Одеса 2009 Odessa 2009



страница8/40
Дата31.07.2016
Размер7.16 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   40

По данным С.Т. Взнуздаева, в 1959 г. дебит источника равнялся 300 л/сек. После 1960 года дебит упал до 200 л/сек, а после 1964 г. стал резко снижаться и осенью 1966 года его расход снизился на 40 литров, остановившись на длительное время на метке 160 л/сек. При этом все 40 фронтальных окошек высохли. А вода пробивалась из одного бокового окошка (справа) и двумя отдушинами в бывшем русле подземной реки. Вообще, первое снижение дебита воды было документально отмечено еще в 1940году. После землетрясении этого года, по словам жителей села, расход подземной речки снизился и 5 верхних окошек (если считать по течению реки) почти высохли. Причинами такого снижения дебита воды в источнике различны – они как природного, так и техногенного характера. Одна из экологических причин - снижение уровня воды в подземной реке. Оно отмечено после того, как верхнем течением реки Днестр начали строить дамбы для гидрокомплекса выше Наславчи, и открытия пещеры «Емил Раковицэ» (Золушка) рядом с селом Крива. Конечно, появляется вопрос – а какая тут связь между этими пунктами и источником в селе Котова?

Связь между ними есть, об этом еще В.Н. Верина говорила, что именно пещера «Емил Раковицэ» (Золушка), полная водой, находясь выше по уровню, чем источник Котова, служила для подкачки воды в подземную речку источника. Пещера находится в карстовой зоне, источник также находится в карстовой зоне бассейна реки Кэйнарь (по карте В.Н. Верина). В.Верина, еще при обследовании источника в 60-е годы, предположила, что эта зона имеет и карстовые признаки. И вот в 1998 г. в ходе работ по проекту, мы это подтвердили. Местные жители нам рассказывали, что в одном из ближайших оврагов, особенно после дождей, можно найти что-то похожее на кристаллы или на оргстекло. Мы обследовали это место, и нашли эти кристаллы, это были куски породы гипса, который имеет почти полное сходство с гипсом из пещеры «Емил Раковицэ». Значит, сомнений нет - эта зона действительно карстовая. И учитывая, что часто в научной литературе говорится об источнике Котова как подземной реке, можно подтвердить связь между пещерой и источником. Эта связь в виде подземной реки длиной около 70км под землей. Если верить историческим рассказам, то об этом источнике в прошлых веках говорилось больше, как о подземной реке. Еще в начале XVIII века, один из российских путешественников, описал источник:


  • Бурлящая вода выходит из-под известковой кровли у подножия высокого холма, местами, оголенным и открытым известняком. Открытое подземное пространство ширенной около50м представляет собой, как бы выход подземной реки на Божий свет…

Из другого рассказа узнаем, что до того, как жители села построили подпорки под кровлю, этот вход в «пещеру» (!) или выход подземной реки имел ширину 50м и высоту от дна до потолка около 1,-1,50м над уровнем воды и до потолка можно было измерить расстояние около 20см. Но уровень воды не всегда был на той же метке, он то падал, то поднимался до потолка, полностью прикрывая выход. Иногда уровень падал наполовину и у подножия этого холма открывалась пустота, словно пещера, с выходящей из нее рекой.

Таким образом, видим, что в то время была возможность, имея нынешнее снаряжение, спокойно пройти в глубь подземной реки, войдя в нее как в пещеру (!). Поэтому тут можно использовать к источнику и термин - карстовая пещера, полная водой. Подобный случай нам известен в другой зоне нашей страны – «Рашковский провал», имеющий прямую связь с источником Паньская Крениция.

В период обследования источника в 1997-1998, мы подтвердили еще тот факт, что вода действительно из подземной реки (теперь закрытой) не имеет постоянного притока. Были случаи, когда за два часа вода очень быстро прибывала и поднималась на 30-40 см во всем русле надземной реки, которая через 200м впадает в реку Кэйнарь. Потом вода также быстро уходила, словно прилив и отлив. Подобные феномены были зафиксированы еще в 1970 г. в пещере «Емил Раковицэ». Уровень в этой пещере поднимался одновременно с уровнем в реке Днестр, несмотря на то, что пещера ближе всего к реке Прут. Потом уровень воды в пещере стал заметно зависим от уровня воды в водозаборах Новоднестровской ГЭС. Так значит, связь между - водозабором, - пещерой и источником есть?

Непосредственно антропогенный фактор имеет прямое влияние на состояние источника. В первую очередь источник был сильно загрязнен и частично разрушена кровля пласта, в 70-е годы. В этот период с грунтовой дороги, что находится выше родника и проходит именно над «крышей» источника, провалился в русло реки гусеничный трактор, который долго еще лежал в воде. По этой дороге длительное время в тот период проходило много тяжелого транспорта, в том числе груженные гусеничные тракторы К-70. Все это сильно повлияло на амортизацию склона, частично обвалились берега и сама пластовая крыша. Скорее всего, внутри подземной реки, (пещере - источник) также были обвалы, возможно, сильные. Постепенно год за годом сверху под влиянием транспорта, дождевых и талых вод, начались оползни. Вследствие оползней вся 50-метровая фронтовая кровля почти полностью покрылась грунтом. Таким образом, исчезли окошки. Каменное дно и русло реки сильно было загрязнено илом. В ходе работ, местами было обнаружено до 50см ила.

Еще одна плохая традиция, которая так же, к сожалению, сохранилось до сих пор у местного населения, это то, что жители круглый год в водах источника – реки, устроили «прачечную». Если в прошлых веках здесь мыли ткани, используя натуральное мыло, то сегодня применяют современные порошки.

Несмотря на то, что наша Ассоциация попыталась остановить деградацию и восстановить этот источник, до сих пор еще над ним стоит угроза дальнейшего загрязнения и постепенного упадка. Наш проект, несмотря на уникальность, был профинансирован лишь частично, мы все-таки провели немалую работу по спасению и восстановлению этого источника. В дальнейшем местные власти обязывались найти финансы для продолжения проекта. Спустя несколько лет нашелся местный лидер, который продолжил начатые нами работы, но к сожалению, не согласовав с нами работы, и не придерживаясь проекта. В итоге что-то получилось, конечно, лучше, чем ничего, но не так, как было предусмотрено.

Мы надеемся на дальнейшие проекты по обустройству этого родника, на то, что люди, особенно местное население, все-таки поймут, какую природную реликвию имеют, и станут бережно относиться к воде более бережно.
Библиография


  1. Cоветская Энциклопедия МССР. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1986.

  2. Охрана Природы Молдавии (выпуск-6) Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1968.

  3. Дрокия. Лумина, 1987.

  4. Buletinul Ecologic Informativ «NORD», Nr.4, 1998. AET «ProNatura».

  5. Raportul de lucru «Izvorul Cotova». R.Gutu. 1998. Drochia.



DEVELOPMENT OF EU WFD COMPLIANT INFORMATION SYSTEM

FOR CARPATHIAN RIVERS IN UKRAINE: A PROPOSAL
Andriy Demydenko, Mark Zheleznyak

Ukrainian Center for Environmental and Water Projects

42, Prospect Glushkova, 03187 Kyiv, Ukraine     

tel +380 44 526 6148, fax +380 44 526 3615     



mark@ucewp.kiev.ua www.ucewp.kiev.ua     
Ukraine has declared the intention to harmonize its water policy with EU legislation (Water Framework Directive/WFD). Therefore a need exists to analyze the differences in water management in Ukraine and EU and its implications for the river basin information systems used in Ukraine. It requires technical expertise regarding WFD policies and (geographic) information technologies.

The first task is to describe Ukrainian information and monitoring systems for river basin management. Information needs are determined by management needs which are in Ukraine almost the same as those established in Soviet time.

The second task is to analyse differences in "Soviet" and WFD management cycles. The EU WFD management cycle has four essential stages: (i) assessing water quality, (ii) defining water quality objectives, (iii) deciding on the required measures, and (iv) implementing the measures. The difference with Soviet system is that the latter does not contain an "objective definition" stage at all. This makes the identification of the most cost-effective measures very difficult and arbitrary if not controversial. This difference also explains why water models were not so widely used in the post-Soviet period. In the EU models were assessed as helpful tools to achieve acceptance for environmental policies and successful implementation. EU decision makers benefited from the ability to run scenario simulations for optimal measure allocation while Ukrainian decision makers (in the best case) jump directly to the decisions on measures without any ability to get support in choosing among alternatives/scenarios. Scenario analysis asks for a predictive model which is linked to a hydrological model for description of the water flow. This is the key idea of our proposal.

UCEWP has proved to be a very strong actor with respect to development of predictive river basin modelling and could help developing such a predictive model for the pilot area. Ukrainian staff could be trained to operate the model, to setup scenarios and to interpret and compare the outputs.

The next tasks will be to upgrade the existing Ukrainian information system used by State Committee for Water Management to be able to serve the WFD management cycle. This task does not imply to make the upgrade but to assess the steps that have to be set up to make the transition. This process may be demonstrated by setting up a prototype GIS system in the pilot area. An important aspect that will be taken into account here is INSPIRE, the European directive that aims to improve access to geographic data. This implies using open standards when developing the database. Such open standards will make it possible to create decentralized (but linked) information systems (one for each watershed) and to link the similar systems between countries. This exchange of information is currently a big problem and open standards are expected to be a solution to this problem.

The fourth task will be the development of a training package for the introduction of such information system in Ukraine (in some pilot basin, in Carpathian mountains, close to EU borders). Emphasis here will be on working with open standards and technologies that support them. The final task is to deliver a training in the PriKarpatye region (Dniester river?).

This whole proposal fits in the goals of Ukrainian branch of Global Water Partnership - GWP (www.gwpforum.org) – promotion of Integrated Water Resources Management regarding water quality and flood management in accordance to EU legislation. This partnership is very limited in terms of budget but supported by Ukrainian water authorities which declare their willingness in cooperation. This process however needs a lot of changes in approach, management, monitoring, modelling and handling of data. WFD requires to set targets (in water quality) to be reached while Soviet approach is not to have any targets but to use Maximum concentrations as criteria for setting emissions limits. Further Flood Directive requires also setting targets (morphological) to minimize risk or damage. The soviet approach is in contrast and not acquainted with the complete decision making process in the WFD, i.e. development of river basin management plan where all targets should be developed together with the measures of how to achieve them. Problem is that the information needs are determined by management needs, and nowadays the information needs are still in line with previous soviet demands. A serious upgrade of the information system is needed.

Therefore, the objective of the proposal is to analyze the differences in water management (or governance) in Ukraine and EU and to propose an upgrade of the river basin information systems used in Ukraine to make them compliant with EU WFD governance cycle.



Strengths, weaknesses, opportunities and threats of this proposal


strengths

  1. IT in water management well developed and used

  2. The necessity of stakeholders involvement is recognized by state water authorities

  3. Different stakeholders (including public organisations and academia but not business) are represented in River Basin Organizations)

  4. High interest of international organisations to the area and its transboundary water problems

  5. High motivation of the population and the authorities for solving the problems

weaknesses

  1. Inefficient (disintegrated) water management as soviet heriatage and the absence of integrated water management and planning

  2. Deteriorated state of water monitoring,water supply and sewerage systems

  3. Low level of access to sewerage systems in the rural area

  4. Imperfect laws and absence of climate change adaption plans and programs

  5. Uncertain climate change consequences and the lack of overall consciousness of these

opportunities

  1. Proximity of the region to EU borders

  2. Increasing economic efficiency of the usage of the water resources in the Carpathian region

  3. Decrease in water consumption through technical, legal and organisational measures

  4. Increasing transparency of (transboudary) water management

  5. Increasing preparedness for flash floods and emergencies

  6. Preservation of optimal balance of functional zones (economic activity, dwelling and nature protection)

threats

  1. Insufficient financial allocations for the water sector and for emergencies preparedness

  2. Further deterioration of water supply and management systems

  3. Low cooperation between the different riparian states

  4. Inefficient water management systems (lacking economic incentives to comply with EU legislation)

  5. Loss of investment attractiveness due to political instability in the region

  6. Corruption can hinder the development within the water sector in particular with regard to the implementation of new technologies

  7. Intransparent decisions on territorial planning, construction and resource use

  8. Decrease in area of natural or quasi-natural sites due to economic activity

  9. Illegal activities on the territory of nature reserves

Каталог: files
files -> Чисть I. История. Введение: Предмет философии науки Глава I. Философия науки как прикладная логика: Логический позитивизм
files -> Занятие № Философская проза Ж.=П. Сартра и А. Камю. Философские истоки литературы экзистенциализма
files -> -
files -> Взаимодействие поэзии и прозы в англо-ирландской литературе первой половины XX века
files -> Эрнст Гомбрих История искусства москва 1998
files -> Питер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
files -> Антиискусство как социальное явлеНИе
files -> Издательство
files -> Список иностранных песен
files -> Репертуар группы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   40


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница