Оценка будущих террористических угроз



Скачать 114.18 Kb.
Дата11.06.2016
Размер114.18 Kb.
Оценка будущих террористических угроз
Красинский В.В., профессор ГПИ, доктор юридических наук

Абалов И.Ю., старший преподаватель МГУПИ, кандидат социологических наук


Источник опубликования: Красинский В.В., Абалов И.Ю. Оценка будущих террористических угроз // Современное право. 2015. № 9. С. 143-148.


Аннотация. В статье раскрыто содержание будущих угроз террористического характера, которые актуализируются в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Кроме того, представлены тенденции, определяющие формирование будущих террористических угроз, с учетом глобальных геополитических процессов, происходящих в регионах Ближнего Востока и Центральной Азии. Основополагающим механизмом противодействия новым вызовам в современных условиях может стать выработка единого подхода к оценке будущих угроз террористического характера. Данный подход позволит сформировать систему мер, направленных, с одной стороны, на формирование партнерских отношений государств – участников антитеррористической коалиции, а с другой – повысить эффективность работы отечественных спецслужб и правоохранительных органов на рассматриваемом направлении.
Ключевые слова: угрозы террористического характера, международный терроризм, религиозный экстремизм, Центральная Азия, Ближний Восток, международное сотрудничество.
Annotation:

In the article the essence of future terrorism threats is disclosed for the short-term and medium-turn periods. The tendencies, that stipulate formation of future terrorism threats are presented , taking into consideration global geopolitical processes in the Middle East and in Central Asia. The main mechanism of counteraction to new threats and challenges nowadays can be the development of a unique approach to assessment of future terrorism threats. This approach will allow to elaborate a system of measures, aimed, on one hand, at creation of partnership between states-participants of anti-terrorism coalition, on the other hand – to improve efficiency of work of Russian special services and law-enforcement structures in the above-mentioned sphere.
Key words: terrorism threats, international terrorism, religious terrorism, Central Asia, Middle East, international cooperation.
В условиях формирования новых геополитических реалий, усиления военно-политической напряженности в ряде регионов мира, распространения радикальных идеологических концепций происходит трансформация терроризма и возрастает уровень террористических угроз.

Учитывая повышенную общественную опасность террористических проявлений, их транснациональный характер, конспирацию и организованность, основой конструктивного сотрудничества международных организаций, правоохранительных органов и спецслужб в сфере противодействия терроризму должно стать единое понимание террористических угроз и повышение эффективности международного и региональных механизмов контртеррористического сотрудничества.

Основополагающими элементами данных механизмов выступают формулирование государствами-партнерами будущих террористических угроз, их обсуждение и выработка единого подхода к оценке данных угроз, что позволит внести весомый вклад в дальнейшее совершенствование общей доктрины противодействия терроризму и будет способствовать поступательному наращиванию единого контртеррористического потенциала.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе реальными угрозами террористического характера будут являться:

1. Угроза распространения террористической активности на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Вооруженный конфликт в Сирии активизировал террористические силы на всем Ближнем Востоке. В ряды террористического бандподполья вливаются новые адепты радикального ислама из стран Европы, Центральной Азии и Закавказья. После предварительного обучения в специализированных тренировочных лагерях боевики активно втягиваются в организованную террористическую деятельность и боевые действия против правительственных сил.

В настоящее время и в среднесрочной перспективе основными центрами террористической активности в мире будут являться афгано-пакистанская зона, Ближневосточный регион (в первую очередь Сирия и Ирак), а также Северная Африка. Геополитические процессы в Северной Африке и на Ближнем Востоке способствовали эскалации террористических проявлений, распространению экстремистской идеологии, а также активизации региональных террористических группировок. Так, расширяется география вооруженных вылазок в Северной Африке. Фиксируется миграция боевиков в центральные и южные районы континента при поддержке «Аль-Каиды в странах исламского Магриба», «Движения за единобожие и джихад в Западной Африке», нигерийской «Боко Харам» и сомалийской «Аль-Шабаб аль-Муджахедин»1.

Некоторые страны в этом регионе превратились в эпицентры международного терроризма. Территории отдельных государств, в т. ч. за пределами региона, опосредованно используются как дополнительный ресурс для вербовки боевиков и организации финансово-экономической подпитки под предлогом благотворительной деятельности. Новые разноплановые угрозы терроризма проявятся в Сахаро-Сахеле, Сирии и граничащих с ней государствах, зоне Африканского рога, Алжире, Ливии, Мали и Нигерии1.


Рис. . Распространение террористической активности на Ближнем Востоке

и Северной Африке2.
2. Угроза участия международных террористических организаций во внутренних конфликтах суверенных государств, способствующая размыванию границ между международным и внутренним терроризмом и усилению их влияния на социально-политическую обстановку в других странах.

В настоящее время «Аль-Каида», «Исламское государство» и другие международные террористические организации продолжают объединение под своей эгидой региональных и локальных террористических структур, нацеленных на борьбу со светскими государствами, в т. ч., путем нанесения им максимального экономического ущерба. Их усилия направлены на разжигание локальных конфликтов в регионах и странах с мусульманским населением3.

Прямую угрозу международной безопасности представляет участие граждан различных государств во внутренних вооруженных конфликтах на стороне международных террористических организаций. Данная проблема приобрела трансграничный характер и требует принятия неотложных мер как на национальном, так и на международном уровне.

3. Возвращение в страны исхода боевиков, обладающих опытом проведения террористических акций.

Перспектива возвращения из регионов с повышенной террористической активностью боевиков в страны исхода и проведения ими террористических актов представляет существенную опасность в ближне- и среднесрочной перспективе. Вернувшиеся боевики отличаются не только радикальными взглядами и идеями (по сравнению с периодом, предшествовавшим их отъезду), они обладают навыками обращения со стрелковым оружием и изготовления взрывных устройств, знанием тактических приёмов ведения боевых действий, в т. ч. в городских условиях, и многочисленными связями в криминальной среде. Кроме того, данная категория лиц продолжит играть роль идейных проводников исламистского радикализма и будет участвовать в подстрекательстве и вербовке боевиков для террористической деятельности в зонах вооруженных конфликтов1.

Со стороны международных террористических организаций проводится целенаправленная работа по рекрутированию и направлению сторонников экстремистских взглядов в лагеря подготовки боевиков, с целью их последующего использования в международной террористической деятельности. После прохождения подготовки боевики направляются в террористические группировки, действующие в т. н. горячих точках. При этом основной целью рекрутирования указанной категории лиц, помимо участия в боевых действиях является их последующее использование для распространения религиозно-экстремистской идеологии, проведения вербовочной работы и организации террористической деятельности в других странах2.

4. Повышение информационной составляющей террористической деятельности, стремительное развитие террористическими организациями информационно-пропагандистской инфраструктуры и использование в противоправных целях современных информационно-коммуникационных технологий.

В настоящее время в глобальной информационной сети функционируют сайты практически всех международных террористических организаций, материалы террористической направленности публикуются более чем на сорока языках мира. В результате активной деятельности, прежде всего, приверженцев радикального ислама, сложилась всемирная система интернет-ресурсов, ориентированных на религиозно-идеологическую подготовку будущих членов террористического подполья. Основными направлениями заранее спланированной террористической деятельности в сети Интернет являются: информационное сопровождение противоправных акций террористических группировок, в т. ч. демонстрация их силы и возможностей; поддержание связи между субъектами террористской деятельности; пополнение социальной базы терроризма; обучение и идеологическая обработка террористов; сбор средств для финансирования собственной деятельности1.

5. Попытки проникновения террористических сил в общественно-политические движения, органы государственной власти и местного самоуправления.

Ряд террористических организаций осуществляют вербовочные подходы к представителям органов государственной власти, управления и силовых структур, в т. ч. через членов их семей. Проникновение в органы власти и местного самоуправления террористических сил влечет за собой их радикализацию, выдвижение должностными лицами экстремистских требований, а также используется как средство легитимизации и политического прикрытия террористической деятельности. Кроме того, будут продолжаться попытки инфильтрации террористов в существующие общественно-политические движения, а также создания ими самостоятельных организационных структур, представляющих опасность как для конкретных социальных (этнических, религиозных) групп, так и для государства в целом.

Кроме того, в настоящий момент сформировались тенденции, определяющие содержание существующих и будущих угроз террористического характера:

1. Рост общественной опасности терроризма как на национальном, так и международном уровне, обусловленный все более широким и активным использованием террористами особо опасных форм и методов, сил и средств террористической деятельности, значительно повышающих угрозу человеческих потерь и материального ущерба при совершении террористических актов.

2. Расширение в ряде регионов социальной базы терроризма, вызванное заметным ростом вовлеченности в общественно-политическую деятельность и радикальные течения значительного числа представителей различных социальных групп, особенно в социально неблагополучных регионах, в странах, переживающих тяжелые процессы социальной, экономической и политической модернизации.

3. Повышение уровня организации субъектов терроризма, выраженное в создании относительно устойчивых, долговременных террористических структур различной идейно-политической направленности, наличии разработанных теорий и концепций их деятельности. Многие террористические организации располагают современными системами связи, вооружения, стабильными источниками финансовой и материально-технической поддержки.

Для организации активно действующих террористических структур характерны четкая внутренняя дифференциация, наличие целого ряда специализированных звеньев центрального и регионального управления, в т. ч. отвечающих за материально-техническое обеспечение, финансирование, пропаганду и обеспечение собственной безопасности. Это способствует совершенствованию организации террористических структур, повышению террористического потенциала и мобильности1.

4. Развитие связей между террористическими структурами как в рамках отдельных стран, так и в международном масштабе приведет к созданию устойчивых блоков этих организаций.

В среднесрочной перспективе продолжится укрепление связей между террористическими структурами, близкими или одинаковыми по своей идейно-политической направленности, в современных условиях, особенно между структурами, созданными на национал-экстремистской и исламско-фундаменталистской основе. Характерными формами их взаимодействия будут являться: обмен информацией; согласование задач; оказание помощи в людской силе, в обучении боевиков; проведение совместных или согласованных террористических акций.

5. Взаимопроникновение (соединение) террористических и иных форм политического насилия, сопровождаемое значительными изменениями в организации террористических структур, что выражается в увеличении их численности, расширении арсенала средств насильственной деятельности, изменении тактики, увеличении масштабов преступной деятельности.

В ряде регионов мира наблюдается сращивание преступной деятельности террористических организаций с политически мотивированной вооруженной борьбой2.

Данная тенденция отражает изменения в стратегической направленности действий этих организаций, прежде всего в их стремлении взять под свой контроль части территории отдельных государств, не допустить деятельности законных органов власти и сформировать собственные, отторгнуть определенные территории.

6. Смыкание террористических структур с организованной преступностью, обусловленное совпадением их целей и задач.

Нередко они заинтересованы в социально-политической дестабилизации определенных регионов государства, срыве проводимых государственных и международных мероприятий (в т. ч. по восстановлению законности и борьбе с наркотрафиком), в защите объектов своих взаимных социально-экономических интересов (например, наркоплантаций), в проведении «во власть» собственных ставленников и оказании им совместной поддержки.

Террористические организации могут быть втянуты в деятельность структур организованной преступности, а последние нередко прибегают к использованию форм и методов терроризма. Основой взаимодействия структур терроризма и организованной преступности остается их сотрудничество в сфере незаконного оборота оружия и наркотиков, торговли людьми, контрабанды, совершения иных тяжких преступлений.

В складывающихся условиях необходимо максимально использовать партнерский потенциал международных организаций, спецслужб и правоохранительных органов для выработки адекватных мер реагирования, направленных на нейтрализацию будущих угроз террористического характера.

Решение данной задачи требует выработки комплексного подхода и консолидации усилий органов власти, силовых структур, религиозных и общественных организаций, средств массовой информации.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Володина Н. В. Деятельность «Исламского государства» («ИГ») как угроза конституционной безопасности России // Российский следователь. 2015, № 3. С. 44.

2. ИГИЛ – не религиозная организация [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.islamsng.com/kgz/report/8608. Дата обращения 06.05.2015 г.

3. Меркурьев В. В., Агапов П. В. «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в системе угроз национальной безопасности России // Информационный бюллетень АТЦ СНГ, 2014. № 23. С. 55–56.

4. Поздняков А. И. Транснациональный терроризм как средство геополитики // Вестник Национального антитеррористического комитета. 2014. № 2(11). С. 95–103.

5. Степанова Е. Основные тенденции в области современного терроризма: регионализация вооруженных радикально-исламистских движений на примере ИГИЛ // Индекс безопасности . 2014, № 4 (111). С. 52.

6. Стратегия террора ИГИЛ [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.voprosik.net/strategiya-terrora-igil/ Дата обращения 22.05.2015 г.

7. Яшлавский А. Терроризм в сети – и в сетях экстремизма // ФСБ: за и против. 2015. № 1(35). С. 9.



8. Foreign fighter total in Syria/Iraq now exceeds 20,000; surpasses Afghanistan conflict in the 1980’s [Электронный ресурс] Режим доступа: http://icsr.info/2015/01/foreign-fighter-total-syriairaq-now-exceeds-20000-surpasses-afghanistan-conflict-1980s/ Дата обращения 04.03.2015 г.

1 Стратегия террора ИГИЛ [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.voprosik.net/strategiya-terrora-igil/ Дата обращения 22.05.2015 г.

1 ИГИЛ – не религиозная организация [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.islamsng.com/kgz/report/8608. Дата обращения 06.05.2015 г.

2 Foreign fighter total in Syria/Iraq now exceeds 20,000; surpasses Afghanistan conflict in the 1980’s [Электронный ресурс] Режим доступа: http://icsr.info/2015/01/foreign-fighter-total-syriairaq-now-exceeds-20000-surpasses-afghanistan-conflict-1980s/ Дата обращения 04.03.2015 г.

3 См., например: Меркурьев В. В., Агапов П. В. «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) в системе угроз национальной безопасности России // Информационный бюллетень АТЦ СНГ, 2014. № 23. С. 55–56.

1 Стратегия террора ИГИЛ [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.voprosik.net/strategiya-terrora-igil/ Дата обращения 22.05.2015 г.

2 См., например: Поздняков А. И. Транснациональный терроризм как средство геополитики // Вестник Национального антитеррористического комитета. 2014. № 2(11). С. 95–103.

1 См.: Яшлавский А. Терроризм в сети – и в сетях экстремизма // ФСБ: за и против. 2015. № 1(35). С. 9.

1 См., например: Степанова Е. Основные тенденции в области современного терроризма: регионализация вооруженных радикально-исламистских движений на примере ИГИЛ // Индекс безопасности . 2014, № 4 (111). С. 52.

2 См., например: Володина Н. В. Деятельность «Исламского государства» («ИГ») как угроза конституционной безопасности России // Российский следователь. 2015, № 3. С. 44.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница