Огук «астраханский государственный объединенный историко-архитектурный музей-заповедник»


БЫЛ ЛИ «ИНТЕРСТАДИАЛ» У НАСЕЛЕНИЯ ХАДЖИ-ТАРХАНА (АСТРАХАНИ) В СЕРЕДИНЕ XVI в?



страница18/33
Дата06.06.2016
Размер6.29 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   33

БЫЛ ЛИ «ИНТЕРСТАДИАЛ» У НАСЕЛЕНИЯ ХАДЖИ-ТАРХАНА (АСТРАХАНИ) В СЕРЕДИНЕ XVI в?
Джуманов Р.У. (г. Астрахань)
В журнале «Мир Вашему дому» (2007. № 2 с. 15-17) автор статьи А.В.Сызранов приводит теорию «интерстадиала», перерыве или паузе в этническом развитии тюрков Нижнего Поволжья, автором которого является этнограф В.М.Викторин. Согласно этой теории «тюркское население оставило родину в преддверии русского завоевания». Для подкрепления этой «теории» автор статьи ссылается на Вадима Трепавлова, доктора исторических наук, автора монографии «История Ногайской Орды» (М.2001), но в его книге я не нашел «поддержку в целом точки зрения В.М. Викторина». Читаем: «Возвращение прежнего тюркского населения оставившего город в сентябре 1556 г. стало теперь проблематичным. Часть... полонили донцы и ногаи, часть удалились во владения Гиреев и Газикэин Урака, а лишь некоторые вернулись назад» (История Ногайской орды. М.2001. С. 9). Как видим, не отрицание, а проблематичность заселения.

Теперь обратимся к книге И.В.Зайцева «История Астраханского ханства» (М.2004). После первого взятия Хаджи-Тархана в 1554 г. жители не разбежались, а «прибывают с челобитьем о милости к службе великому князю и служимому царевичу Дервишу. Князь Ираклеш прибывает к Пронскому (воеводе) в город с товарищем с астраханским князем Ишимом, да с князем же Алеем с товарищи и сними многие, многие астраханские земель разных чинов многие «черные» их люди» (История Астраханского ханства. С. 159)

Автор книги приводит численность жителей Хаджи-Тархана в 1554 г. «В Астрахань вернулось около 20000 человек, точнее 20 тысяч 500: 17000 «черных» и «кочевных», 3000 духовенства и 500 князей, мурз и уланов» (Зайцев. С.159). Для города с полукочевым населением вполне достаточная цифра.

Не исчезло население города и после повторного взятия в сентябре 1556 г. «После присоединения мурзы и черные татары, остававшиеся в городе были записаны в службу и должны были платить ясак. Они получили название юртовые, а оставшиеся в степях под управлением покорившихся князей - кочевые». Автор, ссылаясь на В.Н.Татищева, утверждает, что «среди юртовских татар более ста человек были «мурзами», т.е. «князьями». И.В.Зайцев приводит численность: «При Борисе Годунове (царь с 1598 г.) число таких ясашных татар достигло 25 тыс. луков» (И.В.Зайцев. С. 175), что соответствовало численности жителей 1554 г. с приростом за 40 лет в 4,5 тысяч. В нестабильной окраине Руси XVI в. первые воеводы старались удержать и налаживать мирные отношения с жителями края. Иван Черемисов «велел им жити по старому у города Азсторохани и дань давати» (ПСРЛ, приведен на с. 1701).

Значит, тюркское население города «не оставило родину» (В.М. Викторин, А.В. Сызранов), а жило в Астрахани, добровольно меняя социально-экономическую ориентацию от восточного ханства к развивающей Руси.

В исторической литературе нет подтверждения рассуждениям этих ученых о том, что «тюркское население стало возникать в низовьях Волги на новой ногайской этнической основе».

Юртовские татары - жители Астраханского ханства, а ногайцы жители независимого от Руси государства Ногайской Орды (до 1640-х гг.). Ногайцы с XIV в. кочевали по Волге от низовьев до Самары, в 1555-56 гг. около 100 тысяч ногайцев переселились в Астрахань, но они жили в пригородных улусах. Ногайцы-кочевые скотоводы и им нечего было делать в кварталах Астрахани. Сходство и общее у юртовцев и ногайцев в их этническом родстве: одни и те же племена: мангыты, кунграды, кыпчаки, кенегесы являются предками и тех и других. Разница - в политическом и социально-экономическом факторах: юртовцы потомки городского населения Золотой Орды - Астраханского ханства ханов-чингизидов с полуоседлым скотоводством, земледелием, торговлей, а ногайцы - потомки клана Эдиге, с кочевым скотоводством, военной добычей. Кстати, до нашего времени, юртовцы и ногайцы-карагаши за один народ себя не считают.

Часто, неопытные этнографы и краеведы путают персонажи гравюры Адама. Олеария 1636 г. с надписью: «Астрахань в Ногаях», где изображены те «кочевые татары», которых определил воевода Иван Черемисинов в 1556 г. Только опытный глаз этнографа может определить разницу в этнографии юртовцев и ногайцев.

Пожелал бы исследователям истории края и народов не торопиться с выводами, а полно обосновать источниковедческую базу теорий и «точек зрений».

НОГАЙЦЫ-КАРАГАШИ В СИСТЕМЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО И СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С НАРОДАМИ АСТРАХАНСКОГО КРАЯ В КОНЦЕ XVIII - I ПОЛОВИНЕ XIX вв.
Идрисов Э.Ш. (г. Астрахань, Аф ВАГС)
Расселение ногайцев-карагашей в Астраханской губернии после ликвидации Калмыцкого ханства стало новым этапом их социального и этнокультурного развития. Важным аспектом становится взаимоотношения с региональными властями, подчинение российским законам и общим правилам поведения, принятым или сформированным в ходе отношений с другими народами.

В дореволюционной литературе и архивных документах ногайцы-карагаши обозначаются как «кундровские татары» или «кундровцы». П.И. Небольсин трактует этот термин как «ногаец-припущеник»520, в связи с подчинением их калмыкам. Здесь нужно также отметить, что карагаши, это одна из нескольких ногайских групп Астраханского края, которая исторически была связана с Малой Ногайской Ордой, в отличии, от других астраханских ногайских общностей: юртовцев, кундровцев и утаров, которые имели происхождение от Большой Ногайской Орды.

С 1771 г. ногайцы-карагаши находятся в отношениях с русской администрацией Красноярского уезда 521. Практически до 1788 г. тянулся вопрос о расселении карагашей и основании двух селений Ходжетаевки и Сеитовки. В 1774 г. в связи с общим неустройством быта карагашей возникла даже угроза бегства в казахские степи, о чем рапортовал их управляющий капитан-мулла Абдулла Жангуршин522.

Региональные власти, в целях повышения эффективности управления, всячески пытались проводить политику обоседления на землю ногайцев-карагашей. Это вступало в противоречие с полукочевому образом жизни карагашского общества. Так, в 1795 г. управителю Кавказского наместничества П.М.Скаржинскому поступил рапорт от Красноярского нижнего земского суда о том, что ногайцы-карагаши Ходжетаевского селения продают свои дома построенные им в 1788 г., «каковой поступок со всем противен прежде заведенному для них в заселении старанию господина бывшего правителя губернии, и кавалера Лариона Спиридоновича Алексеева»523. Смысл ее заключался в том, что государство вело на свои средства строительство домов ногайцам-карагашам «дабы они сим возчувствуя спокойствие и земледелием занимались»524.

В ответ поступило повеление, в котором говорилось, что ногайцы-карагаши не только продавать дома не могут, но их старшины должны всех других «обселять» в дома. Далее следовало указание все проданные дома отобрать и вернуть их прежним владельцам и впредь продажу домов ногайцами-карагашами другим лицам воспретить, кроме как самим ногайцам-карагашам525.

Но как видно из последующих документов численность стационарных жилищ ногайцев-карагашей возросла незначительно. По данным на 1865 г. в селении Ходжетаевском было 169 домов и 930 кибиток, а Сеитовском селении 83 дома и 507 кибиток526.

В контексте рассмотрения социального развития общества ногайцев-карагашей интересен вопрос об их численности. Согласно данным Н.М. Васькина «по 4 ревизии 1782 г. ногайцев-карагашей насчитывалось 2155 человек обоего пола. К концу 90-х гг. XVIII в., кроме Ходжетаевки и Сетовки ими были основаны аулы Берекет, Аралык, Найма, Ак Мечеть, Хариван и Канялы и общая численность достигла 11390 человек»527. Эти возникшие укрепленные поселения не имели официального статуса, так как процесс формирования новых аульных административных центров начался только после середины XIX в.

По ревизии 1834 г. ногайцев-карагашей числилось 6281 мужчин и 4876 женщин528. Свою цифру на середину XIX в. приводил П.Небольсин. Он опирается на подсчет волостных голов и сельских старшин, и приводит цифру 6950 душ мужского пола529. В нашем распоряжении есть данные документа Астраханского государственного статистического комитета за 1855 г. В нем указывается такая численность ногайцев-карагашей: 1386 семей, 6264 мужчин и 4876 женщин530.

В период кочевания в составе Калмыцкого ханства ногайцы-карагаши имели тесное отношение с калмыками. Впрочем, после его ликвидации карагашско-калмыцкие отношения на этом не закончились. По свидетельству польского путешественника и писателя Я.Ю.Потоцкого за 1797 г., рядом с калмыками-хошеутами в Астраханской губернии кочевали ногайцы-карагаши и даже прибегали к суду калмыцкого князя Тюменя531.

В Государственном архиве Астраханской области сохранилось дело 1806 г. о просьбе калмыцкого князя Тюменя Красноярскому земскому суду для присылки его сыну Сербеджабу двух людей из ногайцев-карагашей. Речь шла о Бегали Мустафаеве и Жимамбете Абиеве, которые приглашались в качестве переводчиков с казахского языка, так как Сербеджаб был отправлен для предохранительных мероприятий против набегов казахов на калмыцкие улусы532.

Взаимоотношения с калмыками отразились на культуре ногайцев-карагашей. В заметках о ногайцах-карагашах приводимых немецким исследователем, членом Российской императорской академии наук П.С. Палласом, отмечается что, они под влиянием калмыков стали жить в разборных юртах по типу терме, до этого применяя неразборную малую юрту на колесах – отау533.

С момента присоединения Букеевской орды в 1801 г. устанавливаются более тесные отношения ногайцев-карагашей с казахами. Первоначально по причине увеличения контингента кочевых подданных между ними снова обостряется земельных вопрос. Для урегулирования этих отношений в 1806 г. от 19 мая было издано Положение «О землях кочевых народов Астраханской губернии». Вопрос о размежевании земель тянулся почти всю первую половину XIX в. По этой причине между ногайцами-карагашами и казахами возникали земельные споры и несогласования.

Так, в деле «О возвращении кундровских татар с земли хана Букея» от весны-лета 1812 г. казахский хан Букей просит местные власти убрать с земли в районе Рын-Песков, отведенной для кочевий его подданных группу кочующих на ней ногайцев-карагашей из селения Ходжетаевки. В ответ старшины карагашей доказывают свою правоту тем, что они кочевали в этом направлении уже много лет534. При этом они откладывают свою откочевку с чужих земель, ибо «к возвращению ныне принадлежащей нам земли никаких мер и способов принять невозможно, потому что в Кочетаевском селении у жителей состоит скота конного, рогатого, бараньего, козьего, верблюдов пятьсот сорок восемь тысяч <…> Для оного безмерная жара и мучительность от насекомых да от Рын-Песков, дачи наши состоят не в близком расстоянии <…> исполнение сего повеления к кочеванию обратно можно как чрез один месяц, посему просим»535 .

Вопрос об окончательном размежевании земель между ногайцами-карагашами и казахами Букеевской орды решался еще в течение нескольких лет. По предложению генерал-губернатором А.П. Ермолова в 1818 г., линия разграничения земель между ними стала проходить «от горы Чапчачей до Телепневой ватаги»536.

Интересным аспектом ногайско-казахских взаимоотношений является факт включения в состав Букеевской орды представителей ногайцев-карагашей. По данным исследователя из Казахстана Н.Курумбаева причиной появления ногайцев-карагашей в Букеевской Орде является приглашение их ханом Джангиром для постройки домов в Ханской ставке. Приближенность ногайцев-карагашей к казахским ханам, а также возможные близкие родственные отношения, подтверждают надгробные стелы, расположенные на одном холме с могилой хана Жангира. Возможно, они могли входить в состав рода «туленгут», выполнявшего функцию охраны хана, о чем говорит тот факт, что у них была схожая тамга537.

Еще один народ, с которым ногайцы-карагаши имели тесные отношения, являются туркмены. Еще в период основания Сеитовки и Ходжетаевки в конце XVIII в. возникли земельные споры между карагашами и туркменами, о чем свидетельствует обширный документа фонда губернской канцелярии Астраханского государственного архива.

Более тесными и менее конфликтными эти отношения становятся в начале XIX в. В Государственном архиве Астраханской области фонда Канцелярии Астраханского гражданского губернатора сохранились любопытные документы, которые свидетельствуют о зарождении этих контактов. Так, в одном из них за 1821 г. туркменский старшина 13-ти кочующих кибиток возле Зензелей из племени игдыров Ильмемет Ниязов просит Астраханского гражданского губернатора И.И.Попова разрешение перейти с нагорной стороны на луговую сторону в Красноярском уезде, неподалеку от земли ногайцев-карагашей. Причина смены места жительства это нехватка пастбищных угодий для скота. На что разрешение от властей «по недостатку земель» не было получено538. Но в документе 1826 г. мы находим сведения о том, что в Красноярском уезде кочуют 150 кибиток туркмен из Астраханского уезда, при этом указывается то, что о настоящем числе можно узнать только после прибытия их на место зимовок539.

Эти факты подтверждает П.И.Небольсин – исследователь народов Нижнего Поволжья середины XIX в. В частности, он характеризует степень взаимоотношений ногайцев-карагашей и туркмен: «Мангышлакские туркмены до такой степени сблизились с ними, что трудно найти различия между ними во всем, что касается образа жизни, занятий, нравов и обычаев»540. В составе ногайцев-карагашей до сих пор сохранился род «туркпен», представители которого живут в поселках Кири-Кили, Сенном и, возможно, в других местах. Это, по всей видимости, переселенцы из исчезнувшего ныне села Иш-Тамак, где когда-то жили компактно туркмены (около 15 домов)541.

В контексте социального развития общества ногайцев-карагашей в XIX в. интересен сюжет, который прослеживается в архивных документах и литературе. Речь идет о попытке включения ногайцев-карагашей в состав Астраханского казачьего войска, которую можно рассматривать, как один из способов адаптироваться к существующим социальным условиям. Все началось с того, что наказной атаман М.А.Врубель в своем отчете о войске за 1849 г. доложил, что численный состав войскового населения мал, в силу чего строевые части страдают неполнотой рядов, а наличные казаки испытывают большое обременение в деле исполнения многочисленных нарядов542.

31 декабря 1851 г., войско представило проект об управлении «кундровскими татарами» по обращению их в казачье сословие. Проект предполагал образовать из них отдельный полк, с присвоением ему четвертого номера. Возможный избыток людей в нем, обращать на пополнение некомплекта в остальных трех полках. Для внутреннего управления предполагалось учредить одно полковое и два станичных правления543.

Позже предложение о включение ногайцев-карагашей в состав Астраханского войска нашел горячего сторонника в лице наказного атамана Н.П.Беклемишева. Некоторую поддержку он получал от астраханского губернатора Б.В.Струве, который писал главному управляющему Астраханской палаты государственных имуществ: «казачьему начальству представляется больше возможностей к скорейшему сформированию полка или команд из кундровских татар, чем из государственных крестьян, потому, что первые имеют уже лошадей, сбрую, к верховой езде привычны, хлебопашеством и промыслами почти не занимаются, а государственным крестьянам нужно еще очень много времени, чтобы обзавестись всем нужным для службы»544.

Поступил также на рассмотрение астраханского губернатора Б.В.Струве проект от некоего А.И.Верегина, который предлагал в связи с учреждением на реке Куме населенной кордонной линии от Астраханского казачьего войска переселить туда ногайцев-карагашей, так как «потребуется … усилить Войско в районе его земель» 545.

Основное решение о включении ногайцев-карагашей в состав Астраханского казачьего войска оставалось за Военным советом. Им были затребованы сведения «согласны ли будут эти татары перечислиться в казаки на предлагаемых условиях»546, то есть имелось в виду, согласятся ли они войти в состав войска с тем, что бы «земли их обратить в общественное достояние войска»547. Поэтому Военный совет настоятельно требовал «отобрать от всех сказанных татар отзывы»548, согласны ли они будут на это присоединение.

Исполнение указанного распоряжения столкнулось с трудностями «по случаю раскочевки татар по разным местам, на далекое разстояние»549, которое можно было выполнить не раньше ноября, только после возвращения их на места зимовок. Далее поступил приговор от волостного схода ногайцев-карагашей об отмене желания вступать в Астраханское казачье войско, в связи с невозможностью заниматься своими традиционными промыслами550.

Впоследствии, как писал Астраханский губернатор Б.В.Струве «кундровские татары изъявив согласие быть причисленными к Астраханскому казачьему войску с тем условием, что бы за обществом их были оставлены все земли, состоявшие в пользовании» 551.

Основой хозяйственной деятельности ногайцев-карагашей было скотоводство. В 1825 г. они получили земли по новому межеванию границ, утвержденному 19 мая 1806 г., «и если с причислением кундровских татар к Астраханскому казачьему войску земля, находящаяся ныне в исключительном их пользовании, будет обращена в общий состав земель этого войска, с наделом их другим лицам казачьего сословия, кроме татар, и с отдачи части ее в оброчное содержание, то эта мера, лишит кундровских татар значительной части земель их, неминуемо подорвет благосостояние их». По этим соображениям губернатор Б.В. Струве полагал, чтобы при причислении кундровских татар войску, «им было оставлено в исключит пользование земли, которым они наделены ныне, да полагать должно, что без этого кундровские татары едва ли согласятся на причислен их к Астраханскому казачьему войск»552.

В силу многих возникших затруднений и несогласований осуществиться проекту включения ногайцев-карагашей («кундровских татар») в состав Астраханского казачьего войска суждено не было. Рассмотрев все его положительные и отрицательные стороны в июле 1858 г., Военный совет оставил начатое дело без последствий, разрешив в тоже время принимать в войсковое сословие калмыков на основании Положения о них изданным 1847 г.553. Дальнейшие вопрос вхождения в казачье сословие со стороны ногайцев-карагашей решался частным порядком.

Взаимоотношение карагашей с другими группами астраханских ногайцев имело разный характер. Причина была связана с тем, что были существенные различия в их образе жизни. Так, известно, что к моменту расселение ногайцев-карагашей в Красноярском уезде Астраханской губернии юртовцы таких сел как Татарская Башмаковка, Карагали, Яксатово и др., перестали кочевать в весенне-летнее время и почти полностью осели на землю. Они строили деревянные дома и в основном занимались овощеводством и бахчеводством554. Хотя при этом занимались скотоводством и сохраняли юрты как летние жилища555. К середине XIX века в обществе юртовцев остались только незначительные группы, которые сохраняли полукочевой образ жизни, а все остальные окончательно осели на землю и даже возникла специализация в производстве земледельческой продукции по селам556.

Характер карагашско-юртовских взаимоотношений отразился в терминологическом определении, которое получили юртовцы от карагашей по причине несходства образа жизни. В карагашской среде юртовцев принято называть «кариле» (с ногайского «черные дома»), т.е. в смысле того, что юртовцы жили в деревянных домах. Между этими группами были налажены тесные хозяйственно-экономические связи. Юртовцы вели активную торговлю в карагашских селах, занимались меной кошм на сырые кожи и даже изготавливали арбы и оснастки для карагашских юрт557.

Исследователи отмечают культурное влияние этих групп друг на друга. Также отмечается факт проникновения в карагашскую среду, через юртовцев татарской музыки и фольклора558.

От юртовцев отошла одна группа, которая обособившись, получила свое определение – кундровцы («кундрау-ногайлар») и установила более тесные связи с карагашами. Это выходцы из юртовского села Солдянка, которые перешли на жительство на левый берег Волги и основали село Тулугановка на Рыче. Как отмечает П.И.Небольсин: «Тулугановские жители, с весны, отправляются в кочевку на земли Кундровских Татар (карагашей – примеч. Э.Ш.И.), по той необходимости и настоятельной надобности, что все их селение совершенно заливается весенними разливами Волги» 559.

В период между концом XVIII в. и серединой XIX в. окончательно определилась территория ногайцев-карагашей в Красноярском уезде, а также начался процесс образования отдельных менее крупных селений, помимо двух первоначальных – Ходжетаевки и Сеитовки. Ногайцы-карагаши включенные в систему межэтнических отношений и социального развития Астраханского края представляли собой общество, находящееся на стадии полукочевого развития. Неминуемым в этой ситуации является постепенная трансформация кочевого быта, которая проходит под влиянием соседних оседлых народов. Различия или сходства стадиальных уровней существования сказываются на характере отношений с соседними народами, возможности установления связей или наоборот столкновения по причине конкуренции за производственные ресурсы.



СЛАВЯНО - ИУДЕЙСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ

В ПЕРЕСЕЛЕНИЯХ И ЭТНОКОНФЕССИОКОНТАКТАХ

ПО ГРАНИЦАМ АСТРАХАНСКОГО КРАЯ

(КОНЕЦ XVIII - XX ВВ.)
Викторин В.М. (г. Астрахань, АГУ)
Неоднократно в восточно-славянском православии различных местностей России возникали сектантско-синкретические устремления к исходному единобожию Моисея с признанием приоритета иудаизма над христианством. Достаточно вспомнить активное, хотя краткое и более в «верхушке» общества, рационально-критическое направление «схариатов» («жидовствующих») в Новгороде Великом с 70-х гг. XV в. по самое начало XVI в. Это любопытное русское «иудействование» («иудеянство»)560 воспроизводилось и позже, причём как тенденция – без видимой связи с предшествовавшими ему в истории однотипными явлениями.

Так, сильное народное, протестное движение и сразу ряд крупных сект «иудеян», именуемых также «духовными христианами», возникло с сер. XVIII в. среди государственных крестьян (а затем и среди крепостных, беглых), центрочерноземья России, тогдашней Воронежской губернии с Тамбовской провинции – русских, здешней ветви украинцев, частью обрусевшей низовой мордвы-эрзи по притокам Дона (междуречью Хопра и Вороны).

Так, в 1750-65 гг. в Борисоглебском уезде возникла «сектантская ересь» крестьянина Семёна Уклеина, получившая затем название «молоканства». А в 70-80-х гг. XVIII в. чуть южнее, под Воронежем, от этих молокан - «воскресников» отделились молокане - «субботники» во главе с крестьянином Семёном Довлатовым. И те, и другие стремились следовать «Моисееву Закону», давали детям ветхозаветные имена, имели значимые для них предания о «земле Сионской», практиковали протяжное многоголосье псалмов. Но первые продолжали почитать Иисуса Христа - Спасителя, вторые же – принимали его лишь как человека (т.н. «ликоотрицание»), ожидая прихода нового Мессии («своего Царя»).

В результате репрессий, начавшихся с 90-х гг. XVIII в., многие «иудеяне» разлучались с детьми, выселялись в Приазовье, а затем, с 30-40-х гг. XIX в. и до последнего времени – переводились в Закавказье: на территорию нынешней Армении (у оз. Севан), почти по всему пространству Азербайджана и отдельными островками в Грузии. Другие бежали в соседнюю Саратовской губернии, за Волгу, вплоть до Самары и Оренбурга, в калмыцкие и казахские степи561.

Кроме первичного переселения в самом конце XVIII в. сильной и затронувшей, похоже, все направления, была вторая миграция субботников из-под Воронежа в 1835 г. (от ссылки на Кавказ? – В.В.), отдельно отмечаемая С.Л. Львовым562. Пункт исхода их был единым – несколько сёл в Тамбовской губернии и Воронежском наместничестве, утверждённых в 1796 г., в нынешних Калачеевского и Таловского районов Воронежской обл. на границе с Волгоградской (междуречье Битюга и Хопра). Как минимум, двумя путями достигали переселенцы и Астраханской губернии («верховая» под Царицыным и Царевом и «низовая» в северо-западном Прикаспии группы, едва ли последовательно связанные, в своём образовании, друг с другом).

Неоднократно была рассмотрена, освещалась в науке и публицистике проблема русского крестьянского «иудеянства» по стране (С.В. Максимов, А.И. Клибанов, В.И. Козлов, А.А. Панченко, М.А. Членов, В.О. Дымшиц, М.С. Куповецкий, А.Л. Львов и А.Л. Чернина, мн. др.), в Закавказье (В.В. Верещагин, О.Д. Комарова и А.П. Павленко, В.В. Степанов, А.П. Павленко, Е.Н. Разумовский, А.Н. Ямсков, о мордве – Н.Ф. Мокшин, Е.И. Динес и Е.И Арыскина, мн. др.), на севере Астраханского края (А.Л. Львов и Л.В. Наместникова, А.В. Саввин, В.М. Викторин), в его юго-западной части (Э.П. Бакаева, А.Р. Бимбад, М.М. Каспина и др.), эмигрантов отсюда в Палестину и их потомков (В.В. Варламова и В.В. Сабешкина, З.Е. Гельман, В.А. Дымшиц, А.Л. Львов, М.Е. Перельман, А.Я. Шульман и др.)563.

Когда состоялась передача в 1850 г. Царевского уезда (под Царицыным) из Саратовской губ. в Астраханскую, то здесь обнаружилось многочисленное и компактное население славян - «субботников» (а 10 лет спустя – уже с их немалыми внутренними различиями в толке веры), распространивших вскоре своё влияние и на соседний, Черноярский уезд Астраханской губернии.

Власти разрешали такую миграцию (сохранились в архивах письменные предписания), но «отказ от православия», тем более, в организованной форме, в тот момент и позже стремились пресечь. Но новые жители неизбежно общались и сближались с иудеями, евреями-ашкеназами г. Царицына, чья община разными путями и понемногу возрастала, к которым переселенцы первое время тяготели ограниченно. Притом признавали, как и в контактах с православными, лишь Ветхий Завет, письменную Тору - Танах (но никак не Евангелие, либо Талмуд).

Возможно, и не случайно, что на землях, в древности (VII - X вв.) входивших в Хазарский каганат, они обращались именно к «караимству» – особому варианту раннего иудаизма с абсолютным превосходством «Пятикнижья» - Торы. Караимство возникло на рубеже VIII - IX вв. в иудейской общине Багдада и распространилось, конфликтуя с ортодоксальным «раввинизмом», по берегам Средиземного моря и в Крыму (отсюда в XIV в. попав с пленными и служилыми мигрантами в Литву). В Крыму и Литве возник особый этнос «тюрки - караимы», с которыми русские Нижневолжья, тяготевшие к их форме религии, стремились установить связи.

Самих караимов - тюрок большинство учёных (А.С. Фиркович - Абен Решеф, астраханец В.Д. Смирнов, А.Я. Гаркави, В.В. Григорьев, А.Н. Самойлович, С.М. Шапшал, А.А. и В.А. Зайончковские, С.А. Плетнёва и др.) производят именно от хазар, верхушка которых, с центром на Нижней Волге, именно в VIII в. восприняла для себя, редкостным коллективным «новообращением», весьма нетипичный иудаизм (иногда допускают истоки иных караимских родов также от браков приезжавших в эти сев. края иудеев-евреев с тюркскими женщинами).

Начиная с 1865 г., в течении следующих 10-и лет, от «молокан - караимов» (так в документах того времени) под Царицыным отпочковались субботники - талмудисты. Они и в вероучении, и даже внешне (одеждой, причёской, поведением) стремились подражать евреям. Предметом их большой гордости были «книжечки» (А.Л. Львов) – иудейская богослужебная литература, изданная на русском языке. Со своей стороны, евреи-ашкенази сами дистанцировались от тяготевших к иудаизму славян, именуя их «прозелитами, обращёнными»: «гэйрим» (семит., евр.-араб. «чужие»), чаще, и в современном употреблении, – «геры»564.

Здешние светские и духовные власти, православные общественные круги – Астраханский губернатор и полиция, архиерей и консистория, а также Епархиальное и Кирилло-Мефодиевское (миссионерские и духовно-просветительские) общества – осуждали «уклонение и отпадение» от православия, прямо с середины XIX в. старались всячески повлиять на сектантов. Особенно когда (после отмены крепостного права) всё более проявлялось малоземелье в сельских местностях и резко возросла подвижность населения, и ещё с 80-х гг., когда наметились объединение субботников - караимов и талмудистов - в сплочённые общины, а у последних – ещё и стремление эмигрировать в Палестину.

С ростом престижности среди таковых изучения иудаизма последовал в 90-х гг. XIX в. запрет принимать в еврейские школы г. Царицына «детей православных родителей и сектантов». А караимам, уже в самом начале XX в., (при наличии учебного пособия Фирковичей, см. далее), препятствовали в открытии на Цареве своего учебного заведения.

Численность субботников обеих ветвей значительно возрастала – за счёт воронежских переселенцев и присоединявшихся местных уроженцев («припавших»), многодетных семей тех и других. Причём караимы, насколько ясно из статистики, группировались в Царевском уезде (пос. Царев, Пришиб), а «талмудисты» южнее – в уезде Черноярском (с. Солодники и др.). Согласно Всероссийской переписи 1897 г. (А.Л. Львов), «караимами» себя назвали 400 чел. с небольш. в Царевском уезде, а из 450 чел. обозначившихся «евреями» (но без знания еврейского языка! – В.В.), ¾ проживали в Черонярском уезде и ¼ - в Царевском565.

Нижневолжские караимы - славяне, усиленно подчёркивая своё «нееврейство», стремились распространить на себя льготы, установленные царскими властями в 1881-96 гг. для тюрок - караимов и теснее общаться с ними. Такая либерализация была отражена в Своде законов Российской империи от 1896 г. и Циркуляре МВД по Департаменту духовных. дел, П.А. Столыпина и А.Н. Харузина, № 3027 от 5 апреля 1910 г., где определялось, что даются «караимам все права, предоставляемые русским подданным, и ограничения, поставленные относительно евреев, не должны быть применяемы к караимам566. Другое дело, что караимы-тюрки интересовались единоверцами из православных, но на тесный контакт с ними, кроме эпизодических, не шли.

Так, И.Н. Фирковичем, видным краеведом в г. Вильно, тюрком из Литвы, для царевских караимов было переведено и издано в 1892 г. … в г. Царицыне (Типогр. Е.Н. Фёдорова) пособие «гахама и главного учителя караимов А.С. Фирковича» под назв. «Порядок молитв для караимов, составленный вкратце» (171 с.)567. Полицейское изъятие этих «незаконных книг сектантов» (47 экз.) было произведено, невзирая на их активные протесты, в 1893-94 гг. Другое дело, что этот «Порядок молитв» вскоре был переиздан (видимо, в связи с актом от 1896 г.) там же (Типография Е.Н. Фёдоровой) в 1901 г.

Сюжет о «молитвеннике А.С. Фирковича», немало заинтересовавший автора данной статьи при его работе в Государственном архиве Астраханской область, теперь рассмотрен детально А.Л. Львовым. Кстати, ему в экспедиции 2002 г. (совместно с докт. филос. наук. Л.В. Наместниковой из ВолГУ), в г. Ленинске Волгоградской области (вблизи поселка Царев и золотоордынского городища «Сарай-Берке, Новый Сарай») потомки караимов подарили, по редкостно счастливому случаю, почти полный экз., похоже, той самой книги, хотя, очевидно, в переиздании от 1901 г.568 Притом на Первый общекараимский съезд в г. Евпатории при гахаме Таврии Самуиле Моисеевиче Панпулове (1879-1911) караимы - славяне Нижневолжья приглашены не были. Хотя к тому и весьма стремились.

А вот субботники - талмудисты установили совсем иные контакты – с крупнейшими предпринимателями, братьями, баронами из Франции Альфонсом (1827-1905) и Эдмоном (1845-1934) де Ротштльдами. Первый из них с 70-х гг. XIX в. работал на ж.д. строительстве в г. Батуми, а с мая 1883 г. возглавлял Каспийско - Черноморское нефтепромышленное и торговое общество (с центром в г. Баку), второй же с 1889-92 гг. основал Палестинский совет Еврейского колонизационного общества барона Морица (Мориса) де Гирша (1831-1896). Братья-бароны Ротшильды через свои Фонды способствовали трудоустройству и эмиграции в Палестину как европейских и восточных (грузинских, горско-татских, крымчацких) евреев, так и славян - «иудеян». Помогали им и в первоначальных трудностях на Святой земле569.

В русле этого начинания, талмудисты - субботники из Солодников – Грачёвы, Лашкины, Протопоповы и местные из православных Куракины – с 1877-90 гг. добивались коллективной эмиграции через г. Одессу (но поначалу, похоже, неудачно). Журналист З.Е. Гельман воспроизвёл предание из прямых потомков в Израиле, что мигранты-инициаторы «стремились к выполнению основных заповедей иудаизма»570. На что А.Л. Львов документально (материал их «Воззваний») выделяет чисто крестьянское стремление обзавестись на чужбине хорошей землёй571. Нам представляется, что в концепте «земля Палестины обетованная, сионская» у крестьян-иудеян оба начала могли так или иначе находить сочетание. Кстати, эти эмигранты действительно в итоге получили наделы плодородной земли в палестинских поселениях в приморье, на земле исторической Верхней Галилеи (поселок Га-Шарон, Квар-Саба и др.).

Во главе желающих выехать, за десятилетия их усилий, встал солодниковский крестьянин Агафон Иванович Куракин (1822-1927), иначе «Гапон Куракин», в иудействе – «Авраам». Православный (в преданиях – даже священнослужитель в небольшом сане, дьякон здешней церкви), он («услышав на колокольне глас божий» об иудействе и Палестине) примкнул к талмудистам и к середине 70-х гг. получил иудейское духовное образование в Литве. Уже после Всероссийской переписи, в 1898 г. 163 чел., возглавляемые Гапоном Куракиным, прибыли на Святую землю. В т.ч. вместе с 70-летним главой семьи в Палестину приехали его жена и 12 детей.

Семейный съезд Куракиных в Израиле, собравший свыше 500 чел. (до половины потомков этой астраханской фамилии), состоялся в 1990 г. (З.Е. Гельман). После чего в Государственном архив Астраханской области обратился за уточнением своей родословной д-р Юван Дрор – директор Педагогического института кибуцного движения «Ораним» (г. Кирьят - Тивон вблизи Хайфы, в той же в Галилее), один из старейшин семейства - здравствовавших тогда правнуков Г. Куракина (как уже хор. изв., Дроры – ветвь их рода, изменившая фамилию).

Тем самым он вызвал, через областную прессу, к малоизвестной тогда ситуации с «бывшими субботниками» немалый общественный интерес в родном, Астраханском крае его предков572. Но главные события, сделавшие мужчин Куракиных популярными и во всём Израиле тоже, были ещё впереди, состоялись через несколько лет.

Характерно, что все авторы, рассматривавшие роль «геров» - субботников в становлении Израиля – и крайне почётное место данной солодниковской семьи среди них (А.Л. Львов, З.Е. Гельман, В.А. Дымшиц, М.Е. Перельман, А.Я. Шульман) – единодушно считают, что эта интересная тема раскрыта пока ещё явно недостаточно.

Потомственные долгожители (Гапон прожил 105 лет, его ст. сын – 102 г.), сильные и рослые люди, мужчины из осн. линии Куракиных с успехом посвятили себя аграрному труду, науке и преподаванию, но особенно – военной службе, занимая с сер. XX в. (как и ряд других выходцев из славян - иудеян) видное положение в числе первых командиров отрядов в Армии обороны Израиля, трое из разных поколений Куракиных погибли в боях.

Прапраправнук А.И. Куракина - Гапона, подполковник морского десанта Йоси Куракин (2 м роста и св. 100 кг) считался самым сильным человеком Израиля и был чемпионом страны по армрестлингу, имел показательное прозвище … «Русский медведь» (наверняка, ввиду, никак не еврейского звучания фамилии). В возрасте 33-х лет он был убит 5 сентября 1997 г., командуя боевой спецоперацией десантников на юге Ливана, между гг. Тиром и Сидоном. В память об отце его подросшему восьмилетнему сыну Нево Куракину в День юбилея 55-летия гос-ва Израиль 4 мая 2003 г. было доверено зажечь факел на горе Теодора (Б.-З.) Герцля в г. Иерусалиме, вместе с тогдашним Президентом страны Моше Кацавом573.

Субботники-талмудисты («геры») в Воронежской обл., местах их первичного исхода, отмечались в с. Ильинка Каланчеевского района к началу XXI в. (до их масс. эмиграции в Израиль – около 350-и чел.) и в пос. Высокий Таловского района (группа семей) до сих пор. Оставшиеся в приграничье Астраханской и Саратовской (с 1919 г. – и Царицынской) талмудисты, и караимы – по 300-400 чел., начиная с 1905 г., в связи со смягчением вероисповедного законодательства, одновременно созданием российского Совета баптистов (евангельских христиан), гораздо бóльшим расположением властей к таковым, всё чаще принимали это направление христианства-протестантизма574. Так продолжалось вплоть по 1927 г. – и в с. Орлов Гай тогда Новоузенского уезда Самарской губернии (ныне – Ершовского района Саратовской обл.), и в др. местах степного Заволжья, вплоть до границ современного Казахстана.

В Астраханской области «геры» - субботники проживают, изредка посещая синагогу в г. Астрахани, в с. Михайловка Лиманского р-на, в подстепных ильменях, вблизи границы с Республикой Калмыкия. Оно и было основано в период Кавказской войны (начало XIX в.) по Кизлярскому («Линейному») военному тракту и в 1842 г. перенесено на нынешнее место именно «переселенцами из Воронежской губернии»575.

При вхождении данных территорий в состав Калмыцкой автономной области (июль 1927 г.) здесь было отмечено наличие единственного в степных краях иудейского религиозного общества, насчитывавшего 101 прихожанина (из приблизительно 700-800 жителей села – В.В.) и одного священнослужителя – раввина576. Продолжает существовать эта специфическая этногруппа населения и до сих пор, хотя община их после возвращения Михайловки в Астраханскую область (декабрь 1943 г.) уже не фиксировалась. Односельчане и соседи иногда называют последователей этого необычного и непонятного им течения «людьми с колдовскими обрядами».

Но и научный интерес к «иудеянам» с. Михайловки со стороны видных исследователей еврейства в г. Москве (да и, похоже, не только их! – В.В.) проявился совсем недавно. Нижневолжский регион – Астрахань, Лиман и Михайловку – 1-3 февраля 2007 г. посетила экспедиция во главе с М.М. Каспиной, в составе студентов и аспирантов по иудаике-библеистике, по филологии и истории религий из Российского государств. гуманитарного университета (А.Б. Мороз, О.В. Белова, Л.Г. Жукова, Н.М. Киреева).

Таким образом, более чем двухсотлетняя (свыше 10-и поколений) история позднего славянского «иудеянства» (в бассейне Дона и Волги) находит своё продолжение и ныне, в XXI в. Их традиция ещё живёт в воронежско-тамбовских местах формирования данных этноконфессиогрупп, немало их потомков по всей России, в ближнем и самом дальнем зарубежье, Сохраняется, после сложного и длительного развития, многих переездов и освоения всё новых мест, и в Нижневолжье (точнее, в северо-западном приморье Каспия и «подстепном» ареале) не очень большая, но сплочённая и компактная группа талмудистов - субботников, «геров» в с. Михайловка, Лиманском районе Астраханской области.

В своём устном выступлении на полезной Межрегиональной научно-практической конференции «Астраханские краеведческие чтения - 2009 г.» автор предварительно предложит периодизацию субботническо - молоканских миграций по югу России и за его пределы. Детальная же отработка должна стать предметом длительного и коллективного научного поиска. Можно уже сейчас приветствовать изучение проблемы специалистами из разных регионов, ставшее уже несколько лет гораздо более энергичным, пожелать обнаружения новых интересных данных и их сопоставления, в целях выстраивания многообразных и, как можно убедиться, весьма ярких событий развития славянского «иудеянства», его истоков и эволюции, в единый историко-культурологический ряд.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   33


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница