Редкие астраханские издания



Скачать 192.79 Kb.
Дата10.08.2016
Размер192.79 Kb.



Александр Марков

РЕДКИЕ АСТРАХАНСКИЕ ИЗДАНИЯ

«Какое это чудесное, увлекательное занятие — разыскивать книги, брошюры, летучие издания, вышедшие много лет назад в родном городе!.. И, кстати, это огромной, научной важности дело — сберегать старые про­винциальные издания, особенно те, которые выпущены уездными и даже сельскими типографиями»1 —эти слова библиофила О. Л асу некого мог бы повторить и я.

Мне тоже пришлось пережить немало счастливых, волнующих ми­нут, когда удавалось наконец приобрести или отыскать редкое издание. Но суть не в этом. Я хочу, хотя бы фрагментарно, показать самое значи­тельное, любопытное из того, что появлялось в астраханской печати в XIX — начале XX века.

Речь пойдет о изданиях местных, которые сохранились в количестве очень ограниченном, но представляют большой исторический интерес.

Начну с астраханской газеты «Восточные известия». Ее издание неразрывно связано с именем Иосифа Антоновича Вейскгопфена. Матери­алы, хранящиеся в Астраханском государственном архиве, позволяют говорить о нем довольно подробно. Родился он в 1780 году, учился юриди­ческим наукам в Венском университете. Хорошо владел немецким, фран-> цузским, русским языками. Знал латынь. В 1806 году прибыл в Россию. С 1811 года стал преподавать немецкий язык в Астраханской гимназии. Но его занимало другое. Иосиф Антонович решил завести в Низовом городе типографию и издавать еженедельную газету «Восточные извес­тия». Стал хлопотать о разрешении. 24 августа 1811 года из Совета Ка­занского университета пришло дозволение завести типографию и издавать газету под надзором директора гимназии Александра Храповицкого. Это вполне устраивало Вейскгопфена. Отношения с директором гимназии у него были дружеские. Храповицкий слыл оригинальной личностью. Он учился в Кадетском корпусе. В 1789 году поступил в конную гвардию вахмистром. В 1797 году Александр Александрович вышел в отставку штабс-капитаном. И вот этот профессиональный военный поступает в Дерптский университет и три года изучает математические и физические науки. Прекрасно владел многими языками. Став директором Астраханс­кой гимназии, он привлек к преподаванию лучших учителей и поддержал идею Вейскгопфена издавать в Астрахани еженедельную газету.

Иосиф Антонович долго не мог подыскать подходящую типогра­фию. В 1812 году он заключил соглашение с иностранцами Греве и Литке на совместное содержание типографии. В это дело Вейскгопфен вложил 2800 рублей. По городу было расклеено объявление: «С 1813 года в губерн­ском городе Астрахани будут издаваться еженедельно в среду «Восточные известия», в которых помещено будет:



  1. О важнейших азиатских происшествиях.

  2. Выписки из новейших Европейских ведомостей.

  3. Статистическое описание азиатских стран и произрастаний.

  1. О торгах на Каспийском море и в г. Астрахани.

  2. Описание азиатских народов.

  3. Смесь и анекдоты.

  4. Известия о приходящих и отходящих судах.

  5. О денежном курсе, продаже, найме и проч.»2

В Астраханской областной библиотеке есть подшивка номеров за 1813 год. Рассматриваю первый номер: «Среда, генваря 29 дня». Первая статья посвящена военным действиям против Наполеона: «Слава богу, мы получили радостное известие о вступлении победоносных наших войск за границу, о взятии Кенигсберга, Варшавы и Мемеля».

По случаю этих побед астраханский губернатор Андреевский объявил трехдневное торжество. 26 января были прочитаны манифесты. Чтение сопровождалось пушечной пальбой. Все лучшие городские улицы были иллюминированы. В центре Губернаторской площади, на особом поста­менте, был сооружен храм славы — российский герб, над ним «знамя победоносных войск с перунами, поражающими неприятеля, и гербы поверженных городов Кенигсберга и Мемеля». В газете помещено и такое сообщение: «Ноября 19, 1812 года. Приведены сюда первые пленные французы. Рядовым отведены старые городские казармы, а офицерам назначены квартиры на Казачьем бугре. Они, а особливо последние, весь­ма довольны приемом». Здесь же помещено сатирическое стихотворение «Танцы Наполеона». В других номерах «Восточных известий» подробно излагались обстановка в Европе и ход войны с войсками Наполеона.

Большое внимание уделялось местным событиям, публиковались исторические очерки: «О происхождении имени Астрахани», «Отрывок из путешествия на Кавказские горы», «Описание города Испагани...»

Разнообразие материала, удачная подборка известий способствовала успеху газеты.

Боясь конкуренции со стороны провинциальной газеты, министр народного просвещения граф А. К. Разумовский распорядился воспретить Вейскгопфену заимствовать из центральной печати статьи и заметки. Разрешалось печатать только местные известия. Но это нисколько не повредило популярности «Восточных известий». В 1814 и 1815 годах было выпущено по 52 номера.

В ноябре 1813 года к астраханскому губернатору обратился главно­командующий русскими войсками в Грузии генерал-лейтенант Ртищев: можно ли в Астрахани печатать указы и манифесты на армянском и грузинском языках?

Письменное объяснение главнокомандующему давал Иосиф Анто­нович: «Хотя я с начала заведения здесь типографии желал, кроме рос­сийской, немецкой и латинской, завести также армянскую типографию с тем, дабы «Восточные известия» выходили на обоих языках — россий­ском и армянском, почему через господина гражданского губернатора просил здешних армян уступить мне их типографию»3.

Но оказалось, что армянское общество над типографией не властно. Она была заведена в конце XVIII века армянским архиепископом Иоси-



фом Аргутинским, на что истрачено 25 тысяч рублей. И в данное время, по словам Вейскгопфена, армянская типография «состоит в собственном заведовании патриарха-католикоса Ефрема». К тому же типография та «стара и весьма недостаточна».

Все же И. А. Вейскгопфен сумел раздобыть армянский шрифт. С 1816 года «Восточные известия» печатались параллельно на русском и армянском языках.

В феврале 1816 года между Вейскгопфеном и его бывшим товари­щем по типографии Литке начался судебный процесс. Летом того же года Вейскгопфен скоропостижно скончался. Ему было всего 36 лет. Его молодая жена Екатерина Захаровна осталась с малолетним сыном без средств к жизни. Только после долгих хлопот ей удалось добиться неболь­шой пенсии. Со смертью Вейскгопфена прекратили свое существование и «Восточные известия».

Вот что писал в конце XIX века астраханский историк Николай Леонтьев: «Сколько можно судить о Вейскгопфене на основании архивных и других источников, это был человек умный, солидного по тому времени образования, правил честных и энергии редкой, настойчиво стремившийся к той цели, которую наметил. Его газета останется навсегда единствен­ным печатным памятником астраханской жизни того времени и драгоцен­ным материалом умственной и общественной Астрахани второго десяти­летия XIX века»4. К этому стоит еще добавить, что «Восточные известия» были первой провинциальной газетой в России.

Говоря о редких астраханских изданиях, мы должны вновь вернуть­ся к Вейскгопфену. Еще в 1812 году директор Астраханской гимназии Храповицкий в письме астраханскому губернатору Андреевскому указывал, что в заводимой в городе Астрахани учителем Вейскгопфеном типографии будет печататься не только газета, но и «театральные сочинения, отдель­ные ежедневные листы, частные и публичные известия и объявления»5.

Печатались и книги, которые сейчас стали библиографической редкостью.

Так, «Книга католических молитв и гимнов» на немецком языке была издана в 1813 году. В 1813—1814 годах Вейскгопфен издает состав­ленное им учебное пособие — «Руководительную тетрадь для преподава­ния немецкого языка» в трех томах. В 1814 году выходят на немецком языке сочинения Фомы Кемпийского. В 1815 году появился «Российско-армянский букварь для обучения армянского юношества чтению, перело­женный с российского на армянский диалект смотрителем армяно-католи­ческого училища Клементьем Шавердовым».

Но наибольший интерес из отдельных изданий Вейскгопфена вызы­вают «Басни Александра Агафи». Эта небольшая книжка вышла в Астра­хани в 1814 году. В ней всего 12 басен. Автор этих басен был помощником директора астраханских училищ Храповицкого, членом Казанского об­щества любителей отечественной словесности и сотрудником газеты «Вос­точные известия». Его отец, Дмитрий Агафи, был незаурядной личностью. В 1778 году он, член Падуанской и Пизанской академий, знаток многих европейских и восточных языков, был назначен директором главного народного училища в Астрахани.

В журнале «Сын отечества» (1814. № 47) литератор и критик Ни­колай Сушков, родственник М. Ю. Лермонтова, дал высокую оценку книге басен Александра Агафи. Он писал: «Скажем в похвалу сих басен, что их после Хемницера, Дмитриева, Крылова и некоторых басен Измайлова можно прочесть с удовольствием. Слава астраханскому Парнасу».

Почти в одно время с типографией Вейскгопфена и Литке в Астра­хани существовала типография шотландского миссионера Джона Митчела, которая находилась в доме Кузнецова на Губернаторской площади. В 1816 году он издал на турецком языке «От Луки святое Евангелие», а в 1818 году на том же языке — «Библию». Затем выпустил на татарском языке «Книгу псалмов», «Евангелие» и «Книгу Бытия». Две последние книги имеются в Астраханской областной библиотеке. На титульном листе «Книги Бытия» выходные данные: «Астрахань. Типография Иоанна Мит­чела. 1819».

Нельзя обойти вниманием и такое редкое издание, как «Азиатский музыкальный журнал». Он выпускался преподавателем музыки в Астра­ханской гимназии Иваном Викентьевичем Добровольским с 1816 по 1818 год.

Добровольского привез в Астрахань из Могилева архиепископ Анас­тасий Братановский. Иван Викентьевич был капельмейстером архиерей­ского хора. После смерти Анастасия капельмейстер стал работать учите­лем музыки в гимназии. Тогда и задумал он издавать в Астрахани журнал, где решил помещать армянские, персидские, индийские, горские, киргиз­ские, чеченские, грузинские, татарские, калмыцкие, хивинские, бухарские, черкесские, кабардинские и казацкие песни и пляски.

Журнал был ежемесячный. Годовая цена за 12 выпусков — 15 рублей. С пересылкой в другие города он стоил 20 рублей — цена по тем временам немалая. И все же журнал выходил три года и пользовался успехом. Это было первое музыкальное издание в России с нотами, текс­том песен на языке оригинала и переводом на русский язык.

«Азиатский музыкальный журнал» был и первым литографирован­ным изданием в России. И. В. Добровольский самостоятельно сконструи­ровал литографический станок, применил новый способ печатания на камне, притом камне местной породы.

Столичная газета «Русский инвалид» отзывалась о начинании Доб­ровольского так: «Почтенный издатель, не нашедший, по-видимому, в Астрахани резчика на меди, вздумал воспользоваться новоизобретенным способом печатания с камня. Следуя только одним описаниям, может быть, весьма недостаточным, начал печатать ноты помянутым способом, и хотя первые листы его журнала показывают те препятствия, кои надле­жало ему преодолеть, но с тех пор работа его идет весьма успешно и достигает все большего совершенства».

* * *
В первой половине XIX века в Астрахани печаталось немало книг религиозного содержания и разных статистических сборников. Опублико­ванные тогда описания астраханских монастырей и храмов и сейчас слу­жат незаменимым подспорьем для историков, литераторов, архитекторов, реставраторов, краеведов.

Несомненно, большой редкостью является книга «Прошедшее и настоящее общественной библиотеки в Астрахани», изданная в Астра­хани в 1867 году. Ее автор, редактор «Астраханских губернских ведомос­тей» П. А. Кашперов, написал эту книгу как своеобразное приложение к «Указателю библиотек России» Геннади. Кашперов критикует методику составления «Указателя...» и ряд неточностей, допущенных Геннади. На­пример, в «Указателе...» показана лишь одна Общественная публичная библиотека в Астрахани, а Кашперов указывает, что в Астрахани в сере­дине XIX века их было несколько: Морская, Семинарская фундаменталь­ная, Общества морских врачей, библиотека при Палате государственных имуществ, не говоря уже о монастырских и частных.

Общественная публичная библиотека была открыта 19 июня 1838 года. Она включала в себя более 6 тысяч книг на русском и иностранных языках.

Большую роль в создании библиотеки сыграло астраханское купе­чество. Купец Солодовников пожертвовал библиотеке 3000 томов, а ино­странец Швейцер 1000 томов. Но главным учредителем библиотеки Каш­перов называет Н. И. Шайкина, который жертвовал не только книги, но и большие суммы денег. Его сын Осип Шайкин, страстный книголюб, тоже передал некоторые свои книги библиотеке и на свой счет арендовал поме­щение в здании Общественного собрания. Желающих пользоваться библиотекой вначале было мало, хотя в Астрахани в 1838 году насчитыва­лось 45 708 жителей.

П. А. Кашперов приводит извлечение из «Отчета публичной библио­теки за 1842 год». Из него видно, что библиотекой заведовал «2-й гильдии купеческий сын Осип Шайкин». А вот отзыв чиновника В. Бенземана: «Но энергия и пожертвования Шайкина и других ничего не могли сделать с холодностью общества при недостатке поддержки местных властей. Число подписчиков было незначительно...»

Конечно, большую роль здесь играла не «холодность общества», а недоступность библиотеки для широкого читателя. За пользование кни­гами взималась большая плата.

Далее Кашперов повествует: «Годы проходили, сменялись люди и события: после замечательной во многих отношениях ревизии здешней губернии (1844) сенатором князем П. П. Гагариным переменились здесь три начальника губернии (военные губернаторы Темирязев, Чистяков, Басаргин). Астрахань пережила холеру 1847, 1848 и 1853 годов. Многое изменилось под нашим небом... 6 августа 1853 года от холеры здешней умер военный губернатор, вице-адмирал Басаргин. На его место астра­ханским военным губернатором (управляющим и гражданской частью) и главным командиром Астраханского порта был назначен контр-адмирал Николай Александрович Васильев. Именно он предложил служащим горо­да вносить один процент жалованья на нужды библиотеки. Чиновнику особых поручений при губернаторе Н. А. Акимову поручено было привести публичную библиотеку в порядок и составить каталог...» К концу 1854 года книги были разобраны, описаны, расставлены в определенной системе, составлен хронологический каталог. Но после отъезда из Астрахани гу­бернатора Васильева библиотека снова пришла в упадок, что отмечал в своем дневнике в 1857 году Тарас Шевченко, бывший в ту пору в Астра­хани.

И лишь через два года положение вновь стало выправляться. Быстро стал пополняться основной фонд библиотеки. Кроме беллетристики, при­обретались и солидные научные труды. Вносились в каталоги все выходя­щие астраханские издания. Некоторые из этих книг представляют сейчас большую библиографическую редкость. Так, Кашперов указывает, что в 1860 году в Астрахани была издана книга «Сказание о Дербен-Ойротах» нойона Тюменя. Перевод этой рукописи сделал Георгий Степанович Лыт-кин. И тут я вспомнил интересную рукопись, хранящуюся в Астраханском государственном архиве. В ней переводчик «Сказания о Дербен-Ойротах» описывал свое путешествие по калмыцким степям. С внуком переводчика Александром Александровичем Перроте — бывшим командиром эсминца «Расторопный» — я познакомился в августе 1975 года в Астраханском государственном архиве. Он привез для сдачи в архив «Дневник поездок в калмыцкие степи студента Петербургского университета Г. С. Лыткина». Дневниковые записи охватывают 1858—1860 годы. Я присутствовал при передаче этого ценного материала и с интересом выслушал рассказ вете­рана. Александр Александрович сообщил, что в 1918 году он прибыл в Астрахань на миноносце. И весь 1919 год провел в низовьях Волги в жар­ких схватках и походах. Это было незабываемое время. Навсегда осталась Астрахань в сердце боевого моряка. Вот почему теперь, на склоне лет, решил он привезти в Астрахань рукопись своего деда, тоже связанную с Астраханским краем. О деде Александр Александрович рассказывал с увлечением.

Георгий Степанович Лыткин родился в 1835 году в глухом Усть-Усольске. Был он зырянином (коми) по национальности. Детство было трудное — в семье десять детей. И все же Георгий успешно закончил уездное училище, а затем Вологодскую гимназию. Удивительная тяга к знаниям привела его в Петербургский университет. Он поступил на восточное отделение филологического факультета. Но, проучившись два года, перешел со второго курса на первый восточного факультета по «мон­голо-калмыцко-тюркскому» разряду. С третьего курса он командируется на два года для исследования калмыцкой письменности и совершенство­вания в познании калмыцкого языка.

Квартира Лыткина находилась в ставке хошеутовского владетель­ного князя Церенджап Тюменя, близ Волги. Церенджап приходился родным племянником герою войны 1812 года Сербеджап Тюменю.,Князь был польщен, что к нему прибыли студенты Петербургского университета (вместе с Лыткиным был друг, студент А. Михайлов) и на первых порах оказывал им всяческое содействие. 16 июня 1858 года Георгий Степано­вич сделал такую запись: «Утро было чрезвычайно жаркое, почему я до обеда был на террасе и читал грамматику Попова. В 10 часов утра князь призвал меня в комнату, где децун (хранитель реликвий) показывал зна­мена прадедов князя...»

Там было и знамя, с которым калмыцкие полки принимали участие в сражении против войск Наполеона в 1812 году. На знамени изображен грозный воин — Дайче Тегри, сидящий на коне в полном вооружении и в шлеме.

Затем Лыткин посетил могилу героя, войны 1812 года полковника Сербеджап Тюменя и оставил ее описание: «Памятник сделан из кирпича четырехугольной формы. Окружен деревянным забором, внутри которого находятся несколько шестов с вертящимися дощечками, на которых над­пись по-тибетски...»

Через несколько дней Георгий Степанович получил доступ в книго­хранилище князя, который был в близком родстве и с известным калмыц­ким летописцем Батур Убаши Тюменем. Лыткин был потрясен обилием неизвестных науке калмыцких рукописей. Он начал переводить многие сочинения на русский язык. Особенно важными он считал «Сказание о Дербен-Ойротах» Батур Убаши Тюменя; «Краткую историю калмыцких ханов» (XVIII в.) неизвестного автора; «Повесть о разгроме монголов Дербен-Ойротами...».

Лыткин впервые перевел и прокомментировал «Хронологию досто-памятнейших в истории буддизма событий», начиная с 962 года до новой эры и по 1652 год. Но, к сожалению, эта работа не была опубликована. Огромный научный интерес вызвал его перевод «Сказания о Дербен-Ойро­тах» Батур Убаши Тюменя, изданный в Астрахани в 1860 году. Это был первый подробный перевод на русский язык истории калмыцкого народа.



* * *

В конце XIX — начале XX века издатели астраханских газет начи­нают привлекать читателей бесплатными приложениями к отдельным изданиям. Особенно широко практиковал это издатель «Астраханского вестника» Адольф Николаевич Штылько. Некоторые из этих приложений представляют сейчас большую библиографическую редкость.

13 ноября 1890 года в газете «Астраханский вестник» было поме­щено объявление: «Все наши годовые подписчики получат в виде бесплат­ной премии избранные сочинения М. Ю. Лермонтова с изящно исполнен­ным портретом поэта. Избранные сочинения выйдут в свет и будут разос­ланы в июле 1891 года. Они будут содержать все главнейшие, выдающиеся произведения пера замечательного поэта».

Редакция не смогла вовремя выполнить своих обязательств, так как книга была затребована на предварительную цензуру в Петербург. Разре­шение на выпуск этого издания было получено только 18 августа 1891 года.

В книге 128 страниц и гравированный портрет поэта. Внизу, под портретом, указано, что гравюра отпечатана в новой русской типографии на Пароходной улице. В сборник вошли такие стихотворения и поэмы, как «Боярин Орша», «Измаил Бей», «Люблю я цепи синих гор...», «Могила бойца», «Кавказ», «Демон», драма «Маскарад».

В Астрахани сохранился всего лишь один экземпляр этого сборника. Он находится в Областной научной библиотеке. Без титульного листа, пере­плет картонный, серо-зеленый, с кожаным корешком. Эту книгу передала в библиотеку в 1961 году заслуженный врач РСФСР Нина Васильевна Шу­бина. А ей книга досталась от отца, Василия Степановича Петрова, который был большим книголюбом.

В 1912 году А. Н. Штылько выпустил в виде бесплатных приложений сразу две интересных книги — «Записки об Астрахани» М. Рыбушкина и «Гюлистан» персидского поэта Саади. На оборотной стороне титульного листа «Записок...» указано: «В настоящем издании сохранены титульные страницы, посвящения, предисловие и проч. — в том виде, как все это было напечатано самим автором М. Рыбушкиным, в его собственном издании 1841 года».

Дело в том, что к началу XX века книга Рыбушкина об Астрахани стала библиографической редкостью. Эту книгу безуспешно пытался про­читать еще Тарас Шевченко. Когда летом 1857 года опальный поэт воз­вращался из ссылки, он больше недели прожил в Астрахани, обошел весь город, побывал на базарах, в гостиных дворах, осмотрел кремль и даже ризницу Успенского собора. Его заинтересовали астраханские древ­ности, и он решил прочитать что-нибудь об истории края и города. Кто-то порекомендовал ему «Записки об Астрахани» Рыбушкина. Вот что записал по этому поводу великий кобзарь в своем дневнике: «...как бы кстати теперь иметь эту книгу: там, верно, помещены документальные сведения о времени построения кремля и собора как главного украшения города. Кто же мне заменит эту дорогую книгу?.. Пошел отыскивать городскую библиотеку. Против губернаторского сквера прочитал я на бледно-голубой вывеске «Публичная библиотека для чтения». Браво, подумал я, в Астра­хани публичная библиотека! Стало быть, и чтецы имеются. Замарашка мальчуган указал мне вход в это святилище, и я благоговейно поднялся на второй этаж и вступил в единственную залу библиотеки. Библиотекарь в сюртуке с красным воротником и с гренадерскими усами, которого я принял за полицейского чиновника, сказал мне, что книги Рыбушкина «Описание города Астрахани» в настоящее время в библиотеке не имеется, а что она находится у бухгалтера общественного призрения Васильева. Я объяснил ему, что я не здешний, но он все-таки послал меня в Приказ общественного призрения. Делать нечего, отправился я к помянутому бухгалтеру Васильеву. И от сего почтенного старичка получил надежду прочитать книгу Рыбушкина завтра в 9 часов утра»6.

Утром на следующий день бухгалтер так и не принес книгу. Еще через день, 14 августа, поэт "записал в дневнике: «...пошел в библиотеку.

Но сия Публичная библиотека, вероятно, по случаю дождя и грязи, была заперта, и я, поклонившись дверям сего недоступного, таинственного святилища, ушел восвояси с миром, дивясь бывшему».

Так Шевченко и не прочитал книгу Рыбушкина. Но в чем же цен­ность «Записок об Астрахани» и кто такой Рыбушкин?

Михаил Самсонович Рыбушкин родился в 1792 году в Симбирске. После окончания гимназии поступил в Казанский университет, где, кроме предметов общей словесности, прослушал курс математических и естест­венных наук и был удостоен степени кандидата. Затем стал преподавать историю и географию в Казанской гимназии. С 1823 года он становится адъюнктом Казанского университета по кафедре словесности. В то же время М. С. Рыбушкин заведовал университетской типографией, занимался литературной деятельностью, печатал свои стихи и статьи в «Казанском вестнике», в «Прибавлениях» к нему. В 1832—1834 годах Рыбушкин стал издавать журнал «Заволжский муравей» и поместил там немало своих произведений. Сочиненная и изданная им в 1834 году книга «Краткая история города Казани» была приобретена для Эрмитажной библиотеки.

Любопытно, что Пушкиным на Рыбушкина была написана эпиграмма: в 1814-м Михаил Самсонович опубликовал свою трагедию «Иоанн, или Взятие Казани». Вскоре в журнале «Сын отечества» появился о ней отри­цательный отзыв. Рыбушкин неумело защищался от нападок критика, что и вызвало эпиграмму:

Бывало, прежних лет герой, Окончив славну брань с противной стороной, Повесит меч войны средь отческие кущи; А трагик наш Бурун, скончав чернильный бой, Повесил уши'.

В феврале 1835 года Рыбушкин был назначен директором гимназии и училищ Астраханской губернии. Он прожил в Астрахани девять лет и все это время занимался изучением истории Низового края, печатал свои статьи в газете «Астраханские губернские ведомости». В 1841 году в Москве, в типографии Селивановского, вышла его книга «Записки об Астрахани». Он посвящал ее Михаилу Николаевичу Мусину-Пушкину, попечителю Казанского университета и его учебного округа. В предисло­вии Рыбушкин писал: «По прибытии моем в Астрахань на место дирек­тора училищ, я за первый долг себе поставил заняться л составлением записок об этом замечательном городе и извлечь потребные для того материалы- из дел архива... Подвергая суду читателей слабый труд мой, я не могу не обнаружить мысли моей, что история всякого края, города и местечка составляет уже звено, принадлежащее Истории Государства».

Книга, изданная Рыбушкиным, несмотря на некоторые ошибки, в течение долгого времени оставалась единственным произведением об истории Астрахани. Ее не раз цитировали ученые, писатели, поэты, путе­шественники. В начале XX века «Записки...» имелись только в Астрахан­ской публичной библиотеке, и то в единственном экземпляре. Вот почему

Штылько и решил переиздать эту книгу в виде бесплатного приложения к своей газете.

В том же 1912 году он осуществил и публикацию творений замеча­тельного персидского поэта Саади «Гюлистан» («Цветник роз»). Штылько не зря взялся за издание сборника притч и коротких новелл выдающегося поэта Саади Мослихуддина, жившего в конце XII — начале XIII века. Произведения Саади давно пользовались заслуженной славой в странах Востока и Европы. Но в России «Гюлистан» впервые был опубликован в Москве в 1882 году. Перевод этот сделал профессор Иван Николаевич Холмогоров, который был тесно связан с Астраханью. Об этом мы узнали из биографических сведений о переводчике, которые сообщены астрахан­ским историком Н. Ф. Леонтьевым и приложены к астраханскому изданию «Гюлистана». Более подробные сведения о Холмогорове имеются в Одес­ском областном архиве в фонде Ришельевского лицея. Там хранится «Формулярный список о службе исполняющего должность профессора-наставника восточных языков при Ришельевском лицее Ивана Николаевича Холмогорова, составленный 5 сентября 1853 года».

Ко времени составления формуляра уроженцу Симбирской губернии Холмогорову было 35 лет. После окончания Казанского университета он назначается старшим преподавателем персидского языка в Астраханскую гимназию с 19 июня 1843 года. Иван Николаевич исполнял должность и учителя латинского языка в низших классах гимназии. А также «за не­имением учителя с распоряжения г. министра народного просвещения исполнял должность учителя истории и географии в Астраханском армян­ском Агабабовском училище с 1844 г. по 1846 г.».

В 1847 году Холмогоров был назначен преподавателем арабского языка в Казанский университет, а потом в Ришельевский лицей. В лицее кроме преподавательской деятельности он занимался определением и систематизацией древних монет. Ему удалось собрать и систематизировать огромные коллекции монет Херсонеса, Таврии, Пантикопеи, Ольвии, Фра­кии, Фаоса, боспорских царей и римских императоров...

Через пять лет Холмогоров опять назначается в Астрахань. На этот раз инспектором Астраханской гимназии. Уже в первый свой приезд сюда Холмогоров тщательно изучает произведения Саади, по крупицам собира­ет разбросанные по многим источникам сведения о персидском поэте. Наконец, Николай Иванович защищает магистерскую диссертацию «Шейх Мослихуддин Ширазский и его значение в истории персидской литерату­ры». Публикация этой диссертации в Казани вызвала многочисленные отклики русских писателей и ученых. Только теперь в России по-настоя­щему узнали о многотрудной жизни и необыкновенных приключениях по­эта из Шираза. Спасаясь от ужасов монгольского нашествия, Саади по­кинул родной город, 30 лет скитался по разным странам, добрался до далекой Индии, жил у огнепоклонников. Бежал оттуда в Мекку и Дамаск, жил отшельником близ Иерусалима. Здесь его захватили в плен кресто­носцы и привезли в Триполи, где заставили, как и других невольников, сооружать крепость. Его выкупил из неволи один знакомый купец. С боль­шим трудом Саади вернулся в родной Шираз. Уже в преклонных годах поэт написал «Гюлистан» — лучшее свое произведение.

Холмогоров переводил стихи Саади прозой, удивительно бережно сохраняя образность языка поэта. В предисловии к своей книге Саади писал: «Я вкратце высказал несколько слов-анекдотов, замечательных изречений, повестей, стихов, историй из жизни прежних царей и все это поместил в предлагаемой книге. Я израсходовал на это занятие часть дорогой жизни...»

Часть своей жизни потратил и Холмогоров, воздавая должное по­этическому мастерству и глубине философского суждения Саади.

До сего времени не утратил своего значения перевод Холмогорова. Знаменательно и то, что публикация «Гюлистана» в Астрахани была первой публикацией произведения Саади, сделанной в России вне столицы и данной в бесплатном приложении к «Астраханскому вестнику».


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Альманах библиофила. 1978. Вып. 5. С. 21.

2 ГААО, ф. 1, оп. 2, д. 32, л. 20.

3 ГААО, ф. 1, оп. 3, д. 22, л. 4.

4 В кн.: Остроумов Т. Исторический очерк Астраханской 1-ой мужской гим­назии за время 1806 по 1914 г. Астрахань, 1914. С. 37.

5 ГААО, ф. 1, оп. 2, д. 32, л. 1.

6 Шевченко Т. Дневник. М., 1954. С. 130—131.

7 Пушкин А. С. Эпиграммы. М., 1979. С. 11.


Каталог: ?file= -> res -> file


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница