Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник»


ВКЛАД АСТРАХАНСКИХ НОГАЙЦЕВ В КНИЖНОЕ ДЕЛО НА НОГАЙСКОМ ЯЗЫКЕ



страница22/33
Дата06.06.2016
Размер6.29 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   33

ВКЛАД АСТРАХАНСКИХ НОГАЙЦЕВ В КНИЖНОЕ ДЕЛО НА НОГАЙСКОМ ЯЗЫКЕ
Курмансеитова А.Х.(г. Черкесск, КЧИГИ)
ЦК ВКП (б) и советское правительство с первых дней прихода к власти придавали большое значение печатному слову в борьбе за сознание народных масс. Книга играла значительную роль в пропаганде Советской власти и формировании социалистического мировоззрения. В связи с этим большевики считали необходимым развитие книжного дела на национальных языках. Первоочередной задачей было издание книг для союзных и автономных республик, позже стали развивать книгопечатание для автономных областей. Ногайцы, имевшие книжные традиции ещё до Октябрьской революции, продолжительное время оставались без книг на родном языке. Они были в меньшинстве в нескольких субъектах Российской Федерации, поэтому для них в первой половине 1920 гг. книги не издавали.

В 1924-1931 гг. Центроиздат выпускал литературу на 76 языках народов СССР, большая часть книжной продукции была переводной с русского языка. Центральное издательство народов СССР было одним из центров становления и развития книжного дела многонационального Советского Союза. В Центроиздате для выпуска литературы на языках народов СССР были организованы секции: армянская, белорусская, венгерская, греческая, еврейская, калмыцкая, коми, китайская, марийская, мордовская (мокша), мордовская (эрзя), немецкая, польская, татарская, таджикская, украинская, хакасская, чувашская678.

Северо-Кавказский крайисполком ходатайствовал об открытии отделения Центроиздата в Северо-Кавказском крае для издания книг на языках горских и малочисленных народов. В 1925 г. в Ростове-на-Дону было открыто Северо-Кавказское отделение Центроиздата (Крайнациздат). Несмотря на неоднократное обращение в Крайнациздат об издании книг на ногайском языке, данное отделение ни одной книги на ногайском языке не выпустило. Вопрос об издании книг на ногайском языке представителями ногайской интеллигенции был поставлен перед Северо-Кавказским крайисполкомом. Умар Алиев, заведующий Северо-Кавказским отделением Центроиздата, принял решение снабжать ногайцев и туркмен литературой на карачаевском языке. 12 августа 1927 г. при утверждении плана Крайнациздата на 1927-1928 гг. У.Алиев в докладе «Об обслуживании однородных тюркских народностей (балкарцев, ногайцев, туркмен) сообщил: «70 % всех изданий остаются в Карачае, 30 % выделяются для балкарцев, ногайцев, туркменов»679. Однако Карнациздат ногайцев, проживавших в Черкесской автономной области, своевременно не обеспечивал учебниками, школы кубанских ногайцев продолжительное время испытывали недостаток учебной литературы. В Дагестане ногайские школы снабжали литературой на кумыкском языке, астраханских ногайцев учили по учебникам на татарском языке. Ногайская интеллигенция не хотела мириться с обучением ногайцев на родственных тюркских языках, так как ногайский язык имеет свои фонетические и грамматические особенности.

В Центроиздате книги печатались и на языках тех народов, которые не имели своих штатных сотрудников. Об этом в отчете Центроиздата указано, что без своих национальных секций и без работников в Москве издают литературу на разных языках. Ногайской секции в Центроиздате не было, тем не менее, благодаря инициативе астраханской интеллигенции в Москве были напечатаны книги и на ногайском языке680. В 1926 г. Центроиздат начал выпуск книг на ногайском языке, в переводе Н.Ногайлы. Первой в Центроиздате вышла в свет книга С.Кемрад «Популярное изложение устава ВЛКСМ», тираж 2000 экземпляров. Издание открывается предисловием Н.Ногайлы, он пишет: «До настоящего времени ногайцы читали книги, написанные по-татарски, по-кумыкски, по-карачаевски. И сейчас в ногайских школах дети учатся по учебникам, написанным на этих языках; ногайские читатели пользуются книгами, написанными на этих языках.

Для быстрого усваивания урока, для лучшего понимания читаемой книги признано необходимым обучение детей по учебникам, написанным на их родном языке и написание книг на языках всех народов.

Чтобы ногайские читатели понимали прочитанные книги, чтобы ногайцы увлеклись чтением, мы выпускаем книги образовательной литературы на ногайском языке. … В дальнейшем наши книги будут выходить непрерывно»681.

До Октябрьской революции ногайцы использовали арабский алфавит, приспособленный для тюркских народов, известный среди мусульман России как «аджам». В предисловии к книге С.Кемрад «Популярное изложение устава ВЛКСМ» дана реформированная азбука «аджам». Переводчик Н.Ногайлы подробно описывает фонемы и особенности новой ногайской азбуки682. Как пример он приводит небольшой текст из известной ногайской эпической поэмы «Шора батыр» на старом и новом алфавите. Фактически, это была первая реформа ногайской письменности в годы культурного строительства в СССР, последующие реформы были проведены в 1928 и 1938 гг. Арабская азбука после реформы была воспринята ногайцами неоднозначно, так как сторонники литературного тюрки считали, что тюркские народы должны пользоваться общепринятым среди мусульман алфавитом «аджам».

Мы предполагаем, что за псевдонимом Н.Ногайлы скрывается известный среди мусульман России публицист, литературовед и общественный деятель Наджиб Гасри (Мавлюбердиев)683. В плане издания Центроиздата на 1926 г. был представлен «Букварь» Наджиба Гасри, но среди изданных книг на ногайском языке этот учебник не выявлен. Данный факт свидетельствует о том, что в авторской группе, активно выпускавшей книги в Центроиздате, работал Наджиб Гасри.

Несмотря на то, что большую часть книжной продукции Центроиздата составляла учебная литература, выпуск книг на ногайском языке был начат с «Устава ВЛКСМ». В то время как Центроиздат почти на всех языках в первую очередь выпускал «Азбуки», «Буквари» и учебную литературу для первого года обучения. Однако, «Букварь» или учебники для первого года обучения на ногайском языке, изданные в Центроиздате на основе арабского алфавита, мы не выявили. В 1928 г. букварь на ногайском языке, подготовленный Наджибом Гасри, 1 октября 1928 г. был снят с производства684. Первым учебным изданием на ногайском языке, вышедшим в Центроиздате, является учебник А.Х.Джанибекова «Книга для второго года обучения» (М. 1927), напечатанная на арабской графике.

На XIII съезде ВКП (б) (1924 г.) было принято решение поручить ЦК ВКП(б) ускорить и поставить на должную высоту издание полного собрания сочинений В.И.Ленина и избранных сочинений на важнейших языках нерусских народов СССР. Предусматривалось также подготовка к изданию ленинской библиотеки для более широких масс рабочих избранных произведений В.И.Ленина и литературы о его жизни и деятельности на языках всех народностей СССР. Из семи книг, выпущенных на ногайском языке в 1927 г., две книги были посвящены жизни и деятельности В.И.Ленина. В этот год вышли в свет книги И.Кузнецова «Ленин и крестьянство» (2000 экз.) и З.Лилиной «Наш вождь Ленин» (2000 экз.) в переводе Н.Ногайло.

Основная задача Центроиздата, поставленная ЦК ВКП (б) и советским правительством, заключалось в том, чтобы «…внедрить в сознание отсталых трудящихся масс лозунги ВКП(б) и Советской власти и основные лозунги социалистического строительства»685. Поэтому из семи книг, вышедших в свет 1927 г., три книги посвящены пропаганде Советской власти и социалистического образа жизни: И.Новаковский «Десять лет борьбы и строительства», Н.Ногайлы «День 8 марта - новый Эмиль», И. Сорин «Праздник 1 Мая».

В 1928 г. на ногайском языке было издано всего два названия: книга Г.Ибрагимова «Работа политпросвет учреждений среди женщин» (1500 экз.), а также лирическая поэма «Карайдар ман Кызыл-Гуьл» («Карайдар и Роза»), составитель А.Х.Джанибеков.

В брошюре С.Кемрад «Популярное изложение Устава ВЛКСМ» был напечатан план изданий книг Центроиздата на ногайском языке в 1926 г. Из восьми названий книг, включенных в данный список, не было напечатано ни одной. В 1927 г. из этого списка были опубликованы лишь три книги, в то же время остались неизданными «Азбука» и учебник для второго класса Наджиба Гасри, эпос «Мамай», а также сборники песен ногайских певцов Сыдыкбая и Пакреддина, подготовленные к публикации Н.Калбай.

В книге И.Кузнецова «Ленин и крестьянство» (М.1927) был напечатан список книг предполагаемых к изданию в 1927 г.: 1. «Ногайша элиббе» - Камид Джани Бек. (Букварь на ногайском языке); 2. Экинчи жыл окув китаби - Камид Джани Бек. (Книга для второго года обучения); 3. Эр-Таргул. Ногай эл адабияты. (Ногайский героический эпос) - Камид Джани Бек; 4. Эдиге баьтир. Ногай эл адабияты. (Ногайский героический эпос) - Камид Джани Бек; 5. Кош аваз. (Ногай жыры = Ногайские песни) – Н.Калбай; 6. Сыдыкбай, Пакреддин (Ногай шайделери = Ногайские поэты) - Н.Калбай».

Из шести книг, подготовленных к изданию в 1927 г., вышел в свет лишь учебник А.Х.Джанибекова «Книга для второго года обучения».

В план издания научно-популярной литературы Центроиздата на ногайском языке были включены: «Что такое Советская власть» (2 п.л.), «Многополье» (2 п.л.), «Сборник художественных песен»686. Указанные в данном списке книги в фондах научных библиотек Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Махачкалы и Черкесска не выявлены.

В Центроиздате в 1926-1928 гг. на ногайском языке арабским шрифтом было напечатано 10 книг, их общий тираж составил 19500 экземпляров. Из них семь книг по общественно-политической литературе, все они переведены на ногайский язык Н.Ногайлы. По одному названию были изданы книги по фольклору, медицине и один учебник. Все книги малоформатные и напечатаны на газетной бумаге, обложки мягкие.

В 1929 г. ногайцы провели вторую реформу письменности в 20-х гг. XX в., они перешли на латиницу. В Центроиздате в 1929 г. на латинской графике вышел в свет учебник Абдул-Хамида Джанибекова «Ногайский букварь для детей и уроки для чтения после букваря», тираж 3000 экземпляров. Наряду с этим пособием А.-Х. Джанибеков подготовил и выпустил в Центроиздате ещё несколько учебников. Он в 1931 г. в соавторстве М.Курманалиевым и Кайбалиевым напечатал учебник «Красная заря. Рабочая книга для 3 года обучения в школе 1 ступени». В этот год вышли в свет в Центроиздате следующие книги А.-Х. Джанибекова: «Красная заря. Букварь для детей», «Красная заря. Рабочая книга по родному языку для 3 года обучения» и «Орфографический справочник». Авторская группа подготовила и выпустила в свет в Москве в серии «Красная заря» «Рабочую книгу по математике для 4 года обучения», «Рабочую книгу для 1 года обучения», «Рабочую книгу по обществоведению для 4-5 годов обучения». На титульном листе этих книг указано, что автором является «Коллектив». В издании данных учебных пособий приняли участие и представители астраханской интеллигенции.

Несмотря на то, что инициативная группа, создавшая авторский коллектив, ежегодно готовила к выпуску книги, в Центроиздате издание книг на ногайском языке не было регулярным. Центроиздат не изучал спрос ногайского населения на литературу и не стремился к удовлетворению их читательских запросов. Между тем, ногайцы, не имевшие национального издательства, испытывали недостаток учебной, художественной и научно-популярной литературы.

Ногайская интеллигенция была обеспокоена сложившейся ситуацией в области книжного дела на ногайском языке, поэтому они, используя личные связи, способствовали выпуску литературы на родном языке. Об этом наглядно свидетельствует заявление известного татарского писателя Гали Ибрагимова, написанное им в Центроиздат. 22 марта 1930 г. Г.Ибрагимов написал: «1929 году Центроиздатом было издано для ногайцев, проживающих в Северном Кавказе и астраханском округе, школьный букварь и букварь для взрослых. Ограничиться только букварями, конечно, нельзя. Но Центроиздат почему-то в свой план ногайскую литературу не включил. О необходимости для ногайцев национальной литературы сейчас уже нет спора. Кто будет издавать для них литературу, как не Центроиздат. Авторы, считая, что в плане ГИЗа есть учебники, уже написали ряд книг и пишут мне из Кавказа. Поэтому, прошу разрешить вопрос об издании ногайских учебников и прочей литературы.

Сейчас необходимо издать: Книга для 2-го года обучения. 10 листов; Книга для 3-го года обучения. 13 листов; 2 учебника по математике для 2 и 3 года. 10 п.л.; Общественно-политическая литература. 10 п.л.; Художественная литература. 10 п.л.»687.

Общественно-экономическая и художественная литература, предложенная ногайцами к изданию в Центроиздате через Г.Ибрагимова, так и не была включена в план издания 1930 г. Вместо 53 печатных листов, подготовленных ногайскими авторами, было запланировано к изданию лишь 31 печатный лист.

Центральное издательство народов СССР наряду с выпуском литературы, занималось также и распространением изданной литературы. Ногайцы, проживавшие в Дагестане, в начале учебного года оказались без учебников. Заведующий отделом распространения книг Даггиза был вынужден неоднократно обращаться в Центроиздат. Анзоров, заведующий сектором Даггиза, в одном из своих писем в Центроиздат написал: «Несмотря на целый ряд наших заявок (прилагаем при этом отношения) нам не высылаются учебники на ногайском языке, вышедшие ранее из печати и наверно лежащие у вас на складе. Кроме того как пример сообщаем, что недавно Вами выпущена книга после букваря, заказанная нами и до сих пор не полученная в то время, как редактор ногайского языка т. Джанибеков получил авторские номера (экземпляры – А.К) …

Ногайские школы большей частью за отсутствием учебников не начали занятия»688.

В начале 1930 гг. в союзных и автономных республиках и автономных областях СССР были созданы национальные издательства и функционировали типографии. В то же время ногайцы, не имевшие своей государственности, не имели ни национального издательства, ни типографии.

Центроиздат поручил в 1932 г. Северо-Кавказскому отделению издать на ногайском языке 100 печатных листов689. В конце 1931 г. Центроиздат со всеми своими отделениями был закрыт, соответственно данный объем книжной продукции не был напечатан. Книгопечатание национальной книги переместилось из Москвы в регионы.

В 1926-1931 гг. книги на ногайском языке выходили в Москве в Центроиздате в ограниченном количестве. Программа ВКП(б) и советского правительства, направленная на ликвидацию неграмотности и «Закон об обязательном образовании» могли быть реализованы лишь при обеспечении учреждений народного образования учебной литературой. Между тем в ногайских школах не хватало учебников и наглядных пособий, читатели испытывали недостаток научно-популярной и художественной литературы.

В октябре 1930 г. члены Ногайской научно-методической комиссии при Ачикулакском отделе народного образования обратились с письмом в Северо-Кавказский краевой отдел народного образования. Они сообщили, что в Ачикулакском (Ногайском) районе ДАССР создан авторский коллектив, который составил и издал ряд учебников: школьный букварь с материалами чтения после букваря (М.: Центроиздат, 1929.), «Красная заря. Рабочая книга для второго и третьего года обучения» (издание Даггиза и ЦИЗа, 1930), «Красная заря. Рабочая книга по математике для второго и третьего года обучения». «Природоведение» для 3, 4 и 5 годов обучения срочно составлялись по изданию Даггиза. «Ногайцы Северного Кавказа, - писали Дусамов и Джанибеков, - за неимением учебников на родном языке пользовались чужими учебниками, как, например, кумыкским в ДАССР, татарским в селениях Канглы и карачаевским в Черкесии. Все эти языки чужды ногайцам по своим фонетическим и грамматическим особенностям. Дело с учебниками у ногайцев Черкесской автономной области в настоящее время плохое. Мы знаем, что в Карачае, который снабжал ногайцев учебниками, с 1926 г. не издаются новые учебники. Ввиду этого методкомиссия рассчитывает, что вы сделаете распоряжение Черкесскому облоно о снабжении ногайских школ учебниками на ногайском языке»690.

Ногайская интеллигенция после длительной переписки с руководителями Северо-Кавказского края настояла о регулярном издании книг на ногайском языке. В связи с этим Северо-Кавказский крайисполком принял решение об издании книг на ногайском языке в Махачкале в Дагестанском государственном издательстве.

Первые книги, вышедшие в свет в Даггосиздате, были подготовлены в печать членами Ногайской научно-методической комиссии при Ачикулакском отделе народного образования ДАССР. В 1930 г. в Махачкале в Дагестанском государственном издательстве вышла в свет «Учебная книга для чтения после букваря» для второго года обучения, подготовленная А.Джанибековым и М.Курманалиевым.

Мальсагов, заведующий Горским сектором Центроиздата, изучив состояние книжного дела народов Дагестана, 6 февраля 1931 г. дал следующую рекомендацию: «В целях оказания помощи Даггизу, организовать при Центроиздате, кроме существующих секций кумыкского и татского языков, ещё одну секцию - ногайского языка, и целиком временно передать татскую и ногайскую литературу Центроиздату, впредь до расширения полиграфбазы в Дагестане, выпуск литературы силами Центроиздата по плану, согласованному с Даггизом»691. Однако, в Центроиздате секцию для издания книг на ногайском языке не открыли.

15 апреля 1931 г. при Даггосиздате была организована Ногайская секция692. Возглавил авторскую группу Абдул-Хамид Джанибеков. В то же время он продолжал работать учителем в Ачикулаке693. В это время в штате Даггиза ногайцев, работавших на должности редактора, переводчика и литературного работника не было. С 1930-1933 г. группа ногайских авторов под руководством Абдул-Хамида Джанибекова готовила к изданию книги на ногайском языке.

В 1934-1938 гг. Ногайскую секцию Даггосиздата возглавлял Энвер Абдулгамидович Джанибеков694. Энвер Джанибеков, сын ногайского просветителя Абдул-Хамида Джанибекова, родился в январе 1908 г. в а. Яшин-Соккан Астраханской губернии695. С 1926 г. семья Джанибековых проживала в Дагестане в Кизлярском округе (Ачикулак, Кизляр, Терекли-Мектеб). В 1934 г. Дагестанский обком партии направил Э. Джанибекова на работу в Дагестанское государственное издательство в Махачкалу. Здесь в 1934-1938 гг. он работал редактором Ногайской секции Даггиза696. В 1938 г. Э. Джанибеков непродолжительное время исполнял обязанности управляющего Даггосиздатом. В том же году в связи с выделением Кизлярского округа из состава ДАССР, он был переведен на работу в Орджоникидзевское краевое издательство в Пятигорск 697.

Энвер Джанибеков в Даггосиздате был ответственным редактором Ногайской секции и редактировал общественно-политическую литературу. Учебно-педагогическую литературу редактировал Абдул-Гамид Ниязов, Должность редактора художественной и детской литературы в Ногайской секции Даггиза была вакантной698.

В авторский коллектив, созданный при Ачикулакском отделе народного образования Дагестанской АССР, из астраханских ногайцев вошли Басир Абдуллин, Абдул-Хамид Джанибеков, Энвер Джанибеков. Они приняли участие в выпуске учебников и учебных пособий для ногайских школ, переводили на ногайский язык общественно-политическую и научно-популярную литературу. Многие учебные пособия для ногайских школ были подготовлены группой авторов. Поэтому на титульном листе некоторых ногайских книг, вышедших в Центроиздате и Даггосиздате, напечатано, что автором или переводчиком является «Коллектив».

В Дагестанском книжном издательстве в 1932 г. был издан букварь для детей «Новая школа» А.-Х.Джанибекова, учебник был опубликован в 1933 г. под названием «Букварь для детей», книга переиздавалась в 1934-1936 годах. В 1933 г. вышла в свет книга А.-Х.Джанибекова «Учебник ногайского языка для начальной школы. Ч.1. (Грамматика и орфография). 1-2 годы обучения». А.-Х.Джанибеков в 1934 г. опубликовал «Учебник ногайского языка для школ малограмотных. (Грамматика и правописание) и «Учебник ногайского языка для начальной школы. Ч.2. (Грамматика и правописание). 3-4 год обучения». Впоследствии учебники А.-Х.Джанибекова по ногайскому языку для начальной школы были переизданы. В 1936 г. А.-Х.Джанибеков издал «Хрестоматию для начальной школы. Ч.1. 3 год обучения» и «Букварь для аульских школ грамоты». В 1937 А.-.Х.Джанибеков в соавторстве с М.Курманалиевым выпустил учебник по литературе для 5 класса ногайских школ. Фольклорный сборник «Поэзия аула» (Махачкала: Даггиз, 1935), составитель А.-Х.Джанибеков, является единственной книгой по устному народному творчеству ногайцев, изданный в этот период. Под руководством А.-Х.Джанибекова «бригада» авторов подготовила к печати и издала учебники для ногайских школ и в их числе: «Книга по родному языку для 1 года обучения», «Книга по родному языку для 4 года обучения» и другие.

В 1938 г. ногайцы перешли на кириллицу и в этом году для обучения в ногайских школах на основе новой письменности были изданы учебная литература, подготовленная к печати А.-Х.Джанибековым, «Букварь» и «Учебники ногайского языка для начальных школ. Грамматика и правописание. Ч. 1. Для 1-2 класса. Ч.2. 3-4 класса». Почти все учебники, изданные А.-Х.Джанибековым в Махачкале, вышли в свет под редакцией Басира Абдуллина.

В соответствии с резолюцией, принятой на пленуме Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) о терминологии699, Даггосиздат выпустил литературу по терминолигии на языках народов Дагестана. Ряд книг, отражавших терминологию на ногайском языке, был издан Даггизом в 1932 г. «Термины по физике», «Термины по математике» и «Термины по химии» составил А.-Х.Джанибеков, он перевел на ногайский язык «Общественно-политические термины» и «Терминологию по делопроизводству. Вып.1». Указанные книги по ногайской терминологии вышли в свет после их проверки и рекомендации в печать членами Терминологической комиссии в составе: М.Курманалиева, К.Суюндукова, А.Аджигайтканова.

Абдул-Хамид Джанибеков наряду с изданием учебников по ногайскому языку и литературе, принимал активное участие в переводе на ногайский язык общественно-политической и научно-популярной литературе. Он является также редактором многих изданий, вышедших в Даггосиздате.

Значительная часть общественно-политической литературы в Даггосиздате вышла в свет в переводе Энвера Джанибекова, например, он перевел на ногайский язык книги В.Д.Воскресенского и Л.П.Богоявленского «Памятка для культармейца по обучению чтению и письму», «Примерный устав сельскохозяйственной артели», «К возобновлению приема новых членов в ВКП (б)» и другие. В 1936 г. вышла в свет «Конституция СССР» в переводе Энвера Джанибекова. Перевод данного документа был представлен на рецензию в Северо-Кавказский комитет партии. Текст «Конституции СССР» был рассмотрен Милых в присутствии переводчика Э.Джанибекова. В рецензии на данный перевод Милых указала о необходимости «Edil bojь»- «Эдил бойы» («по Волге») заменить на Поволжье, так как «географическое понятие следует оставить без перевода»700. Милых в рецензии указала Э.Джанибекову заменить арабизмы, использовавшиеся в ногайском языке. В связи с этим их заменили русскими словами: «оькимет» на «правительство», «ваькил» на «представительство», ногайское слово «негиз» на «основа». Советское правительство наряду с насильственным уничтожением из круга чтения арабописьменной книги, активно уничтожало из лексики мусульманских народов арабизмы, фарсизмы и древнетюрксую лексику. Выявление арабизмов и их искоренение из лексики мусульманских народов было одним из идеологических задач, стоявших перед цензурой. В «Проекте резолюции о словарно-терминологической работе на пленуме [Северо-Кавказского] Крайкома Нового Алфавита» в 1934 г. дано указание: «… пересмотреть имеющиеся термины для того, чтобы изъять все те из них, которые не отвечают задачам марксистско-ленинской терминологии, заменив их терминами марксизма-ленинизма… В условиях Северного Кавказа и Дагестанской действительности должна быть заострена борьба с панарабизмом, панисламизмом и пантюркизмом. … пленум считает важнейшей задачей комитетов Н[ового] А[лфавита] борьбу за полную политическую и идеологическую выдержанность терминологических материалов. … обязательно должна быть проведена замена терминов чуждых марксизму-ленинизму, хотя бы эти термины, как будто и успели стать привычными в данном языке»701. Партийные и советские органы издали несколько нормативных документов, регламентирующих лексику народов СССР. Поэтому авторы и переводчики, работавшие в национальных книжных издательствах, были вынуждены строго соблюдать закон о цензуре, установленный в СССР.

Мунир Джанибеков, сын Абдул-Хамида Джанибекова, в 1930 гг. перевел две книги на ногайский язык: Попова Н.С. «Учебник арифметики для 1 класса начальной школы», Терехова Л.Г., Эрдели В.Г. «Георафия. Ч. 2 . 4-5 годы обучения».

В годы культурного строительства Абдул-Хамид Джанибеков и его сыновья Энвер и Мунир внесли значительный вклад в книжное дело ногайцев.

В годы культурного строительства активно работала в области книгопечатания на ногайском языке и семья Абдул-Маджида Абдуллина. До Октябрьской революции семья Абдуллиных жила в селении Каргалык в Астраханском уезде. В семье А.-М.Абдуллина росли сыновья Басир, Кабир, Гафур и дочь Рабига. Гафур погиб в возрасте 5-6 лет702.

После смерти родителей Басир, старший из детей А.-М.Абдуллина, вместе с братом Кабиром и сестрой Рабигой переехал в Тиек. Басир помог брату и сестре получить образование. Братья и сестра Абдуллины в 1920 гг. со своими семьями жили в Туркменистане. Басир в Ашхабаде издал несколько книг на туркменском языке и работал сотрудником республиканской газеты.

Софья Кабировна Шабанова сообщила о жизни семьи Абдуллиных в с. Терекли-Мектеб, по её сведениям в конце 1920 гг. её родители, Кабир и Амина Абдуллины, выехали в Дагестан для ликвидации неграмотности. Архивные документы подтверждают указанные данные о проживании семьи Абдуллиных в указанный период в а.Терекли-Мектеб Караногайского района ДАССР. По свидетельству Софьи Шабановой её отец - Кабир Абдуллин работал заведующим Караногайского отдела народного образования, мама - Аминат Абдуллина была завучем в сельской школе в а.Терекли –Мектеб. В этой школе работала и Рабига Абдуллина вместе с супругом и сыном. Басир Абдуллин работал ответственным секретарем Караногайской районной газеты «Кызыл байрак» («Красное знамя»).

Большая часть книжной продукции Даггосиздата была по общественно-политической тематике, за тем активно печатали учебники и учебно-методическую литературу, выпускали небольшое количество научно-популярной литературы. Почти все книги, изданные в Даггосиздате, были переводные. В Даггосиздате публикации оригинальных произведений на ногайском языке начали с издания художественных книг Басира Абдуллина. В 1932 г. вышли в свет его пьесы «Батрак», «Как улучшился колхоз» и «Враг побежден», а также роман «Герой степей». В 1934 г. Басир Абдуллин издал роман «Активист», пьесу «Когда победит труд» и повести «В опьянении богатств» и «Красные цветы» о жизни ногайских женщин в период коллективизации. Неизвестна судьба книги Б.Абдуллина «Ак-Бекей», которая числится в числе изданных книг, но не зарегистрирована в «Книжной летописи», и не выявлена в фондах библиотек Москвы, Махачкалы и Черкесска. Художественные произведения Б.Абдуллина были опубликованы под псевдонимом «Басир». Он внес значительный вклад в издание учебно-педагогической литературы на ногайском языке. В 1934 г. им был подготовлен к печати и напечатан учебник «Книга для чтения для школ малограмотных», в том же году Басир Абдуллин перевел на ногайский язык и отредактировал учебники «Арифметический задачник для школ малограмотных» и «Краевую учебную книгу. 3-5 годы обучения» И.Алиева. Басир перевел в этот год книги К.Е.Виклейна, А.И.Гаджиева «Зооправила по овцеводству» и К.Е.Виклейна «Зооправила по скотоводству», «Положение краеведческих организаций в ДАССР», рассказ А.П. Чехова «Ванька», Б.Ольхового «Азбука ленинизма. Вып. 4-5». В 1938 г. в Ворошиловске (ныне г. Ставрополь) в Орджоникидзевском краевом издательстве вышла в свет его последняя книга «Хрестоматия по литературе. Ч.2. Для 4 класса».

В Советском Союзе вся книжная продукция была под контролем цензуры. В связи с этим ряд изданий на ногайском языке изымались цензурой из продажи и библиотек, против авторов были сфабрикованы уголовные дела. В 1930 г. многие деятели книжного дела сидели в тюрьмах, были сосланы в ссылки, некоторых расстреляли. В 1937 г. были изъяты из библиотек и книжных магазинов и частных коллекций пьесы Басира Абдуллина «Батрак» и «Как улучшился колхоз»703. В 1938 г. Басир Абдул-Маджитович Абдуллин был объявлен врагом народа и расстрелян. В 1956 г. Басира Абдуллина посмертно реабилитировали704.

В книжное дело ногайцев внесла значительный вклад Аминат Абдуллина. Она родилась в 1903 г. в Астрахани в семье Газиза Юсупова. Амина закончила в Астрахани частную женскую гимназию Н.С.Шавердовой. В Астрахани она работала учительницей, вышла замуж за Кабира Абдуллина и полностью разделила судьбу семьи Абдуллиных. Вместе с братьями Басиром и Кабиром Абдуллиными и их сестрой Рабигой она выезжала в 1920 гг. в Туркмению и Дагестан. В годы Советской власти А.Абдуллина заочно получила образование в Учительском институте им. Коста Хетагурова в г. Орджоникидзе (ныне Владикавказ).

Аминат Абдуллина перевела несколько учебных пособий на ногайский язык: «Сборник арифметических задач и упражнений. Ч.1. 3 год обучения» (Махачкала: Даггиз, 1932), «Арифметический задачник для школ малограмотных» (Махачкала: Даггиз, 1934) и книгу И. Яковлева «Брюшной тиф» (Махачкала: Даггиз, 1932).

В 1938 г. Аминат Абдуллина вместе с детьми вернулась в Астрахань и начала преподавать географию в школе имени В.М.Молотова. В это время её муж, Кабир Абдуллин, продолжал работать в Дагестане. В конце 1938 года в доме Абдуллиных был произведен обыск. Супругу Басира Абдуллина, Хадичу Салиховну, арестовали и посадили в тюрьму, она провела в заключении два года. В 1940 г. трагически погиб сын Басира Абдулина – Наджиб, выпускник Казанского университета. Кабир Абдуллин вернулся в Астрахань в 1939 г., в 1942 г. он погиб на фронте.

Аминат Газизовна Абдуллина с 1941 г. и до ухода на пенсию (январь 1958 г.) работала завучем в начальной школе № 18 г. Астрахани. В годы Великой Отечественной войны она вместе с учителями «переносила на носилках с трусовской стороны по льду раненых советских солдат в госпиталь по улице Р.Люксембург»705. За работу в тылу в годы войны А. Абдуллина была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне. 1941-1945 гг.».

Педагогическое мастерство А.Абдуллиной было отмечено высшими государственными наградами, за добросовестный труд и значительный вклад в народное образование Астраханской области её наградили орденами Ленина и «Трудового Красного Знамени».

В начале 1930 гг. Ф. Абубекиров вместе с родителями жил в а.Терекли-Мектеб в Караногайском районе Дагестана. Фарид Абубекиров, сын Рабиги Абдуллиной, работал учителем в сельской школе а. Терекли-Мектеб. Он в 1934 г. был включен в «Список переводчиков, редакторов, рецензентов по партийно-массовой, художественной и научно-технической литературе» Ногайской секции Даггосиздата706. В а.Терекли-Мектеб он написал и издал книгу из жизни ногайской молодежи «Эл баласы» («Дитя страны». Махачкала: Даггиз, 1934). После возвращения из Дагестана в Астрахань Ф.Абубекиров работал юристом.

В период культурного строительства астраханские ногайцы Нижнего Поволжья обеспечивались литературой на ногайском языке. Об этом свидетельствуют документы, сохранившиеся в центральных и региональных архивах. Учащихся в ногайских школах Нижнего Поволжья обучали по книгам: А.Х.Джанибекова «Ногайский букварь для детей и уроки для чтения после букваря» (М.: Центроиздат, 1929) и Г.Ибрагимова «Ногайский букварь для взрослых» (М.: Центроиздат, 1929)707.

3 марта 1930 г. на заседании Главсоцвоса был рассмотрен вопрос об издании учебников на ногайском языке. Здесь было принято решение об издании «следующих учебников: две комплексные книги для 2-го и 3-го годов обучения и учебник по математике для 2-го года обучения»708. Главсоцвос дал указание немедленно сообщить об издании данных учебников Северо-Кавказскому и Нижне-Волжскому краевым отделам народного образования и заручиться от них «твердыми заказами». В 1931 году в рецензии на учебник Г.Ибрагимова указано: «Препровождая договор для переработки букваря для взрослых на ногайском языке Даггоссиздат сообщает о следующем: 1. В букваре отражать краеведческие моменты астраханских и черкесских (Кубань) ногайцев, откуда поступили к нам заявки на букварь; 2. Ставить в известность ЦИЗ, что данный букварь издается нами и он дальнейшие заявки направлял бы к нам. Управляющий Даггосиздатом /Эфендиев/. Редактор ногайской литературы /Джанибеков/»709.

Вышеуказанные документы наглядно свидетельствуют об обучении в 1920-1930 гг. астраханских ногайцев на родном языке, а также о распространении в данном регионе литературы на ногайском языке, напечатанной в Москве и Махачкале.

На рубеже XIX - начале XX вв. астраханские ногайцы, включились в просветительное движение мусульман России. Они открывали книжные магазины, библиотеки с читальным залом, издавали газеты, журнала, книги. Однако остается неизвестным, почему ногайская интеллигенция в годы культурного строительства покинула пределы Астраханской области и развивала книжное дело на ногайском языке в Москве и Дагестане, а не по месту традиционного проживания. Для выяснения данной проблемы необходимо изучить политику государственно-языкового строительства в СССР. Особенно важно обратить внимание на репрессивные меры против ногайской интеллигенции в Астраханском крае в 1920-1930 гг., так как в эти годы наиболее яркие представители ногайского этноса: Зариф Алиев, Абдрахман Умеров, Басир Абдуллин и многие другие были подвергнуты репрессиям, В это время покинули пределы Астраханской области семьи Абдул-Хамида Джанибекова, Булата Салиева, Наджиб Гасри Мавлюбердиева, Басира и Кабира Абдуллиных. Именно в 1920-1930 гг. произошло массовое уничтожение генофонда астраханских ногайцев.

В годы культурного строительства астраханские ногайцы приняли активное участие во всех трех реформах ногайской письменности. В 1926 г. Н.Ногайлы провел реформирование арабской графики. В 1928 г. Абдул-Хамид Джанибеков составил письменность для ногайцев на основе латинской графики. В 1938 г. Энвер Джанибеков перевел письменность ногайцев на кириллицу.

Книжное дело ногайцев, основанное ногайской интеллигенцией Нижнего Поволжья до Октябрьской революции, получила развитие и в годы Советской власти. В годы культурного строительства активное участие в подготовке к печати и издании книг на ногайском языке принимали астраханские ногайцы: Абдул-Хамид Джанибеков – руководитель «бригады» авторов по подготовке учебной литературы для ногайских школ, Энвер Джанибеков - редактор Ногайской секции Даггосиздата, Басир Абдуллин - ответственный секретарь Караногайской районной газеты «Кызыл байрак», Кабир Абдуллин – завуч школы в а. Терекли-Мектеб, учительница Аминат Абдуллина, Абдул-Гамид Ниязов – работник Караногайского отдела народного образования и многие другие.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   33


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница