходство с фаготом — длинной тонкой трубкой, сложенной втрое. Он худ, высок и в мнимом подобострастии, кажется, готов сложиться перед собеседником втрое (чтобы потом спокойно ему напакостить).

Рыцарство Фагота весьма и весьма неплохо освещено в вашей литературе. В Полете в бесконечность, сопровождая Мастера и его подругу, фигляр Коровьев преображается в мрачного темно-фиолетового рыцаря с никогда не улыбающимся лицом. Этот рыцарь когда-то неудачно пошутил… его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал. По чести сказать, мне самому Фагот чем-то напоминает бакалавра Сансона Карраско, который, стремясь заставить Дон Кихота вернуться домой, к родне, принимает затеянную им игру, выдает себя за рыцаря Белой Луны, побеждает рыцаря Печального Образа в поединке и вынуждает поверженного дать обещание вернуться к семье. И как вы помните, расставшись с мечтой, Дон Кихот умирает. Сансон Карраско, рыцарь Белой Луны, делается невольным виновником гибели рыцаря Печального Образа, ибо шутка его заходит слишком далеко. И в свете полнолуния рыцарь Белой Луны Фагот возвращается в наш мир – мир вечной ночи, которая не так слепит глаза, как бесконечный день.

Жили когда-то двух рыцарей… Один из них, испанский дворянин, влюбленный в монахиню, по дороге на свидание с ней должен был пройти через монастырскую церковь. И там видит он отпевание покойника, и дворянину называют имя умершего — его собственное. В ответ рыцарь смеется, указав, что монахи ошибаются, и что он, слава Богу, жив и здоров. Однако охваченный внезапным страхом, выбегает из церкви. Его догоняют две громадные черные собаки и загрызают насмерть. Другой рыцарь, Фалькенштейн, однажды усомнился в могуществе и самом существовании демонов, точно Берлиоз, и со своими сомнениями обратился к некоему монаху Филиппу. Тот начертал шпагой волшебный круг и заклинаниями вызвал черта — громадного и ужасного черного дъявола, появившегося с шумом и грохотом. Откуда я это знаю? Мне ли не знать, ибо и там я был, ибо я везде… Рыцарь не вышел за пределы волшебного круга и остался жив и невредим, только его лицо побледнело и оставалось таким до конца жизни – точно вечно мрачный фиолетовый рыцарь.

А еще наш Фагот любит насмехаться над масонами. Его последнее одеяние – одежды степени Кадош, рыцаря белого и черного орла. Эти рыцари звали себя сынами света и солнца. И, само собой, каламбур о свете и тьме они посчитали за гордыню – один из семи запретных пороков для степени Кадош. И теперь наказанный бесконечным шутовством Фагот носит вечный траур…

И в следующий раз, встретив его, не смейся над ним и его проделками. Сделай все, чтобы он отнесся к тебе как можно теплее…

Хотя не только Коровьев может напакостить… Кота моего рекоме… лучше б тебе с ним и не встречаться. Бегемот. Животное редкой наглости, к тому же еще и бестолковое… Оборотень, мой любимый шут. Бегемотом мы его нарекли в честь чудища из апокрифической ветхозаветной книги Еноха. Был на моей памяти и пятый бес Бегемот, происходивший из чина Престолов. Этот бес был чудовищем со слоновой головой, с хоботом и клыками. Руки у него были человеческого фасона, а громаднейший живот, коротенький хвостик и толстые задние лапы, как у бегемота, напоминали о носимом им имени. Вообще же, был у Миши некий кот Флюшка, существо серое и размеров прегромадных… Кто знает, может, именно его и изобразил достопочтимый Михаил Афанасьевич. А, лишившись в памятную ночь хвоста, Бегемот открывает свою сущность – он всего лишь мой слуга, такой же неприметный, как и Гелла.



Служанку мою Геллу рекомендую. Расторопна, понятлива, и нет такой услуги, которую она не сумела бы оказать. Девушка изумительно красивая, прошу заметить, особенно если не смотреть на ее шрам. Помнится мне, что был такой же шрам у гетевской Маргариты. Вампир… Но что поделать? Ведь вы, люди, так любите даже из великих делать упырей… Геллой звали дочь Эола, погибшую в водах Дарданелл. А потом – всех безвременно ушедших девушек. Кто знает, откуда приблудилась в мою свиту Гелла – но выгнать ее было бы преступлением. Так среди моих подчиненных появился милый вампиреныш… Только полночь могла убить ее. Если б ночь закрыла счет Геллы – ибо вампир есть оживший мертвец – Гелла превратилась бы в труп красивой девушки. Зачем же ей было искушать судьбу? Куда проще вернуться домой обходными путями, а не жертвовать фактом своего существования…

Азазелло. Азазел… Демон безводной пустыни, демон-убийца. Брутален и в известной мере привлекателен – ибо кому, как не ведьмам, знать истинную цену мужчине – слуга, посыльный, но в то же время телохранитель и почти что, как это у вас принято говорить, киллер. Слово глупое, но подходящее… Если надо кому-то свернуть шею или сломать пару ребер, надавать администратору по морде, или выставить дядю из дому, или подстрелить кого-нибудь, или какой-нибудь пустяк в этом роде­ – Азазелло выполнит даже эти мелочные поручения. Именно Азазел научил людей делать мечи, шпаги, ножи, щиты, брони, зеркала, браслеты и разные украшения; научил расписывать брови, употреблять драгоценные камни и всякого рода украшения, так что земля развратилась. Вероятно, Мише понравилось это сочетание способности к обольщению и убийству. Ведь за коварного обольстителя и сводника (это при клыке-то и бельме!) принимает Азазелло Маргарита Николаевна в Александровском саду. Благодаря Азазелу женщины освоили блудливое, как говорят отцы церкви, искусство раскрашивать лицо, хотя я в этом ничего плохого не вижу. Однако же все хорошо в меру… Именно Азазелло передает Маргарите крем, волшебным образом меняющий ее внешность и одаривающий ее не тусклой, человеческой, а яркой, брызжущей, ведьминской красотой. А еще Азазелло любит появляться через зеркало – собственное же изобретение.

Абадонна. Худой человек в темных очках… Демон войны, Аваддон – ангел Апокалипсиса. Работа его всегда безукоризненна. Слова на войне бесполезны. Только сила, направленная против силы, может что-то решить. Но Абадонна слеп, он всегда в черных очках и не может оказывать предпочтение никому из участников войны. А беспристрастие – важное качество в дьявольском бытие.



* * *

И все мои слуги присутствовали на том празднестве, ради которого, пожалуй, я и прибыл в эту чертову Москву. Великий бал полнолуния, состоявшийся 3 мая 29 года. Помнится мне, 22 апреля 35 года подобный бал проводил американский посол Уильям Буллит. Уж не знаю как, но размах своего бала он явно позаимствовал у меня. И тропические лианы, и попугаи, и шампанское, и лучшие оркестры, и вся эта мишура – явление пройденное и обыденное. И розы вокруг, розы… Точно католическая месса. Вы в России не слишком любите эти цветы. Разве что Мастер и Маргарита…



Череда гостей на празднике великолепна… Шествие открывает «господин Жак с супругой», «один из интереснейших мужчин», «убежденный фальшивомонетчик, государственный изменник, но очень недурной алхимик», который «прославился тем… что отравил королевскую любовницу». Никто иной, как известный французский государственный деятель XV в. Жак Ле Кер. Не такой уж и страшный человек. Разве что чертовски талантлив. А во всяком таланте есть нечто дьявольское, как бы чист он ни был. В каждом из моих гостей добро и зло тесно переплетены. За господином Жаком на балу появляется Роберт Дэдли Лейчестер (1532-1588) («граф Роберт… был любовником королевы и отравил свою жену»), фаворит Елизаветы Первой. Ни в чем дурном замечен не был, но факт – вещь упрямая.

Во время моего Великого бала перед королевой Марго проходят не только мнимые алхимики, отравители и убийцы, ставшие таковыми под пером Миши, но и подлинные злодеи всех времен и народов. Все мнимые отравители на балу – мужчины, все истинные отравительницы – женщины. Первой выступает госпожа Тофана, арестованная и задушенная в тюрьме за многочисленные отравления. Следующая отравительница – маркиза, которая отравила отца, двух братьев и двух сестер из-за наследства. Звать ее маркизой де Бренвиллье и за свои злодеяния она была казнена в… как мне помнится, 1676 году.

На Великом бале есть и знаменитые сводницы и развратницы прошлого и современности, ибо похоть вечна. Тут и московская портниха, организовавшая в своей мастерской дом свиданий, и Валерия Мессалина, третья жена римского императора Клавдия, преемника тоже присутствовавшего на балу Гая Цезаря Калигулы. Имена Мессалины и Калигулы стали нарицательными для обозначения жестоких сластолюбцев. Калигула был убит солдатами преторианской гвардии. Мессалина же в отсутствии Клавдия вступила в брак со своим любовником Гаем Салием и за попытку возвести его на престол была казнена. Есть среди моих и «госпожа Минкина» – экономка и любовница всесильного при Александре I временщика А. А. Аракчеева (1769-1834) Настасья Федоровна Минкина. Жестокая это была женщины, истязала крепостных и из ревности изуродовала раскаленными щипцами для завивки лицо горничной, что и спровоцировало крестьянскую расправу над Настасьей Федоровной. И поделом.

Пришел ко мне и Малюта Скуратов, ближайший сподвижник царя Ивана Грозного поддерживавший его во всех его зверствах и погибший в 1573 г. при осаде Венденского замка в Ливонии, в связи с чем, справляя тризну по погибшему наперснику, царь приказал предать мучительной казни всех пленных.

То, что перед Маргаритой проходит вереница убийц, отравительниц, палачей, развратниц и сводниц, совсем не случайно. Даже будучи ведьмой, она все-таки сохраняет в себе частицу добра, присущую каждому и мучается из-за отсутствия известий о Мастере и вины перед мужем. И, знакомя Маргариту со знаменитыми злодеями, я лишь старался усилить эти муки.

Не обошлось на приеме и без дуры Фриды с ее вечными жалобами на платок. Не надо было преступать грань – ту самую слезинку ребенка. Ну и зачем это бездетной Маргарите Николаевне? Глупо…

И само собой, на моем балу были все гении. Ибо всякий талант, как я говорил, в чем-то дарован именно мной!

* * *

Так что же остается сказать? Неужели ты ничего не понял?



Кто я?

Я – часть Бога! И какие-то его функции выполняю сам. Я вечен, ибо Добро и Зло вечны. Ибо они не могут существовать друг без друга. Ибо вечен Бог!

Если бы не было Зла, то не было бы и Добра. Почему? Да потому, что страдание рождает сострадание, ненависть – любовь, уродство – красоту. Если б не было Зла, нечему было бы оттенять Добро, которое стало бы не нужно. Не было бы НИЧЕГО! Ведь все, что есть на этой Земле, рождается в вечной борьбе Добра и Зла. И силы их равны.

Кто я?


Седьмое доказательство бытия Божия! Раз есть Дьявол, должен быть и Бог.

Кто я?


Часть той силы, что вечно хочет зла – и вечно совершает благо!

* * *


черный Воланд, не разбирая никакой дороги, кинулся в провал…

Эпилог


Вот и все. Вот и закончен монолог, как будто и не было этой долгой и темной речи…

А может, ее и правда не было. И мгновение спустя она исчезнет, как исчезли многие документы. Хотя… Рукописи не горят!

Что же удалось? Многое. Ибо немало сделано. Кто же такой Воланд? Сатана, но Сатана справедливый, ветхозаветный, ибо в Ветхом Завете Дьявол – не враг Бога и людей, а земной администратор божественного правосудия. Таким мы и видим Сатану на страницах романа «Мастер и Маргарита».

Фигура Воланда – центральная в романе. Вокруг него строятся все три мира: Ершалаим, Москва 30 годов, потусторонний мир. Воланд – судья, жестокий, но справедливый. И судит он всех и испокон веков. И даже Коровьев, становясь его правой рукой, отбывает на самом деле наказание за грехи, совершенные при жизни. Праведных людей в романе нет совершенно.

Воздаяние за грехи – важная миссия Сатаны. Человек же неисправим и греховен. Поэтому Воланд вечен. А ложь и страх – непростительные пороки. Москва 20-30 годов была пропитана ими, и именно поэтому Дьявол появляется в этой Москве. И все наказания, которые он вершит, не случайны и не бессмысленны. Они справедливы. И, заметьте, что, карая, Воланд обходится почти без крови…

Немаловажно и то, что добро и зло неразделимы. Иешуа и Воланд вместе вершат судьбы этого мира.

В связи с этим остается только один неразрешимый вопрос. Почему образ Сатаны Воланда так отличается от классического образа Дьявола? Неужели «Мастер и Маргарита» действительно Евангелие от Сатаны? Или дело совсем в другом?

Что же все-таки лучше и справедливее: Добро или Зло?

Ответ на этот вопрос, если его внимательно поискать, тоже есть в романе. Но это, как говорится, совсем другая история.

Список литературы



  • Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь (современная версия). – М.: Издательство ЭКСМО-Пресс, 2002.

  • Булгаков М.А. Избранное. Для ст. шк. возраста. – М.: Просвещение, 1991.

  • Мифологический словарь (под редакцией Е. М. Мелетинского). – М.: «Советская энциклопедия», 1991.

  • Советский энциклопедический словарь (под редакцией А. М. Прохорова). – М.: «Советская энциклопедия», 1988.

  • www.bulgakov.ru – электронная версия «Булгаковской энциклопедии».



- Достоевский умер, - сказала гражданка, но как-то не очень уверенно.

- Протестую! – горячо воскликнул Бегемот. – Достоевский бессмертен!



(М.Булгаков. «Мастер и Маргарита» Глава 28. стр.277)*

*Эта и последующие цитаты – Булгаков М. А. Избранное. Для ст. шк. возраста – М.: Просвещение, 1991.

- Чашу вина? Белое, красное? Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?

(М.Булгаков. «Мастер и Маргарита». Глава 18. стр. 162)

Персонаж романа А.Белого «Московский чудак». В образе фон-Мандро четко прослеживается инфернальное начало, что позволяет утверждать, что перед нами именно Сатана.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 29, стр. 282

М. Булгаков. «Мастер и Маргарита». Глава 19, стр. 177

 М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 2, стр. 17

М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 2, стр.21

М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 24, стр.187-188

Маргарита Валуа, известна также как Королева Марго (14 мая 1553, Сен-Жермен-ан-Ле — 27 марта 1615, Париж), жена французского короля Генриха IV Бурбона. Ее свадьба с наваррским королем Генрихом Бурбоном, которая должна была стать символом перемирия между католиками и гугенотами, состоялась 18 августа 1572 года, а пять дней спустя разразилась знаменитая резня гугенотов — Варфоломеевская ночь. То, что остался в живых ее муж, приписывают личному заступничеству Маргариты перед матерью. Маргарита была знаменита своими любовными связями, среди ее любовников современники называли и братьев, особенно младшего — Франсуа Алансонского. В 1574 году из-за неосторожности Маргариты был раскрыт заговор Франсуа против брата Карла, жертвой стал рядовой участник — любовник Маргариты Жозеф Бонифас Лерак де ла Моль.

 Маргарита Наваррская (1492-1549) – французская писательница, королева Наварры. Покровительница гуманистов. Издала сборник рассказов «Гептамерон», написанный в подражание Боккаччо.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 23

М.Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 24, стр. 219

М. Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 12, стр. 98

М. Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 7, стр. 65

Подробности в главе 14 романа «Мастер и Маргарита»




М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 1, стр. 11

Высшее масонское звание

Высшая ложа – высшее объединение масонов, целью которого было наказание преступивших масонские заповеди.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 1, стр. 6; Глава 3, стр. 36

М. Булгаков «Мастер иМаргарита» Глава 32, стр. 297

М. Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 22, стр. 200

Ночь густела, летала рядом, хватала скачущих за плащи и, содрав их с плеч, разоблачала обманы. …сегодня такая ночь, когда сводятся счеты.

(М. Булгаков «Мастер и Маргарита». Глава 32)




М. Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 19, стр. 178

Известная итальянская отравительница XVI века. Предоставляла свои услуги исключительно замужним женщинам. Была задушена в темнице в 1709 году.

Клавдий (10 до н. э. — 54 н. э.), римский император с 41 из династии Юлиев-Клавдиев. Заложил основы имперской бюрократии, улучшил финансовое положение государства, упорядочил налогообложение, раздавал права римского гражданства провинциалам.

 КАЛИГУЛА (Caligula) (12-41), римский император с 37 из династии Юлиев-Клавдиев. Стремление Калигулы к неограниченной власти и требование почестей себе как богу вызывали недовольство сената и преторианцев ; убит преторианцами.


М. Булгаков «Мастер и Маргарита» Глава 32, стр. 300




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница