Парламентские слушания в системе организационных форм работы представительных органов



страница1/4
Дата14.08.2016
Размер0.95 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4


Министерство сельского хозяйства Российской Федерации
ФГОУ «Кубанский государственный аграрный университет»


Л.Ю. СВИСТУНОВА

ПАРЛАМЕНТСКИЕ СЛУШАНИЯ

В СИСТЕМЕ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФОРМ РАБОТЫ

ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ


Учебное пособие


Краснодар 2011
УДК 342.53

ББК 67.99(2)-3

С 24
Рецензент: кандидат юридических наук,

доцент Колесникова В.И.



C24


Свистунова Л.Ю.

Парламентские слушания в системе организационных форм работы представительных органов: учеб. пособие /Л.Ю. Свистунова.- Краснодар, 2011.- 76 с.







ISBN 978-5-94672-496-8

В учебном пособии дается характеристика организационных форм работы представительных учреждений парламентского типа, созданных в России в период перехода к новому историческому этапу развития. Рекомендуется студентам, преподавателям, депутатам, работникам аппарата представительных учреждений.

УДК 342.53

ББК 67.99(2)-3


ISBN 978-5-94672-496-8

© Свистунова Л.Ю., 2011

© ФГОУ ВПО «Кубанский

государственный аграрный

университет», 2011
СОДЕРЖАНИЕ









С.




Введение……………………………….........................................

4

1

Общая характеристика организационно-правовых форм

деятельности представительных органов…………………….....


5


2

Понятие и признаки парламентских слушаний…………...........

18

3

Место парламентских слушаний в системе

организационно-правовых форм деятельности

представительных органов…………………………………….....


28


4

Функциональная характеристика парламентских слушаний.....

35

5

Принципы организации и проведения парламентских

слушаний………………………………………….........................


49





Заключение…………………………………………………...........

64




Список использованных источников...........................................

68


ВВЕДЕНИЕ
Современный период развития России отличается внедрением в практику осуществления государственной и муниципальной власти важнейших принципов демократизма, разделения властей, ответственности, профессионализма, гласности. Необходимость решения задачи построения правового государства привела к изменениям не только системы органов государственной и муниципальной власти, но также их функционирования и взаимодействия. Одним из достояний этого процесса явилось учреждение и создание в нашей стране института парламентаризма, обусловившего внедрение в деятельность законодательных (представительных) органов государственной власти новых форм и методов работы. Только в условиях парламентаризма, как особой системы организации государственной власти, структурно и функционально основанной на принципах верховенства закона при ведущей роли парламента, становится возможным и необходимым применение современных организационно-правовых форм деятельности. Именно в современном варианте они представляют научный интерес, поскольку способны обеспечить реализацию функций и полномочий органов власти.

Одной из форм работы представительного учреждения являются парламентские слушания. Практика их применения дает разнообразный опыт, вариативность организационных процедур и моделей правового регулирования. Этот опыт формирует историю становления парламентаризма в нашей стране, он и послужил основой написания данной работы.




1 Общая характеристика организационно-правовых форм деятельности представительных органов.
Законодательная власть в Российской Федерации является начальным элементом в системе единой государственной власти Российской Федерации. Развитие органов законодательной власти на современном этапе происходит под влиянием различных факторов: внутренних и внешних, организационно-политических и социально-экономических, сочетания традиционализма и новаций. В числе приоритетных направлений функционирования называются:

  • активизация законотворческого процесса с целью создания достойной правовой системы государства; совершенствование механизма взаимодействия органов государственной власти различных ветвей и уровней;

  • повышение авторитета и результативности организационных форм деятельности; выстраивание политико-правового диалога с различными властвующими субъектами.

Приоритетность направлений, в которых развивается деятельность законодательных органов в государстве, предопределена тем, что результатом этой деятельности становятся законы. Следовательно, она должна быть не только четко регламентирована на всех этапах ее осуществления, но и эффективно организована. Необходимо нормативно урегулировать все возможные формы данной деятельности в целях достижения конечного результата – принятия качественных нормативных актов и создания четкой, непротиворечивой системы законодательства в нашем государстве.

В юридической литературе в качестве формы деятельности государственного органа традиционно рассматривали «внешние постоянно и типизировано фиксируемые выражения практической деятельности государственных органов»1. Это определение мы возьмем в качестве отправного и построим свои рассуждения от общего к частному. Вначале предлагаем самую общую обзорную характеристику организационных форм безотносительно к их видам, опираясь на которую можно будет перейти к более конкретному описанию парламентских слушаний.

Организационные формы деятельности законодательных (представительных) органов государственной власти занимают важное место в характеристике их работы. Они подчинены осуществлению их задач, функций и полномочий. При определении понятия организационной формы следует исходить из того, что работа в законодательном органе выполняется как депутатами индивидуально или совместно, так и с привлечением других субъектов.

Каждая организационная форма отличается относительной самостоятельностью и обособленностью, одновременно являясь фрагментом общей организации деятельности законодательного органа. Устойчивость и стабильность главных организационных форм деятельности достигается путем их закрепления в нормах права, тем самым они приобретают статус организационно-правовых форм деятельности законодательного (представительного) органа.

При определении форм деятельности в советский период употреблялась различная терминология. Например, Л. А. Григорян считал, что термин «организационные формы» поглощает собой термин «правовые формы», так как вся деятельность Советов должна быть предусмотрена правовыми актами2. И.М. Чехарин, в свою очередь, считал, что это «различие в терминологии не является принципиальным, так как каждая организационная форма деятельности Советов или уже закреплена правовыми актами, или же, получив права гражданства на практике, должна быть закреплена ими. Предпочтительнее поэтому, писал ученый, формы деятельности Советов называть организационно-правовыми»3.

Представляется, что данная позиция заслуживает внимания и применительно к организационно-правовым формам деятельности современных представительных органов государственной власти. Все они подразделяются в зависимости от их роли и значения в реализации компетенции законодательного (представительного) органа. В большинстве парламентов одни формы связаны с решением вопросов общей компетенции (это в первую очередь сессии как основная организационно-правовая форма), другие применяются в рамках осуществления отдельных функций, направлений деятельности (деятельность постоянных комитетов, фракций законодательного органа) или отдельного блока полномочий.

Такая соподчиненность форм позволяет ставить вопрос об их системе, в рамках которой возможно обеспечение правильного распределения ресурсов, имеющихся в распоряжении представительного органа, широкое использование опыта и знаний депутатов, работников аппарата и привлекаемых специалистов – ученых и практических работников. Кроме того, организационные формы предназначены для того, чтобы в каждый конкретный период деятельности сосредоточить внимание законодательного (представительного) органа на главном, не упуская из вида всего объема работы, чтобы обеспечить разумное сочетание коллегиальности в решении вопросов, относящихся к полномочиям органа в целом, с индивидуальной деятельностью каждого его звена, каждого элемента, включенного в данный процесс.

В итоге система организационно-правовых форм должна охватывать весь спектр необходимых действий, направленных на реализацию задач и функций органа. Все организационно-правовые формы органично взаимосвязаны, дополняют друг друга, представляя единый, согласованный механизм организационной работы. Выпадение из этого механизма одного из звеньев (одной формы) способно привести к сбою функционирования представительной системы.

Организационно-правовые формы деятельности представительного органа производны от его функций, и во многом определяются содержанием его многогранной работы. Они носят конкретно-исторический характер, поскольку приспособлены к выполнению задач и функций, стоящих перед представительным органом государственной власти на каждом этапе его развития. Именно поэтому в период коренной перестройке государственного аппарата на основе принципа разделения властей были восприняты все наиболее эффективные и целесообразные формы деятельности, как отечественных Советов, так и представительных органов государственной власти зарубежных стран. Необходимо заметить, что изменение задач и функций представительных (законодательных) органов неизбежно сказывается на используемых ими организационно-правовых формах работы, обусловливая необходимость соответствующей модификации и совершенствования последних.

Сказанное позволяет согласиться с мнением И.А. Азовкина, высказанным в литературе в начале 70-х годов прошлого века, что «организационно-правовые формы – это типичные проявления жизнедеятельности органов, с помощью которых они находят оптимальные варианты решений по выполнению своей компетенции и в которые облекается ее конкретное содержание»4.

Основным содержанием, которым наполняется каждая форма деятельности представительного (законодательного) органа, как правило, является представительство и законотворческая деятельность, т.е. выражение воли и интересов представляемых посредством деятельности его законных представителей. Поэтому с позиций функциональной характеристики законодательного органа все его организационно-правовые формы деятельности могут быть признаны универсальными, они могут быть использованы как для решения внутриорганизационных вопросов органа, так и для выполнения внешних функций в рамках соответствующей компетенции. Только использование всех форм в умелом их сочетании позволяет в полной мере решить все задачи и достичь цели деятельности законодательного органа.

Но с точки зрения компетенционной формы деятельности все же различаются и, следовательно, именно объем и в определенной степени характер полномочий выступают тем главным критерием, по которому их следует систематизировать.

К этому основному критерию присоединяется уровень правового закрепления статуса той или иной формы. Анализ нормативной базы свидетельствует о том, организационно-правовые формы деятельности законодательных органов учреждены различными по юридической силе нормативными актами. При чем это различие обусловлено не только положением представительного органа в системе народного представительства, (т.е. актами, регламентирующими статус, положение, признаки, компетенцию этих органов), но имеет место разнообразие актов, с помощью которых устанавливается статус соответствующей формы. В этом наглядно убеждает обзор исторических документов и действующего законодательства субъектов Российской Федерации.

Однако анализ этих актов свидетельствует и о том, что правовое закрепление организационных форм трудно признать достаточным и завершенным, учитывающим весь положительный опыт, Действующие нормы конституционного права не раскрывают в полной мере основные характеристики применяемых в современной практике организационно-правовых форм. Такое положение приводит к снижению эффективности деятельности законодательного органа в целом.

Совокупность применяемых в современный период организационных форм деятельности представительных органов характеризует очередной этап в истории становления и развития институтов представительной демократии в нашем государстве. В этой связи полезным представляется выявить истоки и закономерности развития данного конституционно-правового института в историческом аспекте. Такой подход методологически предполагает рассмотрение не только основных признаков каждой оргформы в их историческом контексте, но и позволяет сравнивать сходные по целям и методам организационные формы деятельности представительных органов, применяемые до появления парламентских слушаний.

В качестве небольшого отступления считаем необходимым проиллюстрировать несколько примеров из истории древнерусского государства. Так, А.А. Кизеветтер еще в начале ХХ века отмечал, что «наряду с князем во главе управления стоит вечевая сходка стольного города. На вече могут прийти все свободные горожане. Вечевые решения имеют полновластную законодательную силу… При этом все, что мог князь, могло и вече, и наоборот».5

Представляется, что при всей условности понимания вече в качестве представительного органа, можно утверждать, что на него могли прийти все свободные горожане и путем обсуждения той или иной проблемы найти наиболее приемлемое и необходимое решение. Именно по данному признаку, даже с учетом всех оговорок (социальное неравенство, отсутствие четкой регламентации, неурегулированность процедуры и т.п.) следует обнаружить сходство с такими современными организационными формами как сессии и парламентские слушания. Естественно, речь не может идти о тождестве последних и древних «вечевых сходок», а лишь о совпадении их отдельных признаков.

Можно обнаружить схожесть признаков вечевых собраний в Великом Новгороде с современными оргформами (сессий и парламентских слушаний). На Софийской площади в Новгороде обсуждались все важнейшие вопросы новгородского государства. Однако необходимо обратить внимание на одну существенную деталь – собрание на площади представляло собой орган власти, власти публичной, которая не только обсуждала вопросы государственного значения, но и принимала окончательные обязательные к исполнению решения. Соответственно, детальное обсуждение вопросов, имеющих государственное значение, позволяло прийти к принятию конструктивного решения. В этом смысле также можно говорить о сходстве вечевых собраний и парламентских слушаний. Таким образом, можно говорить о достаточно глубоких исторических корнях зарождения признаков современных организационно-правовых форм деятельности представительного органа.

Еще более интересен и полезен сравнительный анализ организационных форм, применяемых в советский период истории государства и в его пореформенный период. Он свидетельствует о том, что современная система организационных форм законодательного органа есть результат исторического развития этих органов, как в России, так и в мире в целом.

Подтверждает этот вывод следующий исторический экскурс. Прежде всего, обратим внимание на то, как оценивалось значение организационно-правовых форм деятельности любого государственного органа. Оно устанавливалось в зависимости от роста эффективности, как его работы в целом, так и единичного решения, акта, действия. В правовой литературе советского периода конкретно отмечалось, что на любом историческом этапе практика деятельности государственного органа нуждается в установлении четких задач, направлений, характера и содержания этой деятельности. Необходимо, чтобы все аспекты этой деятельности были четко спланированы и подчинены решению конкретных и четких вопросов6.

В социалистическом государстве органами, осуществляющими представительную и законодательную власть, являлись Советы народных депутатов во главе с Верховным Советом СССР. «Сущность Советов как органов, непосредственно олицетворяющих власть народа, являющихся носителями его государственной воли, подчеркивала проф. Е.И. Козлова в 1974 г., оставляет главное содержание понятия представительных органов государственной власти в СССР, Советы выступают как те органы, через которые сам советский народ осуществляет принадлежащую ему государственную власть».7

Компетенция каждого из видов органов Советского государства имела свои специфические черты, которые определяли их целевое назначение, конкретное предметное содержание их деятельности, и выражалась в формах ее законодательной регламентации, способах и методах ее реализации. Поскольку Советы являлись одновременно и представительными и исполнительно-распорядительными органами, осуществляющими всю полноту государственной власти на соответствующей территории, в пределы их компетенции включались все сферы общественной жизни. Это предопределило законодательное закрепление не только вопросов ведения и полномочий Советов, но и различных форм деятельности советских представительных органов, позволяющих решать поставленные вопросы.

Методологической основой для научного и сравнительного анализа и осмысления форм деятельности Советов являлись положения марксистко-ленинской диалектики о взаимосвязи формы и содержания, указания В. И. Ленина о том, что форма работы всякого учреждения «естественно и неизбежно определяется содержанием деятельности этого учреждения»8. Формы работы Советов определялись границами и содержанием их функций, а критерием отнесения тех или иных форм к формам деятельности Советов служило их применение в качестве средства осуществления полномочий представительного органа государственной власти, как «работающей корпорации».

Идея Советов как «работающих корпораций» четко сформулирована в ст. 2 Конституции 1977 года, предусматривающей подконтрольность и подотчетность Советам всех других государственных органов. Конституция СССР 1977 года закрепила, что Советы народных депутатов всех уровней составляют единую систему органов государственной власти (ст. 89), что «важнейшие вопросы, отнесенные к ведению соответствующих Советов народных депутатов, рассматриваются и решаются на их сессиях. Исключительное значение имеет принцип, установленный ст. 103 Конституции СССР: «Участвуя в работе Советов, депутаты решают вопросы государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства, организуют проведение решений Советов в жизнь, осуществляют контроль за работой государственных органов, предприятий, учреждений и организаций».

Для осуществления этих полномочий, в соответствии со ст.91 Конституции СССР, Советы народных депутатов избирают постоянные комиссии, создают исполнительные и распорядительные, а также другие подотчетные им органы. В этих формах депутатской деятельности соединена законодательная и управленческая функции Советов. Таким образом, всякая организационная форма, которая по действующему в тот период законодательству или в соответствии со сложившейся практикой отвечала этому критерию, могла и должна быть признана формой работы Совета, «элементом его жизнедеятельности»9.

Природа Советов как представительных органов советского народа находит свое проявление во всех сторонах их организации и деятельности. Получает она свое отражение и в формах, и в порядке организации их работы. Заметим, что порядок деятельности Советов выполняет как бы двойную служебную роль. С одной стороны, он должен обеспечивать возможности для эффективного руководства всеми отраслями государственного, хозяйственного и культурного строительства, для четкого, делового решения всех вопросов их компетенции как органов государственной власти. С другой стороны, он должен выполнять и другое не менее важное назначение – обеспечивать условия и возможности проявления Советами их представительного характера, глубокого и правильного выражения воли народа10. Механизм проявления Советом своей роли, как представительного органа, сложен. Он охватывает, по сути дела, все элементы его организации, структуры, компетенции, форм и методов деятельности.

В советский период к организационно-правовым формам работы Советов всех уровней относились: сессии Советов, деятельность постоянных комиссий Советов, депутатских объединений – групп, и индивидуальная работа депутатов в избирательных округах. Учитывались также различные совместные формы работы Советов с другими государственными и общественными организациями. Сессии Советов с позиции задач заявленной темы особого интереса для сравнения не представляют, поскольку проводились они эпизодически с интервалом от двух месяцев на уровне сельских, поселковых Советов до полугода на уровне Верховных Советов. С продолжительностью заседаний в один-два дня.

Важнейшее место среди организационных форм работы Советов занимала деятельность постоянных комиссий Советов. Интерес к ним предопределен целями сравнения их с ныне существующими формами деятельности палат Федерального Собрания Российской Федерации, а также представительных органов власти субъектов России и, прежде всего, с парламентскими слушаниями.

Постоянные комиссии – это массовые органы Совета, образуемые для предварительного рассмотрения и подготовки вопросов, относящихся к ведению Совета, и активного содействия осуществлению его решений. Комиссии Советов по цели их образования, по их правовой природе являются органами Совета, призванными не подменять, решая за него какие-либо вопросы, а помогать ему решать эти вопросы11. Однако выполнение постоянными комиссиями своих функций не означает, что их работа представляет собой нечто отдельное, обособленное от деятельности Совета. Постоянные комиссии – органы Совета, которые действуют в соответствии с задачами, поставленными перед ними Советом. Поэтому деятельность постоянных комиссий является частью общей работы Совета как представительного органа в целом, а сами комиссии служат одной из организационно-правовых форм этой деятельности.

Деятельность постоянных комиссий высшего представительного органа страны регулировалась Законом СССР от 12.10.1967г., утвердившем Положение о постоянных комиссиях Совета Союза и Совета Национальностей Верховного Совета СССР12

В соответствии с советским законодательством, постоянные комиссии создавались для осуществления следующих основных задач: разработки предложений для рассмотрения соответствующей палатой; подготовки заключений по вопросам, вынесенным на рассмотрение Верховного Совета СССР или его Президиума; содействия государственным органам и организациям, а также депутатам Верховного Совета СССР в их работе; контроля за деятельностью министерств, государственных комитетов и ведомств СССР и других общесоюзных организаций. В целом, выполняя возложенные на них задачи, постоянные комиссии Совета Союза и Совета Национальностей призваны были всей своей работой способствовать постоянной и эффективной деятельности Верховного Совета СССР как высшего органа государственной власти СССР (ст. 2 Закона от 12.10.67г.).

В соответствии со ст.4 Закона СССР каждая палата Верховного Совета СССР образует Мандатную комиссию, Комиссию законодательных предположений, Комиссию по иностранным делам, Планово-бюджетную комиссию, постоянные комиссии по вопросам государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства; все комиссии действуют на основе принципов коллективного, свободного, делового обсуждения и решения вопросов гласности, широкой инициативы членов постоянных комиссий и сотрудничества с общественными организациями.

Закон СССР детально регламентировал вопросы ведения каждой постоянной комиссии (глава 2), среди которых особо необходимо отметить право законодательной инициативы, контрольные полномочия

В целях реализации вопросов ведения постоянные комиссии были вправе заслушивать представителей Совета Министров СССР и союзных республик, руководителей министерств, государственных комитетов и ведомств СССР, других общесоюзных, республиканских и местных государственных органов и организаций. Они обязаны были являться на заседание комиссии, представить разъяснения, необходимые документы, письменные заключения, отчетные данные и иные материалы (ст. 21, 22 Закона СССР).

Особо следует отметить права постоянных комиссий приглашать на свои заседания представителей государственных и общественных органов и организаций, научных учреждений, специалистов и ученых, которые участвовали в заседаниях с правом совещательного голоса (ст. 33 Закона СССР). Полагаем, что именно такой опыт положен в основу организации состава и работы современных парламентских слушаний.

По итогам заседания комиссии принимала рекомендации, которые подлежали обязательному рассмотрению государственными и общественными органами, учреждениями и организациями. О результатах рассмотрения и о принятых мерах указанные субъекты должны были сообщать комиссии не более чем в двухмесячный срок, либо в иной срок, установленный самой комиссией (ст.23 Закона СССР). Такой опыт, на наш взгляд, может быть использован при определении статуса рекомендаций парламентских слушаний в палатах Федерального Собрания РФ.

Проанализировав правовую природу постоянных комиссий Советов, нам представляется возможным сделать вывод об известной преемственности и постепенном становлении и развитии современных форм деятельности российского парламента в переходный период от Советского государства к Российской Федерации. В это время деятельность постоянных комиссий палат и комитетов Верховного Совета РСФСР регулировалась законом РСФСР от 21.11.1991 г., принятым в период формирования новой системы принципов и форм деятельности законодательных органов, становления парламентаризма в Российской Федерации. Необходимо заметить, что именно в этот период времени происходит трансформация советских органов в органы законодательные и представительные. Считаем необходимым признать этот период первым этапом становления парламентских слушаний как самостоятельной организационно-правовой формы деятельности парламента.

Основными целями и задачами постоянных комиссий являлось: ведение законопроектной работы, предварительное рассмотрение и подготовка вопросов, относящихся к ведению Верховного Совета РСФСР, содействие проведению в жизнь законов РСФСР и иных решений Съезда народных депутатов РСФСР, контроль за деятельностью государственных и общественных органов, организаций (ст.1 Закона РСФСР от 21.11.91).

Вопросы ведения постоянных комиссий палат и комитетов Верховного Совета РСФСР охватывали все сферы компетенции представительного учреждения: разработка проектов нормативных актов РСФСР, подготовка предложений по совершенствованию законодательства, заключений по проектам законов и других нормативных актов РСФСР; разработка предложений по различным вопросам государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства; подготовка и внесение на рассмотрение Съезда народных депутатов РСФСР, Верховного Совета РСФСР и его палат докладов и сообщений по вопросам межреспубликанского сотрудничества, внешней политики РСФСР, проектов деклараций, обращений и заявлений по отдельным или общим вопросам.

Важной новеллой в регулировании деятельности постоянных комиссий палат и комитетов Верховного Совета РСФСР по сравнению с законодательством СССР явилось усиление контрольных полномочий комиссий Верховного Совета РСФСР.

Глава 2 Закона РСФСР регламентировала следующие полномочия постоянных комиссий палат и комитетов Верховного Совета РСФСР: заслушивание отчетов официальных парламентских делегаций, направленных для работы в международных организациях (ст.11); внесение на Съезд народных депутатов РСФСР предложений о заслушивании внеочередного доклада Президента РСФСР, о выполнении принятых Съездом народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР социально-экономических и других программ о положении в РСФСР (ст. 12); внесение на Съезд народных депутатов РСФСР предложения о рассмотрении вопроса о доверии Правительства РСФСР о его работе в целом или по отдельным вопросам (ст. 13); заслушивание отчетов, докладов и сообщений министров РСФСР, руководителей государственных комитетов и ведомств РСФСР, других федеральных органов и организаций (ст.14); обсуждение кандидатур на должности судей Конституционного Суда РСФСР, Верховного Суда РСФСР, Высшего Арбитражного Суда РСФСР, судей краевых, областных, Московского и Санкт-Петербургского городских судов и арбитражных судов, генерального прокурора РСФСР, выдача заключений по обсужденным кандидатурам (ст.15 Закона).

Постоянные комиссии палат и комитеты, обладали достаточно широкими контрольными полномочиями по сравнению с Верховным Советом в дореформенный период, что показывает развитие положений теории разделения властей в системе сдержек и противовесов, становление парламента и парламентаризма в РСФСР.

Особой формой реализации контрольных полномочий постоянных комиссий палат и комитетов Верховного Совета РСФСР являлось проведение парламентских слушаний для рассмотрения государственными органами с привлечением общественных организаций вопросов компетенции представительных (законодательных) органов, а также организация депутатских расследований. Их учреждение следует расценивать как связующее звено в исторической ретроспективе организационно-правовых форм деятельности представительных органов страны.

Регулирование данных вопросов в нормах Закона РСФСР от 21.11.1991г. показывает поэтапное развитие организационно-правовых форм деятельности законодательного (представительного) органа в России, подчеркивает становление принципов парламентаризма, утвержденных в дальнейшем в нормах о деятельности Федерального Собрания РФ. Как видим, Закон РСФСР от 21.11.91г. являлся достаточно прогрессивным по сравнению с Союзным законом 1967 г. в редакции от 22.06.1987г.

Таким образом, не отрицая положительного вклада советского государственного строительства в становление и развитие современного парламентаризма, необходимо заметить, что формы и методы деятельности законодательных органов в СССР и РСФСР существенно отличались от организации работы современного парламента в решении ключевых, принципиальных вопросов своей компетенции, от современных сессий, постоянных комитетов, депутатских групп.

Однако если перечисленные организационно-правовые формы работы парламента подлежат сравнительным характеристикам, то исследование парламентских слушаний может носить исключительно самостоятельных характер. В дореформенный период отечественная практика организационной работы не знала такой формы как парламентские слушания. Их внедрение в российский парламентаризм основывалось только на зарубежном опыте. Все перечисленные аргументы послужили основанием для того, чтобы из всех оргформ работы предпочтение в данном пособии было отдано именно парламентским слушаниям.


Каталог: upload -> iblock -> fa9
iblock -> Владимир Верба: Как генеральный конструктор комплекса а-100, могу сказать точно, что в авиации нет ничего более сложного
iblock -> А-100: первый на поле боя
fa9 -> Сводка предложений по итогам общественного обсуждения заключения государственной историко-культурной экспертизы на официальном сайте Департамента культурного наследия города Москвы в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет"
fa9 -> Конкурсная документация по проведению открытого конкурса на ведение строительного контроля при проведении


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница