Редактор-издатель


Борьба Черкесии против русской угрозы



страница5/13
Дата13.06.2016
Размер1.64 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

2. Борьба Черкесии против русской угрозы


Поход Петра I в Персию в 1722 г. не коснулся непо­средственно Черкесии. Но он показал, что необъятные вожделения и виды России на Ближний Восток, на Цен­тральную Азию, на Дарданеллы и на Персидский залив не могут найти даже начала осуществления, пока Россия не завладеет Кавказским барьером. Дагестанский экспери­мент обнаружил, что завладение Кавказом невозможно обходным движением с каспийского и тем менее черно­морского флангов, пока Северный Кавказ не будет разре­зан на две части в его центральном секторе. Как раз здесь в преддверьи Дарьяльского ущелья, кратчайшего пути сообщения с южным Кавказом, находилась Кабарда. Нуж­но было, стало быть, завладеть этой страной. В эту сторону шли уже усилия Ивана Грозного и его преемников. Москва видела традиционно в Кабарде покровительствуемую страну. Оставалось политически и дипломатически закре­пить положение России, думали в Петербурге. Но совсем иначе смотрела на дело Кабарда. Кабардинцы никогда себя не считали подданными России. И весь XVIII в. и первую половину XIX в. Кабарда упорно боролась против русских притязаний на ее территорию.

Внутреннее положение в стране давало все козыри в руки русских: в 1728 г. возникли распри среди князей -Кайтукиным, с одной стороны, Атажукиным и Мышо-


стовым, с другой. Сторонники первого составили Кашкатовскую (по имени горы Кашка-Тау близ реки Черек) пар­тию, враждебную России, сторонники двух других обра­зовали Баксанскую (по имени реки Баксан) партию, сто­ящую за дружбу с Россией. Первая партия искала опоры в Крыму и Турции и в 1731-1732 гг. даже приводила крымцев в Кабарду для совместной борьбы против баксанцев.

Однако в 1736 г. во время войны между Турцией и Россией, кабардинцы стали на сторону последней вслед­ствие обещания признать независимость Кабарды. И дей­ствительно, по Белградскому трактату 18 сентября 1739 г. (пункт 6) Кабарда была признана Россией и Турцией не­зависимым государством. Это событие лишний раз дока­зывает абсурдность утверждения большевиков, что 400 лет тому назад Кабарда добровольно присоединилась к России.

Россия не долго уважала это условие мира. Она ста­ралась вмешиваться во внутренние дела, что впрочем не приводило ни к каким результатам. Тогда она прибегает к методам прямого принуждения.

Вот, что пишет по этому поводу русский историк Н. Грабовский:

«Россия, задавшись один раз целью прочно утвердить свое господство на Кавказе, не могла действовать иначе: все стрем­ления русской политики на Кавказе по отношению к Кабарде, как сильнейшей и богатейшей тогда народности на Кавказе, должны были сосредоточиться на уничтожении Белградского трактата» (31)

При таком намерении гор. Моздок (32), построенный ка­бардинцами в 1759 г., приобретал большое значение. Он становился под прямую угрозу, и действительно, через че­тыре года русские превращают его в крепость и соединяют его военной линией с Кизляром в 1763 г. Этот год можно рассматривать как начало столетней русско-черкесской войны, кончившейся весной 1864 г.

Кабардинцы ясно понимали смысл мероприятий со стороны Севера и в следующем же году отправили миссию в Петербург в составе Кайтуко Кайсакова и Кудеметова с целью срыть укрепление Моздока. Требование было, ко­нечно, отклонено. Чтобы смягчить впечатление, делегатам
31)Грабовский Н. Присоединение к России Кабарды, «Сборник сведений о кавказских горцах», вып. IX, Тифлис, 1876.

32) По-черкесски «mez» означает -лес, a «degu» - глухой.

была выдана значительная сумма денег для раздачи ка­бардинцам. Петербургский двор был ошеломлен, однако, узнав, что кабардинцы отказались принять деньги, реши­ли прервать сношения с Россией.

По просьбе черкесских представителей Турция вме­шалась в дело, и работы по укреплению Моздока были прерваны. Кабардинцы, недовольствуясь этим, объедини­лись с западными черкесами и стали систематически про­изводить нападения на русские линии. Кизляр был нес­колько раз осажден ими. После ряда таких стычек кабар­динцы, желая быть подальше от Моздока, покинули в 1767 г. свои места и переселились в верховья Кумы по близости с закубанскими черкесами, с которыми вступили в союз. Но как раз в этом 1767 г. возникла война между Турцией и Россией. Кабардинцы заняли выжидательную позицию. Они питали надежду, что их независимость будет подтверждена новым мирным трактатом и вопрос о пог­раничных спорах будет разрешен димломатическим путем. Но Петербург думал иначе. В инструкции генералу де Медему, командующему русскими войсками со стороны Кубани, было указано: «какой бы то ни был будущий мир с Портой, Кабарда должна быть присоединена к России».

В 1769 же году де Медем с войсками вступает в Ка­барду. Россия направила свои войска и против кубанских черкесов.

Кабардинцы решили тогда отправить делегацию в составе Джанхота Сидако и Кургоко Татархана (первый от Баксанской и второй от Кашкатовской партий) в Петер­бург. Делегация обратилась к Российскому правительству с просьбой снести крепости Моздока и свои отношения к Кабарде строить на основе Белградского трактата. В ответ была вручена известная высочайшая грамота на имя ка­бардинского народа. В ней говорилось, что императрица не соглашается на уничтожение моздокских укреплений и что она рассматривает Кабарду, как часть Империи.

В этом же году де Медем получил приказ: «нужно не­обходимо, дабы в Кабарде всегда две равносильные партии находились» (33).

После опубликования грамоты в 1771 г. Кабарда ре­шила стать на сторону Порты, веря в ее успех в войне против России. Она заключила в 1774 г. союз и с крымским ханом и с западными черкесами для совместных действий против России. Крымский хан с войсками из западных
33) Бyтков П. Материалы для новой истории Кавказа, ч. I, стр. 323 и сл., Грабовский Н. Указ, соч., стр. 135-143; Namitоk A., op. cit.

черкесов, некрасовцев, турок и крымцев приблизился к Моздоку на подмогу кабардинцам. Все эти операции, од­нако, не дали решающего результата: мир был вскоре зак­лючен и Кабарда вместе с Западной Черкесией снова ока­залась лицом к лицу с северным врагом.

Кучук-Кайнарджинским трактатом 10 июня 1774 г. было определено, что присоединение Кабарды к России должно последовать по соглашению с Крымским ханом. Так как будто бы уже в 1772 г. хан согласился на такое присоединение, то считалось, что в пополнение означен­ной статьи договора не было надобности. Таким образом, благодаря дипломатическому экивоку, Россия присваива­ла себе право иметь свободные руки в отношении Кабарды. Генералу де Медему был послан текст трактата. Он должен был прочитать его на собрании кабардинских кня­зей. Но многие из них отказались явиться для выслуши­вания смертного приговора над их страной. Впрочем и с точки зрения международного права договор не имел силы, так как крымский хан не признавал права России на Кабарду и в этом духе Девлет Гирей уведомлял де Медема в сентябре 1776 года.

Черкесия ответила на притязания России открытой войной. Тогда русские приступают к проведению и укреп­лению линии между Моздоком и Азовом на протяжении 500 верст (в части Кубанской под надзором Суворова), воздвигаются крепости в 1777 г. на Малке, на Куме и на Подкумке. Для занятия этих крепостей были переселены сюда остатки волжских казаков. Осенью 1777 г. кабардин­цы и закубанские черкесы силой противятся возведению этих крепостей. Кабардинцы вошли в тайные соглашения с другими северокавказскими народами и заключили тес­ный военный союз. Совместные действия начались весной 1779 г.: закубанские черкесы осаждают Ставрополь, ка­бардинцы подступают к Алексеевскому редуту и к Пав­ловской крепости на Куме, а чеченцы действуют в Калиновской и других станицах, в то время как кабардо-черкесские соединенные силы угрожают ряду крепостей по всей линии. Почти весь Северный Кавказ за исключением Дагестана был вовлечен в борьбу. Особенно кровопролитно было сражение в конце сентября 1779 г., где кабардинцы потеряли весь цвет своей аристократии: более 300 молодых князей и дворян пало в этом бою и черкесы до сих пор оплакивают этот «кабардинский кошмар».

Неравная, тяжелая борьба, а также присоединение Крыма к России вызвали у населения Черкесии стремление к переселению в Грузию, которое вскоре начало осуществляться. Началось это с ведома грузинского царя

Ираклия. Последний выслал даже для принятия черкесских эмиг­рантов в Дарьял команду. Однако переселение было при­остановлено русскими, заградившими путь в Грузию.

После этих событий в Кабарде спокойствие почти не нарушается (1784-1785 гг.). Все заботы народа были на­правлены только на внутренние вопросы: власть центра­лизуется, так как поняты губительные последствия борьбы двух партий, вождем страны избирается Бамат Мишост, одабриваются различные законы, касающиеся управле­ния, землепользования, налогов и т. п., положение кре­стьян улучшается.

Это затишье используется русскими для устройства новых крепостей, в особенности в верховьях Кубани, с це­лью отрезать Кабарду от Западной Черкесии. В 1786 г. вводится Кавказское наместничество (34), уничтожаются но­гайцы кубанских степей Суворовым, Кавказская линия усиливается и назначается командующим ею генерал Текелли (1787 г.). Закончив эти мероприятия, русские на­чинают требовать прекращения торговых сношений с За­падной Черкесией под предлогом, что Кабарда - часть России, а Закубанье по Константинопольскому договору 1783 г. якобы принадлежит Турции. Это вызвало недо­вольство среди черкесов. И когда снова в 1787 г. возникла война между Турцией и Россией, кабардинцы выразили готовность выступить против России. В июне 1790 г. ту­рецкий сераскир Батал-паша, начальник Анапы и Сунджука (Цемеза или Новороссийска), перешел Кубань, но 28 сентября того же года он был разбит русскими и попал в плен, не успев соединиться с кабардинцами.

В это период (1785-1791 гг.) крупную роль сыграл че­ченец шейх Мансур: распространение Ислама в Чечне, Ингушетии, Кабарде и Черкесии, идея единения народов Северного Кавказа и «Газавата» (Священной войны), ко­торая проводилась впоследствии и в Дагестане, исходила впервые от него.

Помимо своих военных действий в Чечне против рус­ских Мансур действовал в 1788 г. в Малой Кабарде и нанес большое поражение русским войскам.

При возникновении войны Мансур предложил туркам через Анапского пашу действовать совместно против рус­ских.

34) Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе, т. II, СПБ, 1886, стр. 227; Namitоk A., op. cit.

Вскоре Мансур прибыл в Анапу в сопровождении во­оруженных сил из числа черкесов, чеченцев и дагестанцев. Граф же Гудович, заместивший к тому времени генерала Текелли, решил во что бы то ни стало занять Анапу, сде­лавшуюся политическим центром борьбы северокавказцев против России. Анапа готова была сдаться русским по ре­шению турецкого паши, на что не соглашался Мансур, решивший продолжать борьбу. Но крепость была все же взята приступом 22 мая 1791 г. и Мансур был пленен (35).

После этой неудачной для Турции войны, закончив­шейся миром 29 декабря 1791 г., положение Кабарды, За­падной Черкесии и вообще всего Северного Кавказа зна­чительно ухудшилось. Русские продолжали устраивать на Линии дополнительные крепости. Постройки Песчанобродской на Куме и Воровсколесской на Кубани еще больше изолируют кабардинцев от западных сородичей. Гудович проектирует еще гуще заселить линию казаками. В первую очередь намечались для 12 станиц донские казаки, дейс­твовавшие на Кавказе в количестве 6 полков, но казаки эти отказались, бежали на Дон и произвели там бунт. Правое же крыло Кавказской линии обеспечивалось черноморс­кими казаками, которые высадились на Таманском полу­острове в 1792 году. Наряду с этим русское правительство старалось сеять рознь между кабардинцами и другими северокавказскими народами, в особенности среди осетин и чечено-ингушей. Все расчеты Кабарды на Турцию не давали других плодов кроме обещаний и подстрекательства со стороны
35) Шейх Мансур (Ушурма из а. Алды, Чечня) умер 13 апреля 1794 г. в Шлиссельбургской крепости. Царские, и в особенности большевистские, историки, обвиняют шейха Мансура в том, что он выдавал себя за про­рока, а его священную войну «Газават» рассматривают как происки ту­рецкой агентуры. В отношении того, считал ли шейх Мансур себя действительно про­роком, обратимся к его собственному письму, хранящемуся в Государс­твенном архиве, разр. VII, д. 2 777, лл. 9-18, где он говорит: «Я не эмир и не пророк, я никогда таковым не назывался, но не мог воспрепятствовать, чтобы народ меня таким не признавал, потому что образ моих мыслей и моего жития казался им чудом». Близким другом шейха Мансура был кабардинский (черкесский) князь Дол (пленен в 1786), за голову которого русское командование назначило вознаграждение в 200 рублей или 660 аршин холста, или 150 аршин сукна. За шейха Мансура - 300 рублей, но никто из северокав­казцев не соблазнился этим. После пленения Мансура борьбой северокавказцев руководят: Кази Молла Гамзат-бек и Шамиль. Шамиль был пленен в 1859 г. и сослан в Калугу, но ему было разрешено вместе с семьей выехать в Аравию, где он и умер в Медине в 1872 г.

Оттоманского правительства. Так, в 1793 г. в Кабарду было доставлено через Сухуми и горы письмо султана Селима, обращенное ко всем народам Северного Кавказа, где гово­рилось, что он отправил в Петербург посла с требованием отказаться от владычества над Кабардой и Крымом и что в противном случае он объявит России войну в 1794 г.

Подобные акты приводили к возбуждению умов у на­селения и к учащению вооруженных столкновений между северокавказцами и русскими. С 1794 по 1803 г. происхо­дят почти беспрерывные бои. Постройкой в 1803 г. укреп­лений Минеральных Вод (Кисловодск) связь с Закубаньем окончательно прервана, а присоединение Грузии к России и создание князем Цициановым Военно-грузинской доро­ги в 1804 году завершает изоляцию Кабарды.

Момент считается подходящим, чтобы нанести окон­чательный удар на непокорную страну. Главнокоманду­ющий Кавказской армией кн. Цицианов обращается ко всем северокавказцам со сторогой прокламацией. Но они еще больше «остервенились» и поднялись массой. Этот 1804 год был самым тяжелым для России в ее борьбе с Кавказом: она не располагала достаточными войсками, так как война с Персией и постоянные волнения в Грузии отвлекали их. И результатом ошибочного расчета русских, бросивших вызов Кабарде, было восстание всех находив­шихся и не находившихся под русской властью племен. Одновременно действовали чеченцы, осетины, закубанские черкесы, не говоря уже о кабардинцах.

Маркс по этому поводу с восторгом писал:

«Народы Европы, учитесь борьбе за свободу и независи­мость на героических примерах горцев Кавказа» (36).
К тому же чума, перебросившаяся на Север с Закав­казья, поражала и русских. Отдельные экспедиции русских в Кабарду в 1804, в 1805 гг. давали им лишь возможность сжигать селения. Так, генерал Глазенап сжег в 1805 году 80 кабардинских селений, что еще больше ожесточало на­селение и вызывало возмущение соседей и в результате этого в 1806 г. в Осетии имело место восстание. Кабарда же воевала с оружием в руках, как никогда.

Так продолжалось до 1810 г., когда кабардинцы и че­ченцы производили страшные опустошения на Линии. С этого года в Кабарде борьба за независимость, хотя и про­должается вплоть до 1846 г., но идет на убыль и наступает относительное спокойствие, сопровождаемое частичной эмиграцией в Закубанье. В 1811 г. едет в Петербург ка-



36) Маркс К. Коммунистический манифест, примечание 2-е, М., 1923.

бардинская депутация с изъявлением покорности и с просьбой о подтверждении прав и привилегий, дарован­ных кабардинскому народу Екатериной II грамотой 1771 г. Ответная грамота была вручена депутации 20 января 1812 г. В ней подтверждались указанные приви­легии и в знак «особого расположения» правительства кабардинцам было даровано право, как и всем другим кав­казцам, создать особую гвардию из их аристократии на тех же началах, что и лейб-гвардейские русские полки.

Это было одним из способов завоевания Кавказа, так называемый «просветительский метод».

«Специальные агенты то уговорами, то угрозой заставля­ли кавказцев отправлять своих детей в военные школы... Дети влиятельных кавказцев, обучавшиеся в русских военных шко­лах, фактически являлись заложниками в руках русского пра­вительства и потому в истории эпохи им присвоено название «аманатов».

Для аманатов был создан особый режим, ничем не отлич­ный от режима для военнопленных, отдававший несчастных детей в руки грубых и невежественных фельдфебелей, которые калечили своих «учеников» и делали из них большею частью ненавистников России» (37).




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница