Несообразности металлургического цикла. Их устранение



страница1/12
Дата31.07.2016
Размер2.53 Mb.
ТипКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


Министерство образования и науки Российской Федерации
Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Уральский государственный горный университет»



В. В. Павлов


НЕСООБРАЗНОСТИ

МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО ЦИКЛА.

ИХ УСТРАНЕНИЕ

Научное издание

Печатается по решению Редакционно-издательского совета

Уральского государственного горного университета


переработанное

Второе издание, исправленное и дополненное


Екатеринбург – 2011



УДК 54

П 12
Рецензент: А. Н. Смирнов, д-р физ.-мат. наук, проф., заведующий кафедрой химической технологии неметаллических материалов и физической химии МГТУ им. Г. И. Носова.

Печатается по решению Редакционно-издательского совета

Уральского государственного горного университета




П 12


Павлов В. В.

Несообразности металлургического цикла. Их устранение: научное издание / В. В. Павлов; Урал. гос. горный университет. Второе изд., исправл. и дополненное. Екатеринбург: Изд-во УГГУ, 2008. 184 с.

Рассмотрены несообразности доменного процесса и металлургического цикла – неполное сжигание топлива, необходимость кокса, переуглероживание металла. Отмечено, что эти несообразности поддерживаются доменной идеологией, которая сложилась в донаучную эпоху. Их можно устранить, если перейти от современной совместной продувки руды и топлива к их последовательной продувке.

Книга предназначена для научных сотрудников и аспирантов, а также для студентов специальности 130405 – «Обогащение полезных ископаемых», изучающих курс «Окускование и металлургия».

Глава 7 написана совместно с профессором УГГУ Апакашевым Р. А.

Рис. 10. Табл. 1. Библиогр. 45 назв. Приложение 1.





УДК 54


© Уральский государственный

горный университет, 2008, 2011

© Павлов В. В., 2008, 2011

ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие 6

Глава 1. Введение. Цели и задачи книги 7

1.1. Причина несообразностей доменного процесса – древняя

традиция смешивания руды и топлива 7

1.2. «Врожденные пороки» доменного процесса 8

1.3. Формирование основных принципов металлургии 12

1.4. Формирование доменной плавки 14

1.5. Принцип «доменный процесс незаменим!» 17

1.6. Доменная идеология 22

1.7. Психологические сложности 25
Глава 2. Пороки металлургического цикла 29

2.1. «Порок № 1» – неполное сжигание топлива 29

2.2. Обилие дешевого тепла – важнейшее условие успеха

металлургического агрегата 32

2.3. Замена кокса углем, доставляемым прямо в факелы 35

2.4. Несообразности печей обжига 39

2.5. Оценки теплового баланса 42

2.6. Обеспечение теплом ванны с расплавами.

Отопление сталеплавильных агрегатов 44

2.7. Возможности полного сжигания топлива 47

2.8. Порок № 3 – переуглероживание металла 51

2.9. Принцип «двустадийный процесс наиболее эффективен» 55

2.10. Порок №4 – капризность, плохая управляемость процесса 56
Глава 3. СХЕМА ПОЛУЧЕНИЯ СТАЛИ В ШАХТНОЙ ПЕЧИ.

АГРЕГАТ «УГОЛЬНЫЙ «МИДРЕКС» 63

3.1. Агрегат «Угольный Мидрекс» 63

3.2. Возможности окислительной зоны дожигания газов.

Баланс тепла отдельных зон. Футеровка 66

3.3. Управляемость процесса 69

3.4. Плавление спекающейся массы металлизованных окатышей 71

3.5. Газопроницаемость зоны плавления 73

3.6. Выносной горн-отстойник. О качестве получаемой стали 75

3.7. Почему не плавят сразу же окатыши в агрегатах типа «Мидрекс» 80

3.8. Способы введения топлива непосредственно в зону горения,

в факелы 81

3.9. Технические сложности преодолимы 87


Глава 4. ИНЖЕКЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ 89

4.1. Известные инжекционные процессы 89

4.2. Применение реакций порошков в факеле 90

4.3. Металлизация пылегазовой взвеси в рекуператоре.

Получение порошка железа 92

4.4. Получение жидкого металла за счет металлизации в рекуператоре 96

4.5. Оптимизация прогрева пылегазовой взвеси 101

4.6. Технические сложности 102


Глава 5. Применение элементов последовательной

продувки в существующих доменных печах 107

5.1. Вдувание концентрата 107

5.2. Возможные отрицательные последствия 112

5.3. Вдувание угольной пыли с порошком концентрата 115

5.4. Утилизация тепла отходящих газов реакцией

металлизации пылегазовой взвеси 117

5.5. Вдувание пылегазовой взвеси, металлизованной в рекуператоре 119

5.6. Другие изменения процесса 121


Глава 6. Другие возможности последовательной

продувки. Другие варианты 123

6.1. Получение металла из руды в сталеплавильном агрегате.

Тепловой баланс плавки 123

6.2. Процес «Ромелт» 125

6.3. Восстановление других металлов 129

6.4. Получение водорода 132

6.5. Газификация угля в рекуператоре 133
Глава 7. Получение изделий из ПОРШКА концентрата по схеме металлизация ПРЕССОВАНИЕ спекание

(совместно с Р. А. Анакашевым) 135

7.1. Преимущества схемы металлизация – спекание 135

7.2. Экспериментальная часть 138

7.3. Неметаллические включения 139
Глава 8. ТОЧНОЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ И ЭЛЕМЕНТЫ ДРЕВНЕГО РЕМЕСЛА В МЕТАЛЛУРГИИ. ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СЛОЖНОСТИ ВОПРОСА 142

8.1. Элементы древнего ремесла в доменной плавке 142

8.2. Силы фундаментальные (простые) и нефундаментальные.

История вопроса 143

8.3. Явления, не поддающиеся анализу методами точных наук 146

8.4. Революции в физике как ломки идеологии 149

8.5. Нефундаментальные явления сосредоточены

в теории твердого тела 151

8.6. Квазикристаллические свойства жидкости

и приемы улучшения металла 153

8.7. Термовременная обработка стали (ТВО) 155

8.8. Различия в мышлении физхимика и доменщика 157

8.9. Особенности идеологических дискуссий 159

8.10. О формировании идеологии 160

8.11. Устойчивость традиционной идеологии 164

8.12. Закономерности ломки идеологии 165


ЗАКЛЮЧЕНИЕ 168

ПРИЛОЖЕНИЕ. Расчеты теплового баланса, расхода топлива,

теоретической температуры горения 170



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 182
ПРЕДИСЛОВИЕ
При подготовке данного второго издания книги материал ее существенно дополнен и переработан.

Мы стремились возможно полнее обсудить положения этой работы со специалистами теории металлургических процессов, доменного и сталеплавильного производства, рудоподготовки, обогащения полезных ископаемых и др. Для нас очень полезны были беседы с академиком Ватолиным Н. А., с профессорами Амдуром А. М., Апакашевым Р. А., Дмитриевым А. Н., Кобелевым В. А., Козиным В. З., Кравцом Б. Н., Окуневым А. И., Пузановым В. П. и другими. Автор благодарен также Благину Д. В. и Потапову А. М.

Обычно научно-технические вопросы излагаются строгим и «сухим» языком. В этой работе стиль изложения получился более эмоциональным, близким к стилю популярных или полемически-дискуссионных книг. Дело в том, что ряд разделов здесь излагаются по материалам прошедших дискуссий, часто весьма оживленных, а также по материалам прочитанных лекций или докладов. В книге сохранены также элементы занимательного изложения, полезные в лекциях для студентов.

К тому же потребовалось обсудить ломку идеологии в данной области, психологические сложности такой ломки, которые не поддаются сухому изложению. Несообразности или пороки металлургического цикла в той или иной мере осознаются, но понять их вполне и устранить мешает устоявшаяся идеология. Вопросы научной идеологии обычно не затрагиваются в работах по металлургии; между тем здесь они очень важны, поэтому в книге им отведено сравнительно много места – последняя глава 8.

Глава 7 написана совместно с профессором кафедры химии Уральского государственного горного университета Апакашевым Р. А.

Мы были бы рады получить критические замечания или отзывы на эту книгу по адресу: E-mail: pavlov405@rambler.ru.

Электронный вариант книги размещен в Интернете по адресу: Pavlovvalery.ru.

Глава 1

ВВЕДЕНИЕ. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ работы
1.1. Причина несообразностей доменного процесса –

древняя традиция смешивания руды и топлива
…прошлое, отдаленнейшее, глубочайшее,

суровейшее прошлое веет на нас

и вспучивается в нас.

Ф. Ницше
В работе рассмотрены «несообразности» или «врожденные пороки» современного металлургического цикла. Из-за них рядовая сталь оказывается, например, в 2-3 раза дороже, чем получилась бы в цикле без несообразностей. Металлургический цикл [1-17] с его пороками сложился в донаучную эпоху в результате многовекового стихийного развития, под воздействием многих исторических случайностей. История металлургии убеждает нас в том, что при другом стечении обстоятельств мы могли бы получить в наследство от прошлого совсем другую металлургию.

В настоящее время основная масса черного металла (примерно 95 %) получается доменным процессом, то есть продувкой смеси кусков кокса и рудной компоненты – окатышей или агломерата. Основную часть остальных 5-ти процентов черного металла получают процессом, идейно близким к доменному – путем продувки окатышей или кусков рудной компоненты природным газом в шахтных агрегатах типа «Мидрекс», «Хилл-3» и др. В принципе, известно много других способов получения черного металла, быстро появляются новые способы, однако, их суммарный вклад в производство незначителен. Нет способов, которые могли бы составить конкуренцию доменному процессу в получении основной массы металла. Подобная ситуация и в пирометаллургическом получении ряда цветных металлов, так как многие агрегаты цветной металлургии создавались по образцу домен.

Доменный процесс определяет общий вид современного металлургического цикла, является структурообразующим или системообразующим элементом всего цикла. В этой книге рассматривается цикл до выпуска стали, до ее разливки.

Обсуждаемые несообразности цикла порождены несообразностями доменного процесса, а именно, тем, что получение металла практически всегда мыслили, в основном, как продувку рудо-топливной смеси при избытке топлива. Это два основных принципа доменного процесса.

Металлургический цикл сформировался в современном виде во многом потому, что для металлургов с древности очень важными были всегда две задачи:

1. Обеспечить высокую скорость реакций между кусками руды и топлива.

2. Достигнуть и поддерживать достаточно высокую температуру в горне, в домнице, а позднее – в доменной печи.

Для ускорения процессов восстановления руду и топливо смешивали1, чтобы реагирующие куски шихты оказались ближе друг к другу. Сейчас вполне понятно, что нужную скорость реакций можно обеспечить и без смешивания компонентов; в этом убеждают теперь уже не только лабораторные эксперименты, но и промышленные процессы, в частности, агрегаты типа «Мидрекс».

Для повышения температуры увеличивали долю топлива в смеси, давали увеличенный избыток топлива. Поэтому куски металла, полученные металлизацией руды, получались в угольной засыпке. Когда интенсификация процессов привела к плавлению системы, получилось предельное насыщение жидкого металла углеродом, получился чугун. Стал необходим дополнительный сталеплавильный передел.

Отметим, что для получения высокой температуры избыток топлива нецелесообразен; наивысшая температура получается при стехиометрическом соотношении реагентов, без избытка топлива, остающегося после всех реакций.

Таким образом, теперь вполне ясно, что оба рассматриваемых побуждения древних металлургов, которые привели к «несообразностям» цикла, оказываются неверными.

1.2. «Врожденные пороки» доменного процесса
Ну, это все философия…

А. М. Амдур
Перечислим «несообразности» или «врожденные пороки» доменного процесса [15, с. 247] (соответственно и металлургического цикла), вызванные смешиванием кусков руды и топлива при избытке топлива. Пороки можно устранить, если перейти от совместной продувки топлива и рудной компоненты к последовательной продувке, когда газы дутья проходят сначала зону топлива, а затем рудную зону. Отметим следующие пороки:

aв доменной печи газообразные продукты горения вплоть до колошника контактируют с коксом, горение всюду идет при избытке топлива, как в газогенераторе, поэтому кокс удается сжечь в основном лишь до СО, но не до СО2. Из-за этого печь получает от горения топлива в 2-3 раза меньше тепла. Если в верхней части печи будут одни окатыши, то подачей дополнительного дутья отходящие газы можно было бы дожигать до СО2 и получать всё возможное тепло.

bв доменной печи приходится применять дорогой кокс, а не уголь, из-за того, что здесь требуется организовать горение кусков топлива, смешанных с кусками рудной компоненты. Кокс в 2-6 раз дороже угля. Эти два порока вместе делают тепло горения топлива в доменной печи примерно в 10 раз дороже (так как (2-3)×(2-6) 10) по сравнению с хорошей угольной топкой или паровым котлом, то есть по сравнению с такими агрегатами, где, во-первых, топливо сгорает практически полностью (до СО2, Н2О), и, во-вторых, где используется сравнительно дешевый уголь, но не кокс.

Тепло горения топлива в домне оплачивается, грубо говоря, в десятикратном размере. Если бы топливо сжигалось отдельно от руды, в своей зоне, то физические свойства его были бы несущественны, и можно было бы вместо кокса применять кусковой уголь или угольную пыль. Тепло горения топлива при этом было бы ординарным, оплачивалось почти в однократном, а не в десятикратном размере. Рудная компонента в домне, как и топливо, также должна применяться в окускованном виде, в виде обожженных окатышей или агломерата. Это делает и ее дороже, например, в два раза и более. При раздельной продувке можно и рудную компоненту использовать в исходном виде как порошок концентрата.



с) смешивание окатышей с избытком топлива приводит к тому, что после восстановления куски металла оказываются в топливной засыпке, и их плавление дает насыщенный углеродом чугун, эвтектический расплав с содержанием углерода около 4,3 %. Поэтому для получения стали требуется выполнить еще сталеплавильный передел. Этот передел нужен в основном для того, чтобы исправить сравнительно небольшой «перебор» доменного процесса, устранить некоторое переуглероживание, перевосстановление металла.

При последовательной продувке в зону рудной компоненты из топливной зоны поступает лишь восстановительный генераторный газ; окатыши восстанавливаются газом, как в агрегате «Мидрекс», без прямого контакта с топливом, и дают малоуглеродистую металлизованную массу. Плавлением таких окатышей в этом же агрегате можно сразу получить сталь, как в электропечах сразу получают сталь плавлением аналогичных окатышей, полученных на установках «Мидрекс».



dещё одна несообразность совместной продувки – работа при неустойчивом движении материалов, в режиме капризного и часто почти неуправляемого процесса. Сход материалов в домне определяется силами трения в спекающихся массах металлизованных окатышей, а такое движение принципиально неустойчиво, оно переходит в чередование подвисаний и обрушений шихты и, соответственно, перегревов и переохлаждений горна. Возникает множество других расстройств хода печи.

При этом доменщик часто почти не может быстро повлиять на соотношение горения и восстановления-плавления, выделения и поглощения тепла в горне. При перегреве или похолодании горна рекомендуется изменять долю кокса в завалке, но этот кокс дойдет до горна лишь через 6-20 часов. Более устойчивое движение материалов и лучшая управляемость возможны при последовательной продувке.


Таким образом, одна из основных задач книги – показать, что причиной отмеченных пороков цикла является именно традиция смешивания кусков руды и топлива. Пороки можно устранить, если перейти к раздельной (последовательной) продувке компонентов, при которой топливо и руда загружаются отдельно, а газы дутья проходят сначала зону топлива, а затем зону рудной компоненты.

При последовательной продувке ничто не мешает сжигать топливо полностью, использовать вместо кокса кусковой уголь или угольную пыль, и сразу в шахтной печи получать сталь.

Теперь нам вполне ясно, что неверны оба побуждения древних металлургов, которые привели к смешиванию руды с избытком топлива и к современному металлургическому циклу: и для ускорения процесса, и для повышения температуры в печи необязательно смешивать руду с избытком топлива. Но преодолеть сложившиеся многовековые традиции, которые теперь закреплены всей структурой металлургии, очень сложно, даже если теперь понятно, что они сложились из неверных побуждений. Сейчас и футеровка доменной печи может работать только при избытке кокса, и профиль печи рассчитан на сход шихты с избытком кокса. Как говорят в таких случаях, мы в плену у древних заблуждений. На практике оказывается очень трудно хотя бы осознать возможность металлургии без данных несообразностей, так как для этого требуется радикальная ломка многовековой идеологии.

В прошлом не раз начиналось осмысление металлургами преимуществ раздельной продувки. Тысячу лет существовал каталонский способ получения железа, при котором топливо и руда загружались раздельно. Существовали другие подобные региональные варианты процесса [7, 8]. Если бы мировой индустриальный металлургический цикл сложился, например, на основе каталонского способа, то сейчас мы имели бы, очевидно, совсем другую металлургию, примерно ту металлургию с раздельной продувкой, которая здесь предлагается, без отмеченных несообразностей. Но индустриализация металлургии началась не в Каталонии, а в Англии, здесь раньше получили распространение мощные воздуходувки с паровыми машинами, плавка на коксе (с 1709 г.), интенсивный подогрев дутья, резко вырос размер доменных печей, были изобретены бессемеровский (1855 г.) и томасовский конвертеры. На долю Англии в средине 19-го века приходилось больше половины мирового производства чугуна и стали. Здесь и сложился мировой индустриальный цикл. Региональные варианты ремесленной металлургии, включая каталонский, были вытеснены этим индустриальным циклом. В результате по причинам, не зависящим от металлургии, мы получили в наследство от прошлого цикл на основе совместной, а не раздельной продувки.

Если мы рассматриваем лишь схему процесса и не обсуждаем пока технические сложности, то вполне ясно, что «пороки» нетрудно устранить. Так, шахтную печь со сталеплавильной футеровкой лещади можно заполнить одними лишь окатышами, а все топливо вводить в виде угольной пыли, вдуваемой в факелы дутья. Отходящие газы при необходимости можно дожигать подачей дополнительного дутья в верхней части печи и, тем самым, добиться полного горения топлива до СО2. В зависимости от величины избытка угольной пыли по сравнению с кислородом дутья мы получим, очевидно, чугун, сталь или железо в соответствии с материальным балансом плавки. Такой агрегат можно назвать «Угольный Мидрекс»; здесь сталь получится уже в шахтной печи, без кокса и при экономичном полном сжигании угля. Такая рядовая сталь будет стоить, например, в 2-3 раза дешевле по сравнению с аналогичным металлом, получаемым в настоящее время.

Возникающие при этом технические сложности отнюдь не являются чрезмерно большими или непреодолимыми. Предлагаемая схема получается в основном перегруппировкой отлаженных элементов современной плавки. Освоение таких процессов потребует, конечно, большой работы, но вполне реально. Намного больше кардинально новых элементов осваивается при отладке радикально новых процессов, далеких от традиционного доменного. Таковы процессы типа «Ромелт», «Циклон» или кислородно-факельный процесс автогенной плавки черновой меди, процессы металлизации окатышей на поду кольцевой вращающейся печи и др.

Главные сложности при освоении предлагаемых процессов – не технические, а психологические или идеологические. Для введения таких процессов требуется ломка глубоко укоренившейся господствующей доменной идеологии. Обоснование этих положений – задача последующих глав книги.

1.3. Формирование основных принципов металлургии
И твердо верю я, товарищ Сталин,

что как бы тяжко не было здесь мне,

но будет много чугуна и стали

на душу населения в стране.



В. Высоцкий, песня зэка
Рассмотрим историю формирования основных принципов современной металлургии. Приведем соответствующие данные из истории металлургии.

Согласно данным археологических раскопок, железо, видимо, впервые было получено сыродутным процессом в державе древних хеттов, в центральной Малой Азии [5]. Появившееся новое железное оружие оказалось намного более эффективным. Сохранились послания, в которых могущественные фараоны Египта и владыки великой Ассирии просили царя хеттов дать им железа. В парижском музее Лувр хранятся крицы хеттского железа, найденные при раскопках ассирийской столицы Ниневии. Установленный хеттами основной принцип черной металлургии – принцип совместной продувки рудо-топливной смеси – оказался очень живучим и остается основным способом и сейчас.

В металлургии меди обсуждаемый принцип продувки рудо-топливной смеси был введен примерно 6 тысяч лет назад, еще пещерными людьми, где-то в конце каменного века истории человечества [4]. Предполагают, что эта металлургия, возможно, начиналась с обычного обжига кусков руды на костре [1, 2]. Костер можно организовать так, что где-то под слоем углей в нем будет горячая восстановительная зона, где возможно восстановление медной руды.

Отметим, что эпоху зарождения металлургии (примерно 6 тыс. лет назад) Библия считает временем сотворения мира. Действительно, лишь с переходом от каменного века к бронзовому возникают города, государства, появляются дома, дворцы, храмы, возникают начатки письменности. Появление металлов привело к неолитической революции, к началу цивилизации и было одним из важнейших событий истории человечества [4]. Для нас важно то, что обсуждаемый принцип совместной продувки руды и топлива существовал с самого зарождения металлургии 6 тыс. лет назад «от сотворения мира».

Очевидно, медь была получена первой из-за того, что она легковосстановимая. Температура Тв восстановления меди углеродом из руды Cu2O очень низкая, всего 400 К или 130 ºС, поэтому медь вполне может восстанавливаться в слое горячих углей. Для железа Тв = 710 ºС Металлы осваивались в основном в порядке нарастания Тв, в порядке нарастания сродства к кислороду, а не в порядке тугоплавкости, как часто считается. Легкоплавкий алюминий (Тпл = 660 ºС) был получен очень поздно, лишь в 19-м веке, и лишь после разработки электрохимических методов, так как он трудновосстановимый, (Тв = 2210 ºС).

Древний мир знал шесть металлов: медь, железо, олово, свинец, а также самородные благородные металлы – золото и серебро, из которых чеканили монеты. В Древнем Риме применяли свинцовые водопроводные трубы. Олово использовали для получения бронзы.

Открытие следующих металлов началось уже только после эпохи Возрождения. В химии Лавуазье (1790 г.) известны уже 18 металлов. Сейчас таблица Менделеева заполнена, пустых мест там больше нет, и мы знаем все 70 металлов таблицы. Очевидно, это – окончательный итог.

Древние агрегаты работали как на естественной тяге, так и при нагнетании воздуха мехами. В древнем Египте примерно 3 тыс. лет назад распространены были уже как ручные, так и ножные меха. Типичный металлургический агрегат (сыродутный горн-яма) на заре черной металлургии, видимо, часто представлял собою просто яму в земле, на дно которой через керамическую трубку подавалось дутье ручными или ножными мехами. Яму заполняли смесью руды и топлива и присыпали сверху землей, что защищало шихту от окисления внешним воздухом. После периода продувки яму вскрывали и извлекали крицу – спекшиеся куски металлизованного железа. В других случаях под дно ямы подводили воздушный канал с поверхности и, тем самым, организовывали естественную тягу примерно так же, как органи-зовывается тяга в домашних бытовых печах.

Со временем появилась футеровка, горн становился выше, горн-яму заменила горн-печь, потом домница, поставленная на пень-фундамент. В 11-15-м веках повышение температуры в печах привело к появлению чугуна и затем к формированию доменного процесса.

В средневековье дутье в горн-печь подают уже за счет работы водяного колеса. В России ряд металлургических заводов в Карелии и на Урале появились в петровскую эпоху около плотин на реках. В частности, в 1723 году построен завод на реке Исеть, положивший начало Екатеринбургу. Сохранились полосы кричного железа, выкованные лично Петром 1.

Мировой индустриальный металлургический цикл сформировался в эпоху индустриализации передовых стран, в 19-м веке. 19-й век и начало 20-го стали временем огромного количественного роста черной металлургии в связи с общей индустриализацией хозяйства передовых стран. За период с 1800 г. до 1913 г. мировое производство чугуна и стали выросло примерно в 100 раз, по чугуну: с 0,8 до 80 млн тонн в год.

Отметим, что основные труды классиков марксизма создавались именно в эпоху бурного роста металлургии, и данные о производстве металла часто были в этих трудах основным показателем развития страны. В связи с этим в СССР стройки металлургических заводов пользовались особым вниманием. Вплоть до распада СССР основными показателями пятилетних планов было производство чугуна и стали, хотя передовые страны уже вступали в эпоху постиндустриального информационного общества, а металлургические производства переносили в страны третьего мира. Здесь также видно влияние идеологии на металлургию – в данном случае уже влияние социальной идеологии.



1.4. Формирование доменной плавки
Что толку снова и снова ругать

домну?! Все равно лучше ничего нет.



Из дискуссий
Доменный процесс (то есть выплавка чугуна в шахтной печи) не был внедрен или изобретен кем-либо; он появился самопроизвольно, а потом от него просто не смогли избавиться, хотя долго пытались это сделать. Исторически доменный процесс появился сам и был сначала неприятной неожиданностью для металлургов. Постепенная интенсификация продувки в старых сыродутных кричных горнах, в домницах, неизбежно вела к повышению температуры, к плавлению металла (около 1140 ºС). Неизбежным следствием такой интенсификации продувки уже в 11-м веке стало появление чугуна, сначала в небольших количествах. Вместо привычного мягкого и ковкого кричного железа металлурги получили хрупкий и нековкий чугун, не пригодный для обычных изделий. Чугун выбрасывали, называли свинским железом (по английски – «pig iron»; такой же смысловой оттенок имеет русский термин «чугунная чушка»).

Такой «доменный процесс» воспринимали как своего рода аварию, с появлением чугуна несколько столетий безуспешно боролись. Удалось приспособиться к такому процессу лишь в 14-м веке. Предоставили печам давать металл, «какой уж сам получится», и нашли ему применение в литье. В результате в 14-м веке было отлажено литье из чугуна ряда металлоизделий, в частности, пушечных ядер, а позднее и самих чугунных пушек. Чугун стали получать специально, и в 14-15-м веках сформировался, отладился почти современный вид доменной плавки [7, 8].

Жидкий металл в домне с самого начала, с 14-го века, приходилось выплавлять по принципу «уж какой сам получится, там посмотрим, можно ли его куда-то применить». При таком подходе, естественно, получался металл, предельно насыщенный углеродом – чугун. К сожалению, этот принцип доменной плавки по традиции сохраняется и сейчас, а доведение металла до нужного состава перекладывается на дополнительный сталеплавильный процесс, хотя при современных знаниях можно и нужно уже в шахтной печи получать сталь, или, по крайней мере, полупродукт, близкий к стали.

К тому же доменная плавка оказалась плохо управляемой и склонной к пугающим, непредсказуемым и опасным расстройствам хода печи. Неожиданно могло пойти зависание или обрушение шихты, опасное самопроизвольное перегревание горна или еще более опасное его охлаждение со вспениванием шлака. Такое переохлаждение грозило перейти в катастрофическую аварию вплоть до полного «закозления» печи.

Так как реагенты смешаны, все реакции идут одновременно, то и сейчас при попытке повлиять на какую-то реакцию в домне возникает много непредвиденных следствий по всем другим реакциям. Так как в домне все взаимосвязано, то обычно считаются безнадежными попытки избирательного влияния на нужный процесс.

В результате сложилась своеобразная доменная идеология испуганного смирения перед доменным процессом, как перед явлением природы, почти непознаваемым и почти неуправляемым, которое мы не можем изменить, а можем лишь приспособиться к нему. Такая идеология напоминает средневековые религии; тогда обычно любая идеология получалась похожей на религию. Важнейшей задачей доменщиков стало поддержание, тщательное оберегание установившихся проверенных и сравнительно безопасных режимов процесса, недопущение значительных отклонений от этих режимов. Тем более недопустимыми представляются эксперименты с огромными современными домнами. Металлурги хорошо знают, что в ответ на предложение любых существенных изменений доменщики взвоют и скажут, что это будет уже не доменный процесс.

Важно отметить, что доменная плавка и ее идеология формировались в раннем средневековье, задолго до появления химии; тогда была лишь алхимия. Не было книгопечатания и вообще не было технических письменных знаний, поэтому даже полуфантастические представления алхимиков можно было почерпнуть лишь из редких пергаментов. В предыдущие «тёмные века» Европа состояла из варварских государств, и была утрачена большая часть знаний античного древнего мира. Первая «техническая литература», два первых трактата с рецептами по металлургии появились лишь в 16-м веке (Агрикола и Пиринсуччо, 1540 г., [44]).

Вполне естественно, что при таком уровне знаний раннего средневековья сложилось отмеченное отношение к доменному процессу как к чему-то неизменному, почти непознаваемому и почти неуправляемому, данному свыше. Примерно так воспринимается явление природы, с которым мы не можем бороться и которое мы не можем изменить, а можем лишь приспособиться к нему. Тогда было ясно, что бессмысленно анализировать или критиковать доменный процесс, его не удастся изменить, от него не удастся избавиться, с ним надо сжиться, смириться.

В средневековье попытки трезвого анализа положений религии подлежали жестокому наказанию уже за то, что они оскорбляли чувства верующих. Критический анализ доменного процесса также был психологически недопустим, независимо от его содержания.

Эта идеология-религия, это испуганное смирение перед опасными капризами домны и сейчас является главным препятствием, не позволяющим внести очевидные назревшие улучшения в шахтную выплавку металлов. И сейчас критика доменного процесса нередко воспринимается как бессмысленная, или даже как некое святотатство, кощунство, как грех, подобно критике Священного Писания. Такие идеологии, как и религии, очень устойчивы и сохраняются многие столетия, даже в эпоху точного естествознания и научно-технического прогресса.

Усилия доменщиков сосредотачиваются на поддержании отлаженных режимов процесса, на тщательном оберегании этих режимов, на борьбе с опасными капризами печи, и предложения серьезно изменить процесс представляются уже просто нереальными, оторванными от действительности, неразумно опасными. Распространено убеждение, что из попыток изменить процесс все равно ничего не получится.

Поэтому доменный процесс качественно не изменился за многие столетия своего существования, а традиция смешивания кусков руды и топлива сохраняется все 6 тысяч лет существования металлургии. Отметим для сравнения, что сталеплавильный процесс, не обремененный древней идеологией, успел возникнуть и несколько раз качественно усовершенствоваться за два последних столетия. Пудлинговые печи сменились воздушными конвертерами, затем появились мартены, электропечи, кислородные конвертеры.

Сравнительно быстро изменяются также процессы, предшествующие доменному (агломерация, коксование, окислительный обжиг руд, предварительный обжиг сидеритов или известняка и др.), которые готовят сырье для домны. Эти подготовительные и доводочные процессы не явились сами, самопроизвольно в древности, как кричной и доменный; они были изобретены и сознательно внедрены уже в научную эпоху, за два последних столетия. Здесь нет средневековой идеологии, которая не приемлет анализ и критику, поэтому такие процессы сравнительно быстро изменяются. Но неизменной остается доменная плавка на металл, «какой уж сам получится», на чугун. Совершенствуется то, на что не распространяются запреты древней идеологии; неизменным и архаичным остается то, что запрещает изменять идеология. Вместе с этими неизменными принципами сохраняются и обсуждаемые несообразности металлургического цикла.

1.5. Принцип «доменный процесс незаменим!»
Когда резко изменялись условия производства, каждый раз торжествовал принцип «доменный процесс незаменим!». Металлурги каждый раз не решались отойти от традиционного вида доменной плавки, «освященной» идеологией-религией, не могли поступиться доменными принципами, не соглашались видоизменить доменный процесс получения металла соответственно новым условиям. Они скорее соглашались ввести новый дорогой передел, подготовительный или доводочный, ради того, чтобы сохранить неизменным доменный процесс. В результате к настоящему времени в цикл добавился целый ряд переделов.

В 11-15-м веках, когда возникал и формировался доменный процесс, металлурги не могли осознать тот факт, что если в чугуне понизить содержание углерода, то мы получим готовый конечный продукт, сталь, более прочную и более ценную, чем чугун. Когда не было книгопечатания и письменных знаний, когда не было химии, а была лишь алхимия, не могла возникнуть идея о превращении чугуна в сталь путем понижения концентрации углерода. Это представление стало вполне ясным лишь в 18-м веке (например, у Лавуазье), когда химия достигла значительного развития. Работали окислительные кричные горны, в которых чугунные отливки при длительной выдержке приближались по составу к стали и становились более прочными, менее хрупкими.

Получение жидкой стали из чугуна было отлажено лишь в конце 18-го и в 19-м веке, сначала в «тестообразном» состоянии в пудлинговых печах (Г. Корт, 1784 г.), а затем в бессемеровских конвертерах (1855 г.)

Можно было искать такое видоизменение доменного процесса, при котором металл не переуглероживался бы в домне, жидкая сталь получалась бы сразу в шахтной печи, одним переделом. В традиционном доменном процессе металлизованные куски руды получаются и плавятся в коксовой засыпке, расплавы фильтруются через слой кокса, насыщаются углеродом, и, естественно, получается чугун. В упомянутом каталонском процессе [7, 8] топливо и руда засыпались в агрегат раздельно, металлизованные спекающиеся куски руды, а затем спекшаяся крица железа получалась не в угольной засыпке, а отдельно от топлива. В таких процессах получаемый металл содержит мало углерода, и его расплавление сразу дало бы сталь. Сейчас подобную массу спекающихся окатышей получают в агрегатах «Мидрекс», и простое расплавление такой массы в электропечи практически сразу дает сталь, которую можно непосредственно использовать как готовую рядовую сталь или же проводить процессы ее улучшения, легирования, рафинирования, вакуумирования и др.

Но металлурги и в этот раз предпочли сохранить доменный процесс неизменным, по-прежнему получать в домне металл, какой уж сам получится, а для исправления переборов и промахов домны, для выплавки стали ввели новый дорогой сталеплавильный передел.

Когда потребовалось от кусковых руд перейти на концентраты, можно было отлаживать вдувание порошка концентрата в домну. Такое вдувание концентрата сделало бы ненужным его окускование, которое достаточно дорого; цена окускования нередко составляет больше половины всей стоимости доменного рудного сырья и больше четверти стоимости чугуна. Агломерация или производство обожженных окатышей из концентрата обходятся, с учетом затрат на топливо, обычно дороже, чем сам доменный процесс, взятый без стоимости сырья.

Вдувание концентрата было тем более реально из-за того, что доля концентрата долгое время была невелика по сравнению с долей кусковых руд, и концентраты можно было использовать как малую добавку в сырье. Теперь становится понятно, что процессы инжекционной металлургии (вдувания порошков) вообще очень перспективны. Применение приемов инжекционной металлургии при предлагаемой последовательной продувке рассмотрено в главе 4.

Если порошок железорудного концентрата металлизовать, то его можно использовать дальше для прямого получения металлоизделий путем прессования-спекания, то есть методами порошковой металлургии. Получается металлургия твердого тела вообще без плавления материалов. По оценке Р. Тэлмеджа [18], такая металлургия была бы примерно в 5 раз экономичнее современной металлургии по энергозатратам. Рассмотрение этих возможностей − задача главы 6.

Однако металлурги и в этом случае предпочли оставить доменный процесс неизменным, хотя для этого потребовалось добавить новый передел – окускование концентрата, и потребовалось преодолеть значительные технологические трудности. В частности, потребовалось отладить очень необычную продувку порошка концентрата сверху вниз в тонком слое на агломерационной ленте за счет разрежения, создаваемого эксгаустером. Порошок концентрата превращался в куски агломерата, а в другом варианте – в обожженные окатыши, подобные привычным кускам руды. Такой передел ввели для того, чтобы доменную плавку можно было вести по-прежнему, заменив традиционные куски руды окатышами.

Тогда было естественно и для спекания концентрата искать способ, подобный доменной продувке. Но потоки доменного дутья унесли бы порошок концентрата с колошниковыми газами. Поэтому применили продувку сверху вниз, при которой дутье не уносит порошок концентрата, а лишь прижимает его к аглоленте, к «постели». Так как порошок имеет малую газопроницаемость, пришлось вести продувку в сравнительно тонком слое; так получился современный процесс агломерации.

Как отмечено выше, доменный процесс возник, явился сам, самопроизвольно. Попытки избавиться от него оказались неудачными, и с ним смирились, как с неким неизменным явлением природы. В доменном процессе законсервированы и освящены, закреплены идеологией заблуждения многих веков. При внимательном рассмотрении в этом процессе видны особенности древнего ремесла, не преодоленные влияниями научного периода. Несообразности нашей металлургии в целом сложились с древности, под влиянием многих исторических случайностей.

Регулирование схода шихты заплечиками, неустойчивое движение материалов с чередой спеканий и обрушений стало результатом трех прошлых веков, убеждение в преимуществах двустадийного процесса – от 18 и 19-го веков. Совместная продувка существует на протяжении всей истории металлургии, а получение металла, «какой уж сам получится», закрепилось в 11-14-м веках. В донаучную эпоху эти принципы освящались, закреплялись доменной идеологией и воспринимались как естественные, неприкосновенные, почти как Священное Писание.

При этом рискованные эксперименты с огромной доменной печью недопустимы. Освоение нового процесса в металлургии требует большой работы и больших затрат, связано с риском неудач и даже аварий. Поэтому принцип доменный процесс незаменим удобен еще и тем, что освобождает от необходимости трудиться в этом направлении и рисковать.

По своему основному содержанию доменный процесс сводится к восстановлению окислов железа углеродом, к простой реакции, которая обеспечивается теплом за счет горения того же углерода топлива. В современных химических технологиях, которые возникли уже в научную эпоху, подобные реакции обычно тщательно оптимизированы. Здесь практически невозможны такие резкие противоречия с простыми требованиями термодинамики, такие большие потери химической энергии (в 2-3 раза) и такая неуправляемость процесса. В современных технологиях нелегко найти и такое неустойчивое движение материалов под действием столь неопределенных капризных сил, как трение в спекающихся массах. Одно из основных направлений в развитии современной техники – это как раз освобождение от сил трения, переход к таким условиям, где эти силы несущественны, а движение описывается точными уравнениями (подробнее эти вопросы обсуждаются ниже, в главе 8). При последовательной продувке сход шихты может быть более устойчивым, а сам процесс – более управляемым. Обоснование этих положений – задача разделов 2.7, 2.8, 3.2 в последующих главах.

В деталях и в частностях доменный процесс быстро совершенствуется, становится высокотехнологичным, даже высоконаучным. Исследователи давно смирились с требованием идеологии не касаться основ процесса, привыкли к тому, что шансы на успех есть лишь в периферийных вопросах, в деталях и частностях, анализировать процесс в целом или цикл в целом бессмысленно. Физико-химические исследования сосредотачиваются на деталях и частностях процесса, но не допускаются идеологией к решению центральных вопросов, к выбору принципа процесса. Остается утешаться лишь тем, что масштабы металлургии огромны, и в ней нет такой мелочи, которая не могла бы дать экономию в миллион долларов1.

Программное обеспечение автоматического регулирования печей совершенствуется, например, каждые 5 лет, сами компьютеры такого управления – каждые 10 лет; конструкции механизмов механического оборудования, огнеупоры, фурмы и прочее – каждые 20-40 лет. Но основной принцип процесса сохраняется «от сотворения мира», остается неэффективным, архаическим и сохраняет «врожденные пороки». И здесь неизменным и архаичным остается то, что запрещает изменять доменная идеология; быстро прогрессирует то, на что запреты идеологии не распространяются.

Современная огромная доменная печь (например, объемом 5000 м3) может иметь совершенное и мощное механическое оборудование с применением «космических» материалов и технологий, оснащается тысячами приборов, обширной электроникой и автоматикой. Пульт управления доменной печью может выглядеть подобным пульту в Центре управления космическими полетами. Однако внутри такой доменной печи происходит все та же продувка смеси кусков топлива и рудной компоненты, как и в первых сыродутных горнах-ямах у «металлургов» конца каменного века.

Хотя наша современная металлургия по многим показателям достигла высокого совершенства и в частностях даже стала высоконаучной, она не может, тем не менее, вырваться из той колеи, в которую нас поставили еще древние пещерные люди где-то в конце каменного века истории человечества, в эпоху возникновения металлургии и перехода к веку бронзы. Мы покорно движемся по этой колее, нас удерживает в ней огромная сила инерции и традиции.



1.6. Доменная идеология
Да, тут явно виноват, так

называемый, человеческий фактор.



С. А. Красиков
Чтобы достигнуть высоких современных показателей доменного процесса, потребовалось намного увеличить размер печей и интенсифицировать продувку; для этого потребовалось, в свою очередь, намного повысить требования к сырым материалам, приготовлять хорошо окускованное сырье. Потребовалось приготовлять топливо и рудную компоненту, кокс и окатыши в виде прочных, пористых кусков, устойчивых к истиранию, к термическим воздействиям и др. Потребовалось вводить, в частности, более высокотемпературные режимы обжига сырья при температурах, приближающихся к температуре самого доменного процесса. Приходится идти на значительное удорожание подготовительных процессов ради высоких показателей домны, на удорожание сырья. Кокс стоит в 2-6 раз дороже угля, обожженные окатыши также обычно дороже концентрата в два раза и более. Часто больше половины стоимости чугуна обусловлено тем, что для домны требуется приготовлять хорошо окускованное сырье.

В современной большой доменной печи высота столба шихты достигает, например, 30 метров. Куски шихты должны пройти путь от колошника до горна без разрушения и образования мелочи в условиях интенсивной продувки, при резких термических, химических и механических воздействиях, при пересыпании, истирании и др. Высокая прочность кусков шихты позволяет реализовать в шахте печи хороший теплообмен поднимающихся газов и опускающейся руды на противотоке. Газы охлаждаются на этом пути в шахте, например, от 1400 ºС в горне до 200 ºС под колошником, а окатыши и кокс за счет тепла газов нагреваются от 0 ºС до 1200 ºС. В горн и прилегающую высокотемпературную зону, которые служат «реактором» печи, шихта поступает, например, с температурой 1200 ºС и приносит в горн иногда даже больше физического тепла, чем дает горение топлива (расчёты 1 и 2 приложения). Это – одно из важнейших преимуществ домны.

Очень эффективен был бы такой агрегат, который обеспечил бы утилизацию тепла отходящих газов без дорогостоящего окускования сырья. Цель главы 5 − показать, что такую задачу можно решить, если вести металлизацию концентрата в смеси с угольной пылью в виде пылегазовой взвеси в рекуператоре или в теплообменнике.

Высокие показатели доменного процесса достигаются также и за счет того, что он берет себе работу со сравнительно низкотемпературными и неагрессивными расплавами; работа с более высокотемпературными и химически агрессивными железистыми шлаками перекладывается на последующий сталеплавильный передел. Жидкий металл в домне с самого начала, с 14-го века, выплавляли по принципу «уж какой сам получится, там посмотрим, что с ним делать». По этому же принципу и сейчас доведение металла до нужной концентрации углерода перекладывается на последующую переработку. Показатели домны повышаются также за счет глубокого и дорогого обогащения руды, а также за счет обогащения коксующегося угля.

Окислы пустой породы, которые не удается отделить при обогащении, удаляются потом в доменной печи расплавлением и переводом их в шлак. Пока тепло горения топлива в домне дорого (например, в 10 раз дороже, чем в паровом котле), экономически оправдано глубокое и, соответственно, дорогое обогащение руд. Если же мы отладим отопление шахтной печи полным сжигание угля, сделаем тепло горения в 10 раз дешевле, то удаление пустой породы ее переплавкой в домне станет намного дешевле, и можно понизить требования к обогащению и удешевить его.

Например, нетрудно было бы переплавить не 10 % шлака по отношению к металлу, а 30 %, то есть принять втрое менее глубокое обогащение. При полном сжигании топлива расчетный расход углерода вырос бы при этом с 204 до 212 кг на тонну металла, то есть не очень существенно, на 8 кг/тонну (расчёт 9 приложения).

Если в средневековой металлургии цикл часто состоял практически из одного кричного передела, подобного доменному, то к настоящему времени в результате описанной эволюции металлургический цикл стал довольно сложным нагромождением подготовительных и доводочных производств, «пристроек и приделок» к основному процессу, введенных в разное время и при разном стечении случайных обстоятельств. На пути от руды до изделия материалы проходят, например, 4-8 операций нагрева − охлаждения.

В средневековом кричном процессе получали крицу в горне и затем ковали ее до изделия за один передел, за одну операцию «нагрев − охлаждение». При этом нагревали материалы до невысоких температур, порядка 800-900 ºС. Современный цикл включает 4-8 операций «нагрев − охлаждение», в том числе два энергоемких расплавления металла в домне и в сталеплавильном агрегате. В этом плане современный цикл намного расточительнее по затратам тепла. Это особенно ненормально при современном подорожании энергоресурсов и при множестве программ энергосбережения.

Стоимость самой доменной плавки (расходы по переделу в домне) может составлять, например, 5 % от себестоимости (или цены) стали, 10 % себестоимости чугуна или даже меньше. Так, в примере калькуляции себестоимости чугуна [8, с. 524], расходы по доменному переделу составляют 8,2 %, в примере на стр. 526 – 9,9 %. Порядка 90 % себестоимости чугуна составляет стоимость железорудного сырья и топлива (например, 53,5 % и 38,3 % соответственно [8, с. 524]. Эти 53,5 % и 38,3 % (в сумме 91,8 %) складываются в основном из цены подготовительных переделов: коксования угля, агломерации или производства окатышей, обогащения, иногда еще дополнительных процессов обжига руды и известняка и др. Стоимость сырья увеличивается из-за того, что не все руды и далеко не все угли пригодны для домны; приходится выбирать более дорогое сырье, перевозить его на большие расстояния и др. Стоимость первичной добычи сырья бывает сравнительно невелика, особенно при открытых горных работах.

Цена доводочного сталеплавильного передела часто еще выше стоимости всех подготовительных процессов; цена стали часто примерно вдвое больше цены чугуна.

Таким образом, чтобы не вводить изменения в доменный процесс, а так же чтобы обеспечить высокие показатели его, за несколько столетий были добавлены в цикл подготовительные и доводочные переделы с общей стоимостью, например, в 20 раз больше стоимости самого доменного процесса. Чтобы создать комфортные условия для доменной плавки, выполняются процессы подготовки сырья общей стоимостью, например, в 10 раз больше стоимости самой доменной плавки. Затем в сталеплавильном процессе еще затрачиваются средства, грубо говоря, в 10 раз превышающие стоимость передела в домне, чтобы устранить промахи домны, некоторый ее «перебор», переуглероживание металла. Это делается в основном для того, чтобы в самой доменной плавке можно было не думать о содержании углерода в получаемом металле, по средневековой традиции выплавлять в домне металл, какой уж сам получится. Наше испуганное смирение перед капризным и сложным доменным процессом, наша боязнь что-то существенно изменить в этой плавке, обходится нам уже очень дорого.

Физически и технологически доменный процесс является главным в цикле; именно в домне происходит сам акт превращения руды в металл, основное химическое превращение всего цикла, восстановление окислов железа до состояния металлического расплава. Но физически центральное положение доменного процесса, а также доменная идеология-религия, наша чрезмерная преданность домнам часто мешают вполне осознать тот факт, что порожденные им вспомогательные подготовительные и доводочные процессы в сумме теперь уже намного дороже самой доменной плавки (например, в 20 раз).

Сейчас можно на новом научно-техническом уровне вернуться к вопросам выделения из доменного процесса ряда переделов. Можно ввести в доменный процесс соответствующие коррективы, которые было немыслимо внести раньше, при средневековом испуганном смирении перед этой капризной плавкой, и убрать ряд «лишних» переделов, добавленных когда-то ради сохранения доменного процесса в неизменном виде, а также понизить требования к другим переделам.

Сейчас мы знаем достаточно для того, чтобы в основном предвидеть те следствия, к которым приведут изменения, и наша боязнь таких изменений является следствием лишь идеологических предрассудков, следствием нашей «зацикленности» или «зашоренности» на доменной идеологии, на боязни нарушить давние традиции, давние «табу», а также на боязни вмешаться в этот пугающе-капризный процесс. Если сохранение несообразностей цикла простительно средневековым металлургам, то непростительно нам.



1.7. Психологические сложности
Что же, металлурги все дураки, что ли?!

Реплика студента
Отметим, что анализ влияний доменной идеологии − это сложное и часто неблагодарное занятие. Такие разделы книги часто воспринимаются как досадные посторонние вставки в научно-технический текст. Тем не менее, эта работа здесь необходима, влияние идеологии часто оказывается решающим. Если не учитывать давление идеологии, то сразу же остаются без ответа вполне законные и естественные недоуменные вопросы, которые здесь постоянно возникают, особенно у исследователей со стороны, не пропитанных доменной идеологией. Например, разве могут такие явные несообразности оставаться сейчас неосознанными при современном уровне знаний? Если устранение несообразностей так просто, то почему этого никто не сделал? Эти вопросы формулируются иногда даже в такой форме: «что же, металлурги все дураки, что ли?» и т. д.

Оставаясь в рамках идеологии, мы можем отважиться лишь на то, чтобы механизировать обслуживание доменного процесса, интенсифицировать, оптимизировать, автоматизировать процесс древних металлургов, совершенствовать этот процесс в частностях, но не решаемся выдвинуть свой принцип, свой процесс получения металла, отличный от древней продувки рудо-топливной смеси. Технический прогресс быстро и неузнаваемо изменяет оснащение процесса, то есть то, что существует вокруг процесса, но не затрагивает самого его принципа.

Если же мы освобождаемся от давления идеологии, выходим за ее рамки, быстро находятся эффективные решения старых проблем.

Вследствие упомянутой почти «религиозной» преданности доменному процессу, вследствие чрезмерной веры в него, мы не вполне сознаем его несообразности. Хотя, очень много написано об экономии кокса, о соотношении прямого и косвенного восстановления и др. Мы не сознаем вполне, насколько велики потери химической энергии топлива в домне. Нам не встречалась в литературе четкая констатация того факта, что тепло горения в домне в 2-3 раза меньше возможного, и что это тепло обходится примерно в 10 раз дороже, чем в «нормальных» агрегатах. В соответствующих публикациях внимание сосредотачивается на том, что теплотехнические показатели домны лучше, чем у других металлургических агрегатов.

Мы подчеркиваем высокие показатели домны, ее достаточно низкие затраты, но часто не вполне сознаем, что эти показатели достигаются, грубо говоря, ценой десятикратных затрат на подготовке сырья для домны и еще десятикратных затрат на исправлении переборов или промахов домны в последующем сталеплавильном процессе. Хотя эти данные являются общедоступными, они остаются как бы на заднем плане сознания, не доводятся до четких, ясных формулировок и остаются, как бы, не вполне осознанными. На переднем плане в виде ярких образных формулировок и красочных сравнений фигурируют данные о высокой производительности домен, об их гигантских размерах, и другие выигрышные для домен факты, хотя они могут и не оказывать сильного влияния на общую конечную экономичность производства металла.

Как говорят в подобных случаях психологи, давление устоявшейся идеологии не позволяет вполне ясно осознать факты, противоречащие этой идеологии. Осознание несообразностей идеологии, если и существует, то лишь на уровне неясных предчувствий и смутных ощущений. Требуется большая работа, чтобы превратить такие предчувствия в реальное знание, которое ведет уже к конкретным решениям.

В психологии говорят [12, 19], что в подобных случаях мы проявляем идеологическую поразительную слепоту к таким фактам, и здесь документ против идеологии бессилен. Так формируется застарелый консерватизм идеологии, глубокое инстинктивное недоверие к любым новшествам.

Пока мы находимся под давлением идеологии, само мышление в этих вопросах остается робким и непоследовательным. Если же нам удается выйти за рамки неадекватной идеологии, быстро находятся простые решения старых проблем.

Характерные обороты или ключевые слова дискуссии о недостатках домны следующие: доменный процесс незаменим, он переживет тысячелетия, предлагайте что-то для других агрегатов, а в домну не лезьте, все равно ничего не получится, это бессмысленно. Металлурги привыкли к тому, что если предложить любые существенные изменения, то доменщики взвоют … и т. д.

В подобных случаях бывает психологически легче создавать новый процесс практически с нуля, на пустом месте, только чтобы оторваться от давления идеологии. Легче создавать какой-то качественно новый процесс, идейно далекий от существующего. Психологически труднее внести хотя бы небольшие изменения в принцип существующего процесса, хотя бы несколько иначе перегруппировать его отлаженные элементы, так как в этом случае требуется затронуть его идеологию.

Характерно, что сравнительно быстро прогрессируют процессы получения металла, идейно далекие от доменного. Совершенствуются такие процессы, как «Корекс», «Ромелт», автогенная плавка меди, получение порошка железа методом «Циклон», «Фаст драйв» и другие способы металлизации на поду кольцевой печи, во вращающейся печи, даже плазменные технологии получения металла.

В перечисленных новых производствах почти не удается использовать выигрышные, отлаженные столетиями элементы доменного процесса, его богатейший опыт, не удается сохранить отмеченные преимущества домны и приходится преодолевать множество радикально новых технических сложностей. Но зато здесь уже не чувствуются запреты доменной идеологии, что оказывается более важным. Оказывается легче преодолеть многочисленные и радикально новые технические сложности, чем идеологические запреты.

Но если освободиться от давления идеологии, то можно устранить несообразности основного процесса за счет сравнительно простой и сравнительно небольшой перегруппировки известных и хорошо отлаженных элементов, сохраняя преимущества домны.

Отметим, что сравнительно быстро прогрессирует также производство уникальных сталей и сплавов, у которых резко повышено определенное свойство (или свойства). Потребность в таких сплавах возникает при развитии новых областей техники; производятся они часто в небольших объемах. Что касается производства основной массы металла, то нередко считается, что здесь за многие десятилетия и столетия все отлажено, окончательно устоялось, и ничего серьезно нельзя изменить. Часто считается также, что разработка уникальной стали более престижна, чем анализ выплавки рядовой стали, который пренебрежительно называют работой по ширпотребу.





Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница