Пьеса предоставлена Ольгой Амелиной



Скачать 194.72 Kb.
Дата23.05.2016
Размер194.72 Kb.
Пьеса предоставлена Ольгой Амелиной

(Библиотека драматургии - http://lib-drama.narod.ru)
Л.Петрушевская. Анданте

Москва, Изд-во "Искусство", 1989

OCR & spellcheck: Ольга Амелина, июль 2005

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


М а й — мужчина

Ю л я |


Б у л ь д и } женщины

А у |

Тахта. Ау сидит, с интересом слушая Юлю.


Юля. Вообще там скучно, тоска, тоска, тоска по родине. Все в черных красках. Тогда идешь в Андстрем.

Ау. Понимаю, знаю такое.

Юля. Идешь в Андстрем, берешь креслице в два мальро, чтобы только никто рядом не подсел, не хватанул. Там страшные вещи с этим.

Ау. Понимаю, привязываются.

Юля. Просто шагу не дают пройти. Понимаешь?

Ау. Еще бы.

Юля. Я сюда приезжаю, до чего отдыхает душа. Но тоже не могут не приставать. Девушка то, девушка се. Женщины привязываются: «Дама, где брали, — допустим, — сумку». Они думают, что если они бегают с языком за шмотками, то все бегают. Мне на вещи наплевать. У меня полные кофры. А в Андстреме сидишь, привязываются, подсаживаются со своими креслами, предлагают пулы, мéтвицы.

Ау. Пулы такие вязаные.

Юля. Нет, пулы, метвицы, габрио. Вроде все так невинно, а если с ними начать иметь дело, пропадешь. Нас преду­преждают: никаких пулов! Осторожней, особенно с метвицами.

Ау. Метвицы какого цвета?

Юля. Они всегда прозрачные, их почти незаметно.

Ау. Красивые, я видела, одна баба приносила. Гладить при со­рока градусах только руками, не стирать.

Юля. Какой стирать! Это таблетки. Мет-ви-цы. Ты что, не слы­шала?

Ау. Это наркотики?

Юля. Какой наркотики! Это не наркотики, а бескайты. Бес-кай-ты.

Ау. Бескайты, погодите-погодите...

Юля. Бескайты бывают кви, это метвицы, пулы. А бывают цве­товые, это габрио и другие там.

Ау. Какие?

Юля. Да тебе все равно ни к чему.

Ау. Да почему, у меня подруга на Козьих островах.

Юля. На Козьих еще не появились. На Гибралтаре есть.

Ау. Да у меня полно подруг.

Юля. Ну, так вот, проглотишь, сначала ничего. А потом начи­нается...

Ау. Хорошее состояние?

Юля. Это из другой оперы. При этом может быть какое угодно состояние. Но ни один мимо тебя не пройдет, поняла?

Ау. Приворотное такое зелье?

Юля. Зачем зелье. Фармацевтические таблетки. Патент. Но всем не продают.

Ау. А кому?

Юля. Отдельным.

Ау. Разве не все равно кому продавать? Как говорится, были бы мальро.

Юля. При чем тут мальро? Мальро — это квадратный метр по-ихнему.

Ау. Вы сказали креслице в два мальро, я помню.

Юля. Я сказала, креслице в два мальро площадью, то есть большое, никто со своим креслом не приблизится. Все равно как на скамейке сидишь одна. Твоя личная скамейка.

Ау. Ну, погодите, Юля. (Сдаваясь окончательно.) Так сразу много информации. Что такое бескайты все-таки?

Юля. Это сразу не понять. Это дает красоту. Причем не сразу, а неожиданно.

Ау. А почему не всем продают?

Юля. А как по-твоему, если все вокруг женщины станут краси­выми, это ведь тогда будут обращать внимание на кого? На некрасивых, правильно? По психологии. Поэтому эти бес­кайты распространяют из-под полы. Не всем. Если тебе предложат, соглашайся сразу, больше в другой раз не пред­ложат. Они формируют постоянную клиентуру, потому что, если женщина хоть час была красивой, она хочет быть кра­сивой весь день и даже год.

Ау. Значит, они берут женщину на удочку и водят как хотят.

Юля. Как хотят и даже больше. Поэтому так предупреждают: осторожней с метвицами! Но Бульди все нипочем. Она по­стоянная бескайтщица.

Ау. Бульди?

Юля. Стерва редкая. Вся на бескайтах. Рано состарится.

Ау. А вы бескайтами не пользуетесь?

Юля. Мне лично предлагали шесть раз.

Ау. Вы не соглашались?

Юля. Они обращаются, по психологии, к тем женщинам, кото­рые по внешнему виду уже на бескайтах, как они думают. Понимаешь? Понимаешь меня?

Ау. Что-то слабо.

Юля. Ну, они подходят к женщинам, которые по внешнему ви­ду как бы уже приняли. То есть, понимаешь.

Ау. Не совсем.

Юля (понизив голос). К уже красивым.

Ау. Ну понятно. Ну понятно. А когда примешь, интересно стать красивой?

Юля. Бульди вся так и ходит ходуном. Сразу видно, ей в новин­ку, интересно.

Ау. Бульди? Уже несколько раз упоминали вы. Это кто?

Юля. Это стервозина большая.

Ау. Да что вы.

Юля. Ты ее увидишь, может быть, если она только сама зайдет за кофром.

Ау. Она тут живет?

Юля. Они вместе со мной приехали, в одном купе даже.

Ау. Они? А кто еще?

Юля. Да они все.

Ау. Понятно. Да, господи, как интересно жить! Как вам инте­ресно жить! Как я вам завидую, Юля! Повидать весь мир! В таком еще сравнительно молодом возрасте! И такие туале­ты, и такая внешность! Вам все бог дал, Юля. А я сижу сни­маю вашу квартиру. Ехать полтора часа до работы. Прие­дешь вечером, кофейку выпьешь — и спишь, и спишь. От ко­фе спишь! Хожу в отрепьях. Почему, потому что лень бегать искать.

Юля. Деточка, везде есть свое, слезами залит мир безбреж­ный. Ты вот думаешь — пышная красотка, все высшего близа, клайкеры, бопсы, все твое, пока по улице идешь, глазами всю тебя оценят, не поймут, что к чему, но поймут, что им-то как до небес. А на самом деле все всего стоит.

Ау. Юля, у меня к вам будет громадная просьба. Не знаю, как начать. Просто неудобно.

Юля. Да?

Ау. Не могу, язык не поворачивается спросить... Вы привезли что-то на продажу?

Юля (успокаивающе). На продажу — нет, детка, что ты. Если я еще буду торговать... Нет. Я привезла только подарки матери, сестре, брату, портнихе, подругам. Торговать-то нет.

Ау. Ну буквально не в чем ходить. Смешно? А вы во мне такие комплексы развиваете: шампуни, лаки, всякие мазилки. Реветь хочется.

Юля. Единственно что, может, подруги что-то не возьмут... Хотя я сомневаюсь. Они все подметают.

Ау. Конечно, мы ведь с вами чужие, случайные люди, я у вас квартиру снимаю, и все.

Юля. Надо вам поступать на курсы иномашинисток. Там, прав­да, принимают исключительно своих: жен, дочерей и тэ пэ. Три года учебы — и страна.

Ау. Три года — долго.

Юля. А быстрей — это только выйти замуж. Но предупреж­даю: это очень нелегкое житье, жена в посольстве. Маленький коллективчик.

Ау. Спаянный, понимаю.

Юля. Не в этом дело. Требуется особая способность к уживчивости все-таки.

Ау. Так и быть. Выхожу замуж. Хорошо, уговорили вы меня.

Юля. Я тебя не уговариваю, я не сваха. Ненавижу сводить. Было дело, свела сама однажды свою приятельницу с му­жем, какой год теперь расплачиваюсь.

Ау. С каким мужем?

Юля. Да с каким, с каким, со своим. Поняла теперь — детка?

Ау. И что теперь?

Юля. То же самое и теперь. Вот эта самая Бульди. Прице­пилась к нам, как банный лист до хоны.

Ау. Понятно.

Юля. А как же. Никто ничего не знает, внешне она моя самая лучшая подруга. Все общее.

Ау. И вы это терпите?

Юля. Не то слово. Еле терплю. Мало того что она с нами в одной квартире поселилась. Это мало. Меня еще в проходную комнату засунули. Во как! Какие бывают парадоксы! Сплю прямо на ходу. А если куда ехать, то Бульди — лучшая подруга Юли, неразлучная троица.

Ау. Она иностранка?

Юля. Да нет, она Бульдина по фамилии. Так ее муж прозвал, Бульди. Видно, потому, что она на бульдожку похожа. Кривоногая.

Ау. Не знаю, может, вам лучше развестись с ним в такой си­туации? Я вот развелась со своим мужем, не утерпела.

Юля. Развестись и вернуться сюда? А кто я здесь буду, откровенно говоря? Младший продавец четвертой категории? С весов торговать? Я же уехала с восьмью классами. Трезво-то рассуждая.

Ау. Зато вы теперь их язык знаете.

Юля. Трезво рассуждая, я на нем неграмотная. Могу только сказать что-нибудь в магазине и на улице, кишкильды манту. Особенно не распространяюсь. Так только. И не читаю. У меня активный запас слов. А кто читает на языке, у того пассивный. А у меня активный. Говорю без словаря. Смотрю в словарь и не читаю.

Ау. Но ведь сколько приходится терпеть! Я вот по себе помню...

Юля. Там я терплю, а здесь что, не буду? Тоже потерплю. Эта квартира на мужа записана. Кто я без мужа буду? С пол­комнатой, что ли? Дальше, если у него будет развод, его сра­зу отзовут, и Бульди тоже. И они сюда приедут, и я. Значит, друг у друга на головах тоже придется сидеть. Сколько-то времени. Только с той разницей, что сидели там, а придется сидеть здесь.

Ау. Вот-вот, то же самое было и у меня. Образовалась такая же ситуация, они сразу крик: развод, развод!

Юля. Муж мне заикнуться о разводе не дает. Свирепеет. Он тяжелый человек, ему ничего не докажешь.

Ау. Какой все-таки ужас эта жизнь!

Юля. Вот в отпуск приезжаем как будто вместе, а они едут к Бульдиной матери, а я сюда. Отдыхаем врассыпную.

Ау. Вот и походите теперь по знакомым, по родственникам. Все будут рады, не с пустыми руками. Вот вам и слабое утешение.

Юля. Поверите? Единственное утешение. Только этим и живу круглый год. А Бульди с мужем моим там, у матери, у внебрачной тещи.

Ау. Я понимаю.

Юля. Смешно, у нас это дико сказать, а в Агабаре по пять жен имеют. Ведь знаете, детка, каждой жене лучше быть пятой, чем никакой.

Ау. Но там же у них равенство, равенство жен! Не то что у нас: раз новую жену завел, старую гони в три шеи.

Юля. Вот и сразу видно, детка, что вы нигде не были. Равен­ства нет вообще и нигде. Понятно? Одна жена старая, а четверо других все моложе и моложе.

Ау. А у вас кто старше — вы или Бульди?

Юля. Она выглядит как развалина. Она все время на бескайтах, почему я их и боюсь принимать. Год идет за два. Быстро стареют. Боюсь, что мужу скоро поновее надо будет жену. Вот смех-то, Бульди так никогда и не получит штамп в паспорте. Не все мне в Андстрем мотаться, и она посидит на креслице ночку. Как я сижу сплошь да рядом. Один раз я обиделась, ушла. Так им это понравилось. А теперь вот пусть сама посидит попереживает.

Ау. По-моему, кто-то дверь ключом открывает.

Юля. Точно, сейчас Бульди припрется за своими тряпками, не вынесла. Боится, что я в ее кофре шевыряться буду.
Входит Бульди.
Бульди. Бéдзи эконáйз, чурчхелла.

Юля. Чурчхелла, чурчхелла. Фамá чурчхелла.

Бульди. Бедзи эконайз, пинди.

Юля. Фама ты пинди. [произносится как "сама ты пинди"]

Бульди. Чурчхелла пинди.

Юля (живо). Фама чурчхелла пинди. Супер чурчхелла, супер пинди. Вот, познакомьтесь, это Аурелия, это девушка, ко­торая снимает у нас квартиру. А это Бульдина, моя подру­га.

Ау. А, вы Бульди, я о вас много слышала, очень приятно. Будем знакомы, меня зовут Аурелия, сокращенно Ау.

Бульди. Аурелия пинди.

Юля. Это она сказала — какая приятная девушка Аурелия.

Ау. Можно Ау.

Бульди. Ау чурчхелла пинди.

Юля. Она говорит — Ау приятное имя приятной девушки. Фама ты чурчхелла.

Ау. А я что скажу: Бульди пинди, Бульди пинди!

Бульди (свирепея). Как? Как произнесла?

Ау (быстро). Бульди пинди чурчхелла, супер пинди, супер чурчхелла. Я, знаете, очень способная к языкам, просто как попугайчик, сразу схватываю. Язык красивый, похож на валайский.

Бульди. Юля, шипши кофр?

Юля. А ты по-русски говори, тут люди.

Бульди. Где кофр, чурчхелла? Мой кофр?

Юля. Я за тебя его волокла, теперь сама ищи, он в прихо­жей подо всеми чемоданами.
Бульди выходит.
Ничего, сейчас она кофр заберет и смотается, мы с тобой, как люди, кофе попьем.
Бульди входит.
Ау. Давайте я вам помогу.

Бульди (Юле). Пойди вниз, встреть Мая. Он с вещами у такси стоит.

Юля. Почему это?

Бульди. Все ей надо. Почему-почему. У нас в квартире ка­питальный ремонт санузла. Мама даже у сестры живет. Как раз к нашему приезду все затопило. Везде кашпó плавает.

Юля. Вот так всегда. Все должна Юля делать. Без Юли никуда. Без Юли полное кашпо. (Выходит.)

Бульди. А вас, девушка, мы попросим. Придется попросить.

Ау. А куда, мне некуда пока.

Бульди. А куда прописана, туда.

Ау. Я? Я прописана у бывшего мужа. Там жена и ребенок.

Бульди. Девушка, не помню, как звать, Уа, что ли, мы ведь приехали на месяц. Ну сами поймите, это наша квартира, что же мы должны терпеть еще одну бабу?

Ау. Можно я на кухне переночую? Я завтра же найду себе новую квартиру. Буду искать, короче говоря.

Бульди. Это не будет. Никакой кухни. А потом вы еще не найдете квартиру, опять сюда придете? Зачем нам это нуж­но, Уа какая-то.

Ау. Что же вы будете, выкидывать меня, что ли? Ночью тем более. Я заплатила за этот месяц.

Бульди. Я посмотрела, какой пол в прихожей. Так девушки не поступают. Кофры стоят на кашпе. Весь пол загабуканный.

Ау. Да вымою сейчас.

Бульди. Ты сколько здесь живешь? А сколько не моешь? В чужой квартире?

Ау. Я в ванной переночую, можно?

Бульди. Ну что, с милицией тебя выводить? Честное слово.

Ау. Ну что вы! Надо же было предупредить!

Бульди. Я своих не предупреждаю, а чужих буду. Свою маму не предупредила, а тебя телеграммой. Незнакомая Уа, кындырбыр. Вот сейчас придет мой муж, ты дождешься. (Подступает к Ау.)

Ау. А вы здесь не живете!

Бульди. Я? Я не живу? Вот придет муж, узнаешь, где я живу.

Ау. Он вам не муж.

Бульди. Мне? Кому, мне? Мне не муж?

Ау. Он Юлин муж, чего там. Я знаю.

Бульди. А я Юлина подруга родная, поняли? Я к подруге приехала, и все.

Ау. Еще наскакивает. Прямо на комод прет. (Передразнивая.) Это комод? Это комод? Мне некуда идти, понятно? Муж со мной разошелся, когда я в больнице лежала, ребенка потеряла. Выхожу, а он уже новую женку завел, у него к ней новое чувство.

Бульди. Да что мне, больше всех надо, что ли? (Роется в сумке, глотает таблетку.) Воды!

Ау. Вода направо, вторая дверь.
Бульди уходит. Входит Май.
Май (видит Ау). Какая прелесть! (Ставит чемоданы.) Какая прелесть! Кто вы?

Ау. Добро пожаловать, пинди.

Май. Какие слова!

Ау. Я способная, кындырбыр. Как услышу, сразу запоминаю. Пинди, чурчхелла, кашпо.

Май. Так и сказали? Прямо при вас? Нну... А вы как при том оказались?

Ау. Я тут снимаю квартиру.

Май. Все ясно. А кто разрешил?

Ау. Юля сдала.

Май. Юля у нас известная чурчхелла.

Ау. Юля кашпо.

Май. Какая даровитая девушка, сразу поняла все. Как мы с вами жить будем?

Ау. Уже решили — я в ванной.

Май. В ванной такой девушке не годится.

Ау. Я в кухне переночую, на полу.

Май. В кухне газ, раковина, не годится. Такой девушке не подходит.

Ау. Тогда где же остается, в прихожей?

Май. В прихожей чемоданы, грязь. Мы будем об вас беспо­коиться.

Ау. Но с вами я спать не буду, это решено.

Май. Согласен. С нами ты спать в комнате не будешь. Такое дело. Сама понимаешь.

Ау. Ну, вот, уж думайте, куда меня засунуть. У меня муж ведь меня бросил...

Май. Мой совет хочешь? Езжай на вокзал.

Ау. Мой муж меня бросил, когда я была в больнице и там потеряла ребенка, и женился на другой.

Май. Нехорошо, развод — это больно.

Ау. Что теперь поделаешь. Конечно, больно. Вот завтра пойду искать квартиру, чтобы вам не помешать, у вас своя семья. Так что уж поживу с вами немножко, если не возра­жаете.

Май. Сколько же немножко?

Ау. Ну немножко.

Май. Час? (Подступает к ней.) Или час пятнадцать?

Ау. Меня Бульди ваша знает! Ой, Бульди! Она все знает! Бульди!
Входит Бульди.
Май. Ты узнаешь эту шиншиллу?

Ау. Она узнаёт, она узнаёт. Ну говори, говори, меня же зовут Уа. Она так меня называет: Уа. Надо наоборот. Ау. Мы с ней так друг друга называем.

Бульди. Я подруга Юли. И все.

Ау. Ну как же, как же, мы же с тобой говорили, ты вторая жена Мая вот твоего, у Мая две жены: Юля и Бульди.

Май. Какая прелесть! Надо же! А ну-ка, шиш из моей квартиры!

Ау. Бульди, ну скажи ему... Скажи хоть ты ему... Что же такое происходит!

Бульди (восклицает). Кто я, кто он, кто я ему, кто он мне?

Ау. Ты ему любовница, он муж двух жен.

Май. Ну-ну, ты с фонарем над койкой не стояла.

Бульди. А это Юлька ей наговорила, накидала фактов из жизни.

Май. А это шантаж! Никому никакого ничего до этого нет! Ты хочешь ночевать? Переночуешь во всем казенном, я заявлю в милицию, случай шантажа.

Ау. А вы ничего не докажете. Нет шантажа. Вам невыгодно эту грязную историю распространять.

Май. Нет шантажа, будет попытка ограбления шмоток. Тебя поймали.

Ау. Кто да кто?

Май. А у нас есть безмолвный свидетель, подруга моей жены Бульдина М. К., случайно оказалась с нами вместе, сослу­живцы из далекой страны.

Ау. Нехорошие какие! Я от вас ухожу! (Собирает вещи.)

Май. Ну! Ты еще почище нас! Шантаж — уголовно наказуемое преступление!

Ау. А ты один с двумя женами!

Бульди. Он с одной, с одной, со мной одной!

Ау. Женат на одной, живет с иной!

Май. Женат на одной и живет с одной.

Ау. Но с разными!

Май. Так сложились жизни пути. Но я одноженец! И одно­люб!

Ау. Вы двоелюб!

Май. А это не считается! Я одноженец!

Ау. Вы живете с одной, а любите другую! Это подлость!

Бульди. Он и живет со мной и любит со мной!

Май. С тобой одной! С тобой одной!

Ау. Вот и проговорились! Согласились с моим мнением.

Май (после паузы). Кишкильды?

Бульди. Ум.

Ау. Обманули дурака на четыре кулака! Я сейчас ухожу! Ну, поверьте, вам от этого будет только хуже! Вы мне хуже, и я вам хуже! Я вам такое дело устрою, жалобную книгу будете просить!

Май (обращаясь к Бульди). Рембо?

Бульди. Бурда.

Май. Шантэ кранты!

Бульди. Фам шантэ!

Май. Блю дура браме, шантэ камю рублей.

Бульди. Би-би-ти ушанка полкило.

Май. Ушанка дура рублей.

Ау. Спасите! Спасите! Убивают! Пожар!
Входит Юля.
Юля! Спасите! Они меня договариваются убить, я поняла! Печень мою съесть! Торс выбросить, а ноги под трамвай, инсценировка!

Май. Элениум.

Юля. Нет, нет, он говорит, он тебе будет привозить все для тебя и для твоих друзей. Дубленку привезет. А что происходит?

Май. Хурды-мурды.

Юля. Я? Я ничего ей абсолютно не говорила, Ау, правда? Да о нашей жизни все давно всё знают, нашли тоже чего скрывать! Мало ли кто как живет? Вон Лев Иванович живет с мумией кошки, что его, тоже разводить? Вы чего испу­гались?

Май. Худры-мурды почтамп.

Юля. Ну можно же договориться! И ничего она не напишет! Зачем ей это, она у нас будет ходить как онассисы. Дубленка из крота! И еще я что дам! На, прими тублетку, ту таблеточку, которую ты просила!

Ау. Так просто вы меня не отрáвите!

Юля. Тогда я приму!

Май. И я.

Бульди. А я давно приняла, но из-за этой хоны все никак не проглочу.

Ау. Вода направо вторая дверь.

Май. Не знал этого о собственной квартире.

Ау. Все, я ухожу от вас.

Юля. Ну подожди, посмотри на меня! Воспользуешься случаем. Сейчас, сейчас! Не уходи, тебя я умоляю.

Бульди. Ффух, ффух. Глубокие выдохи.

Юля. Ну как?

Май. Как пошла-а...

Бульди. Проглотила, но не пошла еще.

Май. У меня пошла-а...

Бульди. Нет, у меня не пошла.

Ау. Ладно, дубленку... Бумажный трикотаж... Сапоги... Косме­тику... Белье, только не синтетику. Синтетику мне не да­вайте, не возьму.

Май. До сердца доходи-ит...

Бульди. У меня еще нет.

Юля. Вот! Вот!

Бульди. До зубов! До корней волос!

Ау. Спортивное все... Куртка, брюки вельвет... Маечки... Комбинезон...

Май. Май прекрасен, люблю грозу в начале мая! Май свеж, душист!

Ау. Шарф длинный, кофта длинная, крупной вязки... Понятно? Перчатки лайковые, зеленые, сумка лайка, сапоги хром на каблуке. Я лучше давайте запишу. Шаль как у Абрамовой.

Юля. Думают, я хуже всех. Юля — бог! Юля не хуже никого! Пусть годы проходят в красоте! Юля юна! Все. Я пре­дупредила. Пеняйте на себя.

Бульди. Если уж так, то Бульди анданте!

Май. Меня надо любить! Про Мая скажи. Май всегда говорит: Май самый лучший! И что же? Май оказался прав.

Бульди. Май пшено.

Май. Нет! Нет! Не это! Ты не веришь бескайтам! Им нельзя не верить! Я неотразим!

Бульди. А я что, отразима, что ли? Я тоже на бескайтах! Денег стоит! И не наших рваных!

Ау. Так, записываю. Духи: Франция, книги: Тулуз-Лотрек, все импрессионисты. Детективы: Америка. Аппаратура: хай-фай, квадрофония, как у Левина. Музыка! Графика Пикассо, альбом эротики, Шагал, репродукции.

Май. Следующий этап! О! До сердца дошло! До бугров! Девоч­ки мои!

Бульди. Май прекрасен! Май в зеленеющем Подмосковье!

Юля. Мои детки! Как вы красивы в этот осенний час! Вы ан­данте!

Бульди. Юля, ты ангел, как ты нас терпишь, в проходной комнате, одна среди криков!

Май. Юля, ты наше взаимное счастье! Мои дорогие куры! (Поет.) А я один сижу на плитуаре и вдруг смотрю, три курочки идут! Первая впереди, вторая за первою, а третья позади, качая головою!

Ау. Сейчас, сейчас. Билеты на Таганку, Новый год в Доме кино! Абонемент в Отдел редких книг... Все о декабристах сроч­но! Русские церкви! Интересная высокооплачиваемая долж­ность! Бах, Вивальди, пластинки! Маленькая ночная! Как у Лошади!

Юля. Все что-то бормочет наша жилица... Дурочка глупень­кая, как я ее обожаю в это время! Ау!

Все. Ау! Ау! Ну, Ау!

Юля. Я тебе постелю, ты устала... Мы втроем уместимся на полу, а тебе тахта! Подставь щеку! Подставь другую!

Ау. У меня ничего в жизни нет. Нет ни угла, ни тряпок... Ни мужа... Ни ребенка...

Все. Понимаем, наша детка бедная. Поспи, ляг, усни... Мы те­бя, малюточку, так любим в этот час! Анданте, анданте, анданте!

Ау. Сейчас, еще минутку, запишу. А то забуду. Фарфор «Куз­нецов и сыновья»! Дом на набережной! Машина! Машина времени! Поездка на воды! Фрегат Паллада! Сына!

Все. Бедная наша, набурмушилась... Пипетка наша... Иди к нам, будем распевать на четыре голоса!
Ходят хороводом.

1975


Библиотека драматургии: http://www.lib-drama.narod.ru


Каталог: files
files -> Чисть I. История. Введение: Предмет философии науки Глава I. Философия науки как прикладная логика: Логический позитивизм
files -> Занятие № Философская проза Ж.=П. Сартра и А. Камю. Философские истоки литературы экзистенциализма
files -> -
files -> Взаимодействие поэзии и прозы в англо-ирландской литературе первой половины XX века
files -> Эрнст Гомбрих История искусства москва 1998
files -> Питер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
files -> Антиискусство как социальное явлеНИе
files -> Издательство
files -> Список иностранных песен
files -> Репертуар группы


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница