Предисловiе



Дата06.04.2016
Размер0.58 Mb.
ЧЕЧНЯ И ЧЕЧЕНЦЫ.

______________


СОЧИНЕНIЕ


А.П.БЕРЖЕ.
_______________

ТИФЛИСЪ.
1859.


ПРЕДИСЛОВIЕ.


________________
1859-й годъ ознаменовался на Кавказе событиями, которыхъ не могли предсказать самыя смѣлый ожиданiя, - событiями, которыя современемъ должны составить блистательнѣйшiя стра­ницы военной Исторiи Кавказа. Они положили предѣлъ ожесто­ченной борьбѣ, длившейся слишкомъ полвека н стоившей Росciи безпрерывныхъ трудовъ н много крови славнымъ ея войнамъ, покорявшимъ шагъ за шагомъ, въ продолженiи долгаго перiода времени, неприступныя доселѣ горы н ущелья Чечни и Дагеста­на. Но независимо отъ военной ихъ важности, событiя эти открываютъ собою новую эру въ гражданской жизни всего Кавказа; ими совершилось дѣйствительное умиротворенiе цѣлаго края. А. гдѣ миръ вступаетъ въ свои права, тамъ неизбежно, въ силу историческихъ законовъ, наука должна приняться за свои тру­ды во имя просвѣщенiя и гражданственности, дабы подготовить ту свѣтлую будущность одареннаго естественными богатствами края, которая составляетъ задачу нашего времени…

Такимъ образомъ, благодаря послѣднимъ событiямъ, кругъ научной дѣятельности на Кавказѣ значительно раздвинулся; ей открыты для безпрепятственнаго изученiя нетронутыя еще въ этомъ отношенiи части здѣшняго края, представляющiя обшир­ное поле любопытнѣйшихъ изысканiй историческихъ, географическихъ, этнографическихъ и другихъ. Не только грѣшно, но н преступно было-бы пренебречь возможностью собрать на мѣстѣ пока еще свѣжiе матерiалы, прислушаться къ преданiямъ непо­чатой народной старины и изучить физiологическiя особенности туземнаго населенiя. Я предоставляю искусному перу современемъ изобразить эти особенности въ ихъ разнообразных проявленiяхъ. Съ своей-же стороны рѣшаюсь на первый разъ обнаро­довать только матерiалы, собранные въ короткое время объ одной изъ новопокоренныхъ частей Кавказа—матерiалы, которые могутъ послужить лишь зачаткомъ первоначальнаго нзученiя Чечни н Дагестана. Вотъ цѣль настоящаго моего труда; въ немъ я старался сообщить преимущественно свѣдѣнiя по части географiи, топографiи и этнографiи Чечни.

Источниками при этомъ мнѣ отчасти служили свѣдѣнiя, заключающiяся въ Архивѣ Топографiческаго Отдѣла Кавказской Армiи. Къ сожалѣнiю, я могъ воспользоваться только немногими изъ нпхъ; большая-жо часть, относящаяся къ перiоду времени отъ 1823 до 1840 года, какъ слишкомъ устарѣлыя, оставлена мною безъ вниманiя. Главнымъ пособiемъ служили слѣдующiя описанiя: Краткое описанiе происхожденiя Чеченцевь и состоянiя обществъ до появленiя Шамиля, составленное въ 1843 году генераломъ Фрейтагомъ и Военно-статистическое и топографическое описание Большой и Малой Чечни, 1850 г., капитана генеральнаго штаба (нынѣ генералъ-маiоръ) М. Я. Олльшевскаго. Послѣднимъ я пользовался при составленiи первыхъ двухъ главъ предлагаемаго мною описанiя, а первымъ при составленiи третьей главы, дѣлая изъ него иногда довольно-значительныя выписки. .

Повѣркою географическихъ и топографическиххъ свѣдѣнiй, а равно и составленiемъ прилагаемой карты я обязанъ содѣйствiю г. штабсъ-капитана корпуса топографовь И. М. Савельева.

Для главы о преданiяхъ Чеченскаго народа мнѣ были въ разное время сообщены матерiалы гг. подполковником Бѣликомъ и бывшимъ Качкалыковскимъ наибомъ Бата.

Изъ иностранныхъ сочнненiй я пользовался только тѣми, на которыя дѣлаю ссылки въ самой статьѣ.

Вполнѣ сознавая несовершенство этого труда и отдавая его на судъ критики, я позволяю себѣ однакоже надѣяться, что она не упуститъ изъ виду того обстоятельства, что настоящiй трудъ есть первый, болѣе или монѣе обширный и систематическiй опытъ, въ своемъ родѣ.

А.П.Берже.



1859 г.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ.

ЧЕЧЕНСК1Я ПЛЕМЕНА.


Назрановцы. Карабулаки. Галашевцы. Джерахи. Кисты. Гадгаевцы. Цоринцы. Ако или Акинцы. Пшехой или Шопоты. Шубузы или Шатой. Шаро или Кiалалъ. Джанъ-Бутри. Чабирлой или Тадбутри. Ичкеринцы. Качкалыки. Мичиковцы. Ау­ховцы. Чеченцы Терекскiе и Сунженскiе. Брагуны.—Bѣpa. Духовенство. Языкъ. Характеръ и бытъ Чеченцевъ. Земледѣлiе, скотоводство, промышленность и торговля. Раздѣленiе народа на классы и отношенiя ихъ между собою. Лаи и яспры. Управленiе. Адатъ и Шарiатъ. Право канлы или кровомщенiе. Отношенiя отца къ дѣтямъ и обрядъ сватовства. Отношенiя мужа къ женѣ. Право наслѣдства. Духовныя завѣщанiя и опека. Подробности суда и расправы по адату и шарiату. Обрядъ суда по адату. Kaкiя дѣла и преступленiя разсматриваются адатомъ? Опредѣленiе адата. Измѣненiе адата въ отношенiи женщинъ. Обрядъ суда по шарiату. Опредѣления Шарiата. Возстанiе Чечни и признанiе Шамиля. Мѣры, принятый Шамилемъ къ упроченiю своей власти. Мюриды. Управленiе и раздѣленiе Чечни на наибства и округи. Военныя постановленiя. Награды. Доходы. Заключенiе.
Изученiе народностей, инселяющихъ Кавказъ, составляетъ одну изъ тѣхъ важныхь и трудныхъ задачь филологiи, рѣшенiе которой можетъ достойно занять всѣхъ истинныхъ ревнителей науки, съ цѣлью объяснитъ темныя стороны ми­нувшей исторiи Кавказа, а равно изучить типическiя особен­ности его разнообразнаго населенiя. Еще древнiе писатели чувствовали трудность зтой задачи и, разсматривая вопросъ о томъ, какiя именно племена первобытно населяли Кавказъ, сознавались въ несостоятельности разрѣшить его по причинѣ частыхъ передижнiй разныхъ народовъ изъ Азии въ Европу и обратно. Bcѣ доводы ихъ по сему предмету основывались на однѣхь лишь правдоподобiяхъ н вѣроятiяхъ, которыя не могутъ замѣнить фактовъ, особливо въ наше время, когда прiемы науки обусловливаются строгимъ анализомъ. Но Кавказъ болѣе всякой дру­гой горной страны, всегда былъ извѣстенъ иностранцамъ разно­образностiю своихъ племенъ и множествомъ языковъ. Греческie и Римскie географы насчитывали до 300 нарѣчiй только между горцами, приходившими по торговымъ сношенiямъ въ Дiоскуръ (Dioscurias), гдѣ находилось складочное мѣсто раз­ныхъ издѣлiй для сбыта диккимъ народамъ Кавказа(*). “то-же самое дало Арабамъ поводъ назвать Кавказъ «Горою языковъ.» О многочисленности племенъ, обитающихъ на Кавказѣ, упоминаютъ еще Геродотъ н Страбонъ. Послѣднiй опредѣляетъ чис­ло ихъ до 70, присовокупляя, что каждое племя жило отдѣльно, не входя въ сношенiя и не зная языка своихъ сосѣдей. Мы могли-бы привести много и другнхъ сказанiй въ этомъ-же родѣ, но чтобы не отдаляться отъ прямой цѣвли настоящаго нашего труда, мы ограничимся указанiемъ, что, какъ дознано современ­ными наблюденiями и болѣе или менѣе непосредственнымъ изученiемъ Кавказа, въ главѣ разнообразныхъ племенъ, населяющихъ его горы, должно быть поставлено Чеченское племя; оно составляетъ, такъ сказать, ядро, типъ? большей части горнаго населенiя, заиимающаго страну, которая извѣстна подъ общимъ названiемъ Чечни.

Вотъ бѣглый перечень племенъ, населяющихъ въ настоя­щее время Чечню:

1) Назрановцы. Они занимаютъ ннзменныя места, оро­шаемыя pp. Камбилейкой, верхнею Сунжею и Назрановкою и по теченiю этихъ рѣкъ, до впаденiя реки Яндыркп въ Сунжу и по Тарской долинѣ.

Племя Назрановцевъ по образу жизни и по нравственнымъ качествамъ ничѣмъ не разнится отъ остальнаго населенiя Восточнаго Кавказа. Благодаря географическимъ условiямъ обитае­мой имъ мѣстности, оно всегда отличалось особенною къ намъ преданностiю, такъ что во время общаго возстанiя Чеченцевъ, Назрановцы отвергли всѣ предложенiя возмутителя Бейбулата и остались намъ вѣрны. Такимъ-же образомъ они поступили и при возмущенiи Кази-Муллы въ 1837 году.

2) Карабулаки (отъ слова кара - черный и булакь - источникъ). Они занимаютъ равнину, орошаемую рѣками Ассою, Сунжею и Фартангой, по теченiю которыхъ н расположены ихъ аулы.

О Карабулакахъ упоминаетъ Гильденштетъ(*), говоря между прочимъ, что они платили Аксайскимъ князьямъ дань и что въ 1772 году у нихъ были взяты въ Кизляръ аманаты.

3) Галашевцы. Они живутъ по pp. Ассѣ и Сунжѣ. Въ 1851 году общество ихъ заключало въ себѣ 30 ауловь, 395 дворовъ, 1139 д. м. п., 992 д. ж. п., а всего 2131 д.

Южная часть этого общества мало населена и покрыта сплошнымъ лѣсомъ; сѣверная, напротивъ того, безлѣсна и болѣе населена.

4) Джерахи. Они живутъ по обоимъ берегамъ Макалдона.

5) Кисты. Они раздѣляются на ближнихъ и дальнихъ. Первые живутъ по ущельямъ Макалдона, притока Терека, а послѣднiе по ущельямъ р. Аргуна.

Общество дальнихъ Кистинъ заключало въ себѣ въ 1851 году 21 аулъ, 402 двора, 1620 д. м. п., 1647 ж., а всего3267 д.

Общество ближннхъ Кистинъ сосредоточивается пъ глубо­кой котловинѣ, окруженной со всѣхъ сторонъ высокими хреб­тами, идущими отъ главнаго Кавказскаго и замыкающимися въ долинѣ Терека, у Джераховскаго укрѣпленiя, близъ котораго впадаетъ въ Терекъ и р. Кистинка. Въ этомъ обществѣ въ прошедшемъ году считалось 32 аула; они большею частiю расположены по берегамъ р. Кистинки. Самый большой аулъ состоитъ изъ 20 дворовъ.



  1. Галгаевцы. Они обиптаютъ у верховьевъ р. Ассы и по берегамъ р. Тоба-чочь, между Кистинами, Цорницамн и Акинцами.

  2. Цоринцы. Обитаютъ въ верховьяхъ восточнаго истока р. Ассы. Въ 1851 году общество это состояло изъ двухъ большихъ и трехъ малыхъ ауловъ, заключавшихъ въ себѣ 87 дво­ровъ, 390 д. м. п., 384 ж,, а всего 774 д.

  3. Ако или Акинцы. Аулы ихъ расположены по обоимъ берегамъ pp. Ассы и Сунжи, между Галгаевцами н дальними Кистами въ верховьяхъ р. Гехи, притока Сунжи.

Это небольшое общество, состоявшее въ 1851 году изъ 10 ауловъ и 270 дворовъ, занимаетъ мѣстность сравнительно болѣe благопрiятную по природнымъ условiямъ; это видно изъ того, что въ лѣтнее время большая часть табуновъ и стада Малой Чечни пасутся на богатыхъ травянистыхъ горахъ этого общества, а въ особенности около аула Ялхорой, гдѣ есть соля­ное озеро. Акинцы по образу жизни болѣе пастухи, помады, чѣмъ воины.

Изъ Акинскихъ фамилiй важнѣйшiя по влiянiю на общество нзвѣстны Такиловы и Аслануковы.

9) Пшхой или Шопоти, около истоковъ р. Мартанъ. 10) Шубузы или Шатой, по р. Аргуну. 11) Шаро или Кiалалъ, по верховью Шаро-Аргуна. 12) Джанъ-Бутри, и 13) Чабирлой или Тадбутри, по р. Аргуну. Объ этихъ обществахъ сдѣлавшихся доступными только въ прошедшемъ году, мы еще не имъемъ никакiхъ свѣденiй.

14) Ичкеринцы, обитаютъ по верховьямъ pp. Аксай и Хулхулay.

15) Камкалыки, живутъ по сѣверному скату Качкалыкскаго хребта, гдѣ они поселились съ дозволенiя Кумыкскихъ князей, которымъ платили дань.

16) Мичиковцы, обитаютъ по р. Мичикъ.

17) Ауховцы, - по верховью pp. Актангъ и Ярыкъ-су.

18) Чеченцы Терекскiе, - по берегу р. Терекъ.

19) Чеченцы Сунженскiе, составляющiе Большую и Ма­лую Чечню, обитаютъ по р. Сунжѣ, между pp. Аргуномъ, Гудермесомъ и Ассою.

20) Чеченцы Брагунскiе, обитаютъ на правомъ берегу Терека, при впаденiи въ него Сунжи.



Брагуны, по нѣкоторымъ разсказамъ, вышли изъ Крыма и появились лѣтъ 300 тому назадъ въ Кабардѣ, а отсюда вытѣснены были въ Чечню и за предѣлы Кумыкской плоскости.

Вотъ исчисленiе всѣхъ племенъ, на которыя принято дѣлить Чеченцевъ. Въ строгомъ-же смыслѣ дѣленiе это не имѣетъ основанiя. Самимъ Чеченцамъ оно совершенно неизвѣстно. - Они сами себя называютъ Нахче?, т.е. «пародъ» и это относится до всего народа, говорящаго на Чеченскомъ языкѣ и его нарѣчияхъ. Упомянутые-же названiя имъ были даны или отъ ауловъ, какъ Цори, Галгай, Шатой и др., или отъ рѣкъ и горъ, какъ Мичиковцы и Качкалыки. Весьма вѣроятно, что рано или поздно всѣ или большая часть приведенныхъ нами именъ исчезнуть и Чеченцы удержать за собою одно общее наименованiе.



Вѣра. Жители Большой и Малой Чечни, какъ свидѣтельствуютъ преданiя и встрѣчающiяся въ этой странѣ развалины древних храмов, нѣкогда исповѣдывали Христiанскую веру.

На вершинѣ горы Матхохъ у Кистинъ (ближнихъ) есть три памятника, которые они называютъ церквами; въ одномъ изъ нихъ празднуютъ Св. Георгiю, въ другомъ Божiей Матери, а въ третьемъ Св. Маринѣ. Все эти зданiя обращены фасадомъ на востокъ. Внутри, кромѣ навѣшанныхъ но стѣнамъ и наваленныхъ въ безпорядкѣ на полу турьихъ, бараньихъ и оленьихъ роговъ, да нѣсколькiхъ значковъ и стакановъ, ничего нѣтъ. Мѣмта эти глубоко чествуются окрестными жителями и на празднества ихъ ежегодно собираются 5 iюля даже изъ дальнихъ обществъ. Праздникъ сопровождается рѣзанiемъ барановъ, туземными играми, пѣснямн и плясками и это продолжается нѣсколько дней.

У Галгаевцевъ, близь аула Хейры, извѣстна старинная церковь, называемая Каба-Ерды и основанная, по мнѣнiю нѣкоторыхъ, во времена царицы Тамары пли Русуданы, въ XII вѣкѣ. Церковь эта въ большомъ уваженiи у жителей; два раза въ годъ, па Пасху и въ Троицынъ день Галгаевцы собираются около церк­ви, дѣлаютъ жертвоприношенiя, бьютъ быковъ и барановъ, спрыскивая ихъ кровью стѣны и помостъ п прибивая головы жертвъ къ стѣнамъ церкви, послѣ чего бываетъ джигитовка и пиршество.

Независимо отъ этихъ памятниковъ старины, свидѣтельствующихъ, что Хрiстiанство нѣкогда было распространено меж­ду Чеченцами, на языкѣ ихъ существуетъ много выраженiй и собственныхъ именъ, по которымъ можно подтвердить эту до­гадку и возвести ее до степени факта, не подлежащаго сомнѣнiю. Но оно было современемъ подавлено по случаю введенiя исламизма въ горахъ Кавказа.

Исламъ водворился между Чеченцами не далѣе начала прошедшаго столѣтiя. Въ настоящее время всѣ Чеченцы принадлежатъ къ суннитскому толку Шафiа, за исключенiемъ одного Брагунскаго общества на Сунжѣ.

Духовенство. До Шамиля духовенство въ Чечнѣ далеко не пользовалось тѣмъ значенiемъ, какимь оно вообще пользуется на мусульманскомъ Востокѣ. Стоя по ооразованiю выше народа и имѣя въ своихъ рукахъ всю судебную власть, оно тамъ имѣло всегда сильное влiянiе на общественное управленiе. Въ Чечнѣ-же, жители которой всегда были плохими мусульманами и гдѣ обычай и самоуправство решали почти всѣ дѣла, духо­венство не имѣлo подобнаго влiянiя. Ничѣмъ особеннымъ не отличаясь отъ толпы, оно пришло въ упадокъ и до появленiя Шамиля было бѣдно и невѣжественно; во всей Чечнѣ не было нн одного ученаго и молодые люди, возъимѣвшiе намѣренiю по­святить себя изученiю арабскаго языка н корана, отправлялись съ этою цѣлью въ Чиркей, въ Акушу пли Казикумухъ. Въ знанiи грамоты заключалось единственное преимущество, какое имѣли Чеченскiе муллы надъ своими прихожанами; оно доставляло имъ нѣкоторое уваженiе въ народѣ, потому что они, какъ грамотные люди, были необходимы при составленiи разныхъ письменныхъ актовъ. Особыми-же правами, какъ мы сказали выше, они не пользовались и находились въ полной зависимости отъ мирянъ. При вструпленiи въ духовное званie не соблюдалось ника­кого обряда, каждый аулъ выбиралъ себѣ кого нибудь изъ гра­мотныхъ и назначалъ его своимъ муллою. Кругъ деятельности муллы былъ очень тѣсенъ и большую часть времени онъ могъ посвящать торговлѣ и хлѣбопашеству, получая, по примѣру всѣхъ мирянъ извѣстный участокъ земли. Особенныхъ доходовъ, предоставленныхъ мухаммеданскому духовенству, муллы въ Чечнѣ не получали. Въ такомъ положенiи находилось Чеченское духовен­ство до водворенiя власти Шамиля.

Изъ среды муллъ избирались кадiи. Званiе это не совмѣ­щало въ себѣ какой-либо высшей степени въ духовной iерархiи и не предоставляло ему никакой власти надъ прочими муллами. Kaдiй былъ не что иное, какъ довѣренное духовное лицо, ко­торому предоставлялось предъ прочими муллами исключительное право разбирательства по шарiату случающихся въ его околодкѣ тяжебь, составленiе письменныхъ актовъ и вообще всѣ гражданскiя дѣла, въ которыхъ допускалось вмѣшательство духовенства. Впрочемъ кадiевъ въ Чечнѣ было немного, потому что избранiе ихъ требовало отъ жителей единства, которое трудно было установить между ними.



Языкъ. Чеченскимъ языкомъ говоритъ: а) жители горной Ичкерiи, т. е. племена, поселившiяся въ верховьяхъ Аксая, б) жители Большой и Малой Чечни, и в) переселенцы изъ Ичкерiи и Чечни, какъ напр. аулы па Качкалыковской плоскости. Къ языку Чеченскому принадлежатъ также нарѣчия Ауховскихъ обществъ (верховья Актанна, Ярыкъ-су н Яманъ-су). Между эти­ми нарѣчями и языкомъ Чеченскимъ существуетъ такое-же различiе, какъ между языками Русскимъ и Малороссiйскимъ.

Характеръ и быть Чеченцевъ. Наружность Чеченца во­обще довольно благообразна: онъ стройно сложенъ приемы его отличаются живостiю и проворствомъ. Одежда его состоитъ изъ чекмени, обыкновенно желтаго или сѣраго сукна собственнаго издѣлiя, бешмета или архалуха, который бываетъ разныхъ цвѣтовъ, но лѣтомъ преимущественно изъ бѣлой матерiи; суконныхъ ноговицъ и чирики—родъ башмаковъ, безъ подошвъ. Нарядное платье обшивается узкимъ позумептомъ, который горцы дѣлаютъ сами довольно прочно и красиво. Женскiй костюмъ почти нiчѣмъ не отличается отъ костюма татарокъ: голову онѣ; также повязываютъ длинными белыми платками, но покрывалъ (чадра) не носятъ и не прячутся отъ мужчинъ,

Несмотря на то, что Чеченцы вышли изь первобытнаго грубаго состоянiя и ведутъ осѣдлую жизнь, нравы ихъ все еще находятся на степени полудикости. Жестокость, корыстолюбiе, недовѣрчивость и мщенiе составляютъ преобладающiй элементъ въ характерѣ Чеченца; но за всѣмъ тѣмъ, онѣ не чуждъ и добрыхъ качествъ. Такъ онъ всегда чтить права гостепрiимства. Если странникъ, даже и незнакомый, проѣздомъ остановится у Чеченца на ночлегъ, то хозяинъ не преминетъ въ честь гостя зарѣзать одного или нѣсколько барановъ; зажиточный Чеченецъ не пожалѣетъ даже рогатаго скота, разумѣется смотри по важности проѣзжающаго и по числу сопровождающихъ его людей въ качествѣ свиты, конвоя, или товарищей. Чеченецъ обязанъ проводить своего гостя до безопаснаго мѣста или передать дру­гому Чеченцу и вообще заботиться о личной безопасности и не­прикосновенности своего гостя. Если гость ограбленъ, оскорбленъ или убить вслѣдствiе нерадѣнiя Чеченца, или невыполненiя имъ обязанностей гостепрiимства, то онъ подвергается остра­кизму всего общества до тѣхъ порь, пока нанесенная его гос­тю обида не будегь имъ отомщена. Остракизмъ выражается слѣ­дующимъ оригинальнымъ образомъ: на дворѣ виноватаго насыпаютъ бугоръ, который онъ разумѣется сносить днемъ, но въ следующую ночь дѣлается тоже самое и зто до тѣхъ поръ, пока онъ не смоетъ съ себя пятна за оекорбленiе гостепрiимства(*).

Вообще обычаи Чеченцевъ мало разнятся отъ обычаевъ другихъ горскихъ племенъ.

Чеченецъ умѣренъ въ пищѣ и способенъ переносить всѣ лишенiя. Чурекъ, пшеничная похлебка, шашлыкъ, кукурузная каша - воть вся его пища.

Чеченцы, обитающiе на долинѣ живутъ большими аулами; дома у ннхъ турлучные, -внутри чисто, опрятно и свѣтло. Они снабжены окнами безъ рамъ, но со ставнями, для защиты отъ холода и сѣверныхъ вѣтровъ, почему и двери обыкновенно обра­щены на югъ или востокъ. Эта сторона дома обнесена навѣсомъ, чтобы дождь не проникалъ во внутрь и для прохлады лѣтомъ. Комнаты нагрѣваются каминами, а хлѣбъ пекуть въ осо­бо устроенныхъ на дворѣ круглыхъ печахъ. Въ каждомъ домѣ есть особое отделенiе для гостей, называемое кунацкою. Оно состоитъ изъ одной или нѣсколькихъ комнатъ, которыя всегда содержатся въ чистоте. Здѣсь, въ кунацкой, хозяпнъ проводитъ цѣлый день и только къ вечеру возвращается въ семейство. Каждый домъ имѣетъ особенный дворъ, огороженный плетнемъ.

У горныхъ Чеченцевъ, жнвущихъ въ верховьяхъ Аргуна, гдѣ въ лѣсѣ чувствуется большой недостатокъ, дома каменные. Чеченцы населяющiе верховья Аргуна жипутъ гораздо неопрят­нее и бѣднѣе.

Чеченцы вообще склонны къ праздности. Женщины, на­противъ, того, трудолюбивы: на нихъ лежать всѣ хозяйствен­ный заботы. Онѣ-же ткутъ сукна для домашняго обихода, дѣлаютъ ковры, войлоки, бурки (только у горныхъ Чеченцевъ), на мужчинъ, шьютъ платья и обувь.

Въ образѣ жизни между зажиточнымъ и бѣднымъ Чеченцемъ почти нѣтъ, никакой разницы: преимущество одного предъ другимъ выражается отчасти въ одѣянiи, болѣе-же всего въ оружiи и лошади.



Земледелiе?, скотоводство, промышленность и торговля. Верхне-Аргунскiе Чеченцы мало занимаются хлѣбопашествомъ и не имѣютъ достаточно хлѣба для собственнаго прокормленiя; они получаютъ хлѣбъ, соль и другiе жизненные предметы отъ жи­телей нижнихъ ауловъ, которымъ мѣстность болѣе благопрiятствуетъ къ хлебопашеству, но и тамъ оно не очень развито. Тоже самое можно сказать и о скотоводствѣ. Обитатели низменныхъ ауловъ въ обмѣнъ на свой хлѣбъ получаютъ медъ, воскъ, шерсть, грубыя сукна, ковры домашняго, незавиднаго рукодѣлия, звѣриныя шкуры, бурки, сафьянъ изъ козловыхъ шкуръ и т. п. Чеченцы, живущие на плоскости, въ свою очередь все это отпускали мирнымъ Кизлярскимъ промышленникамъ, которые для меновой торговли стекались въ аулы мирныхъ Чеченцевъ и привозили съ собою холстъ, грубыя бумаж­ныя матерiи, получаемыя изъ Персiи, нанки?, ситцы, бумажные платки, низшаго разряда шелковыя матерiи, желѣзо, соль, мед­ную посуду и т. п.

До 1840 года главная промышленность мирныхъ Чеченцевъ, особенно Сунженскихъ н Терекскихъ, состояла въ про­дажѣ лѣса. Они приготовляли зимою плоты строеваго и дровянаго лѣса и сплавляли ихъ въ полноводiе по Сунжѣ и далѣе по Тереку до самаго Кизляра, гдѣ ихъ собиралось ежегодно отъ 500 до 800. За каждый плотъ въ тогдашнее время платили отъ 30 до 50 р. с, что въ общей сложности составляло около 2,500 руб. сер. Не менѣе важную отрасль промышленности мир­ныхъ составляла доставка въ Кизляръ, богатый виноградными садами, таркаловъ (колья, коими поддерживаются виноградныя лозы). Ихъ ежегодно привозили отъ 5,000 до 6,000 аробъ, продавая каждую отъ 3 до 5 р. Кромѣ того Чеченцы выручали хорошiй доходъ отъ продажи обручей и бочарныхъ досокъ; за 1,000 штукъ такихъ досокъ платили около 30 р. с. и ихъ до­ставляли въ Кизляръ въ весьма значительномъ количествѣ. Сверхъ того Чеченцы осенью отправлялись въ Кизляръ и нанимались для работь въ садахь. Впрочемъ, число такихъ было незначительно.

Все сказанное о промышленности и. мѣновой торговлѣ относится къ Чеченцамъ, обитавшимѣ, какъ мы сказали, до 1840 года но Тереку и Сунжѣ; остальные жили слишкомъ далеко и не имѣли тѣхъ средствъ сбывать свои произведенiя; они получали все имъ нужное чрезъ Армянъ и другихъ промышленниковъ, иногда чрезъ третьи или четвертый руки.

Вотъ въ нѣсколькихъ словахъ все, что мы знаемъ о про­мышленности малой части обширнаго Чеченскаго населенiя. Большая-же часть его, занятая въ продолженiи почти двадцати лѣть войною съ нами, естественно не имъла возможности развить свои производительныя силы. Но нынѣ, съ покоренiемъ и умиренiемъ всего восточнаго Кавказа, конечно не замедлить наступить для Чеченцевъ новая эра жизни, которой суждена самая свѣтлая бу­дущность. Мирная гражданственность разовьется въ ихъ странѣ, одаренной естественными богатствами, которыя не могли развер­нуться подь влiянiем вѣковой бранной тревоги—и въ странѣ, гдѣ кровь лилась рѣкою, пройдоть съ плугомъ мирный селянинъ и тишина и довольство водворится въ нѣдрахъ доселѣ неугомоннаго Кавказа.



Разделенiе народа на классы и отношенiя ихъ между собою. Общественный бытъ Чеченцевъ отличается въ своемъ устройствѣ тою патриархальностью и простотою, какiя находимь въ первобытныхъ обществахъ, до которыхъ еще не коснулась современность ни одною изъ своихъ разнообразныхъ сторонъ граж­данственной жизни. У Чеченцевъ нѣтъ тѣхъ сословныхъ подразделенiй, которыя составляютъ характерь обществъ, европейски организованныхъ. Чеченцы въ своемъ замкнутомъ кругу образуютъ собою одинъ классь -людей вольныхъ, и никакихъ феодальныхъ привилегiй мы не находимъ между ними. Mы всѣ уздени, гово­рятъ Чеченцы и это выраженiе должно понимать въ, смыслѣ людей, зависящихъ отъ самихъ себя. Но въ массѣ кореннаго народонаселенiя время отъ времени образовался немногочислен­ный классъ личныхъ рабовъ; его составили военно-плѣнные, постоянно захватываемые Чеченцами во время наѣздовъ. Хотя состояние всѣхъ ихъ въ сущности ничѣмъ не разнилось, однако же ихъ стали подразделять на два разряда: лаи н ясиръ. Послѣднiе отличались отъ первыхъ тъмъ, что судьба ихъ была не совсѣмъ определена: ясиръ могъ быть выкупленъ и воротиться на родину, тогда какъ лай, забывшiй свое происхожденiе и религiю, дѣлался неотъемлемою собственностiю своего господина. Положенiе лаевъ въ Чечнѣ современемъ превратилось въ то безусловное рабство, какое существовало въ древнемъ мiрѣ. Лай почитался, въ полномъ смыслѣ слова, вещью своего госпо­дина, который имѣлъ надъ нимъ безграничную власть. Лай могъ быть проданъ, наказываемъ по произволу, лишаемъ жизни по прихоти своего господина. Такимъ образомъ сословiе лаевъ было совершенно безправное и оно могло образоваться только въ странѣ, не обезпеченной никакими почти законами, гдѣ каждый коренной обитатель считалъ самь себя господиномъ полноправ­нымъ.

Если иногда случалось, что лай отъ страха жестокого наказанiя покидаль своего господина и прибѣгалъ подъ защиту другаго болѣе сильнаго, или уважаемаго человека, то послѣднiй давалъ ему прiютъ въ своемъ домѣ подъ условiемъ принять на себя роль почетнаго посредника между угнетеннымъ и угнетателемъ. Опъ уговаривалъ послѣдняго смягчить наказанiе или впередъ поступать милостивѣе н получивши въ томъ обѣщанiе, отпускалъ лая обратно къ нему. Впрочемъ защитникъ лая не могъ удерживать его у себя противъ воли хозяина, изъ онасенiя навлечь на себя прослѣдованiе за нарушенiе права собственности.

Не смотря на безвыходное положонiе, въ которомъ нахо­дились лаи, рабство не считается у Чеченцевъ постыднымъ. У нихъ вошло въ обычай отпускать рабовъ на волю(*) и въ такихъ случаяхъ дѣти отпущенника пользовались правами вольныхъ туземцевъ. Этого мало: самь отпущенникъ со дня своей свободы поступалъ тотчась въ классь вольныхъ и дѣлался равенъ съ ними. Правда, онъ не имѣлъ ни того вѣта, ни значенiя, потому что въ Чечнѣ, какъ и въ Дагестанѣ, то и другое обусловливается многочисленностью родства; отпущеникъ-же, какь лицо изоли­рованное предшествующими обстоятельствами, едва-ли когда либо могъ расчитывать не только на обширное, но и на какое нибудь родство; а потому, благодаря своему одиночеству, онъ .могъ быть обижаемъ и притѣтсняемъ;. поэтому онъ, пользуясь личною сво­бодою, не покидаль своего бывшаго господина, бралъ въ заму­жество одну изъ дочерей или родственницъ его и навсегда вод­ворялся при немъ, какь членъ его семейства.

Управление. Въ племени Иашихз, колыбели Чеченскаго на­рода, какъ повѣствуетъ преданiе, люди не имѣли до принятiя ислама никакой религiи и не признавали надь собою высшей сверхестественной власти. Въ прежнее время, говорять Ичкеринскiе старожилы, когда народъ Чеченскiй былъ еще малочи­сленъ и жиль въ горахъ Ичкерiи и по верховью Аргуна, всѣ тяжбы судились стариками; старики были въ то время умные, жили долго, знали многое и всегда рѣшали по правдѣ, по сво­ему разумѣнiю, не руководствуясь никакимъ закономъ. Но такъ какъ они не имѣли въ своихь рукахъ никакой исполнительной власти, то рѣшенiя ихъ, основанныя на здравомъ умѣ и совѣ­сти, хотя и были справедливы, но не всегда приводились въ ис­полненiе, а уничтожались часто по произволу, - т. е. платилось кровью за кровь, обидой за обиду.

Дѣла касавшiяся до цѣлаго аула обыкновенно рѣшались па сходкахъ, куда сбирался весь народъ и на которыхъ свободно говорилъ всякiй, кто что зналъ. Подобныя сходбища для Чеченца, какъ вообще для всякаго горца, были однимъ изъ любимыхъ препровожденiй времени, а потому они составлялись очень часто. Обыкновенно одинъ изъ жителей, желавшiй сообщить свое, мнѣнie или объявить какую нибудь новость, всходилъ на крышу мечети или своей сакли и громогласно сзывалъ къ ce6ѣ жителей аула. Сбѣжавшаяся толпа выслушивала его и если объявленное имъ заслуживало вниманiя, то начинались бесѣды и толки, болѣе или менѣе оживленные.

Такъ жили и управлялись одноаульцы. Что-же касается до общаго народнаго управленiя, то между Чеченцами, со времени образованiя Кавказской линiи и заселенiя Ставропольской губернiи, а именно съ половины XVIII столѣтiя, не существовало почти никакого единства. По этому-то Чеченцы долгое время находились въ зависимости отъ Кабардинскихъ и Кумыкскихъ князей. Но еще въ то время, когда они распространились до Сунжи и Терека и когда предались буйному своеволiю, они потеряли прежнее уваженiе къ своимъ старшинамъ. Однако-же происшедшiй отъ того безпорядокъ во внутреннемъ управленiи вскорѣ имъ до того наскучилъ, что они съ общаго согласия по­ложили послать въ Ичкерiю просить у тамошннхъ стариковъ совѣта для водворенiя порядка. Ичкеринцы, въ то время уже мусульмане, затруднялись удовлетворить просьбу своихъ единоплеменниковъ; многое, предписываемое кораномъ, не согласова­лось сь ихъ обычаями; многое, допускаемое обычаями, противо­рѣчило учѣнiю Магомета. Наконецъ, послѣ многихъ совѣщанiй, было рѣшено согласовать народные обычаи съ догматами кора­на, гдѣ это оказывалось возможнымъ, не слишкомъ впрочемъ затрагивая свойственнаго народу разгула и самоуправства, обра­тившегося въ его любимую стихiю. Такимъ образомъ произошелъ адатъ. Впослѣдствiи онъ много утратилъ отъ соприкосно­вения съ влiянiемъ Русской власти, а съ другой стороны воз­никшее въ Дагестанѣ ученiе мюридизма, совершенно измѣнивъ прежнiя условiя общественнаго быта, утвердилось въ Чечнѣ надолго.

И такъ у Чеченцевъ введено было законодательство, со­ставленное изъ двухъ противуположныхъ элементовъ: Шарiата, основаннаго на общихъ правилахъ нравственности и религiи, за­ключающихся въ коранѣ и Адата, на обычаяхъ народа младенческаго и полудикого. Адатъ распространялся и усиливался всякiй разъ, какъ шарiатъ приходилъ въ ослабленiе и наоборотъ адатъ падалъ и быль отмѣняемъ каждый разъ, когда шарiaтъ находилъ ревностныхъ проповѣдниковъ и послѣдователей.

Такъ, когда религiозное ученiе, дѣятельно распространяе­мое поборниками корана, выдававшими себя за апостоловъ исла­мизма, привело народъ къ мысли возстановнть въ дѣлахъ суда и расправы основной законъ мусульманъ - шарiaтъ, когда въ 1832 году Кази-Мулла, одинъ изъ ревностнѣйшихъ послѣдователей этого ученiя, съ многими приверженцами возбудилъ горцевь къ объявленiю невѣрнымъ казавата или религiозной войны; тогда oнъ, а впослѣдствiи преемникъ его Шамиль ввели въ судъ и расправу между горцами законы Шарiaта, какъ основанiя бо­лѣе прочныя для прiобрѣтенiя власти надъ народомъ н удержанiя его въ томъ повиновенiи, какое необходимо было для осуществленiя предпрiятiй казавата. Но и тутъ, сознавая шаткость понятiй горцевъ, ихъ огрубѣвшiй въ вѣковомъ невѣжествѣ нравъ и дикую свободу, не легко поддающiеся влiянiю религiи, а слѣ­довательно и законамъ Шарiaта, Шамиль замѣнилъ казни, опре­деленный Шарiaтомъ, денежнымъ налогомъ. Это болѣе совпадало съ духомъ народа, привыкнувшаго къ адату, установленiя котораго образовались именно для тѣхъ случаевъ гдѣ народъ по своему быту и вольности не могъ судиться такъ, какъ установ­лено въ коранѣ, а охотнѣе подчинялся суду и расправѣ по обычаямъ, переходившимъ въ среду ихъ изъ вѣка въ вѣкъ.

Чтобы составить себѣ ясное нонятiе о законодательствѣ у Чеченцевъ, надобно разсмотрѣть тотъ порядокъ въ условiяхъ жизни общественной, который существовалъ въ Чечнѣ еще до завоеванiя нами этого края и до утверждения въ немъ власти Шамиля. А потому мы сдѣлаемъ очеркъ общественнаго устройства Чечни до появленiя здѣсь Шамиля. Мы избираемъ это время для того, что оно представить намъ сравни­тельно болѣе вѣрную картину первопачальнаго общественнаго быта горцевъ, не потерпѣвшаго еще рѣзкаго нзмѣненiя подъ деспотическимъ влiянiемъ или подъ гнетомъ мюридизма.



Въ гражданственности горцевъ, стоящей на весьма низкой степени, само собою нѣть той опредѣлительности въ правахъ, которая замѣчается у нѣсколько образованиыхъ народовъ. Адатъ можно назвать первымъ звеномъ соединенiя человѣка въ обще­ство, переходомъ его отъ дикаго состоянiя къ жизни обществен­ной. Человѣкъ, соединяясь въ общество, старается оградить себя отъ произвола, изыскиваетъ необходимыя для того условiя и создаетъ правила, на которыхъ могла-бы покоиться жизнь об­щественная; но правила эти, какъ и все установляемое человѣкомь въ перiодъ его младенчества, не прочны и по неимѣнiю письменъ, существуютъ въ однихъ лишь преданiяхъ; въ нихъ человѣкъ какъ-бы боится подчинить себя опредѣленнымъ узамъ закона, а потому и исполнительной власти въ адатѣ почти не существуетъ, штрафовъ и наказанiй за преступленiя никакихъ нѣтъ, а если и есть, то весьма слабые. Вообще можно сказать, что судъ по адату есть судъ посреднический, лишенный большею частiю средствъ понудительныхъ; рѣшенiя его исполняются, если на то есть добрая воля судившихся, - пренебрегаются, если одна изъ сторонъ находить ихъ слишкомъ невыгодными для себя. Тутъ послѣдняя граница закона и гражданскаго порядка и первый переходъ къ личному самопроизвольному праву. Тамъ гдѣ законъ безсиленъ, каждый получаетъ обратно природное право мстить за обиду и по своему усмотрѣнiю наказывать своего врага, или обидчика - и вотъ гдѣ кроется начало жестокаго пра­вила канлы, кровомщенiя, признаннаго у всѣхъ горскихъ пле­менъ, какъ дополнительный уставь личнаго права, помѣщеннаго вь сводѣ ихъ преданiй и гражданскихъ постановленiй.

Право канлы или кровомщенiе. Такимъ образомъ всѣ личныя обиды и важнѣйшiя преступленiя противъ жизни и соб­ственности, какъ-то yбiйство, насилie, у горцевъ никогда не судятся. Благодаря отсутствiю порядка и организацiи ихъ обще­ства, совершившiй злодѣянiе имѣетъ всегда возможность уйти, отчего по адату допущено не только кровомщенiе или кайлы на лицо, сделавшее злодѣянiе, но и на его родственниковъ. Канлы состоитъ въ томъ, что родственникъ убитаго долженъ убитъ убiйцу, или кого либо изъ его родныхъ. Тѣ сь своей стороны опять должны отомстить за кровь кровью и такимъ образомъ убiйства продолжаются безконечно. По этому, послѣ каждаго убiйствa, между родственниками убитаго и родственниками совершившаго убiйстио возникаетъ право канлы, которое нерѣдко переходитъ отъ одного колѣна къ другому. Бываютъ, впрочемъ, случаи, въ которыхъ кайлы прекращается. Для этого лицо, же­лающее примириться и избавиться отъ преслѣдованiй канлы, отпускаеть себѣ волосы и чрезъ знакомыхъ просить противника о прощенiи. Если послѣднiй изъявить согласiе покончить дѣло миромъ, то желающаго примириться приводятъ къ нему въ домъ и въ знакъ примиренiя, тотъ долженъ обрить ему голову. При­мирившiеся считаются послѣ кровными братьями и клянутся на коранѣ быть вѣрными другь другу. Случается однако-же, хо­тя и рѣдко, что не смотря на примиренiе, простившiй убиваетъ своего кровнаго брата. Отъ канлы можно откупаться, т. е. ли­цо подлежащее кровомщенiю платитъ противнику извѣстное вознагражденiе, за что тотъ при свидѣтеляхъ даетъ клятву, что не будетъ его преследовать. Въ случае, если и поклявшiйся такимъ образомъ не сдержитъ своего слова и все-таки убьетъ откупившагося, то родственники послѣдняго могутъ заставить наруши­теля клятвы возвратить деньги, или самому подвергнуться канлы.

Случалось иногда, что обидчикъ оставался неотомщеннымъ, наприм. если онъ, чувствуя себя слабѣе своего противника, тайно удалялся cо своими родственниками въ другое мѣсто или прибѣгалъ подъ наше покровительство. Бывало и такъ, что обидчикъ, въ особенности не имѣвшiй родственников, делался абрекомъ.



Отношенiя отца къ детямъ и обрядъ сватовства. Отецъ полновластенъ надь сыновьями только въ нерiодъ ихъ малолѣтства. Но достпженiи-же ими того возраста, въ которомъ они въ состоянiи владѣть оружiемъ, родительская власть теряетъ свою силу и отношенiя между отцомъ и детьми опредѣ­ляются правомъ сильнаго. Все они равны предъ судомъ адата. Право канлы можетъ имѣть место даже между отцомъ и детьми и если случалось, что отецъ убивалъ одного изъ сыновей, то братья мстили отцу.

На домашнее имущество отецъ и сыновья имѣютъ одина­ковое право и послѣднiе могутъ заставить перваго во всякое время дѣлиться съ ними и по адату имъ предоставляются одинаковыя доли съ отцомъ. Изъ этого проистекали иногда весьмастранные процессы. Наприм., у одного отца было шесть взрослыхъ сыновей. Когда онъ вздумалъ взять себ другую жену, сыновья потребовали, чтобы онъ сперва раздлился съ ними, потому, говорили они, что было-бы несправедливо дать, въ случа его смерти, равную съ ними долю въ наслдетво дтямъ отъ второй жены, тогда какъ теперешнее имніе нажито ихъ общими трудами. Отецъ былъ не вправ отказаться и имніе раздлено съ сыновьями отъ первой жены; затмъ онъ женится на другой и приживаетъ съ нею семеро дтей. Посл его смерти сыновья отъ первой жены затваютъ споръ съ дтьми второй, требуя, чтобы наслдство отцовское было по-ровну раздлено между всми. Дло это разбиралось по адату и старики признали этотъ искъ основательнымъ. Остальное имущество было раздлено на 13 частей и каждый изъ дтей отъ второй жены получилъ только 13-ую долю той части имнія, которая досталась отцу посл перваго раздла.

На сколько сыновья независимы, на столько-же, напротивъ, дочери подчинены отцу, пока он находятся въ его дом. Онъ выдаетъ ихъ замужъ за кого хочетъ. По адату дочерямъ не предоставлено никакого права участвовать въ раздл отцовскаго имнія. Если по смерти отца дочери остаются незамужними, то старшій брать или ближайшій родственникъ обязанъ содержать ихъ у себя и выдать замужъ. Вообще адатъ не признаетъ за женщиною никакой собственности, кром калыма, получаемаго отъ мужа, и женихова подарка.

Женитьб предшествуетъ сговоръ или сватовство. Когда отець соглашается засватать дочь свою, женихъ длаетъ двушк подарокъ, состоящій изъ шелковаго головнаго платка и десяти руб. сер. Въ зтомъ заключается весь обрядъ сговора. Посл того женихъ получаетъ право тайкомъ видться съ своей невстой; но если они встртятся въ гостяхъ или вообще при чужихъ,— приличіе требуетъ, чтобы они не говорили другъ съ другомъ. При этомъ невста должна отвернуться отъ жениха, чтобы онъ не могъ видть ея лица. Женихъ иметъ всегда право оставить или отпустить невсту, т. е. дозволить ей по ея просьб выйти за другаго, но сама собою она не можетъ отказаться отъ жениха и должна безропотно ждать, чтобы онъ согласился освободить ее, или чтобы, заплативъ калымъ, взялъ ее въ жены.

Между сговоромъ и женитьбою проходитъ часто нсколько лтъ, иногда потому, что жениху нечмъ заплатить калымъ; иногда, изъ неудовольствія за что нибудь на двушку, онъ нарочно оттягиваетъ время неопредленнаго ея положенія, а самъ между тмъ женится на другой. Выше мы сказали, что отъ отца зависитъ засватать за кого онъ хочетъ свою дочь. Но есть обычай, по которому можно получить двушку съ согласія ея брата. Напр., если братъ во время пирушки выпьетъ за здоровье своей сестры съ кмъ либо изъ присутствующихъ и тутъ-же приметъ отъ него какой либо подарокъ, то сестра его засватана и онъ обязанъ принудить отца выдать ее именно за извстнаго пріятеля. Въ противномъ случа отдарившій брата преслдуетъ его какъ за кровную обиду. Впрочемъ подобные примры весьма рдки: къ нимъ прибгаютъ въ тхъ случаяхъ, когда теряютъ надежду получить руку двушки. Кром этого, у Чеченцевъ существуетъ еще другой, не мене странный обычай. Молодой человкъ сговаривается съ нсколькими своими пріятелями похитить двушку и привезти ее въ свой домъ. Для этого они выбираютъ удобный случай, нападаютъ на нее вс вдругъ и, не смотря на все сопротивленіе съ ея стороны и со стороны ея родственниковъ, увозятъ ее въ домъ возлюбленнаго, гд товарищи запираютъ ихъ вдвоемъ, а сами стерегутъ у дверей, пока ихъ не позовутъ въ комнату. При нихъ двушка объявляетъ, хочетъ ли она воротиться къ родителямъ, или остаться у похитителя. Обыкновенно необходимость заставляетъ ее выбрать послднее и тогда она становится его законною женою.

Отецъ невсты, получивъ калымъ отъ жениха, обязанъ передать его сполна дочери во время выхода ея замужъ.

Чеченецъ не выдаетъ дочери или сестры замужъ за сосдей, какъ напр. за Тавлинца, на котораго горцы вообще смотрятъ съ презрніемъ, считая его гораздо ниже себя. Чеченское семейство, породнившееся съ Хаджи-Муратомъ, человкомъ весьма значительнымъ, стяжавшимъ себ славу джигита и любимца Шамиля, не смотря на все это, долго терпло обидныя насмшки отъ своихъ соплеменниковъ. До такой степени Чеченцы считаютъ себя выше Тавлинцевъ!
Отношенія мужа къ жен. Калымь и подарокъ жениха составляютъ неотъемлемую собственность замужней женщины. Во всемъ остальномъ она подчинена мужу, какъ своему законному и полновластному господину. Она должна работать на него и оказывать ему раболпное уваженіе; жена не садится при муж и не стъ вмст съ нимъ. Но, не смотря на такое рабство, женщина пользуется однако-же нкоторыми правами, будучи ограждена обычаемъ отъ чрезмрнаго самовластія мужчины. Такъ мужъ ни въ какомъ случа не можетъ посягнуть на жизнь жены своей, даже тогда, когда онъ убждаетея въ ея неврности; ему предоставлено обычаемъ лишь право прогнать ее отъ себя или въ наказаніе изуродовать ее, отрзавъ ей носъ или ухо.

Жена во всякое время можетъ развестись сь мужемъ и по своей вол, но въ такомъ случа она должна удалиться изъ его дома, оставивъ мужу свой калымъ и все находившееся у нея имущество. Если-же, напротивъ того, мужъ первый требуетъ развода, то долженъ отпустить жену съ калымомъ и со всмъ ей принадлежащимъ имуществомъ.

Надь дтьми мать не иметъ никакой власти и едва пользуется тмъ уваженіемъ, которое сама природа вложила въ человка къ виновниц его существованія.
Право наслдства, духовныя завщанiя и опека. Въ опредленіи порядка и правъ наследства постановлено руководствоваться законами Шаріата, но и тутъ древній обычай чеченскій замняетъ часто постановленія корана и адатъ дйствуетъ совмстно съ шаріатомъ, часто получая перевсъ надъ послднимъ. Благодаря такому законодательству, имющему двоякое толкованiе и взаимно противодйствующему, часто случается, что тяжущіеся, смотря по обстоятельствамъ, опираются то на адатъ, то на шаріатъ. Естественное право сыновей наслдовать по-ровну отцовское имніе признано одинаково по адату и по шаріату, но состояніе дочерей опредляется ими различно; адатъ совершенно устраняетъ ихъ отъ участія въ длеж имнія, тогда какъ по шаріату дочь вправ получить третью часть имнія, достающагося брату. Впрочемъ нужно замтить, что незамужняя сестра поступаетъ обыкновенно по смерти отца на попеченіе старшаго брата или дяди, которые обязаны содержать ее до замужества и сдлать ей приданое. Если отецъ умирая не оставилъ посл себя сыновей, то имніе длится на дв равныя части: одна половина отдается дочери, другая ближайшему родственнику; если нсколько дочерей, то имніе длится на три доли: дв принадлежать дочерямъ, а третья родственнику.

Законъ наслдованія по одной нисходящей линіи не соблюдается у Чеченцевъ; когда нтъ прямыхъ наслдниковъ, имніе сына вновь переходитъ къ отцу, который предпочитается братьямъ и племянникамъ; точно также дядя во многихъ случаяхъ предпочитается двоюроднымъ братьямъ. Въ Чечн, гд почти нтъ понятія о личной недвижимой собственности, домашнее имущество, временно пріобртенное трудами каждаго изъ членовъ семьи, должно между ними длиться по-ровну, потому что каждый, не исключая самого отца, одинаково участвовалъ въ его пріобртеніи. Право собственности не иметъ въ Чечн другаго основанія, кром личнаго труда или насильственнаго завладнія, а потому неудивительно, что отець обязанъ во всякое время, по требованію сыновей, длиться съ ними, а въ случа смерти одного изъ нихъ, иметъ право наслдовать его имущество предпочтительно предъ другими членами семейства.

Жена не наслдуетъ мужу, но можетъ выйти за ближайшаго его родственника, если тотъ пожелаетъ ее взять; въ противномъ случа она получаетъ 4-ю долю изъ имущества мужа и пріобртаетъ право свободно располагать собою. Принесенный ею въ замужество калымъ, подарокъ жениха и другое имущество длится между дтьми, съ соблюденіемъ тхъ-же правилъ, что и въ длеж отцовскаго имнія, т. е. чтобы доля сестры составляла третью часть братниной доли; если-же она бездтна, имущество ея возвращается въ домъ родительскій, или переходитъ къ ближайшимъ ея родственникамъ. По неимнію прямыхъ наслдниковъ, къ которымъ причисляется и отецъ, имніе покойника переходитъ въ боковыя линіи, при чемъ родные братья предпочитаются племянникамъ, племянники дядямъ, а дяди двоюроднымъ братьямъ.

Кром того есть обычай, по которому постороннее лицо замняетъ всхъ прямыхъ наслдниковъ. Хозяинъ наслдуетъ посл своего кунака, умершаго у него въ дом, вс вещи, какія при немъ находились, хотя-бы у покойника были самые близкіе родственники. Этотъ обычай основань на томъ понятіи, какое вс горцы вообще имють о гостепріимств: куначество считается наравн съ родствомъ и потому хозяинъ, наслдовавшій посл своего кунака, обязанъ принять на себя его канлы, если онъ за нимъ считается, какъ и вс его родственники. Долги, оставшіеся посл покойника, должны быть уплачены изъ имнія прежде раздла его между наслдниками, если между ними и заимодавцами не существуетъ особой сдлки. Въ случа если-бы заимодавецъ объявилъ претензію, когда имніе уже раздлено,— долгъ распредляется по-ровну между всми наслдниками мужескаго пола.

Когда умирающій не иметъ родственниковъ, то ему предоставляется право завщать свое имніе кому онъ пожелаетъ. Это, можно сказать, единственный случай, въ которомъ духовное завщаніе покойника иметъ полную силу. Когда-же у него есть родственники, онъ не можетъ ни подъ какимъ предлогомъ отстранить ихъ отъ законнаго наслдства въ пользу посторонняго лица. Посмертныя пожертвованія въ мечеть и на богоугодныя дла дозволяются, если они не превышаютъ третьей доли имнія. Составленіе духовнаго завщанія принадлежитъ духовнымъ лицамъ; оно пишется кадіемъ или муллою со словъ желающаго передать свою послднюю волю, въ присутствіи двухъ свидтелей и съ приложеніемъ ихъ печатей. Составленная такимъ образомъ духовная хранится у завщателя и по смерти его получаетъ законную силу.

Вводъ во владніе наслдниковъ производится тоже черезъ духовное лицо. Кадій обязанъ, тотчасъ по объявленіи ему о смерти кого либо изъ жителей его аула, составить подробную опись всего имнія умершаго и заботиться объ его цлости, до тхъ поръ, пока не кончится раздлъ между наслдниками; тогда онъ имъ сдаетъ имніе по описи, а если они малолтны, то опекуну ихъ. Исполненiе въ точности воли умершаго возложено на кадія; назначеніе душеприкащиковъ особою волею покойника допускается только за отсутствіемъ кадія, такъ напр., если Чеченецъ умираетъ на чужой сторон. Въ случа малолтства наслдниковъ, управленіе имніемъ принадлежитъ по праву ближайшему родственнику, дяд или старшему брату, а если ихъ нтъ, то кадію. Опекуну не предоставляется никакой доли изъ доходовъ имнія, но за то онъ и не обязанъ давать отчетовъ въ своихъ расходахъ; лишь-бы только имніе было сохранено въ томъ вид, какъ оно принято по описи кадія, и состоящiй подъ опекой содержался прилично своему состоянію. Если родственники замтятъ недобросовстныя дйствія опекуна, растрату довренной ему чужой собственности или дурное обращеніе съ сиротою, то имютъ право жаловаться кадію, который разбираетъ дло и если найдетъ опекуна виновнымъ, смняетъ его и принуждаетъ отвчать за растрату своею собственностью.

Совершеннолтіе полагается въ 15 лтъ. Тогда кончается опека — и опекунъ, въ присутствіи кадія и родственниковъ, сдаетъ имніе своему бывшему питомцу согласно той описи, по которой самъ его принималъ; недостатокъ онъ обязанъ пополнить изъ своего. Само-собою разумется, что женщины не допускаются къ опек.

Если старшій братъ совершеннолтенъ, то можетъ требовать выдла себ части имнія. Для этого онъ обращается къ кадію, который съ двумя или тремя свидтелями, раздливъ поровну все нмніе, кидаетъ жребій и та часть, которая придется на долю старшаго брата, поступаетъ въ собственность послдняго.


Подробности суда и расправы по адату и шаріату. До окончательнаго замиренія Восточнаго Кавказа правомъ адата пользовались и вс покорныя Русскимъ общества Чеченцевъ. Однакожъ, имя въ виду, что это шаткое право не ограждено силою закона или какой либо исполнительной власти, Чеченцы всегда искали содйствіе начальства. Вслдствіе такого отсутствія порядка и правильной организаціи общества, по проэкту бывшаго начальника лваго Фланга Кавказской линіи (ныншняго Намстника), Генераль-Адъютанта Князя Барятинскаго, основанному на просьб всхъ обществъ покорныхъ Чеченцевъ, въ 1852 году, по Высочайшему соизволенію, былъ учрежденъ въ крп. Грозной Чеченскій судъ (Мэхкемэ-Чачани). Этотъ судъ, подъ предсдательствомъ штабъ-офицера, составляютъ: кадій ршающій дла по шаріату и три старика, знающіе адатъ, для разбирательства длъ по адату. Въ мэхкемэ имется книга для записки приговоровъ его, за исполненіемъ которыхъ наблюдаетъ Управленіе Чеченскаго народа, употребляя въ необходимыхъ случаяхъ понудительныя мры.
Обрядъ суда по адату. Противники, желая кончить дло по адату, бываютъ вызываемы и являются сами въ Мэхкемэ-Чачани. Старики выслушиваютъ отдльно каждаго изъ разбирающихся и затмъ произносить приговоръ.

Опредленіе стариковъ въ приговор должно быть единогласно.

Для обвиненія необходимо, чтобы истецъ представилъ съ своей стороны одного или двухъ свидтелей. Свидтели должны быть совершеннолтніе, мужескаго пола и не могутъ быть изъ рабскаго сословія (лай).

Въ случа-же, если-бы истецъ не нашелъ свидтелей, виновный оправдывается присягою на коран *. Сверхъ того должны присягнуть, въ его оправданіе еще 6 постороннихъ лицъ.

Часто случается, что обвинитель, боясь мщенія, доказываетъ вину преступника не гласно, а тайно. Въ такихъ случаяхъ адатъ требуетъ отъ отвтчика оправданія присягою 6-ти человкъ, изъ которыхъ 3 предоставляется выбрать самому ответчику, а 3-хъ обязанъ назначить истецъ. Этотъ послдній, въ число 3-хъ выставляемыхъ имъ свидтелей, назначаетъ такъ называемаго доказчика, который, будучи увренъ въ вин преступника, не принимаетъ присяги и тмъ уже обвиненный изобличается въ преступленіи.

Такъ какъ въ адат, какъ мы выше сказали, нтъ исполнительной власти, то можетъ случиться, что обиженный не въ состояніи принудить противника разбираться съ нимъ; тогда по адату предоставляется обиженному право во всякое время украсть у обидчика лошадь или какую либо цнную вещь съ целiю принудить его разбираться съ собою; въ такомъ случа онъ представяяетъ похищенныя вещи старикамъ, которые оцнивъ ихъ, выдляютъ ему изъ нихъ ту долю, на которую онъ иметъ право, остальную-же возвращаютъ хозяину.



Такое-же право предоставляетъ адатъ и слабому при тяжб съ сильнымъ. Случалось, что обидчикъ былъ лицо, имвшее такую силу въ обществ, что и сами старики не могли принудить его къ исполнению приговора. Въ этихъ случаяхъ обиженный бывало собиралъ все свое имущество, оставлялъ аулъ, въ которомъ не находилъ правосудія, и бжалъ туда, гд по родственнымъ связямъ имлъ больше защитниковъ и съ помощію ихъ старался украсть у обидчика лошадь, оружіе или какую нибудь вещь, дабы принудить его такимъ образомъ къ исполненiю приговора.
Какiя дла и преступленiя разсматриваются адатомъ? По адату разбираются преимущественно дла о воровств, обид женщинъ, поджогахъ и пораненіи. За тмъ дла объ убійств, о раздл имній, о брачныхъ разводахъ и т. и. разбирались шаріатомъ. Впрочемъ, посл учрежденiя военныхъ округовъ по Высочайше утвержденному положенію объ управленіи Кавказскою Арміею, 1-го Апрля 1858 года, управленіе покорными горцами во многомъ измнилось и между прочимъ шаріату предоставлена только малая доля участія въ судебныхъ длахъ, именно, по дламъ касающимся до вры и совсти.
Опредленiя адата. За воровство виновный обязанъ платить истцу двойную цну похищеннаго, а также издержки, употребленныя на доказчика. За поджоги и пораненія виновный удовлетворяетъ обиженаго по мр причиненнаго имъ вреда и въ послднемъ случа долженъ платить лекарю за леченіе раны. Сверхъ того, во всхъ этихъ случаяхъ виновные обязаны съ повинною головою, при посредничеств уважаемыхъ людей, просить прощенія у обиженныхъ, поднося имъ при этомъ подарки, состоящіе изъ матеріи или другихъ какихъ либо вещей, цною отъ 30 до 50 рублей, и напитковъ,— браги или водки. Для исправленія-же поведенія замченныхъ неоднократно въ преступленіяхъ людей,— они, кром удовлстворенiя по адату, подвергались наказанію, какъ-то: ссылк въ отдаленныя мста Россіи на сроки; въ кр. Георгіевскъ на крпостныя работы, тоже на срокъ, и содержанію подъ арестомъ на мстной гауптвахт отъ одного до двухъ мсяцевъ (смотря по преступленiю). За нарушеніе чести незасватанной двицы виновный отвчаетъ 48 штуками рогатаго скота; но если двица будетъ засватана кмъ либо, или оскорбленiе нанесено замужней женщин тогда виновникъ отвчаетъ 80 штуками рогатаго скота если впрочемъ на это будутъ согласны родственницы обезчещенной особы; въ противномъ случа, онъ долженъ послать въ распоряженіе мужчинъ—родственниковъ обиженной, свою жену, если женатъ, или сестру, или даже мать.
Измненіе адата въ отношеніи женщин. Въ прежнее время женщины Чеченскаго народа находились въ безусловномъ распоряженіи мужчинъ. Обычай этотъ, какъ произволъ слишкомъ стснявшій свободу женщинъ, подъ управленіемъ нашимъ совершенно отмненъ и двицамъ Чеченскаго племени предоставлено право освобождать себя изъ-подъ зависимости сватающихъ; только двица предварительно должна объявить начальству о нежеланіи своемъ выйти замужъ за сватающаго.

Также уничтоженъ и обычай, по которому вдовы посл смерти своихъ мужей должны были раздлять брачное ложе съ ихъ родственниками; имъ предоставлено право располагать собою по своему произволу. Нын женщины допускаются въ судъ съ жалобами на притсненія мужей и вообще противъ дурныхъ поступковъ мужчинъ съ ними; словомь, он пользуются защитою суда наравн съ мужчинами.


Обрядъ суда по шаріату. До окончательнаго покоренія Чечни подвдомственные Чеченскому Управленію туземцы, по дламъ, которыя они желали-бы кончить шаріатомь, являлись въ мэхкемэ-чачани. Кадій выслушивалъ противниковъ каждаго порознь и затмъ подводилъ изъ шаріата статью, сообразную длу и на основаніи оной объявлялъ ршеніе.

Если-бы кто заподозрилъ кадія въ лицепріятіи, тотъ могъ представить ршеніе его, съ своимъ объясненіемъ неправильности онаго,— другому кадію, который или утверждалъ ршеніе или, отмнивъ его, постановлялъ другое, согласное съ шаріатомъ,— или длалъ маслахатъ, т. е. склонялъ противниковъ на полюбовную сдлку.

Отвтчикъ можетъ требовать отъ истца, въ доказательство его показаній, свидтелей. Если истецъ ихъ иметъ и кадій признаетъ ихь достойными, то въ такомъ случае отъ отвтчика уже не принимаются никакія оправданія. Подозрваемые въ какомъ либо дл оправдываются по шаріату только присягою; но если противная сторона ею не удовольствуется и обратитъ присягу на истца, то по принятіи ея симъ послднимъ, обвиненіе подозрваемаго лица считается доказаннымъ и шаріатъ назначаетъ обвиняемому свое опредленіе.

Опредленія начальства должны исполняться безпрекословно. Кто не повиновался имъ, или неохотно ихъ исполнялъ, того оно къ тому понуждало.


Опредленія шаріата. Нтъ ни одного случая въ жизни мусульманъ, который-бы не находилъ въ шаріат соотвтственнаго ршенія. Большею частію за важныя преступленія въ шаріат постановлены положительные приговоры. Независимо отъ этого, начальство принимаетъ большое участіе въ ршеніи важныхъ длъ, касающихся до общественной безопасности, и вмшивается въ дла кровомщенія.

Шаріатъ допускаетъ убить самого убійцу, но не родственника убійцы , дабы этимъ навсегда прекратить кровомщеніе (канлы). За неумышленное и нечаянное убійство положено опредленное вознагражденіе. Умышленному убійц, если онъ будетъ прощенъ наслдниками убитаго, даруется жизнь, но онъ при всемъ томъ подлежитъ наказанію со стороны начальства, которое назначаетъ его на крпостную работу срокомъ отъ 4 до 6 мсяцевъ. Бываютъ впрочемъ случаи, когда начальство можетъ не ставить въ вину убійства по праву кровомщенія, но дозволенія на убійство, само собою, ни въ какомъ случа не даетъ.

Право канлы между Чеченцами замняется постановленіемъ тамошнихъ обществъ: виновный въ убійств или ссылается въ Сибирь на всегда, или по вознагражденіи родственниковъ убитаго (630 руб. сер.), или безъ онаго,— смотря по ихъ желанію, переселяется на жительство въ другой аулъ изъ того аула, гд совершено убійство и гд живутъ родственники убитаго. Бжавшіе-же убійцы преслдуются по праву канлы.

Въ длахъ тяжебныхъ за наслдство и въ другихъ случаяхъ правила шаріата остаются въ своей сил.


Возстаніе Чечни и призваніе Шамиля. До 1840 года, т. е. до отпаденія большей части Чеченскихъ племенъ отъ Россіи, Чеченцы находились подъ нашею властію; но съ этого времени въ народ почему-то стали распространяться слухи о намреніи Русскаго Правительства обратить Чеченцевъ сначала въ крестьянъ, а потомъ обложить ихъ рекрутскою повинностію; конечно, полудикіе горцы не могли быть столь дальновидны, чтобъ подумать, что частныя злоупотребленія поставленнаго надъ ними русскаго начальства (если таковыя были — или по незнакомству съ страною и съ характеромъ ея обитателей, или-же по частному произволу), отнюдь не могли быть приписаны правительству. Такимъ образомъ тревожный слухъ о скоромъ обращеніи Чеченцевъ въ податное сословіе взволновалъ ихъ и вынудилъ обратиться къ Шамилю. Это было вскор посл взятія Ахульго, откуда разбитый наголову имамъ бжалъ и очутился въ самомъ бдственномъ положеніи, не имя на себ даже черкески и скитаясь изъ одного аула въ другой, пока сами Чеченцы не отыскали его въ Шуэти, гд и предложили ему, какъ чужестранцу, сдлаться главою ихъ вооруженнаго возстанія.

Но Шамиль, хорошо зная народъ, съ которымъ онъ имлъ дло, и будучи увренъ въ его непостоянств и своеволіи, не вдругъ согласился итти въ Чечню. Наконецъ, посл продолжительныхъ переговоровъ, онъ прибылъ въ Урусъ-Мартанъ и изъявилъ согласіе принять управленіе надъ Чечнею, но не иначе, какъ на условіи, чтобы Чеченцы дали ему напередъ присягу въ строгости выполнять вс установляемые имъ законы и порядокъ управленія.

Съ раннею весною 1840 года жители Большой и Малой Чечни, а также общества Качкалыковское и Мичиковское отложились отъ нашего правительства. Измна эта началась съ того, что вс Надтеречные и Сунженскіе Чеченцы бжали за Сунжу.

Вскор затмъ послдовало движеніе нашихъ войскъ въ Чечню и раззореніе нсколькихъ ауловъ. Къ сожалнію, мры эти, принятыя необдуманно въ самый разгаръ народнаго возстанія, способствовали къ еще большему ожесточенію противъ насъ и утвержденію власти Шамиля. Онь утшалъ Чеченцевъ сладкою надеждою въ будущность и представлялъ раззореніе ихъ ауловъ нашими войсками, какъ временное, скоропреходящее бдствіе, возбуждая при зтомъ религіозный ихъ фанатизмъ.

Такимъ образомъ власть Шамиля боле и боле упрочивалась и современемъ облеклась въ правильныя и постоянныя формы. Пріобртя разъ власть, онъ ее уже не терялъ; напротивъ, случайный успхъ, какое либо ничтожное обстоятельство служило ему предлогомъ къ утвержденію своего владычества и только чрезъ долгій кровавый періодъ времени, при помощи Русскихъ, Чеченцы успли освободиться изъ-подъ тяжкаго его ига.
Мры принятыя Шамилемъ къ упроченію своей власти. Первымъ дйствіемъ Шамиля, по прибытіи въ Урусъ-Мартанъ, было потребовать аманатовъ и набрать мюрндовъ изь Чеченцевъ, имвшихъ вліяніе на народъ. Вмст съ аманатами имя въ своихъ рукахъ залогъ врности, онъ сосредоточилъ въ себ чрезь мюридовъ и исполнительную власть. Каждый, вступавшій въ мюриды къ Шамилю, къ Ахверды-Магома, къ Шуанбъ-Мулл и къ другимъ лицамъ, близкимъ къ Шамилю, приносилъ на коран присягу свято исполнять вс его приказанія, какого бы рода он не были. Такимъ образомъ, имамъ составилъ около себя особый орденъ изъ лучшихъ Чеченскихъ фамилій, для которыхъ воля его была закономъ.

Строгій уставъ мюридизма въ рукахъ Шамиля служилъ самымъ врнымъ орудіемъ къ распространенію власти и онъ употреблялъ мюридовъ на истребленіе опасныхъ для него людей. Мюридъ, совершившій нсколько разъ убійство по приказанію своего начальника, не только ставилъ себя тмъ въ полную зависимость отъ послдняго, но давалъ, вмст съ тмъ и ручательство въ врности ему всего своего семейства и даже родственниковъ. Возбудивъ противъ себя убійствомъ непримиримую вражду, мюридъ естественно находилъ спасеніе подъ эгидой лишь того, кто наставилъ его на этотъ опасный путь. Семейство мюрида, и безъ того уже привязанное къ имаму, еще боле привязывалось къ нему когда мюридъ длался убійцею.

Пріобртя посредствомъ мюридовъ сильное вліяніе въ Чечн, Шамиль началъ стремиться къ еще большему упроченію надъ нею своей власти. Чтобы обуздать вольность дикаго народа, онъ счелъ нужнымъ постепенно отмнить адатъ, потворствующій неопредленностью своихъ постановленій буйнымъ страстямъ Чеченцевъ и вмсто адата предписалъ судить вс преступленія по шаріату. Сверхъ этого въ непродолжительномъ времени Шамиль ввелъ нчто похожее на администрацію, учредилъ правильный сборъ войска и издалъ сводъ постановленій военныхъ и политическихъ. Но самымъ надежнымъ и долго неослабвавшимъ орудіемъ къ возбужденію Фанатизма горцевъ служило то убжденіе, которое имамъ усплъ вселить въ нихъ — именно, что они призваны вести священную войну съ неврными, казаватъ, вн котораго нтъ спасенія истинному мусульманину. Эта мысль какъ нельзя боле пришлась по вкусу горцамъ и надолго воспламенила ихъ врожденную кровожадность.
Управленiе Шамиля. Въ 1842 году Шамиль раздлилъ Чечню на три наибства: 1) Мичиковское, заключавшее въ себ все пространство между Аксаемъ, Качкалыковскимъ хребтомъ, Сунжею, Хулхулау и Андійскимъ хребтомъ. Наибомъ туда былъ назначенъ Шуаибъ-Мулла. 2) Большой Чечни, граничившее рр. Хулхулау, Сунжею, Аргуномъ и Черными горами. Управленіе этимъ наибствомъ было вврено Исс; и 3) Малой Чечни, т. е. всего пространства между Аргуномъ, Сунжею, Ассою и Черными горами, гд наибомъ былъ Ахверды-Магома. Надъ Ауховцами былъ назначенъ Чалубей.

Посл смерти Ахверды-Магома въ 1842 году отъ раны, полученной имъ при набг па аулъ Цорн, на его мсто былъ назначенъ наибъ Большой Чечни Исса, а на мсто послдняго Суаибъ. Но когда въ 1843 году Шамиль лишился и другаго наиба, Шуаибъ-Муллы, убитаго изъ кровомщенія въ аул Цонтери, гд онъ имлъ свое мстопребываніе, то имамъ для лучшаго наблюденія за Чеченцами, между коими было много недовольныхъ его нововведеніями, стснявшими ихъ свободу, раздлилъ наибства Мичиковское и Большой Чечни на дв части, а наибство Малой Чечни на 4 части: надъ обществомъ Ичкеринскимъ былъ назначенъ Магометъ Мусакаевъ, а надъ Качкалыковцами и Мичиковцами Элдаръ. Суаибъ по прежнему былъ оставленъ наибомъ Большой Чечни, съ тмъ только, что отъ него отошли аулы, лежащіе у подножія Черныхъ горъ и въ самыхъ горахъ, которые поступили, вмст съ Шатоевскимъ обществомъ, подъ власть Даны. Надъ аулами, лежащими между рр. Аргуномъ и Мартаномъ, а также главной дорогой, идущей изъ Атаги чрезъ Урусъ-Мартанъ, былъ назначенъ Таибъ. Другіе аулы, лежащіе между означенными рками, Сунжею и дорогой, Шамиль поручилъ Саибдулл; изъ остальной-же части Малой Чечни наибу Исс были поручены только аулы, лежащіе между рр. Мартаномъ, Сунжею и Ассою, а также дорога изъ Урусъ-Мартана въ Нестеровское укрпленіе. Вс аулы, находящіеся выше этой дороги и Черныхъ горъ, отданы были наибу Дан. По убіеніи-же наибовъ Суаиба и Элдара, во время движенiя нашего отряда изъ Дарго въ Герзель-аулъ, на мсто перваго былъ назначенъ Талгикъ; Таибъ былъ смщенъ за слабое управленiе и на его мсто назначенъ Дана, котораго замнилъ Шалинскій старшина Дачой; Исса умеръ и мсто его занялъ Атабей, а на мсто Даны, смненнаго также Шамилемъ, былъ назначенъ Гататъ.

Впослдствіи число и составъ наибствъ измнились. Такъ въ 1845 году уже Большая и Малая Чечня съ обществами Мичиковскимъ, Качкалыковскимъ и Ичкеринскимъ были раздлены на 7 наибствъ, въ слдующемъ 1846 образовались еще наибства Шатоевское, Шубутоевское и Чабирлоевское. Въ 1850 году въ Малой Чечн было два наибства: Гехинское и Гойтинское; наибомъ перваго былъ Саибдулла, имвшій мстопребываніе на Гехи, въ аул Нурикой; втораго — Шуаинъ, жившiй въ верховьяхъ Гойты. Въ Большой Чечн было три наибства: Аргунское, Сунженское и Мичиковское. Въ первомъ наибомъ былъ Талгикъ, жившій въ Сержанъ-хутор, во второмъ — Тарамъ съ резиденціею въ Османъ-Юрт; а въ послднемъ Геха, жившій въ Гордали. Наибомъ Ичкеріи былъ Хандакай, нмвшій мстопребываніе въ Цонтери, а въ Аух Идрисъ, бывшій Андреевскій мулла, жившій въ Зандак.

Въ наибахъ соединялась власть гражданская и военная. Разбирательство длъ было въ рукахъ кадіевъ. Для исполнительной власти при каждомъ наиб состояло отъ 100 до 300 мюридовъ.

Наибства длились на округи, которыми управляли мазуны; при мазун для разбирательства длъ находились муллы, составлявшіе въ Чечн первую инстанцію судебной власти *; отъ нихъ дла поступали на разсмотрніе мазуна, который въ важныхъ случаяхъ представлялъ ихъ на ршеніе къ наибу. При мазун мюридовъ замняли муртазеки. Для ршенія-же длъ собственно административныхъ, въ Дарго, первоначальномъ мстопребываніи Шамиля, быль учрежденъ по предложенію Джемалъ-Эддина въ 1841 году совтъ (диванъ-ханэ), въ которомъ присутствовали духовныя лица, извстныя своею преданностiю къ Шамилю и мюридизму.
Военныя силы и учрежденiя. Главное вниманіе Шамиля было обращено на военную часть. Въ этомъ отношеніи онъ дйствоваль не только убжденіями, но и настоятельными требованiями къ пожертвованію всего своего имущества на пріобртеніе коня и оружія. Вмст съ тмъ былъ изданъ законъ, дабы каждыя десять семействъ содержали одного всадника, который назывался муртазекомъ и всегда долженъ былъ быть готовымъ явиться по первому призыву Шамиля. Войско, составленное изъ муртазековъ, простиралось во всей Чечн до 3,000 челов. Кром того были постановлены правила о сбор муртазековъ и образ веденія войны.

Сборъ муртазековъ происходилъ по распоряженiю или самаго Шамиля или его наибовъ. Въ первомъ случа разсылались мюриды къ наибамъ, съ приказаніемъ собрать извстное число Чеченцевъ и явиться съ ними къ опредленному времени на назначенное мсто. Во второмъ случа каждый наибъ собиралъ извстное число муртазековъ, какъ для обороны собственнаго наибства, такъ и для набга въ наши предлы. Для лучшаго-же управленія муртазеками во время боя, Шамиль раздлилъ ихъ по наибствамъ на отряды въ 500 и 100 чел., приказавъ имть наибамъ, пятисотеннымъ и сотеннымъ начальникамъ значки.


Военныя постановленія. Наибы и мазуны при разбирательств военныхъ преступленій, обязаны были руководствоваться особымъ сводомъ законовъ, изданнымъ Шамилемъ. На основаніи этихъ законовъ, за побгъ къ непріятелю и измну опредлялась смертная казнь. Кром того за виновника отвчали еще 10 поручителей, которые обязаны были заплатить пеню въ 50 р. сер. и для этого въ Чечн все мужское народонаселенiе совершенно-лтнихъ было раздлено на десятки, которые составляли круговую поруку и обязаны были наблюдать за поведеніемъ другь друга. За измнническое сношеніе, какъ напр. шпіонство, полагалась тоже смертная казнь. Всякое сношеніе съ покорными намъ племенами, хотя и торговое, строго воспрещалось; виновныхъ сажали въ яму и подвергали тлесному наказанію. За ослушаніе и неповиновеніе старшему мра наказания зависла отъ важности обстоятельствъ, при которыхъ оно произошло, такъ напр. на пол битвы или во время похода. Нердко случалось, что ослушаніе наказывалось смертью; въ другихъ, мене важныхъ случаяхъ, преступникъ подвергался обыкновенно тлесному наказанію. За неявку на службу наказывалъ всегда ближайшій начальникъ, по своему усмотрнію. Виновнаго сажали въ яму на извстное число дней или наказывали палочными ударами.
Награды. За заслуги и храбрость Шамилемъ были установлены разныя награды, заключавшіяся въ знакахъ отличія, т. е. медаляхъ, денежныхъ наградахъ, и подаркахъ. Орденскіе знаки имли различныя формы и степени. На нкоторыхъ изъ нихъ были надписи на арабскомъ язык; другіе, напротивъ того, не имли надписей. Такъ на одномъ изъ знаковь, жалуемыхъ тысячному командиру, была такая надпись: «тысячному командиру войскъ великаго имама, за храбрость и за полное усердіе». На другомъ: «тысячному командиру войскъ великаго имама, вновь сформированныхъ. Боже, помоги ради почетнйшаго на свт предмета.» На третьемъ: «кто думаетъ о послдствіяхъ, въ томъ нтъ храбрости» и т. д.
Доходы. На содержаніе муртазсковъ, духовенства, мечетей, бдныхъ, вдовъ и сиротъ указаны были Шамилемъ особые доходы. Вс они поступали къ Шамилю, какъ глав духовенства и предводителю военныхъ силъ, и составляли такъ называемую шариатскую казну.

Источники доходовъ составляли: 1) закатъ, или 10-я часть съ доходовъ имнія, 2) хумсъ, пятая часть со всей добычи. Сюда относились и плнные, потому что по продаж ихъ 5-я часть вырученныхъ за нихъ денегъ также поступала въ шарiатскую казну, и 3) штрафныя деньги, взыскивавшіеся за разныя преступленія и отъ конфискаціи имущества, оставшагося по смерти казненнаго преступника.


Заключенiе. Изъ представленнаго вкратц обзора управленія, введеннаго Шамилемъ въ Чечн и обществахъ Внутренняго Дагестана, видно, что вс его усилія и реформы стремились къ тому, чтобы образовать нчто похожее на правильно-организованное государство. Но могъ-ли онъ надяться на успхъ? Онъ имлъ противъ себя слишкомъ могучаго непріятеля, борьба съ которымъ ему предвщала, рано или поздно, неминуемое паденіе. При всемъ этомъ на старанія имама къ прочному соединенію разнородныхъ племенъ Кавказа въ одно стройное цлое, повинующееся одному верховному глав, по справедливости можно смотрть какъ на смлые порывы энергическаго ума, которому нельзя отказать ни въ политическомъ смысл, ни въ обширной предпріимчивости, характеризующей геніального человка, одареннаго желзной волей и съумвшаго въ продолжении почти 25 лтъ управлять по своему произволу народомъ, отъ природы чуждымъ порядка и подчиненности.

Исходъ борьбы ни Кавказ обнаружилъ однакоже всю шаткость тхъ основаній, на которыхъ Шамиль думалъ утвердить свое самодержавіе.

Чеченцы уже давно тяготились деспотизмомъ имама, они начинали разочаровываться въ немъ, смяться надъ его выходками, надъ его прокламаціями, въ которыхъ онъ ежегодно клялся вести ихъ для конечнаго истребленія Русскихъ, и въ особенности надъ его сношеніями съ Турецкимъ султаномъ. Тавлинцы въ зтомъ отношеніи были далеко легковрне Чеченцевъ, потому что Чеченцы далеко смышлене Тавлинцевъ. Чеченцы не столько уважали, сколько боялись Шамиля, котораго стража тлохранителей, состоя изъ отъявленныхъ изувровъ, разъ на всегда разорвавшихъ всякую связь съ обществомъ, оказывалась въ дл охраненія особы имама незамнимою и составляла единственно-надежную точку опоры, на которой покоилось самовластiе Шамиля.

Но не смотря на вс справедливыя неудовольствiя Чеченцевъ, они упорно отстаивали противъ насъ свою независимость и только строго обдуманный планъ послднихъ экспедицій могъ положить предлъ слишкомъ полувковой борьб, конецъ которой трудно было предвидть. Съ паденіемъ Веденя мюридизмъ былъ потрясенъ въ самомъ его основаніи,— вскор онъ не замедлилъ пасть, а съ нимъ рушилось и управленіе Шамиля. Чеченцы поняли наконецъ свое заблужденіе, они сбросили съ себя оковы ненавистнаго имъ ига, чтобы пріобщиться къ Россіи и современемъ занять мсто въ ряду образованныхъ народовъ. Замкнутые до того въ неприступныхъ горахъ и мрачныхъ ущельяхъ, куда къ нимъ не могъ проникнуть благотворный лучъ европейской цивилизаціи, они начали цлыми аулами выселяться на плоскость, гд они скоре поймутъ выгоды мирной осдлой жизни, составляющей первую ступень къ гражданственности.

Въ заключеніе этой главы представляемъ списокъ всмъ нашимъ укрпленіямъ въ Чечн, а также ауламъ, выселившимся изъ горъ съ 1857 по 1859 годъ. На основаніи этихъ свдній составлена и приложенная къ этой стать карта.






НАЗВАНIЕ ОКРУГОВЪ.

Число


дворов.

Число душъ.

ПРИМЕЧАНІЯ.

Мужес


Женск.










ЧАСТЬ ВОЕН.-ОСЕТИНСКАГО ОКРУГА.

(Верх.-Сунжен. л.).













1

Ст. Карабулакская (заложена въ 1859 году). Ст. Троицкая.

— Слпцовская:

— Михайловская.

(заложены въ 1845 и въ1846 годахъ). Укр. п. Казахъ-Кичу

(заложенъ въ 1841 году).

















Ст. Ассинская

(заложена въ 1817 году).












на р. Асс.

7

Ст. Сунженская

(заложена въ 1859 году).

АУЛЫ:

1) Назрановскіе.











на лвой стор. Сунжи, при выход ея изъ горъ на плоскость и принадлежитъ къ Влад. лин. Каз. п.

1

Экажева

436

1089

1026

на прав. стор. Сунжи.




Назрань (ниж.Бурсука)
















(Бурсукъ-Мальсагова)

280

839

795

на лв. ст. у Назр. ук.




Пліева (Пелеева)

205

837

689

- ниже укр. Назр.

4

Сурхой-хи

2) Галашевскіе.



205

1022

989

на прав. стор. Сунж. при родн. Сурхой-хи.

1

Алгузъ-али (Тахаръ-Юртъ) (Богурчали).

204

389

414

на лвой стор. Ассы.




Бумутъ

169

283

308

у быв. укр. Бумута.

3

Аршты


5) Карабулакскіе.

146

312

336

на р. Аршты.




Алхастъ-хи

(Джантемиръ-Юртъ)


179

367

405



на лв. ст. р. Ассы.

1

Бердь-Юртъ Нестеровскій)

203

338

449

на лв. ст. Ассы.




Ахъ-барзой

137

241

264

на прав. стор. Ассы.




(*)Recherches sur les populations primitives et les plus anciennes traditions du Caucase, etc. etc. Par M. Vivien de Saint Martin: Paris 1847.8°. P. 98.

(*)D. Iohаnn Anton Güldenstädt's Reisen durch Russland und im Caucasischen Gebürgc. St. Petersburg. 1787. 4°. S. 482-483.

(*)Примiичанiе. Если-бы Чеченецъ совершилъ что ннбудь дурное, напр. придилъ дитя съ родственницею, или обидѣлъ кунака, то курганъ дѣлаютъ не всегда передь его саклею; иногда онъ насыпается близь мѣстa, гдѣ ежедневно собираются жители аула для бесѣды и совѣщанiй.

(*)Примечанiе. При отпускѣ раба на волю у Чеченцевъ соблюдались слѣдующiя формальности: его снабжаютъ письменною отпускною, которая состав­ляется кадiемъ при двухъ свидѣтеляхъ, при чемъ отпускпныя деньги вручаются кадiю, который уже самъ передаетъ ихъ господину. Отпущенникъ называется азатомъ, т. е. свободнымъ.

* Чеченцы мало уважаютъ присягу и по адату за свидтельство, подкрпленное ложной клятвой, не положено никакихъ наказаній. Поэтому къ присяг прибгаютъ по необходимости, въ такихъ случаяхъ, когда за неимнiемъ ясныхъ доказательствъ, дло ршить было-бы затруднительно. Впрочемъ въ длахъ, гд свидтельствуютъ присягою для обвиненія,— правилами, изданными для управленія Чеченцевъ, постановлено подвергать обличенныхъ во лжи и фальшивой присяг той отвтственности, какой подвергнется по приговору суда обвиненное ими лицо.

* Духовенство получило значительную силу въ Чечн со времени Шамиля. Съ цлью образования необходимыхъ для вступленія въ это званiе людей, Шамиль въ разныхъ мстахъ при мечетяхъ учредилъ школы. Мра эта была весьма важна въ политическомъ отношеніи, ибо наставники вь этихъ школахъ, выбираемые изъ людей преданныхъ Шамилю, давали благопріятное для имама направленіе умамъ юношества, ввреннаго ихь воспитанію.



Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница