Правозащитный центр "мемориал" memorial human rights center


I. Похищения, незаконные задержания, исчезновения жителей Республики Ингушетия



страница2/12
Дата13.06.2016
Размер1.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

I. Похищения, незаконные задержания, исчезновения жителей Республики Ингушетия




Описание общей ситуации


В период между первой и второй чеченскими войнами, в 1997-98 годах, на территории этой республики начали происходить похищения людей. Связано это было, в первую очередь, с резким ухудшением криминальной обстановки на территории тогда фактически независимой Чеченской Республики Ичкерия, граничащей с Ингушетией. Целью похитителей, как правило, было получение выкупа.

С началом «контртеррористической операции» на Северном Кавказе (октябрь 1999 года) подобные похищения прекратились. Однако, в 2002 году, после отставки первого президента Ингушетии Руслана Аушева, «Мемориал» начал фиксировать здесь новую волну похищений. Эти преступления очевидным образом отличались от похищений в предыдущие годы. Похитители не требовали выкупа, а похищенный чаще всего бесследно исчезал. Обстоятельства совершения этих преступлений (используемая похитителями военная техника, их беспрепятственный проезд через все блок посты и т.п.) указывали на причастность к их совершению военных или сотрудников МВД и ФСБ. Мы отнюдь не утверждаем, что все похищенные таким образом люди не имели отношения к вооруженным формированиям, противостоящим российскому государству. Однако в любом цивилизованном государстве подозреваемые могут быть задержаны или арестованы лишь на законных основаниях, следствие должно вестись в рамках процессуальных норм, а вину обвиняемых может установить лишь суд. В противном случае место правосудия занимает произвол и расправа, от которых страдают в первую очередь невинные люди

Вначале жертвами похищений становились беженцы из Чечни, проживавшие в лагерях в Ингушетии. Тела некоторых из них со следами пыток впоследствии были обнаружены на территории Чеченской Республики. Из 28 человек, похищенных в 2002 году на территории Ингушетии, лишь один был коренным жителем Республики. 22 октября в горной местности у границы с Чечнёй был похищен семидесятисемилетний старик-пасечник из ингушского села Галашки Сайнароев Султан Хасанович. Его военные насильно усадили в БМП, после чего он исчез. Видимо, таким образом силовики, как в последствии выяснилось, представители РОШ ФСБ РФ по Северо-Кавказскому региону3 пытались получить информацию о проходившем незадолго до этого через горы Ингушетии отряде боевиков под командованием Руслана Гелаева.

В тот год из числа похищенных четверо были убиты, двое отпущены похитителями после допроса и избиений, шестнадцать пропали без вести. Шестерых похищенных через некоторое время «легализовали» в СИЗО или ИВС, их обвиняли в пособничестве НВФ. Из них впоследствии четверо были оправданы судами.

В 2003 году «Мемориал» зафиксировал уже 52 случая похищения людей в республике, из них 38 жителей Чечни, 12 жителей Ингушетии и 2 гражданина Армении. Впоследствии был обнаружен труп одного из похищенных, тридцать два человека пропали без вести, девятнадцать человек отпустили после длительных допросов, сопровождавшихся избиениями.

В 2004 году в результате спецопераций все больше начали «исчезать» постоянные жители Ингушетии. Всего в 2004 году «Мемориал» задокументировал похищения 48 человек: 19 жителей Чечни и 28 жителей Ингушетии. Впоследствии были обнаружены трупы троих из похищенных, 19 человека пропали без вести, 20 – были выкуплены родственниками или освобождены похитителями после длительных допросов, как правило, сопровождающимися пытками. При этом среди убитых, пропавших без вести и освобождённых – жителей Ингушетии и жителей Чечни было примерно одинаково. Шестеро похищенных (все жители Ингушетии) позже «обнаружились» в местах предварительного заключения.

В эти же годы в Ингушетии набирала рост активность местного подполья. Жестокость и беззаконие, творимые представителями государства, лишь расширяли мобилизационную базу для боевиков.

Именно в 2004 году произошло беспрецедентное для республики событие – нападение боевиков в ночь с 21 на 22 июня 2004 года. Тогда большой отряд боевиков, в составе которого было много этнических ингушей, вторгся в Ингушетию и временно взял под свой контроль ряд населенных пунктов, включая города Назрань и Карабулак. Отпор боевикам оказали лишь сотрудники МВД РИ, в результате чего многие из них были убиты или ранены. В ходе этой операции боевики бессудно казнили ряд захваченных ими сотрудников силовых ведомств. Всего в результате нападения погибли 79 человек, в том числе 43 сотрудника правоохранительных органов.

В 2004 году участие ингушей в нападениях на ингушских же милиционеров вызывало удивление и недоумение у жителей республики. В последующие годы это, к сожалению, уже перестало кого-либо удивлять. Несмотря на жестокость контртеррористических операций и введение в республику дополнительных сил (а может быть, именно благодаря этому) вооруженному подполью в Ингушетии удалось создать эффективную сеть полуавтономных групп. Они развернули охоту на сотрудников силовых структур, правоохранительных органов, федеральных военнослужащих и чиновников. Активность вооруженного подполья беспрецедентна для столь маленькой республики, порой потери среди военнослужащих и сотрудников силовых структур здесь сопоставимы с потерями в Чечне. В свою очередь сотрудники силовых структур грубейшим образом нарушают права человека, подрывая доверие населения к государству.

В следующем, 2005 году, по сведениям ПЦ «Мемориал», на территории Ингушетии было похищено меньше людей (32 человека) но при этом из них только трое были жителями Чечни. Таким образом, по-прежнему наблюдался рост похищений именно жителей Ингушетии. Похитители освободили десятерых (в том числе двоих жителей Чечни), пятеро были убиты, шестеро пропали без вести. И опять, среди тех, кто после похищения «обнаружились» в местах предварительного заключения почти все – жители РИ.

Со второй половины 2004 года в Ингушетии был запущен конвейер фабрикаций уголовных дел, когда подозреваемых в причастности к вооруженным формированиям вывозили в соседнюю Республику Северная Осетия-Алания, где подвергали пыткам, принуждая сознаться в преступлениях, при этом ему предоставляли адвоката, назначенного государством, а не нанятого родственниками. В некоторых случаях подозреваемого практически похищали, и его родственники в течение ряда дней или недель не имели о его судьбе никакой информации. Затем похищенный, после того, как становился готовым сознаться в чём угодно, «обнаруживался» в следственном изоляторе. В дальнейшем против такого человека выдвигали обвинения, часто основанные лишь на показаниях, данных им под пытками в первые дни после задержания.

В 2006 году количество похищенных и пропавших без вести жителей Ингушетии, по данным ПЦ «Мемориал» заметно уменьшилось. Возможно, это объясняется тем, что в республике получили распространение другие формы незаконного насилия, например, внесудебные казни людей, подозреваемых в причастности подполью (их расстреливали на месте, якобы при их попытке оказать сопротивление задержанию)4.



2007-2008 годы характеризовались резкой дальнейшей эскалацией насилия в республике, что отразилось и на числе случаев похищений. При этом в 2007 году интенсифицировалось практика фабрикаций уголовных дел. Большинство их похищенных, пройдя через издевательства, пытки, незаконное давление, затем «обнаруживались» в официальных местах содержания задержанных или арестованных.

Осенью 2008 г. президент Медведев, решился на шаг, который ранее упорно не желал делать Путин – на смену руководства республики. Новый Президент РИ Юнус-Бек Евкуров заявил о смене курса руководства республики. В частности, он декларировал своё намерение добиваться того, чтобы борьба с подпольем и незаконными вооруженными формированиями проводилась строго в рамках закона. Возможно, поэтому в 2009 году резко снизилось количество похищений в республике. И тем не менее, общее количество пропавших без вести, убитых или «обнаруженных» после похищения людей осталось на уровне прошлого года. Таким образом, решительно переломить ситуацию к лучшему новым властям Ингушетии не удалось.


Табл. 1. Число похищений, зафиксированных в ходе проводимого ПЦ «Мемориал» мониторинга на территории Ингушетии

Год

Похищены, человек/ из них жителей Чечни

Из них:

Освобождены похитителями или выкуплены

Найдены убитыми

исчезли

"обнаружены" в следственном изоляторе

2002

28/27

2/2

4/4

16/15

6/6

2003

56/50

31/27

1/1

19/17

5/5

2004

48/19

20/9

3/1

19/95

6/0

2005

32/3

10/2

5/0

6/0

11/1

2006

16/26

4/1

1/0

2/0

9/1

2007

30/27

8/0

1/0

4/0

17/2

2008

31/1

20/0

1/0

7/0

3/1

2009

13/0

1/0

4/0

5/0

3/0

Более того, в 2009 году проявилась новая тенденция – жителей Ингушетии похищают за пределами республики. Так, четверо дальних родственников известного ингушского оппозиционера Макшарипа Аушева были похищены и пропали без вести в Санкт-Петербурге, один житель Ингушетии был «снят» с поезда на станции «Минеральные воды», один человек исчез в Новочеркасске, еще один – в Краснодаре. Есть основание подозревать, что, по крайней мере, некоторые из этих похищения совершили представители государственных силовых структур.

Похищения жителей Ингушетии за пределами республики случались и в предыдущие годы – на территории соседней Северной Осетии-Алания. Там в 2006 году были похищены и пропали без вести двое, а в 2007 году трое мужчин-жителей Ингушетии. Однако тогда не было оснований утверждать, что в этих похищениях замешаны представители государства. По общему мнению, эти преступления были совершены на почве межэтнической розни. Тем более, что в 2005-2006 годах на территории РСО-А пропали без вести 12 бывших беженцев ингушей, вернувшихся к местам своего проживания в Пригородном районе; а тело ещё одного похищенного со следами насильственной смерти было найдено (http://www.memo.ru/2007/07/16/1607072.html; http://www.memo.ru/2007/07/16/1607071.html).


Ситуация с похищениями людей в Ингушетии в 2009 году имела ряд характерных особенностей.

Во-первых, в Ингушетии похищают, в основном, не сотрудники республиканского МВД, а сотрудники ФСБ или силовики, направленные сюда из других регионов. Это кардинально отличает ситуацию в Ингушетии от того, что происходит в Чечне и Дагестане, где в настоящее время подавляющую часть похищений совершают местные силовые структуры. В 2009 году был зафиксирован ряд случаев, когда похищенных людей, по всей видимости, вывезли в Чечню. Так было при похищении Идриса Циздоева и Магомеда Озиева. Батыр Албаков, похищенный на глазах у родственников вооруженными людьми 10 июля в станице Орджоникидзевская (Слепцовская), был впоследствии объявлен убитым чеченскими силовиками в ходе спецоперации в Сунженском районе РИ. При этом на трупе Батыра Албакова кроме огнестрельных ран имеются очевидные следы пыток и ножевые ранения.

Во-вторых, Президент РИ придает большое значение борьбе с похищениями людей, прикладывает серьезные усилия для предотвращения таких фактов. Ни в одной республике Северного Кавказа власти так быстро не реагируют на сигналы о похищениях, никто из руководителей регионов не проявляет такой открытости родственникам похищенных, не проводит совещания по фактам похищений, не участвует лично в вызволении задержанных «неустановленными вооруженными лицами». При своевременном поступлении сигналов о похищениях от родственников в Ингушетии вводится план-перехват, в 2009 году ингушские милиционеры задерживали похитителей, однако были вынуждены отпустить их вместе с жертвами после предъявления спецталонов, позволяющих свободно передвигаться через посты.

В-третьих, Президент Ингушетии ставит перед руководством России проблему похищений людей. Так, 9 июня 2009 года на заседании Совета безопасности РФ в Махачкале Евкуров обсудил с Дмитрием Медведевым и министром внутренних дел РФ Рашидом Нургалиевым случай похищения двух жителей Ингушетии – Цидзоева и Танкиева, произошедший весной 2009 года. Евкуров проводит регулярные встречи с общественниками, в том числе по проблеме похищений людей, ведущие правозащитники республики имеют его личный номер мобильного телефона, которым пользуются в случае необходимости. В отличие от руководства Чечни, которое ставит перед руководством России проблему поиска людей, пропавших без вести после задержания федеральными силовыми структурами в начале военных действий, отрицая текущие преступлениях собственных силовиков, Президент Евкуров говорит о похищениях людей, происходящих в Ингушетии сегодня.

Таким образом, в Ингушетии, в отличие от Дагестана, Кабардино-Балкарии и Чечни есть политическая воля бороться с похищениями людей. Но этого оказывается недостаточно для кардинального изменения ситуации. Проблема состоит в том, что Президент Евкуров может частично контролировать лишь МВД РИ, но не другие силовые структуры, действующие на территории РИ. Федерализм в России фактически отменен, и у руководителя Республики Ингушетия практически нет механизмов влияния на федеральные ведомства, а также на силовиков из Чеченской Республики, которым даны особые полномочия при проведении «контртеррористических» мероприятий.
Случай похищения и убийства Батыра Албакова наглядно иллюстрирует, что распространённая в Чечне и Дагестане практика похищений, а затем проведения бессудных казней под прикрытием имитируемых боестолкновений «импортируется» в Ингушетию.

Рано утром 10 июня 2009 года Б.Албакова на глазах у родственников увели из собственной квартиры вооруженные люди, представившиеся сотрудниками Назрановского РОВД. Один из них был ингуш, двое других – чеченец и русский. Перед тем, как прийти к Албаковым, эти вооруженные люди проверяли документы в соседних квартирах. Албаков исчез; все силовые ведомства, в которые обращались родственники исчезнувшего, отрицали свою причастность к его задержанию. Однако при этом в представительстве ОРБ-28 в Ингушетии родственники заметили человека, похожего на того, кто приходил к ним домой за Батыром.

По факту похищения сотрудниками следственного отдела по Cунженскому району Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по РИ проводилась проверка. Впрочем, в течение десяти дней правоохранительные органы каких-либо реальных действий по поиску похищенного и установлению похитивших его лиц не предпринимали.

21 июля депутат Государственной Думы РФ от Чеченской Республики Адам Делимханов9, под чьим руководством проходит операция в Сунженском районе РИ, сообщил информационному агентству «Интерфакс», что Батыр Албаков был убит в перестрелке. Яко бы он в составе группы боевиков обстрелял военнослужащих и милиционеров, прибывших туда из Чечни.

Позже МВД РИ сообщило, что убитый Албаков находился в розыске, как боевик. Однако это полностью противоречит фактам, т.к. Албаков вплоть до похищения открыто проживал дома и работал в аэропорту «Магас».

22 июля 2009 г. родственникам выдали труп Батыра Албакова, на котором, кроме огнестрельных ран, - ножевые ранения и следы пыток (у «Мемориала» имеются фотографии тела).

Родственники продолжали настаивать, что Батыр не мог быть убит в перестрелке, поскольку ранее был похищен сотрудниками силовых ведомств.

1 декабря следователь по ОВД следственного отдела по Сунженскому району СУ СКП РФ по РИ юрист 2 класса Бахарчиев М,С-А. вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по признакам преступления предусмотренного ст. 126 УК РФ по факту похищения Албакова Б.М «за отсутствием состава преступления».

В постановлении следователь однозначно и бездоказательно утверждает, что Албаков был убит в ходе перестрелки. Им даже не рассматривалась и не исследовалась версия, согласно которой Албаков был похищен, подвергнут пыткам и убит, а перестрелка была инсценировкой. Имеющиеся на трупе явные следы пыток и резаные раны следователь называет «ссадинами, образовавшимися незадолго до наступления смерти». Сведения о похищении Албакова следователь в постановлении не опровергает, но утверждает, что «лица, совершившие похищение Албакова Б.М. добровольно освободили его». На каком же основании следователь делает такой вывод? На том основали, что Албаков якобы был убит в ходе перестрелки. То, что требовалось подвергнуть сомнению и проверить, следователь принимает как аксиому. Круг замыкается.

Подобное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела нельзя назвать иначе, чем насмешкой над законом и правосудием. Это постановление было обжаловано в порядке ст. 125 УПК РФ матерью Б.Албакова, Пятимат Албаковой, в Сунженском районном суде РИ. Постановлением от 29 марта 2010 г. суд оставил без удовлетворения эту жалобу. В постановлении суд практически повторяет «доводы» следователя. При этом судья А.Ю.Чаниев утверждает, что «при рассмотрении материалов дела установлено, что по делу выполнены все необходимые мероприятия, направленные на раскрытие дела», каких-либо нарушений конституционных прав заявительницы суд не усмотрел.

Пятимат Албакова направила в Судебную коллегию Верховного суда РИ кассационную жалобу. Впрочем, с большой долей вероятности можно заранее предвидеть итоги её рассмотрения.


Таким образом, мы сталкиваемся со своеобразной спайкой силовиков-похитителей со следственными органами и судами. Для того, чтобы разрушить этот наработанный за долгие годы механизм покрывания преступников нужно наличие политической воли в Кремле.

Похищение и исчезновение Танкиева Гапура Абоевича


3 апреля 2009 года около 18:30, в городе Малгобек Республики Ингушетия был похищен местный житель, учитель средней общеобразовательной школеы № 20 г. Малгобек Гапур Абоевич Танкиев, 1985 г.р., проживающий по адресу: ул. Базоркина,56/4.

Гапура Танкиева похитили недалеко от здания отдела ФСБ по Малгобекскому району, на пересечение улиц Этуша и Базоркина. Неизвестные, одетые в черную форму, подъехали к нему на двух автомашинах (ВАЗ-2110 и «Лада-Приора»). Из них выбежали около восьми человек, вооруженных пистолетами. Они схватили Танкиева, затолкали его в машину ВАЗ-2110 и увезли в неизвестном направлении. Как утверждают свидетели похищения, еще одна машина («Шевроле-Нива», регистрационный номер «с 962 ом», 6-й регион) стояла недалеко от дома Танкиева. Родственники предполагают, что в ней сидели люди, которые вели наблюдение за Гапуром. В тот момент, когда он подходил к дому, они дали команду по рации другой группе силовиков на его задержание. На месте похищения остался мобильный телефон Танкиева.



4 апреля, около 13:00, к месту похищения Танкиева подъехала та же «Шевроле-Нива». Родственники Гапура хотели выяснить, кто находится в машине, однако она резко сорвалась с места и стала удаляться. Танкиевы организовали преследование и сообщили о подозрительной машине в Малгобекский РОВД. «Шевроле-Нива» остановилась около здания миграционной службы. Сюда же подъехали Танкиевы и сотрудники милиции. Оказалось, что в подозрительной машине находились три сотрудника ФСБ: Алим Аликович Болов, Дмитрий Андрееевич Андреев и Александр Юрьевич Чернявский. Их доставили в Малгобекский РОВД. Родственники Г.Танкиева утверждают, что двух из задержанных сотрудников ФСБ, очевидцы опознали как участников похищения Гапура. У Танкиевых есть запись на мобильном телефоне, где зафиксирован момент задержания сотрудников ФСБ. Они также утверждают, что в салоне машины имелись еще два разных номерных знака.

Пресс-служба МВД по РИ опровергла причастность задержанных сотрудников ФСБ к похищению Танкиева. Согласно её информации, сотрудники спецслужбы прибыли по служебным делам в отделение ФМС по городу Малгобек.

Следователем Малгобекского городского следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета (СО СУ СКП) при прокуратуре РФ по РИ по факту похищения Г.А.Танкиева было возбуждено уголовное дело № 09540018 по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.126 УК РФ (похищение человека группой лиц по предварительному сговору).

6 апреля Президент Ингушетии Ю.-Б.Евкуров. встретился с родственниками похищенного Гапура Танкиева. На этой встречи президент пообещал Танкиевым что возьмет расследование этого дела под собственный контроль.

В отношении Гапура Тонкиева и его родственников уголовные дела не возбуждались, в розыск нкто из них не объявлялся. Правоохранительные органы к этой семье претензий не выдвигали.

По состоянию на июнь 2010 года судьба и местонахождение Танкиева не установлены.

Похищение и исчезновение Цидзоева Идриса Макшариповича


26 мая2009 года около 4:00 в городе Малгобек предположительно сотрудниками ОРБ-210 был похищен местный житель Идрис Макшарипович Циздоев, 1981 г.р., проживающий по адресу: ул.Гоголя,12.

Примерно 10-12 вооруженных человек, одетых камуфляжную форму, ворвались во двор Циздоевых. Перед этим один из них перелез через забор и открыл калитку для остальных.

В это время Идрис Циздоев и его брат Адам Циздоев находились во дворе и совершали омовения, готовясь к утренней молитве. Силовики, не объясняя своих действий и не представляясь, схватили Идриса и вывели его со двора. Адам попытался вступиться за брата, но вооруженные люди блокировали его, направив на него автоматы. Один из них крикнул: «Стой, где стоишь. Мы поговорим с твоим братом минут десять, после чего отпустим». Адам слышал, как избивали Идриса, его крики о помощи, но ничем не мог ему помочь. Через 10 минут похитители уехали на белом микроавтобусе «Газель». Идриса они забрали с собой. На том месте, где его избивали, осталось лужа крови.

Позже стало известно, что другая группа силовиков проникали в это же время в соседний дом № 14, принадлежащий Магомеду Циздоеву. Держа под дулами автоматов двух несовершеннолетних мальчиков и их старшего брата, они похитили из дома все золотые украшения, мобильные телефоны и охотничье ружье «Вепрь».

Сразу после похищения, Адам Циздоев позвонил в дежурную часть ОВД по Малгобекскому району и заявил о похищении Идриса. Информация о похищения незамедлительно была передана на милицейские посты. В результате на посту «Маяк-12» сотрудниками ингушской милиции была задержана белая «Газель», в которой находились вооруженные люди, похитившие Циздоева. До приезда ответственного по ОВД Малгобекского района капитана милиции Ахмеда Цурова похитителей удерживали на посту. Приехавший вскоре капитан Цуров опознал в одном из силовиков, находившихся в «Газели», знакомого ему полковника ОРБ-2 Адлана Ахмадова. Ранее А.Ахмадов некоторое время работал в межрайонный отдел ОРБ-2 и часто по работе приезжал в Малгобекский РОВД в отдел уголовного розыска, где его знали очень многие местные сотрудники, в том числе и Цуров. Полковник потребовал пропустить его группу, так как им необходимо доставить задержанного жителя Малгобека Циздоева в город Магас.

В это время Цурову позвонили из дежурной части ОВД Малгобекского района и дали указание отпустить сотрудников ОРБ. Похитители уехали по дороге, ведущей в сторону г. Назрань.

В тот же день родственники похищенного с письменными заявлениями обратились в Малгобекский СО СУ СКП РФ по РИ, в ОВД Малгобекского района и в МВД РИ. Но в одном силовом ведомстве им не могли сказать, по какой причине был задержан Идрис Циздоев и, где он находится.

Адвокат А.Албогачиев, представляющий интересы Циздоевых, в тот же день, 26 мая, позвонил в ОРБ-2 в Грозный и попросил дать объяснение о причинах задержания Идриса, а так же сообщить о его местонахождении. Сотрудник, дежуривший в это время в ОРБ, заявил, что такого задержанного у них нет.

В последующие дни родственники Идриса Циздоева обращались с письменными заявлениями в органы прокуратуры РИ и ЧР, к Генеральному прокурору РФ с просьбой установить местонахождение их задержанного родственника. Однако, как выяснилось, все силовые ведомства отрицали свою причастность к проведению в доме Циздоевых спецоперации. Согласно официальным ответам, полковника Адлана Ахмадова нет в числе сотрудников ОРБ-2.

2 июня 2009 года по факту похищения Идриса Циздоева следователь Малгобекского городского СО СУ СКП РФ по РИ возбудил уголовное дело № 09540031 по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» части 2 статьи 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору) УК РФ, мать и старший брат похищенного, Абукар Циздоев, признаны потерпевшими.

Родственники Идриса встретились с министром внутренних дел РИ Русланом Мейриевым и сотрудником Совета безопасности РИ Б.Амхадовым. В обоих случаях их заверили в том, что примут все меры по установлению местонахождения Идриса и лиц, причастных к его похищению.

В конце июля 2009 года уголовное дело по факту похищения было передано в Главное следственное управление Следственного Комитета при прокуратуре РФ по ЮФО. Адвокат Циздоевых совместно с Абукаром Циздоевым выезжал в город Владикавказ, где в здании МВД Северной Осетии имел встречу с расследующим дело следователем Оганисяном. Адвокат совместно с потерпевшим подал следователю ходатайство о допросе ряда лиц в качестве свидетелей, которые возможно могут предоставить определенные сведения, необходимые для сбора доказательств по установлению причастных к похищению лиц.

Насколько нам известно, в ходе следствия были допрошены все сотрудники Млгобекского РОВД, дежурившие в ночь на 27 мая, т.е. те, что давал указания отпустить похитителй вместе с похищенным. Результатов мы не знаем.

Дело осложнилось тем, что главный свидетель, милиционер Ахмед Цуров, опознавший сотрудника ОРБ, был убит 9 апреля с.г. в ходе спец операции в с. Экажево. Согласно официальной информации его убила террористка, которая в момент проведения спецоперации открыто подошла к первому кольцу оцепления. Дальше её не пропустили сотрудники республиканской милиции., женщина вытащила пистолет и выстрелила в начальника РОВД Назрановского района Мовсара Тамбиева, однако промахнулась и попала начальника участковой службы ОВД по Назрановскому району Ахмеда Саварбековича Цурова, который от полученного ранения скончался. Ответным огнем террористка был убита. Однако есть видеосвидетельство, опровергающее эту версию, размещённое в интернете (http://www.youtube.com/watch?v=XCE6cRdPfI4&feature=player_embedded). Ясно видно, что стрелявшая женщина стояла к Цурову спиной и вообще она ни в кого не попала. Он же получил смертельное ранение в момент, когда по женщине был открыт огонь со стороны сотрудников правоохранительных органов. Пока можно только гадать, попала ли в него случайная пуля или выстрел в него кто-то сделал преднамеренно.
По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Идриса Циздоева не установлены.
Следует добавить, что по сообщению Абукара Циздоева, спецоперация 26 мая была не первой в доме Циздоевых. Ранее, 3 февраля 2009 года, сотрудники неустановленных силовых структур проводился незаконный обыск (без предъявления каких-либо документов, без понятых) в доме Циздоевых. Ничего незаконного они не обнаружили. После окончания обыска силовики сфотографировали всех молодых мужчин, находившихся в доме, и их документы. Циздоевы тогда решили никуда не жаловаться, тем более, что в тот же день аналогичные операции проводились и в других домах на ул. Гоголя.


Похищение и исчезновение Озиева Магомеда Борисовича

В ночь на 5 сентября 2009 года, около 2:15, в станице Нестеровская сотрудники неустановленной силовой структуры похитили местного жителя Магомеда Борисовича Озиева, 1986 г.р., проживающего по ул. Мира, 38.

За месяц до похищения М.Озиев получил диплом об окончании Аграрного факультета Ингушского Государственного Университета.

По словам родственников Магомеда, силовики приехали на легковых машинах («Лада-Приора», ВАЗ 21110 и ВАЗ 21112) и микроавтобусе «Газель», они были одеты в камуфляжную форму в касках, без масок. Соседи Озиевых слышали шум, один из них позже дал показания, что, когда вышел на улицу, то вооруженные люди заставили его зайти назад во двор.

Около двенадцати вооруженных человек перелезли через забор двора Озиевых, выбили входную дверь и ворвались в дом. Ещё несколько человек остались на улице. Всех, кто находился в доме (самого Магомеда, его отца, мачеху, а также брата, Адама, с женой и маленькими детьми), вывели на улицу, не дав им одеться.

Бегло осмотрев помещение, силовики надели наручники на Магомеда Озиева и посадили в одну из легковых машин. Всё происходящее один из силовиков снимал на цифровую видеокамеру.

Отец Магомеда, Борис Озиев пытался выяснить, кто и по какой причине забирает его сына. Один из вооруженных людей ответили, что они из Оперативно-розыского бюро, приехали сюда по оперативной информации, и что Магомеда надо искать в РОВД. В каком именно РОВД следует искать Магомеда, они не уточнили. Разговаривали на русском и чеченском языках. Когда силовики уехали, Озиевы сообщили о произошедшем в РОВД Сунженского и Назрановского районов, а так же позвонили в службу спасения. Через 30-40 минут к Озиевым приехали сотрудники Сунженского РОВД. Они ничего не знали о том, кто проводил спецоперацию в станице Нестеровская.

Родственники Магомеда Озиева с письменными заявлениями обратились во все республиканские силовые ведомства, а также в правозащитные организации. 14 сентября заявления с просьбой оказать содействие в розыске Магомеда были поданы в Общественную комиссию при Президенте РИ по соблюдению прав человека.

По факту похищения М.Озиева Сунженским следственным отделом Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по РИ было возбуждено уголовное дело № 09600117 по признакам преступлений, предусмотренных п.п. «а, г» части 2 статьи 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия) и ч.2 ст.222 УК РФ (незаконное ношение оружия группой лиц ).

15 декабря 2009 расследование уголовного дела было приостановлено «в связи с невозможностю установить лиц, подлежащих обвинению».Тем не менее, в ходе предварительного следствия был установлен одни важный факт.

Как следует из постановления о приостановлении предварительного следствия от 15 декабря 2009 года. (копия имеется в распоряжении ПЦ «Мемориал») было установлено, что машины, на которых приезжали похитители, около 2:30 проехали в сторону Чечни. Следователь допросил сотрудников МВД РИ, которые дежурили той ночью на контрольно-пропускных постах в районе станицы Нестеровская. Милиционеры, дежурившие на посту «Асса», расположенного на дороге, ведущей от Нестеровской в сторону станицы Ассиновская ЧР, сообщили, что колонная автомашин («Лада-Приора», ВАЗ 21110 и ВАЗ 21112 и микроавтобус «Газель») около 2:30 проехала в сторону Чечни. Из автомобиля, едущего во главе колонны, предъявили спецпропуск. Люди, ехавшие в этих машинах, сообщили, что они едут из села Даттых.11 Согласно объяснениям ингушских милиционеров, они, согласно инструкциям, не имеют права досматривать и задерживать лиц, предъявляющих спецпропуска. Стекла машин были тонированы, однако в салоне одной из них горел свет, поэтому милиционеры, стоящие на посту, смогли разглядеть в ней сидящих вооруженных людей в специальной камуфляжной форме. Никаких сомнений в том, что эти люди являются сотрудниками правоохранительных органов, у постовых милиционеров не было.

Таким образом, очевидно, что похищенного Магомеда Озиева, увезли в Чеченскую Республику.

Похитили его сотрудники одной из государственных силовых структур, базирующихся в ЧР.

За три с лишним месяца (5 сентября – 15 декабря 2009 года) следователь И.М-Б.Берсанов допросил родственников похищенного и его соседей, а также постовых милиционеров. Кроме того, он через суд провел детализацию телефонных переговоров по мобильной связи, которые велись в районе дома Озиевых в момент похищения М.Озиева (эта мера оказалась безрезультатной). И всё!

После этого он пишет: «Проведёнными следственными и оперативно-розыскными мероприятиями установить лиц, причастных к совершению данного преступления не представляется возможным». При этом проведение дальнейших оперативно-розыскных мероприятий поручается ОВД Сунженского района Ингушетии. Очевидно, что следствие ведётся чисто формально, осуществляется имитация расследования! Очевидно, что ни ингушский следователь, ни ингушская милиция не могут искать преступников среди силовиков в Чечне.

22 декабря 2009 года начальство следователя Берсанова отменило его постановление о приостановлении предварительного следствия, как необоснованное, так как им не был выполнен ряд необходимых следственных действий. Уголовное дело было передано в производство тому же следователю.

Возможно, что следователь направил поручения в органы прокуратуры ЧР, в следственные органы и МВД ЧР с просьбой об установлении лиц, причастных к похищению М.Озиева. Возможно, что он получил отписки их этих ведомств. Впрочем, не исключено, что ответы ему так и не были направлены. Последнее весьма вероятно, исходя из того, как органы МВД ЧР относятся к поручениям следственных органов Чеченской Республики (см. ниже дело о похищении З.Гайсановой).

Результат ожидаем – по состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Магомеда Озиева не установлены.
Дело тут не в отдельном нерадивом следователе.

Для эффективного расследования подобного преступления было необходимо создать межведомственную следственную группу, включающую в себя следователей не только территориальных следственных органов, но и военных следственных органов, оперативных сотрудников УФСБ по Ингушетии и Чечне, Главного Управления МВД по ЮФО12, органов внутренних дел Ингушетии и Чечни.

Но этого сделано не было.

Налицо ненацеленность всей следственной системы на расследование подобных преступлений.



Похищение и исчезновение Махлоева Масхуда Хамутхановича



29 октября 2009 года около 3:30, в станице. Орджоникидзевская сотрудники неустановленной силовой структуры похители местного жителя Масхуда Хамутхановича Махлоева, 1982 г.р., проживающий по ул. Павлова, 55.

Масхуд Махлоев закончил в 2009 г. заочное отделение юридического факультета Института экономики и права, работал в цехе по производству пластиковых окон в городе Назрань по проспекту Бозоркина.

Силовики подъехали к домовладению Махлоевых (ул. Павлова, 55 и 60) на двух микроавтобусах: «Газель» и УАЗ-«таблетка», бронированном УАЗе и легковом автомобиле ВАЗ. Свидетелями этого были соседи Махлоевых.

Примерно 15-20 вооруженных людей в камуфляжной форме и масках ворвались в дом, не представившись и не предъявив никаких документов. Их вооружение и экипировка указывали на то, что в спецоперации принимала участие штурмовая группа спецназа какого-то из силовых ведомств: каски-сферы, автоматы с прикреплёнными к ним фонарями, пуленепробиваемые щиты. Можно предполагать, что силовики ожидали встретить здесь вооруженное сопротивление.

Глава семьи, Хамутхан Махлоев, и его жена, Аминат Махлоева, выбежали во двор на шум. Ворвавшиеся люди направили на них оружие и поставили к стене, затем они выбили двери комнат, где спали сыновья и дочери хозяев дома, и ворвались туда.

Дочерей вывели на улицу и поставили к стене рядом с родителями. Им угрожали и оскорбляли нецензурной бранью. Ворвавшиеся люди говорили по-русски, без акцента.

В это время двух из сыновей Хамутхана – Масхуда и его младшего брата Ибрагима – избивали внутри дома. Как позже рассказал Ибрагим, один из силовиков скрутил Ибрагиму руки и обмотал их скотчем, другой завязал ему ноги, третий прижал его голову к подушке так, что стало невозможно дышать, а четвёртый бил прикладом автомата по голове, туловищу и рёбрам. Рядом избивали Масхуда. Затем Ибрагиму натянули на голову футболку и обмотали её скотчем, после чего бросили Ибрагима на пол.

Родителей и дочерей затолкали в помещение кухни, а в это время Масхуда выволокли на улицу. Несмотря на холодное время года, его увели почти раздетым.

Махлоевы видели, что вооруженные люди, находившиеся в их дворе, постоянно переговаривались по имеющимся у них портативным рациям.

Вскоре последовала команда: «Уходим, уходим!». И все вооруженные люди быстро покинули двор. Машины уехали, увозя Масхуда в неизвестном направлении.

В тот же день, родственники Масхуда Махлоева подали жалобы о его похищении в органы прокуратуры, Президенту РИ, в правозащитные организации. Однако у республиканских правоохранительных органов не было никакой информации о том, кто мог увезти Масхуда. Ни одно из государственных силовых ведомств свою причастность к спецоперации, проведённой в доме Махлоевых 29 октября, не признало.

В результате медицинского обследования Ибрагима Махлоева, у него были обнаружены сотрясение мозга, перелом ребра, кровоподтёки и ушибы на лице и на спине.



10 ноября 2009 года по факту похищения Махлоева следователь Карабулакского следственного отдела Следственного управления Следственного Комитета при прокуртауре РФ по РИ возбудил уголовное дело № 096000131 по пунктам «а,г» части 2 ст.126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия) и ч.2 ст.222 (незаконный оборот оружия группой лиц по предварительному сговору) УК РФ.

Обстоятельства похищения Масхуда Махлоева очевидным образом указывают на то, что это преступление было совершено представителями какого-то государственного силового ведомства. Ингушетия уже несколько последних лет наводнена представителями правоохранительных органов и спецслужб, в том числе командированных туда из разных регионов России. Сложно представить, чтобы по дорогам Ингушетии могли спокойно проехать два микроавтобуса и две легковые автомашины, включая и бронированный УАЗ, полные вооруженными людьми, если только эти люди не имели отношения к силовым ведомствам. Боевики не располагают бронированными автомашинами и пуленепробиваемыми щитами. В этом контексте следует также обратить внимание на то, что правоохранительные органы ранее, в 2006 году уже похищали Масхуда Махлоева (см. ниже).



17 декабря 2009 года при содействии юристов ПЦ «Мемориал» и Европейского центра защиты прав человека родственники похищенного обратились с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Суд коммуницировал жалобу по правилу 41 регламента (рассмотрение в приоритетном порядке) и предложил Правительству РФ предоставить копии всех документов, относящихся к мерам, принятым для установления местонахождения Масхуда Махлоева. Так в распоряжение ПЦ «Мемориал» попали материалы из уголовного дела, возбужденного по факту его похищения.

Из этих материалов следует, что в ходе доследственной проверки следователь направлял всем начальникам РОВД РИ, командиру мобильного отряда МВД РФ в РИ, начаьнику УФСБ по РИ, начальнику управления уголовного розыска МВД по РИ поручения с просьбой сообщить, проводилась ли сотрудниками указанных учреждений спецоперация в доме Махлоевых в ночь на 29 октября, задерживался ли ими М.Махлоев, известно ли им что-либо об его задержании иными правоохранительными органами? Ответов в присланных материалах нет, но очевидно, что какой-либо содержательной информации следователь не получил. Этим и ограничилась доследственная проверка.

Затем, после возбуждения уголовного дела, следователь допрашивает членов семьи Махлоевых. Сведений об иных допросах нет, хотя соседи Махлоевых могли бы дать важные дополнительные сведения – например, об автомашинах, на которых приехали похитители. Следователь снова направляет во все ОВД по РИ и органы ФСБ поручения о производстве оперативно-розыскных мероприятий: «Провести оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление местонахождение Махлоева М.Х.; ориентировать личный состав, общественность и подсобный аппарат на установление лиц, совершивших данное преступление; предоставить компрометирующий материал на Махлоева М.Х, если таковой имеется; оперативным путём установить свидетелей и очевидцев данного преступления и обеспечить их явку в следственный отдел». Поручения чисто формальные, практически не обязывающие сотрудников ни к каким конкретным действиям, за которые они должны отчитаться.

Следователь направляет министрам внутренних дел ряда республик (Ингушетия, Дагестан, Чечня, Кабардино-Балкария, Северная Осетия-Алания) поручения с просьбой о проверке М.Махлоева по учётам неопознанных трупов, о проверке медицинских учреждений, ИВС, СИЗО, мест лишения свободы на предмет нахождения там М.Махлоева.

Следователь направляет поручение об установлении сотрудников МВД, которые несли в ту ночь дежурство на блок-постах «Ангара-120» и «Кавказ-1», через которые могли проезжать машины с похитителями. Он обязывает их явиться на допрос в качестве свидетелей.

По ходатайству следователя проводится детализация всех мобильных телефонных переговоров, которые велись в районе дома Махлоевых в период проведения там спецоперации по похищению Масхуда Махлоева. Подобная мера уместна в случаях, когда преступление совершают обычные преступники, а не группа спецназа. Из показаний свидетелей ясно, что похитители пользовались для переговоров портативными рациями, а не мобильными телефонами.

Наконец, 16 ноября, более чем через две недели после похищения, следователь обращается в военные следственные органы с просьбой провести осмотр журналов въезда и выезда автотранспорта с территории УФСБ РФ по РИ отдела УФСБ по РИ в Сунженском районе и проверить, выезжали ли в ночь с 28 на 29 октября с территории УФСБ автомобили марки УАЗ, УАЗ («таблетка») и «Газель». Если выезжали, то допросить сотрудников и установить, с какой целью и куда они выезжали.

В материалах, направленных в ЕСПЧ, отсутствуют ответы на эти поручения следователя, и мы не знаем, были ли они выполнены.

Из характера поручений и вопросов видно, что основной версией следователя являлось похищение М.Махлоева сотрудниками какого-то силового ведомства.

Однако и в этом случае, как и в предыдущих, следственные органы не предпринимают попытку создания межведомственной следственной группы.

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Масхуда Махлоева не установлены.
Следует обратить внимание, что ранее, в 2006 году, правоохранительные органы похищали Масхуда Махлоева 13. Его подозревали в причастности к НВФ.

26 декабря 2006 года сотрудники неустановленного силового ведомства в камуфляжной форме и масках ворвались в помещение офиса частной юридической фирмы «АПЭК» в городе Назрань, где тогда работал М.Махлоев.14 Никто из ворвавшихся не представлялся и не предъявлял каких-либо документов. В течение часа они допрашивали Махлоева, а затем, надев на него наручники, увезли в неизвестном направлении на легковой автомашине без номерных знаков.

Примерно в это же время, сотрудники неустановленной силовой структуры в сопровождении сотрудников прокуратуры Сунженского района произвели обыск по месту жительства Мохлоева. Ничего потивозаконного найдено не было.

В течение последующих трех дней родственники похищенного безуспешно пытались найти Масхуда Мохлоева. Они обращались в республиканскую прокуратуру, прокуратуру Сунженского района, в РОВД Сунженского района, но нигде не могли получить ответы на свои вопросы о судьбе Масхуда. Лишь на четвертые сутки из неофициальных источников они узнали, что Масхуд содержится в ИВС Сунженского РОВД. В течение первых суток в ходе допроса Масухад били, принуждая таким образом признаться в причастности к покушению на и.о. начальника Сунженского РОВД Ису Мержоева, произошедшее 31 октября 2006 года в станице Орджоникидзевская. Адвоката к задержанному не допускали.

Затем, Масхуда Махлоева вывезли на некоторое время из Ингушетии в Чеченю, где он находился в незаконном месте содержания задержанных и арестованных при ОРБ-2 в Грозном.

Дело М.Махлоева находилось в производстве прокуратуры РИ, его обвиняли по ст. 222 (незаконный оборот оружия), ст.209 (бандитизм), 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов). В конце апреля 2007 года решением следователя по особо важным делам прокуратуры РИ Оздоева уголовное преследование в отношении М.Махлоева было прекращено в связи с его непричастностью к совершению преступления и он был освобождён из-под стражи. 15

Жаловаться на пытки и беззаконие, требовать компенсации Масхуд Махлоев не решился, опасаясь мести силовиков, тем более, что накануне освобождения ему были сделаны соответствующие предупреждения.



31 октября 2008 года представители правоохранительных органов провели обыск в доме Махлоевых, ничего противозаконного обнаружено не было.

14 августа 2009 года Масхуд Махлоев по дороге на работу получил огнестрельное ранение предплечья – в него стрелял неизвестный. В связи с ранением Махлоев находился на излечении в Республиканской больнице. Здесь его неоднократно посещали и допрашивали сотрудники ФСБ и МВД. По словам родственников Масхуда, сюда также приходили «кадыровцы», которые угрожали Масхуду расправой. Считая его причастным к деятельности НВФ.

Никаких официальных обвинений Масхуду Махлоеву после его освобождения в мае 2007 года не предъявляли.


По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Масхуда Махлоева не установлены.


Похищение и исчезновение Плиева Алисхана Борисовича



4 ноября 2009 года около 12:30, в Плиевском муниципальном округе г. Назрань сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен местный житель Алисхан Борисович Плиев, 1979 г.р., проживающий по ул. Осканова, 79.

По словам отца Алисхана, Бориса Плиева, к ним в дом ворвались вооружённые люди в масках, одетые в камуфляжную форму в количестве 20-25 человек. Они не представились, не предъявили документов и не объяснили причины своего визита. Силовики схватили Алисхана Плиева, выхватили у него из рук мобильный телефон, надели ему на голову мешок и вывели из дома. Сестра Алисхана попыталась узнать, куда его увозят, но ей грубо ответили, что это «не ваше дело, мы знаем, куда мы его везём». Неизвестные говорили на русском языке. Алисхана посадили в автомашину ВАЗ-21114, стального цвета, без номерных знаков. Возле дома стояли ещё несколько легковых машин марки ВАЗ-21114, ВАЗ-21112, ВАЗ-21115 и бронированный УАЗ. Все машины были без опознавательных и номерных знаков, с тонированными стёклами. Алисхана увезли в сторону г. Назрань.

Родственники обращались во все правоохранительные структуры республики, но так и не смогли выяснить, кто забрал Алисхана и куда он был доставлен. Отец похищенного, Борис Плиев встретился с президентом Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и попросил у него помощи в розыске сына. Президент заверил отца похищенного, что возьмет это дело под свой личный контроль.
6 ноября 2009 года президент Евкуров провёл совещание с руководителями силовых структур республики. Основной темой совещания стала криминогенная ситуация в республике. Пресс-служба Президента РИ сообщила, что «отдельной темой на совещании были подняты вопросы, касающиеся соблюдения законности при проведении различных спецопераций на территории Ингушетии»16. В рамках этой темы поднимался вопрос и о последних похищениях местных жителей, Махсуда Махлоева и Алисхана Плиева. Однако никто из присутствовавших на совещание руководителей и представителей силовых ведомств республики не смог ответить на вопрос, кто может быть причастен к похищению этих людей. Президент обратил внимание руководителей силовых ведомств на недостаточный контроль за соблюдением законности при проведении спецопераций.

По факту похищения Алисхана Плиева Назрановским межрайонным следственным отделом СУ СКП РФ по Республике Ингушетия было возбуждено уголовное дело по пунктам «а,г» части 2 ст.126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору с применением оружия).

Очевидно, что правоохранительные органы и спецслужбы подозревали Алисхана Плиева в том, что он либо причастен к деятельности вооруженного подполья, либо обладает определённой информаицей о нём.

Алисхан Плиев - брат Илеза Борисовича Плиева, 1982 г.р., который погиб 25 июля 2009 года на окраине города Карабулак при взрыве автомобиля ВАЗ-2107, в которой находились ещё три жителя Ингушетии. По официальной информации, причиной взрыва машины могла быть самопроизвольная детонация взрывного устройства, перевозимого в этой машине, а люди, находившиеся в машине, имели отношение к бандподполью и занимались подготовкой теракта на территории республики. Родственники погибших Плиева, Досхоева, Чабиева и Иналова считают, что их близких убили сотрудники спецслужб, которые затем сымитировали самоподрыв взрывного устройства.




Похищение в Санкт-Петербурге и исчезновение Добриева Юсупа Магомедовича, Добриева Юнуса Магомедовича, Аджиева Магомеда Адымовича и Джаниева Али Махмудовича

В Санкт-Петербурге пропали без вести жители Ингушетии, родственники Фатимы Джаниевой – вдовы известного ингушского общественного деятеля, лидера оппозиции Макшарипа Аушева17.

В ночь на 26 декабря 2009 года исчезли Юсуп Магомедович Добриев, 1968 г.р., и Юнус Магомедович Добриев, 1971 г.р., несовершеннолетний Али Махмудович Джаниев, 1992 г.р., и Магомед Адымович Аджиев, 1989 г.р.

25 декабря, Юнус и Юсуп Добриевы (оба они – дяди Фатимы Джаниевой) вернулись из Ингушетии с похорон родственников. Юнус постоянно проживает в Санкт-Петербурге, а Юсуп – в Архангельске.

С собой в Санкт-Петербург на лечение из Ингушетии они привезли ожидающую ребёнка раненную Фатиму Джаниеву и её младшего брата Али Джаниева. Несовершеннолетний Али – единственный оставшийся В Ингушетии в живых из братьев Джаниевых. Родственники боялись оставлять его одного в Ингушетии. С ними же сюда приехал и Магомед Аджиев, двоюродный брат Фатимы и Али.

Фатиму поместили ночевать у родственников. Затем Юсуп и Юнус Добриевы, Али Джаниев и Магомед Аджиев примерно в 00:30 выехали на машине ВАЗ-21099 (регистрационный номер м 273 ос 98-й регион) к другим родственникам, где планировали оставить на ночь Али Джаниева и Магомеда Аджиева. Оттуда Добриевы намеревались вернуться к Юнусу Добриеву, проживающему в общежитии, расположенном в Приморском районе города, рядом со станцией метро «Пионерская». Ни по одному из этих адресов четверо мужчин так и не появились; примерно через час после того, как они уехали, их мобильные телефоны перестали отвечать.

Утром 26 декабря родственники похищенных подали заявления в 30-е отделение милиции Василеостровского района Санкт-Петербурга, по месту жительства родственников исчезнувших, откуда они выехали в ту ночь.

Однако заявление у жены Юнуса Добриева, Танзилы Добриевой, здесь принимать не хотели, её посылали из отделения в отделение. В результате заявление все-таки было принято 30-м отделением милиции Василеостровского района, затем передано в 86-е отделение милиции Приморского района, где оно 15 дней пролежало без рассмотрения. Только 9 января 2010 года состоялась встреча Танзилы Добриевой с участковым Приморского района, куда было переправлено дело.

Уголовное дело № 122407 было возбуждено через месяц (в нарушение норм УПК РФ) после совершения преступления – 25 января 2010 года следователем СО по расследованию особо важных дел СУ СКП РФ по С-Петербургу Р.А.Барским по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство более двух лиц)

Родственники предполагали, где могло произойти похищение, однако следственные органы не запросили записи камеры наружного наблюдения с предполагаемого места похищения, и в настоящее время эти записи не сохранились. Записи с расположенных на перекрестках видеокамер из городского мониторингового центра были запрошены только по инициативе и ходатайству самой потерпевшей Танзилы Добриевой 31 декабря 2009 года. Она попросила сохранить записи таких камер по предполагаемому маршруту следования машины пропавших. Эти записи являются важным материалом для расследования преступления, с помощью которых потерпевшие определили место и время похищения. На мониторинговой съемке четко видно, как, нарушая правила дорожного движения, машину похищенных преследуют два светлых микроавтобуса, а также за ними едет черный джип и другие машины, одна из которых похожа на ту, что на следующее утро после похищения вела слежку за членами семьи похищенных.

Танзила Добриева и друзья ее похищенного мужа были вынуждены работать за следственные органы. Они сами сделали расшифровку с камер городского мониторингового центра и в результате смогли установить участок, где, вероятнее всего, было совершено похищение. Все результаты своих изысканий они передали следователю. Однако тот очевидным образом саботировал расследование.

Как позже установили друзья похищенных, записи с камер, расположенных рядом с местом похищения (на зданиях гостиницы «Сокос» и таможни), сохранялись в течение двух месяцев. Однако за этот период они так и не были запрошены следственными органами. Через два месяца записи были стёрты. Следственные органы не отработали предполагаемый участок совершения преступления, не попытались установить свидетелей происшествия, не истребовали доказательства, в результате бездействия следствия ценные улики и доказательства утрачены.

10 февраля 2010 года следователь сообщил Добриевой, что их машина была обнаружена недалеко от предполагаемого места преступления. Машина была закрыта, в передней её части имелась вмятина. 6 марта друг Юнуса Добриева и сотрудник ПЦ «Мемориал» по собственной инициативе произвели поквартирный обход в двух домах, расположенных напротив предполагаемого места похищения. Они обнаружили четырех свидетелей похищения, которые подробно рассказали о том, как в ночь на 26 декабря они видели из окон своего дома операцию по захвату пассажиров автомашины ВАЗ 2109. Нападавшие были вооружены, в масках, в черной форменной одежде без знаков отличия. Все свидетели посчитали происходящее милицейской операцией по задержанию преступников и никуда об увиденным ими не сообщали. До этого никто их не опрашивал.

По рассказам свиделелей, машину похищенных подрезал черный джип (который, видимо, и оставил вмятину на машине) и преградил им дорогу. Затем из двух светлых микроавтобусов вышли сотрудники неустановленной силовой структуры, вытащили из машины нахдившихся там четверых людей, скрутили задержанным руки (при этом одного положили на капот, надели наручники, другого – уложили на землю, нанесли удар ногами по лицу), затем рассадили в разные транспортные средства и скрылись. Операция продолжалась 2-3 минуты. Один человек из группы нападавших снимал все на камеру, второй регулировал движение проезжавшего мимо автотранспорта. У всех опрошенных свидетелей было однозначное мнение, что они стали свидетелями задержания «как в кино». Со слов очевидцев, операция была проведена очень профессионально. Трое свидетелей были допрошены адвокатом потерпевших, двое из них по ходатайству потерпевших уже дали показания следователю.

По состоянию на июнь 2010 года ничего о судьбе Юсупа Добриева, Юнуса Добриева, Али Джаниева и Магомеда Аджиева по прежнему ничего не известно.
Некоторые из представителей власти, с которыми беседовали сотрудники ПЦ «Мемориал», высказывали сомнение в том, что эти исчезнувшие люди были похищены представителями государственных силовых ведомств. Они выдвигали версию ухода четверых исчезнувших мужчин в подполье под видом их якобы произошедшего похищения.

Подобная версия полностью опровергается фактами, собранными родственниками и друзьями похищенных, сотрудниками ПЦ «Мемориал», адвокатами потерпевших: свидетельствами очевидцев, записями видеокамер и др. Откровенный саботаж расследования этого преступления с ещё большей очевидностью доказывает, что похищение имело место и совершили его представители государства.

Мы не знаем, были ли до декабря 2009 года у спецслужб в отношении Добриевых и Джаниевых подозрения об их причастности к исламскому экстремистскому подполью. Но после того, как 17 декабря в Ингушетии Батыр Джаниев оказался за рулём машины, которая взорвалась на трассе при прохождении воинской колонны (http://www.memo.ru/2010/04/01/0104101.htm#ma), у силовиков не могли не появиться подобные подозрения.

На это указывает, в частности, статья18, появившаяся в апреле 2010 г.в газете «Наша версия на Неве». В ней со ссылкой на «оперативников центра «Э» отдела по борьбе и противодействию религиозному экстримизму»19 сообщается, что Юнус Добриев якобы был связан с фундаменталистской организацией «Братья-мусульмане», а от задержанного в марта 2010 г. по подозрению в экстремистской деятельности Е.Рябинина оперативники получили показания на Ю.Добриева. При этом, согласно этой статьи, именно оперативники Центра «Э» занимаются оперативным сопровождением поисков пропавшего Юнуса Добриева и его родственников.

Как именно осуществлялось это «оперативное сопровождение поисков» мы описали выше.

Очевидно, что при наличии подобных подозрений относительно пропавших, оперативники цента «Э» не занимались бы саботажем расследования исчезновения этих людей, если бы оно не было бы результатом действий самих силовиков.


Фатима Джаниева через несколько дней после похищения её четверых родственников родила девочку. В роддом, где она находилась, пришли неизвестные люди и распашивали персонал о том, где именно она лежит и когда её выпишут. После этого друзья семьи Джаниевых немедленно увезли её из роддома и из Санкт-Петербурга.

Задержание в Минеральных Водах и исчезновение Иналова Рашида Макшариповича



29 декабря 2009 года на ст. Минеральные Воды был задержан и исчез житель Республики Ингушетия Рашид Макшарипович Иналов, 1987 г.р., проживавший в г. Назрань, Плиевский муниципальный округ.

21 декабря 2009 года Рашид Иналов поехал в г. Самара, сдавать сессию в местном университете, где он проходит заочное обучение.

29 декабря Рашид выехал из Самары домой на поезде «Новокузнецк-Кисловодск». Вместе с ним в купе ехал его знакомый. На ж\д станции в г. Минеральные Воды к ним в купе вошли два человека в гражданской одежде. Они показали удостоверения сотрудников уголовного розыска и попросили предъявить паспорта. Один из них назвался Артемом Сумейко. После того, как они проверили паспорта, сотрудники попросили Рашида проехать вместе с ними в отделение милиции, заявив ему, что у него фальшивый паспорт. Взяв с собой все свои вещи, Рашид проследовал вместе с ними. С тех пор о его местонахождении нет никакой информации.

За помощью в розыске Рашида с письменными заявлениями родственники обратились в РОВД Назрановского района, Совет безопасности РИ, в прокуратуру РИ, в правоохранительные органы города Самара и города Минеральные воды.


16 февраля 2010 года Минераловодский межрайонный следственный отдел на транспорте и прокуратура Ставропольского края направили ответы на запросы ПЦ «Мемориал». Из них следует, что в ходе проверки сведений о задержании и доставлении Иналова Р.М. в период с 29.12.2009 года по настоящее время в правоохранительные органы края не добыты. Уголовные дела в отношении Иналова Р.М не возбуждали. Установлено, что Артём Сумейко ни в органах внутренних дел края, ни в органах Северо-авказского УВД на транспорте не числился и не числиться.

5 февраля 2010 года по факту безвестного исчезновения гр. Иналова Р.М. следователем Минераловодского межрайонного следственного отдела на транспорте СК при прокуратуре РФ было возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 126 (похищение человека группой лиц по предварительному сговору) УК РФ. Согласно официальной информации, «в настоящее время проводятся оперативно-розыскные мероприятия, направленные на установление места нахождения Иналова Р.М., а так же лиц причастных к вышеуказанному преступлению».
Рашид Иналов – брат Урусхана Макшариповича Иналова, который погиб 25 июля 2009 года на окраине г.Карабулак при взрыве автомобиля ВАЗ-2107, в котором находились еще три жителя Ингушетии. По официальной информации, причиной взрыва могла быть самопроизвольная детонация взрывного устройства, а люди, находившиеся в машине, имели отношение к бандподполью. Родственники погибших считают, что их близких убили сотрудники спецслужб, которые затем сымитировали самоподрыв взрывного устройства. Следует отметить, что 4 ноября 2009 года сотрудниками неустановленных спец служб был похищен и пропал без вести Алисхан Плиев (см. выше), чьей родной брат погиб вместе с братом Рашида Иналова.

По состоянию на июнь 2010 года местонахождение и судьба Рашида Иналова не установлены.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница