Памятка паломника к мощам Агапита Печерского



страница1/5
Дата09.08.2016
Размер0.71 Mb.
ТипПамятка
  1   2   3   4   5
Агапит Печерский - Врач Безмездный. по следам книг

Анастасия Новых Брошюра

Агапит Печерский

Содержание

Предисловие

Агапит Врач Безмездный (по следам книг Анастасии Новых)

Отзывы людей, побывавших у мощей Агапита

Памятка паломника к мощам Агапита Печерского

Предисловие

Очевидно в человеке изначально заложено стремление к духовному, к добру. И, видимо, не просто заложено, а имеет тенденцию роста, созревания. В наше время этому во многом способствуют добрые книги. Своим благодатным словом они лечат душу, питают её силой любви и веры. Благодаря этим книгам человек познает себя, самосовершенствуется, раскрывает тайны бытия и пополняется неизменной силой Добра. Таким кладезем знания послужили для меня книги известной украинской писательницы, художницы Анастасии Новых. Всего лишь за пять лет её книги выдержали уже семь переизданий, но дефицит на них сохраняется и ныне, причем не только в Украине, но и странах СНГ, и даже за рубежом. Видимо люди действительно соскучились по подобной литературе, которая не вписывается в рамки одноразового модного ширпотреба, переполнившего сегодня книжные прилавки. И если массово начал проявляться такой интерес людей к доброй, душевной литературе, значит действительно, что-то неуловимо глобальное стало меняться в этом мире. Значит настает время проявления зрелости нашего сознания. А, следовательно, качественного преобразования самого общества в лучшую, добрую сторону.

Художественная книга Анастасии Новых «Сэнсэй-II» пробудила во мне не только волну духовных размышлений, но и чисто журналистского любопытства по многим интересным моментам книги. Начну с главного, что меня поразило. Одним из сюжетов «Сэнсэя-II» является потрясающий рассказ главного героя Сэнсэя о необычной жизни и деятельности человека, известного в веках под именем Агапита Врача Безмездного. Меня настолько впечатлили эти сведения и особенно портрет Святого, помещённый на обложке в конце книги, что возникло искренне желание, скорее даже потребность души, побывать в тех местах, где доживал свой земной век знаменитый врач Киевской Руси - Агапит.

Для начала я решил посетить государственную историческую библиотеку Украины, расположенную на территории музея-заповедника «Киево-Печерская лавра», включенного в список Всемирного наследия. Это своего рода единственная библиотека в Украине славящаяся уникальными историческими фондами. Находится она во дворе бывшего Никольского больничного монастыря, расположенного чуть левее от знаменитой Троицкой надвратной церкви, или так называемых «Святых ворот» — центрального входа в Верхнюю лавру. Удивительно, войдя в этот старинный двор и размышляя о знаменитом древнем Лекаре, первое, что я увидел, это бронзовую доску с барельефным портретом Агапита Печерского, прикрепленную на фасаде Никольской церкви. От такого неожиданного, просто мистического для меня совпадения, я остановился. После шокирующего момента в голове возникло множество вопросов. Почему именно на этом месте висит памятная доска посвященная Агапиту? Почему именно Агапиту, а не какому-нибудь другому лекарю Печерского монастыря? Ответ я нашёл чуть позже в справочных источниках, где говорится, что именно Агапит положил начало врачебной практике при Печерском монастыре. Более того, наткнулся на целый ряд сведений, которые с позиции прочитавшего книгу Анастасии Новых «Сэнсэй-II», кажутся теперь более весомыми. Приведу некоторые из них.

В литературе упоминается, что очевидно Агапит ещё до прихода в Антониеву пещеру, уже имел навыки врачевания. Как врач он обладал большой популярностью среди населения, причём далеко за пределами Киева. И то, что он имел уникальные знания в этом деле, говорит хотя бы исторический факт его успешного излечения внука Ярослава Мудрого — будущего киевского князя Владимира Всеволодовича, прозванного позже Мономахом, которому не смогли помочь лучшие официальные лекари того времени. Как известно, чтобы слыть в народе хорошим врачом, нужно иметь не только природный дар, но и солидный опыт, навыки в этом деле. Интересно, что после смерти Агапита именно простые люди стали почитать его как Святого. О распространённости в древности поклонения этому «Лекарю от Бога» свидетельствует и стихотворная традиция, сложения в честь него молитвенно-хвалебных песнопений. Эта народная память об Агапите бережно хранилась в поколениях. И только в 1643 году при митрополите Киевском Петре (Могиле) преподобный Агапит, почитаемый в народе, был официально причислен к лику Святых.

Поразительные открытия об Агапите были сделаны в конце XX столетия. И всё это происходило по воле господина Случая, словно сами небеса пожелали раскрыть перед людьми всю Правду о своём истинном Святом. В 1984 году вблизи от Троицкой надвратной церкви случился провал грунта. Для выяснения причин случившегося вызвали специалистов из Центра биолокационных исследований при Министерстве геологии УРСР под руководством известного эксперта Василия Стеценко. Пользуясь случаем, дирекция Киево-Печерского заповедника решила провести комплексное исследования всей территории, с целью поиска подземных пустот, захоронений, изучения особенностей проявления биолокационного эффекта над мощами Ближних и Дальних пещер, начало серьёзного исследования которых было положено ещё в 1982 году. Результаты был неожиданными и впечатляющими. Они давали основание утверждать, что вокруг мощей святых, образуются энергетически-информационные поля с определённой вибрацией. Святые мощи являются источником неизвестной науке энергии, которая позитивно влияет на состояние организма человека. Особо сильное излучение исходит от Агапита. Начали проводиться био-физико-химические исследования природы мощей. Среди них любопытны исследования кандидата биологических наук Тамилы Решетниковой, которая экспериментировала с зёрнами пшеницы. Эффект её работ оказался потрясающий. Семена, которые были в контакте с гробницами с мощами, отличались от контрольных повышенной всхожестью и быстрым, здоровым ростом. Оказалось, что в этих зёрнах происходила трансмутация, то есть взаимопревращения атомов одних химических элементов в другие, под воздействием всё той же загадочной силы ядра атомов зёрен переходили в другое энергетическое состояние. Вот что она пишет Решетникова в своём труде «Современные исследования феномена святых мощей»: «Результаты химических анализов показали, что даже после кратковременного пребывания возле мощей в сухих семенах изменяется состав некоторых химических элементов. Так, например, под воздействием мощей святого Агапита-целителя количество цинка уменьшилось на 18 %, а кальция и калия — увеличилось на 11 и 4 соответственно». Она также провела исследования, которые показали, что излучения от мощей способны защищать от радиации и снижать её негативное влияние, то есть эта неведомая сила «воздействует на живые организмы на ядерном уровне организации материи».

Более того, при исследованиях учёными непосредственно мощей Агапита были обнаружены остатки пыльцы лекарственных растений с Византии! Как известно Агапит лечил не только молитвой, которая была наделена особой силой в его исполнении, но и травами. Учёные считают, что именно эти византийские травы представляли собой составные части лекарств, которые изготовлял Агапит. А это говорит о том, что либо он бывал в тех местах, либо являлся в этих вопросах высокообразованным человеком. К слову сказать, в царьградско-византийской культуре имелись на то время сборники для врачей-практиков, которые назывались «Травники». Причём эти книги не принадлежали к каноническим, но были весьма популярны среди грамотных людей.

Приведу ещё одну свою любопытную находку. Дело в том, что древние летописцы не описывали черты лица и внешний вид героев своих книг. Поэтому каждый художник, который изображал образы исторических людей из летописей (будь то в моментальных росписях храмов, или же иллюстрируя перепечатки старых книг) рисовал так, как он себе их представлял. Одно из ныне известных ранних образов Врача Безмездного было выполнено печерским гравёром Ильей, который иллюстрировал первое печатное издание «Патерика или отечника Печерского, содержащего жития святых преподобных отцов наших, просиявших в пещерах», изданном в 1661 году (потом повторно публиковалось в 1678, 1702 годах).

И только в наше время, благодаря развитию науки, появилась возможность восстановить истинный облик человека по костным останкам. В 1986 году учёный Сергей Никитин — эксперт медико-криминалистического отделения Бюро судебно-медицинской экспертизы города Москвы, специалист по антропологической реконструкции (восстановлению внешности человека по костным останкам) воссоздал скульптурный портрет Агапита Печерского по методу М.Герасимова, благодаря чему потомки смогли увидеть настоящий облик Святого, жившего тысячу лет назад. И это можно рассматривать как своеобразное чудо!

Но если благодаря Сергею Никитину я смог увидеть подлинные черты лица знаменитого Лекаря, то благодаря картине Анастасии Новых ; портрету Агапита Печерского, соответствующего истинному облику Святого, в полном смысле этого слова увидел живым самого преподобного Агапита. Взгляд Святого настолько сильный, настолько проникает в душу, что точно задевает в тебе нечто глубинное. Я отметил потрясающий эффект: чем дольше смотришь на картину, тем больше оживает сам портрет. Позже, для чистоты эксперимента я показывал эту картину в книге Анастасии Новых своим близким, знакомым. И все отмечали, что его глаза просто мистически живые! Святой то улыбался, то глядел с осужденьем, то с сочувствием, словно сопереживал с тобой. Как такое удалось передать художнице, объяснить просто невозможно! Но это факт! Говорят, что книги Анастасии Новых живые, но теперь я могу вполне объективно добавить, что не только книги, но и картины её действительно живые.

В конце своего посещения Киево-Печерской лавры я спустился в Ближние пещеры, где в подземной церкви «Введения Богородицы во храм» находится гробница Агапита Печерского с его мощами. Людей возле этой гробницы было очень много. Мне пришлось довольно долго прождать, пока хоть немного уменьшился поток желающих поклониться мощам Агапита. Всё это время я размышлял о том, что узнал об этом необыкновенном «Лекаре душ и телес человеческих», «Лекаре от Бога», который даже после своей смерти продолжал врачевать людей. И таким я проникся уважением и благодарностью к этому великому Святому, вспоминая его проникающий в душу взгляд, что подойдя к мощам, искренне поблагодарил его своими словами за то, что он был, что он есть, прочитал молитву о спасении души своей. И то, что потом со мной случилось, невозможно описать словами. Именно в этот момент я впервые в жизни прочувствовал, что такое БЛАГОДАТЬ!

Илья Глебов

Агапит Врач Безмездный

(по следам книг Анастасии Новых, отрывок из художественной книги Сэнсэй-II”)

* * *

— Сэнсэй, ты обещал рассказать о русском бодхи, — напомнил Володя.



— Ну раз обещал, — проговорил Сэнсэй и, немного помолчав, произнёс: — Слышали о таком святом по имени Ага;пит?!

Некоторые из нас отрицательно покачали головой.

— Нет, — ответил за всех Виктор.

Мне же имя Агапит почему-то показалось знакомым. И я стала напрягать память, где же могла его слышать, причём не так уж давно.

— Агапит, Агапит, — задумчиво проговорил Николай Андреевич, видимо тоже что-то припоминая. — Минуточку... А это случайно не связано как-то с древней медициной?

— С древнерусской медициной, — уточнил Сэнсэй. — Это был выдающийся монах Киево-Печерского монастыря, врачевавший в XI веке. Слава о его даре исцеления от тяжких заболеваний разошлась далеко за пределы Киева. Но это не самое главное в его биографии...

И тут меня, как говорится, осенило, где я могла слышать это имя. Про Агапита рассказывал знакомый моего дяди. В это время мы с мамой как раз гостили у дяди Вити в Москве, когда я проходила обследование в московской клинике.

— И я знаю кто это! — воодушевлённо промолвила моя особа, к большому удивлению моих друзей. — У моего дяди в Москве есть хороший знакомый — учёный, который входил в научную группу по изучению Печерских мощей. Он рассказывал, что они проводили какие-то там биохимические, рентгенологические, бактериологические и ещё.., не помню, как это по науке называется... Короче говоря, какие-то исследования, которые позволяют восстановить внешний вид и строение человека по костям...

— Морфологические и антропометрические, — подсказал Николай Андреевич.

— Точно, — и уже непосредственно обращаясь к нему за помощью, произнесла: — И ещё эти.., когда узнают, кто чем болел...

— Этиологические.

— Да, — кивнула я. — Так они благодаря этим исследованиям восстановили истинный облик некоторых Печерских святых из Ближних пещер, в том числе и Агапита. Причём его мощи вызвали целый переполох среди учёных. А всё началось с того, когда учёные обнаружили, что мощи Агапита излучают какой-то непонятный не то фон, не то поле, в общем неизвестный вид энергии. Потом проводили разные эксперименты. Так возле его мощей менялась и структура воды, и растения ускоряли свой рост, даже впоследствии становились более выносливыми и «здоровыми». Выявили какие-то защитные характеристики от действия радиации. И даже в помещении, где находились мощи, было что-то обнаружено, что оказывает очень сильное бактериологическое воздействие на воздух. Обычная вода, которая некоторое время стояла возле мощей Агапита, меняла свои свойства. И в последующих экспериментах на животных и людях эта вода оказывала лечебное воздействие, от которого у людей быстрее заживали раны, проходили различные болезни, а больные животные быстро восстанавливались. И самое главное, обнаружили какую-то непонятную цикличность «фона» мощей. В определённые дни это «поле» резко усиливалось, причём многократно. В общем, вело себя как у живого организма... Вот!

Выдав всю информацию, известную мне на тот момент, я замолчала…

— Что вы хотите, — сказал Сэнсэй, — Агапит был Бодхисатвой.

— Подожди, — произнёс психотерапевт, — он же принадлежал к христианской религии. А Бодхисатва — это вроде как буддийский Восток.

— Я тебе когда-то объяснял первичное значение слова Бодхисатва, помнишь? Это слово из Шамбалы. Бодхисатва, как и человек, принадлежит Богу. А религии, разделения верований — это всего лишь бизнес людей, торгующих именем Бога.

— Хорошо. Тогда другой вопрос. Если Агапит был бодхи, тогда, по идее, учитывая уровень его знаний... В общем, почему же тогда основателем Киево-Печерской Лавры, этого первого духовного центра в Древней Руси считают Антония, а не Агапита, который жил в его время?

Сэнсэй улыбнулся.

— Вернее будет сказать, что Антоний жил во времена Агапита... А насчёт твоего вопроса, то ты забыл одну маленькую деталь. Бодхисатвы редко когда выступают в качестве лидеров человеческого общества, если это не связано с какой-то определённой миссией, как у бодхи Иссы. Обычно их ученики и последователи становятся таковыми. А Бодхисатва, как правило, остаётся незаметным для широких масс.

— А почему? — удивилась Татьяна.

— Потому что Бодхисатва, учитывая его невмешательство в дела человеческие, может только посоветовать, как преобразовать общество в лучшую, духовную сторону. А само преобразование — желание и дело рук самих людей, то есть, к примеру, тех же его учеников и последователей.

— Ты хочешь сказать, что Антоний был учеником Агапита? — прозрел Николай Андреевич. — А как же эта установка, что Агапит был учеником Антония? Она ведь на чём-то базировалась?

— Её «база», как ты говоришь, является всего лишь церковной версией, которая, в свою очередь, выстраивалась на основе таких книг, как «Отечник»...

— «Отечник»? — переспросил Володя.

— Да. Или иначе его ещё называют «Киево-Печёрский патерик». Это книга о жизни и деятельности святых отцов Печёрских, написанная в XIII веке. А также по записям монаха Печёрского монастыря Нестора Летописца «Жития...» или, к примеру, известной вам по школьной программе его книге «Повесть временных лет». — Сэнсэй сделал паузу и, посмотрев на наш молодой коллектив, добродушно проговорил: — Если вы, конечно, учились в школе, а не отбывали там от звонка до звонка.

— Как же, помним, помним, — похвастался Костик. — Я даже дату её написания запомнил. — И с выражением произнёс: — 1113-1115 год от рождества Христова.

Ребята расплылись в улыбках.

— Верно, — подметил Сэнсэй. — То есть, спустя определённое время после реальных событий, с учётом тогдашней политической ситуации в государстве, а также предпочтений и симпатий среди высшего духовенства.

— Ну да, — насмешливо сказал Виктор. — Поди там разбери, кто был прав. Как говорят в нашей среде, выслушав в суде двух свидетелей по одному и тому же дорожному происшествию, теряешь доверие к историкам.

Мы засмеялись, а Костик добавил своего юмора в наш смех.

— Это как у Бернарда Шоу спросили после его очередной речи: «Что скажет по этому поводу история? А тот ответил: «История, сэр, солжёт, как всегда».

— Ну зачем же так категорично, — возразил Сэнсэй под смех ребят. — Просто каждый человек, описывая прошлое, мотивирует его, в первую очередь, личностными соображениями. А личностные соображения зависят от степени его духовности и личной заинтересованности, исходя из чего страдает объективность. Дай задание десяти людям описать одно и то же событие и, будьте уверены, каждый преподнесёт его по-своему. К примеру, политик опишет так, как это ему видится выгодным в свете происходящих в его время событий. Врач опишет с позиции медицинских воззрений. А простой человек с житейско-бытовой позиции, акцентируя внимание на тех моментах, которые лично ему интересны. Вот и получается разная история. Но в любой истории можно уловить основную суть происходящих событий. Как говорится, надо зреть в корень.

— В общем-то ты прав, — согласился Николай Андреевич. — Во многих случаях взгляд на нынешнюю историю у нас действительно однобокий, не говоря уже о далёком, почти забытом прошлом...

— А если учесть, что люди, к сожалению, не меняются, вернее не хотят изменяться... — с оттенком грусти промолвил Сэнсэй.

— ...история, следовательно, повторяется, — заключил его мысли Николай Андреевич.

— Как это ни печально.

Пожалуй, повествование о времени пребывания Бодхисатвы Агапита на русской земле следует начать с рассказа об Антонии. Потом вы поймёте почему... Антония, до принятия в монашество, звали Антипом. Родился он на Черниговской земле, в городе Любече, в 983 году, за пять лет до крещения Руси, во время правления в столице-граде Киеве Владимира I Святославича.

— Это случайно не того, кого называли Красным Солнышком в русских былинах? — вставил своё словцо Костик.

— Он самый, внук княгини Ольги и киевского князя Игоря, — уточнил Сэнсэй и продолжил: — На молодость Антипия выпало бурное время. Как раз шло становление Древнерусского государства, объединения восточно-славянских племён. На юге и западе велись войны с соседними странами. Да ещё воду баламутили внутренние распри, противоборства между различными религиями. В это же время активным ходом, так сказать «указом сверху», шло замещение множественных устоев язычества новыми христианскими канонами. Причём с обеих сторон дело доходило и «до огня и до меча». Короче, обычный хаос, или, как у нас бы сегодня сказали, «беспредел времён перемен».

— Ну да, как говорится, врагу не пожелаешь родиться во время перемен, — пробасил Володя.

— Точно. А Антипия вот угораздило...

— Как и нас всех тоже, — тихо добавил Виктор.

— В общем, молодость у Антипия была «весёлой». Происходящее вокруг во многом способствовало тому, что он стал предпринимать попытки разобраться не только во внешнем, но и, в первую очередь, в самом себе. И не просто разобраться, а вдумчиво разобраться. Многие люди в то время верили в Бога. И он чувствовал, что Бог есть. Но почему же вокруг творилась такая смута? Почему Бог допускал такое зло? Шло какое-то противостояние, ненужное кровопролитие. Страдали люди, страдали их дети, свирепствовали болезни, нищета, смерть. Антипий имел возможность слышать проповедников разных религий. И все они учили вере в своего Бога, поклонению Ему и молитвам. Но парадокс был в том, что в них самих отсутствовала та чистая вера, о которой сказывали, и сами они не исполняли того, что требовали от других. У Антипия не было доверия и к тем, кто приходил с мечом, рассказывая о Боге. А с другой стороны, его терзали мысли, почему, если есть Бог любящий, то вокруг столько горя, бессмысленно проливается много крови? Почему Бог допускает такие тяжкие страдания?

Вопросов была масса, но, как всегда, в таком рое мыслей ни одного толкового ответа. Но однажды, от одного странника, остановившегося у них на ночлег, он услышал историю, которая его очень заинтересовала. Тот странник поведал о жизни Иисуса Христа. Антипий был поражён. Ведь получается, что люди убили даже Сына самого Бога. Почему же тогда всемогущий Бог не остановил этих людей? Почему не вмешался, когда его собственный Сын страдал от нечестивых и тело Его умирало на кресте? Но когда до Антипия дошло, что суть кроется в людском выборе, выборе каждого человека перед ликом Господним, он понял, что причина творящегося вокруг хаоса была не в Боге, а в самих людях, в том числе и в нём.

Это осознание настолько перевернуло его личные взгляды на жизнь, что он стал по-другому смотреть не только на давно минувшие события тысячелетней давности, но и на настоящее. Он искренне возлюбил Христа, ибо тот был близок ему по своим страданиям. Антипий действительно искренне, по-настоящему возлюбил Бога и задумался, кто же он есть на самом деле перед Его ликом?

Антипия поразило и то, что на свете живут люди, истинно посвятившие свою жизнь Богу. Он впервые услышал от странника, что есть такое святое место на горе Афон, что на земле Греческой. И что живут там люди иные, не такие как все. Оставляют они этот житейский мир и уединяются ради Бога, ради молитвы к Нему о спасении души своей. Носят чёрные одежды. И дают три обета: послушания, безбрачия и нестяжания. А зовут тех людей «иноками».

И Антипий загорелся желанием стать «иноком» и пребывать в непрестанной молитве к Богу. Да только не знал он, ни как идти до той горы на земле чужой, Греческой, ни как правильно молиться Богу, дабы быть услышанным Им. И стал тогда Антипий обращаться к Богу своими простыми, искренними словами и просить Его, чтобы Тот дал ему мудрого наставника, который обучил бы его молитве истинной, приводящей к спасению души. И настолько сильно было это желание, настолько настойчиво он об этом думал и искренне просил у Бога не один месяц и не один год, что, в конечном счёте, случилось следующее.

Это произошло зимой, на рассвете двенадцатого февраля по старому стилю (Юлианскому календарю) или по новому стилю двадцать пятого февраля (по Григорианскому календарю, по которому мы ведём ныне исчисление). В ту ночь он не мог уснуть, вновь размышляя о Боге. И так он углубился в свои раздумья, что стал обращаться к Нему как любящий сын к своему родному Отцу, вымаливая у Него, как мог, душеспасительную молитву. Он интуитивно почувствовал, что у Бога нужно просить только о духовном, а не о бренном земном. И просить искренне, с чистой верой в душе. И когда Антипий в очередной раз углубился в своё мысленное обращение к Нему, внезапно неестественный жар вспыхнул в его груди. Казалось, жар усиливался каждую секунду. И в конце концов стал настолько сильным, что было невмоготу его терпеть. Антипий поспешно оделся и вышел на улицу.

На морозе ему стало немного легче. Дул холодный, пронизывающий ветер. Шёл снег. Антипий решил укрыться от непогоды в ближайшем стогу сена. Наблюдая из своего убежища за разбушевавшейся стихией природы, испытывая в груди сильный жар, Антипий с ещё большей искренностью стал обращаться к Богу. Он настолько проникся прошением, что забыл и о погоде, и о месте, и о времени, в котором он находился. На него нахлынуло необыкновенное чувство близости Бога, близости самого родного и дорогого сердцу Существа, отчего на душе сделалось удивительно легко и хорошо.

Был уже рассвет. Ветер внезапно утих. Снегопад прекратился. На горизонте, сквозь свинцовые тучи, стали пробиваться первые лучи солнца, оживляя игрой сверкающего света ослепительно белое пространство. И тут Антипий увидел недалеко от себя необычного старца в чёрной одежде. Седовато-русые волосы с белоснежной бородой окаймляли его необычный лик. Лёгкая, приветливая улыбка блуждала на его устах. А необыкновенные глаза, смотрящие точно в самую душу парня, излучали глубокое сочувствие и неизменную доброту.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница