Подходы к определению саморегулируемого обучения в зарубежной литературе



Скачать 116.67 Kb.
Дата31.07.2016
Размер116.67 Kb.
Е.Е. Бухтеева

К.п.н. доцент кафедры иностранных языков АНОО ВПО

«Одинцовский гуманитарный институт»

E.E. Buhteeva

el.buhteeva@yandex.ru

8(905)5817324
Associate professor in the Department of Foreign Languages at Odintsovo Humanitarian Institute, Ph.D. in Educational Science from Russian International Academy for Tourism (RIAT)

el.buhteeva@yandex.ru

8(905)5817324

С.В. Пичененко

Старший преподаватель кафедры Иностранных языков ЗПИТ – филиала РМАТ

sve-pichenenko@yandex.ru

8(905)5055738
S.V. Pichenenko

Senior lecturer of Educational Science in the Department of Foreign Languages at Western

Moscow Institute for Tourism (WMIT) – branch of RIAT

sve-pichenenko@yandex.ru

8(905)5055738
ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ САМОРЕГУЛИРУЕМОГО ОБУЧЕНИЯ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
Perspectives on the Notion of Auformation in Foreign Literature
Аннотация
Понятие саморегулируемого обучения появилось в начале 1970-х г. в рамках непрерывного обучения. В широком смысле, это понятие может быть рассмотрено с разных точек зрения. Выделяется пять подходов к рассмотрению этого явления: радикальный (автодидактический), социально-когнитивный, образовательный, организационный и биографический. В рамках каждого из них понятие «самообучение» формулируется под разным углом, но общая парадигма всех этих взглядов основывается на личном контроле учащегося своего обучения и развития. Несмотря на различия и даже противопоставления данных подходов, все они подчеркивают способность учащегося делать выбор и принимать самостоятельные решения в области самообразования.
Abstract

The term self-directed learning first appeared in literature on education in the early 1970's, within the wake of the lifelong education movement. Globally, the notion of autoformation may be viewed according to five complementary perspectives: radical (autodidactism), sociocognitive, educational, organizational, and biographical, which are presented here. These diverse views are united by a common thread: the role of agency, i.e. the human capacity to make choices and decisions and act on one's own, in the field of adult learning and development

Ключевые слова: самообучение, автодидактика, самоэффективность, саморегуляция, обучающая среда, самоопределение, коллективное самообучение.

Key words: self-directed learning, autodidactism, self-efficacy, self-regulation, self-learning environment, self-determination, collective self-learning

Радикальный взгляд: автодидактика

Данный подход является самым старым с исторической точки зрения и близок к историческому понятию автодидактика, где подчеркивается полный контроль учащегося над своим обучением и абсолютную автономию от преподавателя и образовательного учреждения.

Автодидактика – это старый термин, который происходит от греческого слова аutos (само-) и didaskein (учить), и является синонимом слова «самоучение». Существует много терминов для самообразования. Как писал А. Таф [22], самоучение (self-teaching) также может названо «самостоятельной учебой» (self-instruction), самообразованием (self-education), автономным обучением (independent study) и самоуправляемой учебой (self-directed study). Термин «самоучитель» относится к человеку, вовлеченному в самообучение. Самоучитель – это автономный учащийся, самодвижущийся автодидакт.

Некоторые исследователи признают, что автодидакты выражают устаревший способ обучения. Они потеряли чувство принадлежности к социальному классу в своих культурных изысканиях по саморазвитию. Другие отделяют старый способ самообучения от нового. Бесспорно все эти научные работы очень помогают понять этот способ обучения, но сейчас более уместно было бы работать над процессом самообразования в мире, где знания становятся все менее долговечными, более скоротечными и мимолетными, в котором каждый человек чувствует в себе потребность к независимому обучению, хотя бы в какой-то момент своей жизни. Сегодня обязательное школьное образование верит в идею автономного обучения, при котором момент самообучения (намеренное или стихийное) происходит за пределами школьной среды и независимо от преподавателя. Такие моменты в обучении являются свободными от целей внутренней учебной программы, но могут опираться на другие учебные планы.

Научный интерес к этому вопросу вызывает уважительное и внимательное отношение к явлению самообучения на политическом и юридическом уровне. Например, во Франции в январе 2002 г. вступил в силу закон «О признании предшествующего обучения» (Recognition of Prior Learning) [8], позволяющий научным учреждениям признавать и присваивать степени на основе личного опыта, резюмированного наряду с другими академическими, научными и профессиональными достижениями.

Социально-когнитивный подход: самоуправление в обучении

Данный взгляд на понятие самообучения инспирирован работами некоторых североамериканских авторов по самоуправляемому обучению с 1960-х по 1970-е гг., [10; 14; 15; 22; 8; 7]. Глобальная социально-когнитивная модель самообучения была постепенно разработана и усовершенствованна на этой базе, используя ключевые психологические концепции, ориентируясь на лучшее понимание, как учебных процессов учащегося, так и условий среды. Возникшая теория соединяет в себе и четко формулирует идеи самоопределения, саморегуляции и самоэффективности [3, 16].

Теория самоопределения [4] помогает нам определить роль самостоятельных процессов в развитии мотивации, их значимость при выборе и принятии решения в области обучения и образования. Здесь важно осознать роль личного контроля или недостаток такового в обучающих проектах, выборе образовательной программы, заинтересованность, упорство и продуктивность в обучении и развитии студентов. Основные усилия в этой области направлены на исследование первоначальной мотивации учащихся, принятия решения, свободы выбора по поводу включения в процесс самообучения.

Когда речь идет о фактическом поведении в процессе обучения, теория о саморегулируемом обучении [21] предоставляет нам идеальную практическую и смысловую структуру, чтобы исследовать и стимулировать учащегося во время учебного процесса, как только решение о начале обучение было принято. Существует недостаток взаимодействия между двумя исследовательскими традициями по изучению саморегуляции и самоуправления при обучении, что открывает простор для эмпирической и теоретической работы в рамках социально-когнитивного подхода к самообучению.

Подчеркивая эти две базисные концепции самоопределения и саморегуляции, третьим компонентом в социально-когнитивном подходе является самоэффективность. Роль самоэффективности в самоуправляемом обучении описывалась в общих чертах в многочисленных недавних исследованиях. Она является основным определяющим элементом самостоятельных и саморегулируемых действий и мыслей. Следующее утверждение А. Бандуры [1] «Если люди не верят, что они могут достичь желаемых результатов своими действиями, то тогда они не имеют достаточного стимула, чтобы упорно добиваться целей перед лицом трудностей» как нельзя лучше можно употребить по отношению к самоуправляемому обучению.

Социально-когнитивный подход определяет самообразование как динамичное взаимодействие самоопределения (подлинно свободного желание учится), саморегуляции (осуществление самоконтроля за учебной деятельностью) и самоэффективности.

Образовательный подход: среда для самообучения.

Другая важная тенденция в исследовании и практики автономного обучения сосредоточена на открытых и дистанционных формах обучающей среды, созданных и внедренных внутренними провайдерами образовательных услуг и высшими учебными заведениями. Обучающая среда, призванная индивидуализировать обучение и тем самым стимулировать самоуправляемое обучение, может создаваться в классах, в группах и при непосредственной коммуникации, но в последнее время делается большой упор на открытое и дистанционное обучение. Эти формы обучения осуществляются в мультимедийных ресурсных центрах, где происходит процесс индивидуального обучения посредством современных компьютерных технологий. Образовательная цель этих центров состоит в поддержании самовыражения и развития самоуправления учащихся. Жезегу [11] указывает на два средства воздействия, которые могут быть использованы для достижения этой цели.

Первым средством является предоставление учащемуся возможности для принятия личного решения или самоопределения в выборе различных компонентов обучающей среды, помогая при этом управлять этими компонентами [9; 11]. Обучающая среда складывается из методов обучения, педагогических методов, материалов курса, инструментов для дистанционного общения, человеческих ресурсов. Предоставляя учащемуся свободу выбора при определении тех или иных компонентов, мы тем самым стимулируем его самоуправление. Учащийся, таким образом, может осуществлять контроль над структурой процесса и управлять учебной ситуацией. Однако свобода выбора не гарантирует того, что учащийся будет самостоятельно управлять процессом обучения. Инструктор может играть роль помощника, помогая учащемуся сделать выбор, организовать и управлять различными компонентами обучающей среды. Для эффективности данная образовательная интервенция требует переговоров между инструктором и учащимся.

Вторым средством педагогического дизайна в поддержании выражения и развития самоуправляемого обучения является создание организационных, педагогических и технических условий, чтобы стимулировать сотрудничество между учащимися на расстоянии. Сотрудничество здесь рассматривается как условие, которое позволяют учащимся совместно решать проблему и работать над проектом. Дистанционное сотрудничество основано на совместных действиях между учащимися [6; 12]. Этими совместными действиями являются социальное взаимодействие, построенное на сравнивании, сопоставлении точек зрения, переговорах, обсуждениях и дискуссиях. Данное взаимодействие активизируется при возникновении социально-эмоционального климата в результате разности социальных отношений [12]. Несмотря на географическую дистанцию между учащимися, это совместная деятельность и климат создают когнитивное и социально-эмоциональное присутствие, которое, в свою очередь, способствует возникновению и развитию образовательных сообществ [12]. Кроме того, это динамичное сотрудничество способствует проявлению самообучения каждого учащегося в группе. С одной стороны, это стимулирует учащегося принимать участие в выборе, организации и коллективном управлении всех аспектов открытого совместного обучающего пространства, управляя своим поведением, эмоциями и мотивацией во время взаимодействия с другими студентами. С другой стороны, это динамичное сотрудничество может способствовать удовлетворению потребности учащегося в присоединении и принадлежности к сообществу, что является движущей силой для его дистанционного обучения. Такой подход, являющийся как коллективным, так и индивидуальным, должен поддерживаться инструктором, который выступает в роли координатора, посредника и в некоторой степени вдохновителя. Посредством подобных интервенций и, несмотря на географическую дистанцию, консультанты обучения олицетворяют педагогическое присутствие для учащихся и поддерживают не только их совместную деятельность и социально-эмоциональное взаимодействие, существующее внутри образовательного сообщества, но также и мотивацию и стратегии самообучения учащихся в данном сообществе [12]. Эти два основных рычага, вместе или автономно, способствуют созданию открытой дистанционной обучающей среды, которая поддерживает развитие самоуправляемого обучения.

Социально-организационный подход: коллективное самообучение

В отличие от предыдущего подхода, социально-организационная сторона самообучения сосредоточена на учебных процессах, организованных вне учебных заведений. Этот тип самообучения может иметь место в ассоциациях, объединениях, союзах и других инстанциях гражданского общества. Подобное самообучение может проходить в компаниях, как часть ежедневной работы. Тот факт, что обучение интегрировано в профессиональную деятельность, отличает эту форму обучения от предыдущей формы, которая соотносится с учебным заведением.

Самообучение в группах зависит от коллективной организации учебной деятельности, вовлеченными в неё людьми. Это является различием между коллективным самообучением и самодидактическим обучением. При коллективном самообучении коллективные и индивидуальные цели должны быть согласованны между собой для достижения учебных целей. При этом типе самообучения вес коллективных целей, с одной стороны, и индивидульных – с другой, может привести к различной степени восприятия контроля над выбором, управлением и направлением обучения. Это совсем не означает, что у отдельных учащихся может возникнуть чувство, что они не имеют достаточно контроля при достаточно сильных коллективных целях. Во-первых, коллективные цели могут быть поддержаны учащимися; во-вторых, индивидуальные цели могут гармонично сосуществовать с коллективными целями. Несомненно, эффективное обучение – это вопрос соответствия того, чему обучается каждый внутри социального контекста. В тех случаях, когда коллективная обучающая среда способствует самоуправлению, баланс между индивидуальными и коллективными целями становится ощутимым, а границы между личными интересами стираются. Учащиеся в учебных группах не всегда могут легко провести границу между их внутренним и коллективным «я», когда их спрашивают о стратегиях регулирования обучения. Более того, стратегии по регулированию обучения чаще всего воспринимаются как коллективные [13].

Существует много других форм коллективного самообучения, возникающие в организационной среде, такие как ассоциации, профсоюзы, профессиональные группы (учителей, программистов и т.д.). Имея представление о масштабе и эффективности обучения в различных коллективных ситуациях, вряд ли можно отрицать их потенциальную силу в формировании внешней среды. Понимание этого предоставляет перспективы развития различных форм коллективного самообучения.

Биографический подход: экзистенциальное и эмпирическое самообучение

Биографический взгляд на существующее самообучение основан на ощущении несовершенства (неполноты) жизни взрослых людей. Жизнь не является приобретенной данностью. Жизнь – это то, что предстоит сделать, чему придать форму, повторяя какие-то действия и размышляя над результатами. Эта внутренняя неполнота жизни буквально создает основу для непрерывного процесса формирования жизни и её смысла через биографический подход. В контексте непрерывного процесса обучения, биографический взгляд, концепция самообучения и исследования того, что возможно познать через эмпирическое обучение, возникли одновременно в 1970-х и 1980-х гг. В рамках этого подхода рассматривались явления, возникающие на жизненном и практическом уровне. Книга Г. Пино [20] рассматривается как начало биографического подхода и самообучения в начале 1980-х г. Г. Пино представляет себе жизнеописание как инструмент, делающий возможным процесс самообучения на базе диалогического вклада рассказчика и слушателя, в виде истории, в которой рассматриваются, как стимулирующие, так и препятствующие самообучению, моменты. Таким образом, биографический подход может быть рассмотрен через призму трех понятий: автобиография, жизнеописание и биография. [5;19].

Анализируя предыдущий опыт, Д. Мезироу [17] предлагает рефлексивный подход - обдумывание своего опыта для развития самостоятельного обучения. По его мнению, жизненный опыт становится важным только тогда, когда он открыт для сообщества. Биографический подход может показать периоды интенсивного самообучения, которые не могут быть достигнуты через традиционное обучение.

Опасности саморегулируемого обучения

Многообразие понятий, представлений о самообучении, базирующихся на автономных эмпирических и теоретических традициях можно объединить под общей парадигмой, где учащийся берет ответственность за свою учебную деятельность и образовательную карьеру. Такое видение автономного обучения как цели образования 21-го века полностью поддерживается идеологической и политической программой, где основными лозунгами являются высказывания о когнитивном обществе, экономике знаний и непрерывном обучении [2]. Тем не менее, мы должны отдавать себе отчет, что существует некий риск, когда мы ставим учащегося в опасное положение, где он становится единственным, кто управляет своим обучением. Современные формы саморегулируемого обучения упускают из виду и пренебрегают теми учащимися, которые не могут реализовать себя в автономном обучении в силу недостатка личных возможностей, отсутствия мотивации и информации.



Литература

  1. Bandura, A. (1997). Self-efficacy: The exercise of control. New York, NY: W.H. Freeman.

  2. Carré, P. (2005). L’apprenance - Vers un nouveau rapport au savoir. Paris, France: Dunod.

  3. Carré, P., Moisan, A., & Poisson, D. (Eds.). (2010). L‘autoformation: Perspectives de recherche. Paris, France: Presses Universitaires de France.

  4. Deci, E. L., & Ryan, R. M. (2000). What is the self in self-directed learning? Findings from recent motivational research. In G. A. Straka (Ed.), Conceptions of selfdirected learning: Theoretical and conceptual considerations. LOS, Learning Organized Self-Directed Researchgroup. (49-57). Münster, Germany: Waxmann.

  5. Delory-Momberger, C. (2003). Biographie et éducation: Figures de l'individu-projet. Paris: Anthropos.

  6. Garrison, D. R., & Anderson, T. (2003). E-Learning in the 21st century: A framework for research and practice. London, England: Routledge Falmer.

  7. Guglielmino, L. M. (1978). Development of the self-directed learning readiness scale. Dissertation Abstracts International, 38, 6467A.

  8. Hiemstra, R. (1976). Lifelong learning. Lincoln, NE: Professional Educators Publications.

  9. Hiemstra, R. (2000). Self-directed learning: The Personal Responsibility Model. In G. A. Straka (Ed.), Conceptions of self-directed learning: Theoretical and conceptual considerations. LOS, Learning Organized Self-Directed Research Group. (pp. 93-108). Munster, Germany: Waxmann.

  10. Houle, C. O. (1961). The inquiring mind. Madison, WI: University of Wisconsin Press.

  11. Jézégou, A. (2005). Formations ouvertes : Libertés de choix et autodirection de l'apprenant. Paris, France: L'Harmattan.

  12. Jézégou, A. (2010). Créer de la présence à distance en e-learning: Cadre théorique, définition et dimensions clés. Distances et Savoirs, 8(2), 11-28.

  13. Kaplan, J. (2010). From self-direction to co-direction in adult cooperative learning. In S. M. Brigham & D. Plumb (Eds.), Connected understanding: Linkages between theory and practice in adult education (pp. 176-180). Montreal, Quebec, Canada: Adult Education – Congresses.

  14. Knowles, M. S. (1975). Self-directed learning: A guide for learners and teachers. New York, NY: Association Press.

  15. Long, H. B. (1975). Independent study in the education of Colonial adults. Journal of Research and Development in Education, 8, 54-65.

  16. Long, H. B. (1989). Self-directed learning: Emerging theory and practice. Norman, OK: Oklahoma Research Center for Continuing Professional and Higher Education, University of Oklahoma.

  17. Mezirow, J. (2001). Penser son expérience : Développer l'autoformation. Lyon, France: Chronique Sociale.

  18. Ministére Éducation Nationale. (2011). La validation des acquis de l'expérience (VAE) Retrieved from http://www.education.gouv.fr/cid1106/la-validation-des-acquisde-l-experience-v.a.e.html

  19. Pineau, G., & Le Grand, J.-L. (1992). Les histoires de vie. Paris, France: Presses Universitaires de France.

  20. Pineau, G., & Marie-Michèle. (1983). Produire sa vie, autoformation et autobiographie. Paris: Edilig.

  21. Schunk, D. H., & Zimmerman, B. J. (2008). Motivation and self-regulated learning: Theory, research, and applications. New York, NY: Lawrence Erlbaum Associates.

  22. Tough, A. M. (1967). Learning without a teacher. Toronto, Canada: Ontario Institute for Studies in Education.





Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница