Не бросайте пепел на пол



Скачать 499.69 Kb.
страница1/3
Дата31.07.2016
Размер499.69 Kb.
  1   2   3
Елена Скороходова


НЕ БРОСАЙТЕ ПЕПЕЛ НА ПОЛ

(Притча)
Действующие лица:

ОН - мужчина,

ОНА - женщина.

В 1982 году мы, тогда ещё студенты театрального Щукинского училища, ездили летом с концертами по Сибири и Дальнему Востоку. Поездка была тяжёлой, мы жили в чудовищных условиях и выступали, где придётся.

Сейчас уже многое стёрлось из памяти. Но я навсегда запомнила посёлок Хапчеранга. Он расположен недалеко от монгольской границы, среди гор. Помню, что к нему не было дороги: нас привезли туда, лавируя среди деревьев и пересекая горные ручьи, на каком-то допотопном автобусе, который буквально разваливался на части.

В посёлке была, так называемая, гостиница - двухэтажное строение с двумя большими комнатами: одна внизу и другая наверху. Нам посоветовали всем поселиться в одном номере на втором этаже в целях безопасности... Девочки не должны были жить отдельно от мальчиков. И в туалет, который на улице, тоже посоветовали поодиночке не ходить.

Ещё в посёлке был телеграф, откуда нельзя было позвонить, только послать телеграмму, и кинотеатр, в котором ничего не показывали...

Всё население посёлка, человек тридцать-сорок, в 12часов дня выстраивалось в очередь на, так называемой, главной площади перед нашей гостиницей. Потом туда приезжала машина с водкой и дешёвым портвейном. Очередь всё это мгновенно раскупала и исчезала до следующего дня. Что эти люди делали, чем жили, как зарабатывали на эту самую водку, было непонятно.

В посёлке не было бани, школы, я не видела там детей. В палисаднике перед телеграфом стоял посеребрённый Ленин, сильно подпорченный дождями.

Наш приезд местные жители восприняли спокойно, по-моему, им вообще всё было до лампочки. Хотя с интересом разглядывали нас. Особенно девчонок. Но их интерес был какой-то мрачный, потусторонний. Потом нам сказали, что в основном там живут бывшие зэки.

В самой Хапчеранге мы не сыграли ни одного концерта. 10дней мы жили в местной гостинице и нас возили оттуда работать по бездорожью на разваливающемся автобусе в другие, более цивилизованные деревни.

Но я до сих пор частенько вспоминаю Хапчерангу. Как они там, эти странные люди с изгаженным прошлым и неведомым будущим? Существует ли вообще этот посёлок или растворился во мраке нынешних перемен?

Но иногда мне кажется... Иногда мне кажется, что Хапчеранга существует. Она живёт и распространяется, и поглощает собой всю Россию... бедную и несчастную Россию, которую я действительно бесконечно люблю.
Лена Скороходова

Занавес уже открыт.

На сцене простейшая декорация: кинозал в обычном деревенском клубе. По центру - дырка для показа кино. Справа дверь, над которой написано слово «ВХОД». Перед дверью висит занавеска. Слева, чуть ближе к зрительному залу - дверь, над которой написано слово «ВЫХОД». В левом дальнем углу стоит сундук, который до поры до времени не виден за стульями, стоящими рядами. Стульями уставлено всё пространство. На одном из них сидит ОН, лет сорока или тридцати пяти. Может быть, даже ему под пятьдесят. ОН может быть высоким и красивым или маленьким и нелепым. Но в целом внешность значения не имеет. Главное, чтобы это был МУЖЧИНА. ОН очень чем-то недоволен. ОЧЕНЬ!

Входит ОНА неопределённого возраста. Высокая, сутулая и в очках. Крайне непривлекательная. КРАЙНЕ! Но забавная. Во всяком случае, на неё не должно быть противно смотреть. На ней красный шерстяной жакет, расшитый разноцветными пуговицами и длинная шерстяная юбка. ОНА пробирается к месту, на котором сидит чем-то очень недовольный МУЖЧИНА.

ОНА. Простите меня, пожалуйста. Мне очень неловко Вас беспокоить. Но Вы сидите на моём месте.


Напоминаю, что все остальные места пусты.
ОН. Вы что - больная?

ОНА. Что Вы сказали?

ОН. И глухая?

ОНА. Не поняла.

ОН. А-а-а, тогда понятно. Садитесь, пожалуйста, будьте так любезны. Ах, простите, я, кажется, испачкал Ваш стульчик. (Наигранно вежливо вытирает стул).

ОНА. Ой, ну что Вы, ничего-ничего. У меня у самой юбка грязная.

ОН. Дурдом.
МУЖЧИНА пересаживается на ряд или два вперёд, но чуть-чуть в сторону (чтобы не перекрывать даму по мизансцене). Степень его недовольства ещё более возрастает. Не прикасайтесь к нему, а то взорвётся.
ОНА. А почему не начинают?

ОН (рычит). Рано ещё.

ОНА. А-а-а. А буфет не работает.

ОН. Туалет тоже на ремонте. Даже пописать негде.

ОНА (краснеет и от смущения закрывает лицо рукой). Безобразие, какое безобразие.
Некоторое время молчат.
ОНА. Жарко, как жарко...

ОН. А Вы разденьтесь, сидите голая - я смотреть не буду.

ОНА. Как так раздеться? Вы что?

ОН. Что?


ОНА. Как так можно?

ОН. Как?


ОНА. Предлагать девушке раздеться в публичном месте.

ОН. Ну, если девушке в публичном месте жарко, отчего же не раздеться? Ха-ха, девушка. Слушайте Вы, девушка, можно попросить Вас об одном одолжении - помолчите, пожалуйста, до начала сеанса. Хотите, я Вам денег дам?

ОНА. За что?

ОН. За то, чтоб Вы молчали.

ОНА. Зачем?

ОН. Ну, Вам же, наверное, это тяжело?

ОНА. Что мне тяжело?

ОН. Молчать! Молчать Вам, наверное, тяжело, и я готов Вам за это заплатить. Улавливаете, кикимора?

ОНА. Лично я могу молчать совершенно бесплатно. Я только не понимаю, что Вы имеете в виду - я ведь и так молчу. Ничего такого я ведь ещё не сказала. И почему Вы на меня кричите? Орёте просто как ненормальный. И что значит кикимора?

ОН. Нет, это какой-то бред сумасшедшего! Молчать, я сказал! Я приказываю Вам молчать!

ОНА. А вот это мне уже начинает нравиться. Сначала Вы садитесь на моё место, потом предлагаете мне раздеться, а теперь ещё начинаете отдавать приказы. Распоряжаетесь мной, как будто я Ваша собственность. Кто Вы такой? Я вообще Вас первый раз в жизни вижу. Думаете, если у Вас иностранная машина, так уже всё дозволено?

ОН. А причём тут моя машина?

ОНА. А притом, что она иностранная. Это понятно даже мне, хотя я в машинах не разбираюсь. И что же Вы думаете, раз Вы приехали к нам на такой машине, заявились просто как король французский, так мы все Вам тут в ножки будем кланяться? Не выйдет. Кишка, извините тонка!

ОН. Какая кишка? Куда я заявился? Меня притащили сюда на буксире. У меня сгорел мотор и все колёса в проколах. Мне сказали, что тут есть цивилизация, но меня обманули. Здесь ещё хуже, чем в той дыре с непроходимыми колючками, в которой я застрял.

ОНА. Вы застряли в колючках. Как же Вас туда занесло?

ОН. Понятно как, по карте там должна быть дорога...

ОНА. У Вас, наверное, старая карта...

ОН. Не такая уж старая...

ОНА. Да, но жизнь сейчас меняется очень быстро. Мы как будто падаем в бездну.

ОН. Но не может же дорога абсолютно исчезнуть...

ОНА. Может. В результате чего Вы посетили наше забытое селенье, что само по себе уже замечательно. Мы гостям рады. Я Вам рада.

ОН. Послушайте, девушка, я вообще-то не собираюсь с Вами разговаривать, отчитываться тут перед Вами...

ОНА. Давайте не будем лучше ссориться, нехорошо как-то с этого начинать.

ОН. Что начинать?

ОНА. Встречу, знакомство...

ОН. Я не собираюсь с Вами знакомиться...

ОНА. А всё уже состоялось вопреки Вашему желанию. Вы даже предлагали мне раздеться.

ОН. Вы что, в самом деле, сумасшедшая или прикидываетесь?

ОНА. Я не прикидываюсь.

ОН. Кошмар.


Зависает пауза. Он находится в последней степени недовольства. Но её это совершенно не смущает
ОНА. Какой от Вас интересный запах. Наши мужчины так не пахнут. А Вы-то просто благоухаете. Скажите, это Вы пьёте то, что от Вас так пахнет? Или Вы применяете его наружно?

ОН. Послушайте, шимпанзе... Отстаньте от меня, пожалуйста. Соберите волю в кулак и отлипните.

ОНА. Вы такой грубый. Я представляла Вас иным.

ОН. Представляли? Вы меня представляли?

ОНА. Да, представляла. Так что соберите волю в кулак и соответствуйте.

ОН. Послушайте, девушка, я, конечно, тоже понимаю Вашу ситуацию... Быть девушкой в Вашем возрасте это, наверное, м-м-мучительно...

ОНА. В каком таком возрасте? Да я наверняка моложе Вас. Мне ещё нет и тридцати.

ОН. Нет, и не будет. Вы прекрасно сохранились. Ходячая килька в томате.

ОНА. Вы думаете, я не понимаю Ваших издёвок? Я просто их не принимаю. Потому что я не хочу скандала. Я не хочу с Вами ссориться. Давайте лучше дружить.

ОН. Послушайте Вы, подруга дней моих суровых, голубка дряхлая моя...

ОНА. Это Пушкин, читайте дальше, я так люблю поэзию.

ОН. Ну, влип, ну, влип...


Он в изнеможении откидывается назад. Не очень длинная пауза..
ОНА. Кстати к вопросу о возрасте. У Вас вон лысина скоро будет. Мне даже отсюда видно.

ОН. Это ещё что такое! Нечего обсуждать мои волосы. Голова - это интимная часть моего тела.

ОНА. Голова - интимная часть? Надо же. Первый раз слышу. А что же Вы тогда ходите без шляпы? Или хотя бы кепочку какую-нибудь надели для приличия. А впрочем, поступайте, как хотите. Вы - мужчина, значит, Вам лучше знать как надо.

ОН. Вот на этой разумной мысли, впервые сказанной Вами, давайте прекратим нашу не в меру затянувшуюся беседу. Всё хватит, поговорили и точка.


Она пожимает плечами. Молчат. Она, конечно, каждый раз на него обижается, но очень быстро прощает.
ОНА. Говорите тогда что-нибудь Вы. Иначе мы тут просто умрём с тоски в гробовом молчании. Мне всё про Вас интересно. Расскажите всю историю до колючек. Куда бы Вы приехали, если бы у Вас была новая карта? Хотя новой карты у Вас быть и не могло. Областная типография разорилась. Там теперь ресторан со стриптизом. Кстати, Вы не знаете, что такое стриптиз? Мне в последнее время часто попадается это слово в газетах, журналах, но нигде нет толкования. Видимо предполагается, что все и так должны знать что это. Но я не знаю. И спросить не у кого. Интуитивно чувствую, что это что-то порочное. Да? Я, конечно, очень несовременная. Вы правы, о чём со мной можно разговаривать? У меня даже телевизора дома нет. Только этот кинозал. Зато я смотрю все фильмы подряд. Я их практически выучиваю наизусть и могу потом рассказывать, даже разыгрывать в лицах. «Месть вампира», или «Кровавый пирог», или «Огненная прерия»... Брр... «Телохранитель», «Садист», «Профессионал», «Убийца» - я знаю наизусть наверно тысячу фильмов. И не только фильмов. Я знаю всего Пушкина, например. И стихи, и прозу, и «Бориса Годунова»... Я только не знаю проза это или стихи. Но рассказывать всё это некому. А Вы ещё запретили мне разговаривать. Ну, так расскажите что-нибудь сами.

ОН (начинает медленно вставать, она поднимается вместе с ним). Отстаньте от меня, пожалуйста. Займитесь чем-нибудь. Посчитайте, например, баранов. Представьте, что через забор прыгают бараны и считайте их. Только не вслух - про себя.

ОНА. Надо ещё разобраться - кто из нас сумасшедший. Считайте сами своих баранов.

ОН. Да заткнитесь Вы, неужели непонятно! Я устал! (Садится). У меня целый день сплошные неприятности, а тут Вы ещё со своей девичьей непосредственностью. Я НЕ ХОЧУ С ВАМИ РАЗГОВАРИВАТЬ! Я вообще Вас знать не желаю. Сидите тихо. Не открывая рот.

ОНА. Я не могу не открывать рот - я ртом дышу.

ОН. Дышите носом.

ОНА. У меня насморк. Простудилась где-то, сама не знаю где. Посидела, видимо, на сквозняке...

ОН. А-а-а. Хорошо, сидите с открытым ртом. Но ни единого звука. Понятно?

ОНА. Да, конечно. И незачем так орать. (Садится).
Долгая напряжённая пауза..
ОН (бормочет). Ну почему не начинают?

ОНА. Вы же сами сказали, что ещё рано.

ОН. Я сказал это десять минут назад.

ОНА. А что, прошло только десять минут? Надо же, мне-то кажется, что мы уже не меньше часа тут... молчим.


Он встаёт и подходит к дырке, через которую показывают кино. Стучит кулаком по стене.
ОН. Эй, старик, кино будет?

ОНА (оживляясь). А почему Вы решили, что там именно старик? А может быть старуха. Ау, старуха, ты где?

ОН. Что такое? Света нет? Там что никого нет?

ОНА. Вот видите, значит, кино на сегодня отменяется. Кина не будет, кинщик заболел.

ОН. Остроумно до невозможности.

ОНА. Я рада, что Вам понравилась моя шутка. Я как-нибудь ещё пошучу.

ОН. Лучше молчите. Мне это нравится больше всего. Я просто прихожу от этого в неописуемый восторг.
Он направляется к двери, где «ВХОД» в кинозал. Дёргает её - она заперта. Бежит через весь зал к другой двери, где «ВЫХОД». То же самое.
ОН. Что такое? Почему двери закрыты?

ОНА. Двери закрыты? Не может быть!

ОН. Эй, там, на воле, откройте дверь!

ОНА. Откройте дверь!

ОН. Сядьте и отдохните, я как-нибудь без Вас разберусь.

ОНА. Разбирайтесь-разбирайтесь... Только там, на воле, как Вы выразились, все давно уже разошлись по домам. Сейчас у нас время ужина, а ужин никто отменять не будет. Ужин - это самое главное. Хотя, наверное, есть и такие, которые ещё с обеда не проспались. Но эти-то Вас точно не услышат.

ОН. Как это не услышат? Почему двери закрыты? Кто это сделал? Я же вошёл сюда через эту дверь...

ОНА. Правильно. Я тоже. А выход там. Видите там написано слово «ВЫХОД». Значит перед началом сеанса эту дверь, которая «ВХОД», закрыли. А после окончания сеанса нам откроют ту дверь, которая «ВЫХОД». Это где-то через полтора часа, так что не стоит волноваться.

ОН. Что Вы несёте? Почему двери закрыты? Кто это сделал? Почему не начинают кино? Где этот проклятый кинщик? Но даже, если кино будет, почему я должен смотреть его в наглухо закрытом помещении? Что за порядки?

ОНА. Конечно, всё это не слишком разумно, но не стоит так нервничать - везде сейчас кошмар и безобразие. Вам всё равно придётся мириться с обстоятельствами. Поскольку мы всё равно тут с Вами заперты, а кино видимо отменилось, давайте не будем больше ссориться, а пообщаемся как добрые друзья. Просто поболтаем о том, о сём. Без скандала и стриптиза. Можно так сказать: «пообщаемся без стриптиза»? В мире нет ничего дороже человеческого общения.

ОН. Да не желаю я с Вами общаться, неужели непонятно. Вы мне даже со стриптизом не нужны. Вы не в моём вкусе. Я люблю маленьких и толстых. Идите вон отсюда и не приставайте ко мне больше со своим идиотизмом.

ОНА. Куда ж я пойду? Двери закрыты для нас обоих. А сквозь стены проходить я пока не умею.

ОН. Пока не умею! Фантастика! Пока не умеет! Ну, так учитесь, Вы способная. Только разгонитесь посильнее. И оставьте меня в покое.

ОНА. Я Вас и так не трогаю. Нервничаете сами по себе.


Микроскопическая пауза.
ОНА. Надо же, как я отстала от жизни. Я думала, что сейчас в моде высокие и худые, а Вам нравятся маленькие и толстенькие. Надо же! Ну, растолстеть-то, наверное, не проблема. Но уменьшить рост, вероятно, будет сложно. Да и зачем? Быть высокой намного удобнее и в работе, и в зрительном охвате территории.

ОН. Зрительном охвате чего?

ОНА. Территории. Видно дальше. Помните, как в песне поётся: «Мне сверху видно всё, ты так и знай».

ОН. Да, тут уже явно ничем не поможешь. Только тихо, без комментариев. Вдохнули, выдохнули и ещё раз вдохнули. И не единого звука.


Пауза. Он всё это время ищет выход.

НЕТ ВЫХОДА.
ОН. Что-то тут не так. Эти двери в принципе не должны закрываться. А если кто-то захочет выйти? Хотя бы в туалет?

ОНА. Туалет же на ремонте...

ОН. Кто-то запер двери сознательно. И закрыли здесь именно меня. Эта дура тут вообще не причём. Наверное, хотят порыться в машине. Но там ничего нет. Кроме бутылки виски и пачки сигарет - ничего. А угнать её можно только на буксире.

ОНА. Вашу машину никто не тронет.

ОН. Но зачем-то ведь меня здесь закрыли? Кому-то нужно, чтобы я здесь сидел. Так... Но надо отсюда выбираться. Двери закрыты, окон нет. Ну что ж, будем ломать двери.

ОНА. Двери выбить Вам не удастся, их делали на заказ. Раньше в этом зале проводили дискотеки. Устраивали балы, маскарады. Тут стояло дорогостоящее оборудование, хранились костюмы. Впрочем, всё это до сих пор находится здесь. Просто никому оно уже не нужно. Но тогда вызывали специалиста из Центра, и он сделал такие двери с такими замками, что их даже автоген не возьмёт. Можете сами убедиться.

ОН. Бред какой-то. В гнилой дыре с населением в 50 человек, 50 пьяных приматов, какие-то маскарады и дискотеки?

ОНА. У нас не всегда было так. Раньше было иначе. Но потом почти все уехали. Я бы тоже уехала, но мне помешали обстоятельства. Может быть, мы встретились бы с Вами в другой обстановке.

ОН. Знаете что, моя просьба заткнуться остаётся в силе.

ОНА. Да я и так молчу.

ОН. Молчите ещё тише.
Он по-прежнему ищет выход.

НЕТ ВЫХОДА.
ОН. Кто запер двери? Зачем? А если их вообще не откроют? Здесь же можно умереть без воздуха.

ОНА. Не умрёте. В потолке есть вентиляционные отверстия.

ОН. Всё-то Вы знаете, аборигенка... Чтоб Вам пусто было.

ОНА. Ну почему Вы всё время пытаетесь со мной поссориться. С самого начала. Унижаете меня. За что? Торопиться Вам пока некуда. Телефонный разговор с Москвой у Вас в 12 ночи. Хотите, я расскажу Вам тот фильм, который нам должны были сегодня показать. Я его уже смотрела. Очень весёлая комедия - «Утро на кладбище».

ОН. Откуда Вы знаете, что у меня в 12 ночи разговор с Москвой?

ОНА. У нас же деревня. Я знала бы об этом даже, если бы и не принимала сама сегодня Ваш заказ.

ОН. Вы принимали мой заказ? Значит, Вы работаете на телеграфе?

ОНА. И на телеграфе тоже. Я работаю здесь по совместительству на трёх работах. Это разнообразие мне даже нравится...

ОН. То-то мне лицо Ваше показалось знакомо. Значит, сегодня на телеграфе я ругался тоже с Вами?

ОНА. Со мной, со мной, больше не с кем. И даже не запомнили меня как следует. Видите, как гнев застилает глаза.

ОН. Это Ваша нечеловеческая красота меня ослепила. А больше я Вас нигде не видел?

ОНА. Не знаю, может быть.

ОН. Где же?

ОНА. Только Вы будете снова ругаться.

ОН. Говорите.

ОНА. Только не кричите.

ОН. Где?!

ОНА. Может быть во сне.

ОН. О нет! Вы сумасшедшая. Никаких сомнений быть не может. Форменная крэзи.

ОНА. Ну ладно, ладно, успокойтесь. Прям сказать ничего не нельзя. Я пошутила

ОН. Пошутили? Послушайте, а почему это я, собственно говоря, нервничаю один? Вы-то что такая спокойная? Шутите, тут, понимаешь. Мы заперты, между прочим, с Вами вдвоём, почему Вас это хотя бы не смущает?

ОНА. На что Вы намекаете? Вы что хотите...

ОН. Да ничего я не хочу. От Вас во всяком случае. Но почему Вас не пугает эта ситуация?

ОНА. А чего пугаться? Подумаешь, двери закрыли. Как закрыли, так и откроют.

ОН. Вы уверены, что откроют?

ОНА. Абсолютно.

ОН. А почему Вы так уверены?

ОНА. Интуиция.

ОН. А, может быть, Вы просто что-то знаете? Может быть Вы сообщник? Сообщница? У Вас же тут деревня. Вы всё должны знать. Вы же должны знать, кто тут заведует дверями? Ну-ка посмотрите на меня. В глаза смотрите. Вы! Это же Вы продавали мне билет на этот сеанс. Я Вас вспомнил - Ваша физиономия. Всё шутите девушка? Юмористка чёртова. Вы всё должны знать: кто запер двери и почему не показывают кино. Рассказывайте. Открывайте свой рот. Что же Вы его закрыли? Вам же нельзя - у Вас насморк. Смотрите - окочуритесь. Отвечайте, что здесь происходит?

ОН (начинает тихо и таинственно). Здесь происходят страшные вещи. Скоро Вы обо всём узнаете. Но не надо спешить. Всему своё время. Ваше непомерное любопытство обязательно будет удовлетворено, как только я сожму вас в своих объятьях.

ОН. Что-о-о?

ОНА. Не бойтесь, это не больно. Наоборот.


Она начинает приближаться к нему, как в фильме ужасов. Он достаёт пистолет.
ОН (орёт). Стоять!

ОНА. Вы что, испугались? Я пошутила. Это всего лишь розыгрыш.

ОН (орёт). Ни с места!

ОНА. А пистолет у Вас настоящий или нет?

ОН. Отойдите дальше и не приближайтесь! Ну-ка выкладывайте начистоту!

ОНА. Что выкладывать?

ОН. Это Вы продавали билеты?

ОНА. Да, я.

ОН. Ну и что дальше?

ОНА. Ничего.

ОН. Почему кино не показывают, а двери закрыты?

ОНА. Я отменила кино, я сказала, что не продано ни одного билета.

ОН. КТО ЗАКРЫЛ ДВЕРИ?

ОНА. Это ненастоящий пистолет - игрушка. Я настоящие пистолеты знаю.

ОН. Вы мне можете сказать, почему закрыты двери, придурошная?

ОНА. Вы, главное, не бойтесь. Ничего страшного в этом нет. Я Вам всё расскажу. Если Вы дадите мне Ваш пистолет. А впрочем, можете не давать. Я отсюда вижу, что это игрушка.

ОН. Идиотка!
Он швыряет свой пистолет в сторону. Она аккуратно поднимает и разглядывает его.
ОНА. Точно, игрушка. Но похож. Вы его носите на всякий случай, чтобы, если что, да? Но это же только дураков пугать. Вот какие должны быть пистолеты.
Она достаёт из сумочки (у неё должна быть некая дурацкая сумочка) свой пистолет.
ОН. Это ещё что такое?

ОНА. Тоже пистолет. Только он настоящий. Причём, заряжен боевыми патронами. Тоже настоящими. Он мне достался от деда. Мой дед прошёл всю войну рядовым солдатом. Был дважды ранен, но дошёл до Берлина. Пистолет наградной. Я всё время ношу его с собой. Вдруг кто-нибудь напьётся и начнёт приставать. Но здесь все знают, что я хожу с пистолетом, и не пристают.

ОН. А почему Вы целитесь им в меня?

ОНА. А в кого же мне целиться? Кроме Вас тут никого нет.

ОН. Но я же к Вам не пристаю.

ОНА. Вот именно. (Она начинает дурачиться).

ОН. Так в чём же дело?

ОНА. Именно в этом.

ОН. Вам надо обратиться к сексопатологу.

ОНА. Нет тут никаких сексопатологов. Все проблемы приходится решать самой.

ОН. Под дулом пистолета такие проблемы не решаются.

ОНА. Мне важна цель и я плевала на средства.

ОН. Что Вам от меня надо?

ОНА. Вам это ещё не понятно?

ОН. Понятно, но...

ОНА. Никаких «но»! Теперь я отдаю приказы, а Вы их выполняете.

ОН. Осторожно!

ОНА. Ага, боитесь. Это хорошо. Может быть, страх собьёт с Вас столичную спесь

ОН. Да что Вы всё время в меня целитесь. Вдруг рука сорвётся ...

ОНА. Не сорвётся. Я сама сейчас нажму на курок, если Вы сию секунду не попросите прощения.

ОН. Прошу прощения.

ОНА. За что?

ОН. За что скажете, за то и попрошу. Вы же теперь отдаёте приказы.

ОНА. Просите прощения за всё.

ОН. Прошу за всё.

ОНА. Что просите?

ОН. Прощения. Я прошу прощения за всё! Вы удовлетворены, психопатка?

ОНА. Теперь просите прощения за психопатку.

ОН. Прошу прощения за психопатку. Дура сексуально озабоченная. Нет, всё, хватит, надоело. Стреляйте! Сюда или сюда. И давайте разом с этим кончим.
Он устало садится на пол. Она виновато присаживается рядом.
ОНА. Да нет тут никаких патронов. Пистолет настоящий, а патронов нет. Дед по-пьяни всех наших куриц перестрелял. Не обижайтесь на меня - я опять пошутила. Не обижаетесь?
Пауза.
ОН. Хорошая шутка.

ОНА. Вам понравилось?

ОН. Очень.

ОНА. Я рада. Знаете что... Только Вы снова будете ругаться...

ОН. Что ещё?

ОНА. Так вот... это я попросила, чтобы нас тут здесь закрыли.

ОН. Вы?

ОНА. Я.


ОН. А кого Вы попросили?

ОНА. Кинщика.

ОН. И, когда он нас откроет?

ОНА. Где-то через полтора часа. Даже раньше.

ОН. А, если он забудет?

ОНА. Не забудет. Кинщик у нас хороший. На него можно положиться.

ОН. Так положитесь же на него раз и навсегда и оставьте меня в покое.

ОНА. Я Вас не понимаю.

ОН. ЗАЧЕМ?

ОНА. Что?

ОН. ЗАЧЕМ ВЫ ЭТО СДЕЛАЛИ?

ОНА. Я подумала, что это мой последний шанс и его надо использовать.


Каталог: files
files -> Чисть I. История. Введение: Предмет философии науки Глава I. Философия науки как прикладная логика: Логический позитивизм
files -> Занятие № Философская проза Ж.=П. Сартра и А. Камю. Философские истоки литературы экзистенциализма
files -> -
files -> Взаимодействие поэзии и прозы в англо-ирландской литературе первой половины XX века
files -> Эрнст Гомбрих История искусства москва 1998
files -> Питер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
files -> Антиискусство как социальное явлеНИе
files -> Издательство
files -> Список иностранных песен
files -> Репертуар группы


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница