От редактора



страница2/14
Дата13.06.2016
Размер1.56 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Следуя за мечтой

Когда-то, в 90-х, я прочла книгу Юрия Михайловича Янковского «Полвека охоты на тигров», и с тех пор меня не оставляла мысль познакомиться с Янковскими поближе, и вот почему. Отец автора, Михаил Иванович Янковский, был первопоселенцем и патриотом Приморья, краеведом, основателем первого конезавода и женьшенария в крае и т.д. В суете событий – учёба, работа, маленький ребёнок – намерения отошли на последний план, но подсознание держало эту мысль цепко. И вот много лет спустя я, будучи во Владивостоке, натолкнулась на знакомое название – «Нэнуни». Так называлась одна из книг Валерия Юрьевича Янковского о своём отце и о семье. И мечта юности немедленно всплыла в памяти, и желание съездить в Сидеми обострилось с новой силой. А прочитав книгу, я просто влюбилась в этих удивительных, сильных физически и духовно людей, целеустремлённых, любящих свою землю.

И вот я на пути в село Безверхово – так ныне называется имение Сидеми на полуострове Янковского. Катер с красивым названием «Лотос» отошел от пирса Владивостока в 11 часов утра в последний день лета 2010 года. Передо мной медленно проплыли причалы Эгершельда, и город стал таять вдалеке. День был тёплый и солнечный. Катер, мерно тарахтя двигателем, уносил меня к моей давней мечте – в Сидеми. Полтора часа в пути, и катер причаливает к белому пирсу. Меня никто не встречает, транспорта никакого, где турбаза - не знаю. Но мне везёт, и с этого момента будет везти и в дальнейшем. Мужчина, встречавший двух женщин, подвёз и меня.

Я на базе. Надо позаботиться об ужине. В домике есть всё необходимое; не хватает продуктов, но кое-что у меня есть с собой. Решила приготовить яичницу. Спустилась вниз, и первая встреченная мной женщина указала мне нужный дом. Его хозяйка Галина Ивановна Ивлева, учительница младших классов, - горячий сторонник популяризации жизни семьи Янковских и просто хороший человек. Она мне и подсказала приблизительный маршрут моих поисков. Вернувшись, я мысленно выстроила маршрут завтрашнего дня.

Утро 1 сентября выдалось пасмурным, однако это меня не смутило, и я пошла по главной улице, огибая безлесную сопку. Пройдя достаточно далеко, нашла проход между домами, поднялась наверх. Передо мной открылся великолепный вид на бухту и ближайшие окрестности. С высоты были видны мыс Юлия Бринера, бухта Фридольфа Гека, а справа простирались невысокие горы, местами совершенно лишённые леса. С другой стороны открывалась иная картина: бухта, вдалеке два острова и, насколько хватало видимости, - горы, горы синеющие вдали. Настроение было приподнятым - я уже здесь!

Спустившись, пошла искать усыпальницу семьи Бринеров, нашла быстро, так как по описанию представляла, где она. Красивый, в греческом стиле, склеп светло-серого цвета величественно появился невдалеке на небольшой возвышенности в глубине леса. Вся атмосфера вокруг создавала покой и какую-то печаль и умиротворённость.

Закончился первый познавательный день моего путешествия.

О
Памятник М.И. Янковскому.



Фото В. Ворониной
чередной целью моего пребывания в селе Безверхово было побывать у памятника Михаилу Ивановичу Янковскому и найти место, где стояла усадьба. По пути мне встретились юноши-десятиклассники, которые согласились проводить меня. Памятник М.И. Янковскому (скульптор Олег Кулеш) находится в негустом, состоящем из дубков и маньчжурского ореха, смешанном леске, на взгорке, и обращён лицом к морю. Поза его характерна для охотника и следопыта: слегка расслабленная и в то же время напряжённая. П равая рука, сильная и мускулистая, держит винчестер стволом вниз, человек готов в любую секунду вскинуть оружие, чтобы отразить нападение врага - как хищника, желающего полакомиться кониной или олениной, так и лесных разбойников-хунхузов, часто совершавших набеги на Южно-Уссурийский край на заре его освоения. Хунхузы угоняли людей в рабство, чтобы получить за них выкуп, разоряли селения. Михаилу Ивановичу пришлось создать своё «войско», чтобы охранять имение и призрачную тогда ещё границу Российской империи.

На мемориальной плите лаконичная и ёмкая надпись: «Он был дворянином в Польше, каторжником в Сибири, и нашёл приют и славу в Уссурийском крае. Содеянное им – пример будущим хозяевам земли. Михаил Иванович Янковский. 1842-1912 гг.».

Далее мой путь лежал к тому, что осталось от замка-крепости Янковских. Интуитивно ноги сами привели меня туда. На месте дома сейчас стоят 2-этажные дома, только часть фундамента сохранилась до наших дней, где когда-то возвышалась башня с родовым гербом – головой пятнистого оленя в подкове. Вокруг чернобыльник и запустение. А думалось – будет мемориал, экскурсии…

Земля Безверхова буквально насыщена историческими памятниками. Сзади, за домом, была сопка, тогда ещё пустынная, на которой отец со своими старшими детьми высадили молодые кедры в виде инициалов, видных с высоты птичьего полёта. Но и их нынче потихоньку уничтожают. Сопка носит название Обсерватория. С неё Михаил Иванович вёл метеонаблюдения. Вся семья увлечённо помогала ему в этом - жена Ольга Лукинична, а затем и подрастающие дети. Они, под стать отцу, были одарённы, умны и трудолюбивы. Михаил Иванович Янковский активно окультуривал полуостров, невдалеке от дома он с детьми насадил кедровую рощицу. На протяжении многих лет они продолжали высаживать хвойные саженцы и в других местах полуострова.

В уютном распадке, где стоял дом, и поныне не заросла просека на сопке, которая тогда служила для метеонаблюдений и подсчёта оленей. В нижнем ярусе располагалась плантация женьшеня, насчитывающая до 60 тыс. корней, а в долине, около дома – сад, высаженный хозяином.

Начав обживать свою новую родину, Михаил Иванович ощутил острую необходимость в тягловой силе – лошадях. Он мечтал вывести такую лошадь, чтобы и в плуг, и под седло, и в артиллерии годна была бы. И он вывел такую породу, которая отвечала всем поставленным требованиям: брала первые места на скачках, обрабатывала приморскую землю, армия её охотно покупала, а не привозила из центральной части России.

Моим добровольным и увлечённым гидом была библиотекарь села Безверхово Светлана Алехановна Кормильцына. С нею я продолжила дальнейшее моё знакомство с полуостровом. Совсем недалеко от имения, на горке, находится сельское кладбище. На нём одним из первых был похоронен сын Михаила Янковского Сергей, умерший в возрасте 8 лет; рядом с ним лежит любимец всей семьи, а вообще-то член её, русский богатырь, кузнец, конюх, на все руки мастер Платон Фёдоров, погибший в наводнение.

Спустившись, мы прошли мимо Галкиного Гнезда – склона сопки, где остался лишь фундамент. Там когда-то жила и воспитывала своих племянников Анна, одна из дочерей М.И.Янковского. Далее наш путь лежал к морю, где ещё остались следы летней усадьбы семьи известных во Владивостоке промышленников Бринеров - на уютной ровной площадке когда-то был большой сад и грушевая аллея; она и сейчас, спустя 100 лет, угадывается. Среди неказистых построек летних дач возвышается обгоревший остов белого кирпича некогда 2-этажной, но скромной дачи Юлия Ивановича Бринера, бывшего владельца горнорудного месторождения в посёлке Тетюхе. Невдалеке остался фундамент от летнего дома его среднего сына Бориса, а также погребок да остатки некогда резной беседки. Своими воспоминаниями поделилась со мной Светлана Алехановна, которая красочно описала свои детские впечатления и время, проведённое в пионерском лагере, размещавшемся на базе бывшего имения Бринеров.

Впечатления навевали грусть и щемящее чувство утраты… Разорённое имение Янковских, рассеянные по свету потомки. Сожжённое летнее имение Бринеров и осквернённый склеп.

Мысли материальны, и если «задуманное - половина сделанного», то чем чаще думаешь о чём-то, то оно начинает сбываться. Вот и моя мечта потихоньку стала исполняться. Мне снова повезло. Все дни, что я здесь была, строящийся дом-музей первопоселенцев полуострова был закрыт, но мне так хотелось заглянуть в него, пообщаться хотя бы с кем-нибудь из тех, кто его строит. Сегодня он оказался открыт, и я вошла в приотворенную дверь. Хозяйкой дома оказалась Нина Фёдоровна Васюкевич, мать правнука Фридольфа Гека - Леонида Васюкевича, который и строит дом-музей первопоселенцев. Нина Фёдоровна вместе со своей дочерью Ольгой после непродолжительной беседы ознакомили меня с планировкой дома, территорией и находящимся на нём погребком, который остался неразрушенным с 1880 года. Леонид Васюкевич строит дом на свои деньги. Дом почти готов, остались мелкие внутренние работы, оформление крыльца и территории.

Наверное, мы не имеем права судить и обвинять тех, кто навязывал народу коммунистическую идеологию, когда инициативных, удачливых, предприимчивых людей объявляли капиталистами, узурпаторами, сосущими кровь трудового народа. Но мы можем и даже обязаны дать правильную оценку их деятельности и их роли в освоении края и донести всё это до нового поколения. Такие люди, как Михаил Янковский, его семья, сыновья, были истинными патриотами своей новой родины. Они создали крупное культурное хозяйство рационального природопользования, которое просуществовало 43 года, до прихода Советской власти в 1922 году. В связи с этим они вынуждены были эмигрировать в Корею в надежде, что ещё смогут вернуться в Россию. Потомки М.И. Янковского стали яркими представителями рода, умные, талантливые, благодаря им сейчас мы много знаем об истории родного края.

Уникальна жизнь внука Михаила Ивановича - Валерия Юрьевича Янковского, прожившего долгую, трудную жизнь, описавшего всё увиденное и пережитое им и его семьёй, родоведа семьи Янковских. Умер Валерий Юрьевич 17 апреля 2010 года на 99-м году жизни, оставив после себя 10 замечательных книг о семье, эпохе и родном крае.

Таким же ярким представителем своего времени был Юлий Иванович Бринер – предприниматель, промышленник, меценат, основатель первопоселения в районе реки Тетюхе – посёлка Тетюхе (ныне Дальнегорск) и разработчик тетюхинских серебро-свинцовых месторождений. Они, эти «капиталисты», осваивали нашу далёкую окраину. Строили дома для своих рабочих и служащих, школы, амбулатории, церкви, заботились, как настоящие хозяева земли своей. Зарплата здесь была самая высокая в Приморье.

В 1922 году с Юрием Михайловичем Янковским в эмиграцию на чужбину уехало не только половина родственников, но и работники. Они верили Юрию Михайловичу, как когда-то были уверенны в его отце, любили и уважали, и было за что. В эмиграции Ю.М. Янковский обо всех заботился и вновь создал хозяйство, великолепное, ещё лучше, чем на Сидеми, но уже в Корее, и назвал «Новина» и «Лукоморье».

Предприниматели Михаил Янковский, Юлий Бринер, представители общественности Владимир Виттенбург, Бронислав Пилсудский, Антони Оссендовский и др., разного происхождения и интересов, но единые в своем стремлении изучать Приморье, были первыми членами Общества изучения Амурского края. На их средства было построено здание музея ОИАК, финансировались экспедиции и научные исследования Общества.

За 70 лет существования Советской власти у людей, лишённых собственности, было вытравлено чувство хозяина, а вместе с ними понятие о доблести и чести. Но мы все должны знать не только своих собственных дедов и прадедов, но и помнить тех, кто здесь жил до нас, кто осваивал этот чудный край. И тогда историческое беспамятство не коснётся будущих поколений.





Родовое имение семьи Янковских на Сидеми. Фасад здания замка-крепости. Приморье, Сидеми, 1921 г. http://d-m-vestnik.livejournal.com/337738.html

В. А. Кишко





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница