Научно-методический отдел


Заведующий библиотекой ВГУ (1926-1929)



страница3/4
Дата16.07.2016
Размер0.77 Mb.
1   2   3   4

Заведующий библиотекой ВГУ (1926-1929)

А.Т. Расторгуев и книги из его личного собрания, хранящиеся в отделе редких книг ЗНБ ВГУ

Особенность развития современных исследований – все большая персонификация истории. Эта тенденция наметилась и в библиотечном, и в музейном деле. «История библиотек ожила и зазвучала, она перестала быть анонимной»1. Правильность этого положения четко просматривается в опыте Воронежского государственного университета (ВГУ) и его Научной библиотеки (ЗНБ ВГУ).

В 2013 году ВГУ отмечает свое 95-летие. И все эти годы неотъемлемой составной частью университетской жизни является библиотека, одним из организаторов которой был А.Т. Расторгуев (1860–после 1928).

Александр Тимофеевич Расторгуев – историк, библиотекарь библиотеки Юрьевского университета. Он оставил заметный след в истории культуры Воронежа.

А.Т. Расторгуев родился в 1860 году в городе Карсун Симбирской губернии. Учился в Казанском университете. Окончил историческое отделение историко-филологического факультета Дерптского университета. Кандидат истории. Десять лет служил помощником библиотекаря (1898–1908), а затем десять лет библиотекарем (1908–1918) библиотеки Юрьевского университета. Имел чин коллежского советника, который соответствовал военному чину полковника. Преподавал историю в Юрьевской Торговой школе (1910–1915). Летом 1918 года эвакуировался в составе сотрудников университета в Воронеж. С 1918 по 1928 годы был главным библиотекарем Фундаментальной библиотеки ВГУ1.

Жизнь и деятельность А.Т. Расторгуева получила отражение в целом ряде справочно-библиографических научных и мемуарных публикаций.

Дерптскому (Юрьевскому) периоду А.Т. Расторгуева посвящена содержательная статья Л.В. Дубьевой «Библиотекарь Тартуского университета в 1908–1918 годах А.Т. Расторгуев»2. В ней рассматриваются годы учебы в Дерптском университете, начало научной деятельности и работа в университетской библиотеке. В каждом из этих этапов А.Т. Расторгуев показан как творческая личность, человек, преданный науке и библиотечному делу.

В художественной мемуаристике яркие воспоминания о А.Т. Расторгуеве оставил классик эстонской литературы Оскар Лутс (1887–1953). На страницах своей повести «Лето» он вывел образ старшего друга и наставника, создал трогательный портрет, погруженного в свое дело хранителя книжных сокровищ. «Время от времени старый господин мимоходом нежно трогает тот или другой полюбившийся ему том – кажется, будто он гладит по голове повстречавшихся ему детей»3.

В научных публикациях анализ деятельности А.Т. Расторгуева в Воронежском государственном университете мы находим в монографии М.Д. Карпачева «Воронежский университет. Вехи истории»1, тематических сборниках «К истории библиотеки. Заметки сотрудников»2, «Зональная научная библиотека Воронежского государственного университета. Страницы истории»3. В них раскрывается многогранная деятельность А.Т. Расторгуева в трудных условиях 1918–1920-х годов по формированию, сохранению и становлению университетской библиотеки в Воронеже.

По сложившейся в Юрьевском университете традиции, директором библиотеки являлся один из ведущих профессоров, тем самым, подчеркивался особый статус библиотеки. Им стал профессор химии А.Д. Богоявленский. Оперативное руководство осуществлялось главным библиотекарем А.Т. Расторгуевым. Фактически именно он возглавлял библиотеку ВГУ до 1929 года.

После реэвакуации книжных фондов Юрьевского университета в Эстонию, по словам А.Т. Расторгуева, «пришлось создавать новую фундаментальную библиотеку»4. При содействии местных органов власти ему и его коллегам удалось получить в собственность университета довольно крупные коллекции: библиотеку бывшего Михайловского кадетского корпуса, гимназические библиотеки, книги из Воронежской духовной семинарии, Дворянского и Общественного собраний.

В эти годы в библиотеку ВГУ поступила личная библиотека доцента ВГУ С.Н. Введенского (1867–1940?). Университет получил в дар около 10 тысяч томов литературы по славистике от академика А.И. Соболевского (1856–1929).

В октябре 1926 года должность директора библиотеки была упразднена. После отставки А.Д. Богоявленского заведующим библиотекой был назначен Александр Тимофеевич Расторгуев. В жизни библиотеки было немало трудностей. Персонал был невелик – всего 12 человек. Библиотека не отапливалась. Из-за этого в зимнее время работу приходилось прекращать. До конца 1920-х годов не было собственного бюджета. Но, тем не менее, работа шла и основная задача библиотеки на тот момент – каталогизация книг, решалась успешно.

К сожалению, дальнейшие страницы биографии А.Т. Расторгуева, как и судьба его личной библиотеки, неизвестны. Небольшая часть ее вошла в фонд ЗНБ ВГУ. В настоящее время выявлено 50 экземпляров книг из личного собрания А.Т. Расторгуева. Это издания конца XIX – начала ХХ вв. по филологии, истории, искусству. Среди них наибольший интерес представляют книги с автографами (их 7), так как они добавляют штрихи к образу А.Т. Расторгуева, одновременно дополняя представление об их авторах.

Приведу только несколько примеров.

На сборнике статей Е.А. Боброва «Философия и литература»1 помещен автограф, который показывает, какие отношения связывали дарителя с А.Т. Расторгуевым: «Доброму старому товарищу магистру всеобщей истории Александру Тимофеевичу Расторгуеву автор на добрую и дружественную память».

Евгений Александрович Бобров (1867–1933) – русский философ, историк философии и литературы. Профессор философии. Он уроженец Риги. Учился в Казанском университете, затем в Дерптском (Юрьевском) университете. Защитил кандидатскую диссертацию о поэте Веневитинове. Е.А. Бобров много времени проводил за чтением книг. В «Биографическом словаре профессоров и преподавателей Императорского Юрьевского, бывшего Дерптского университета» написано: «Усвоил себе привычку к ежедневному посещению университетской библиотеки»2. Е.А. Бобров преподавал в Юрьевском, Казанском и Варшавском университетах, после 1917 года – профессор Донского университета в Ростове-на-Дону.

Роль и значение библиотекаря раскрывает такая дарственная надпись: «Александру Тимофеевичу Расторгуеву в знак уважения и в благодарность за помощь в научных занятиях от Яковенко. 7 февр. 1909». Автограф сделан на книге П.А. Яковенко «К истории иммунитета в Византии»1.

Петр Александрович Яковенко (1879–1920) – историк-византинист. Учился на историко-филологическом факультете Юрьевского университета. Был приват-доцентом Юрьевского университета, а с 1909 по 1918 годы – профессором Воронежского университета.

Вышеуказанная книга по обстоятельности и научности заняла почетное место в историографии феодального права2.

Хотелось бы остановиться еще на одном дарителе – Александре Ивановиче Яроцком (1866–1944). А.И. Яроцкий – выдающийся терапевт. Одновременно с научной деятельностью занимался литературно-публицистической работой. С 1904 по 1918 гг. – профессор терапевтической клиники Юрьевского университета. Яроцкий разрабатывал вопросы психотерапии в применении к внутренним болезням. В этом направлении им написана книга «Идеализм как физиологический фактор»3.

На титульном листе – дарственная надпись: «Глубокоуважаемому Александру Тимофеевичу Расторгуеву от автора. 3. III. 09.».

Личность А.Т. Расторгуева наглядно свидетельствует о подлинном служении делу книги. И не только ее сохранению и предоставлению читателю, но и собиранию, чтобы собранное одним стало общим культурным достоянием.


Галина Сергеевна Ланцузская,

гл. хранитель фонда отдела редких книг
КНИГИ СЕМЬИ РОМАНОВЫХ В ФОНДЕ ЗОНАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ ВОРОНЕЖСКОГО ГОСУНИВЕРСИТЕТА

2013 год является юбилейным для Воронежского государственного университета – в ноябре ему исполняется 95 лет. В 1918 году основу библиотечного фонда нового высшего учебного заведения, созданного в Воронеже, заложило богатейшее книжное собрание Юрьевского, бывшего Дерптского, университета, эвакуированного в Россию после оккупации Юрьева немецкими войсками. В составе персонала бывшего Императорского Юрьевского университета, прибывшего в Воронеж, были шесть служащих библиотеки, которые стали основателями библиотеки нового университета, заложили ее традиции1.

Как все библиотеки, ведущие отсчет своей истории с 1918 года, библиотека Воронежского университета активно пополнялась за счет национализированных собраний. В 1918–1920 гг. в университет поступили книги из Воронежской публичной библиотеки, Общественного собрания, ряда уездных библиотек и учебных заведений (кадетского корпуса, губернской гимназии, духовной семинарии и др.), а также национализированные частные коллекции2. Включенные в состав университетского книжного собрания в тяжелое послереволюционное время книжные коллекции были спасены от разграбления и уничтожения.

В начале 1920 года, согласно подписанному мирному договору с Эстонией, основная часть книг, принадлежавших ранее Юрьевскому университету, была возвращена в Эстонию. Представителю ВГУ удалось выкупить некоторые автографы, рукописи, книги, касающиеся русской истории3.

Университетская библиотека развивалась, активно пополнялась за счет даров. В 1928 году около 10 тысяч книг «по славянским литературам и языкам» были подарены университету выдающимся филологом-славистом, одним из основателей русского языкознания академиком А. И. Соболевским1.

В 30-е годы библиотека покупала и выписывала всю литературу, необходимую для учебного процесса и научных исследований. Ее партнерами по книгообмену были 250 советских и 350 зарубежных научных учреждений и вузов2.

К началу 1940-х годов библиотечный фонд насчитывал около 700 тысяч единиц хранения.

В годы Великой Отечественной войны университет разделил общую трагическую судьбу. В 1942 году книги, подготовленные к эвакуации, были вывезены фашистами из разрушенного города в Курск; два года спустя удалось вернуть лишь незначительную их часть.

В начале 60-х годов библиотека получила для пополнения фонда дублетные экземпляры из крупных государственных книгохранилищ. Дублетность рассматривалась исключительно с точки зрения содержания. Только этим можно объяснить факт поступления в библиотеку большого количества книг с книжными знаками, владельческими и дарственными записями, принадлежавшими видным государственным и общественным деятелям, ученым, писателям, библиофилам. Среди бывших владельцев книг – князь Виктор Иванович Барятинский; князь Александр Николаевич Голицын; промышленник и библиофил Алексей Петрович Бахрушин; государственный деятель Александр Александрович Половцов; юристы Михаил Николаевич Гернет и Анатолий Федорович Кони; историки Иван Егорович Забелин, Герман Андреевич Замятин, Дмитрий Иванович Иловайский, Василий Осипович Ключевский, Сергей Михайлович Соловьев; библиограф Николай Михайлович Лисовский; книговед Павел Константинович Симони; издатель Алексей Сергеевич Суворин и др.

В числе дублей оказались книги, принадлежавшие членам императорской семьи. В инвентарных книгах 1960–1963 гг. они записаны как дар московских библиотек. Помимо отличительных владельческих признаков семьи Романовых на некоторых книгах присутствуют печати Государственного книжного фонда, библиотеки Московского городского пединститута, Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, библиотеки Академии истории материальной культуры, библиотеки имени Ленина, библиотеки Центрального педагогического музея и т.д.

На протяжении всей истории существования отдела редких книг создаются рабочие картотеки, прослеживающие судьбу частных и общественных собраний, их бывших владельцев. Коллекции восстанавливаются по владельческим и дарственным записям, книжным ярлыкам, печатям и штемпелям. В 1968 году под редакцией О. Г. Ласунского был издан «Указатель книг с книжными знаками из собрания Научной библиотеки ВГУ»1. К настоящему времени вышли в свет уже четыре выпуска, которые содержат описание почти 500 книг, в том числе семи книг, принадлежавших ранее членам царской семьи. (Вып.1 – вел. кн. Владимир Александрович, принц Ольденбургский П. Г.; Вып.2. – Николай II, вел. кн. Николай Николаевич, Ново-Михайловский дворец; Вып.4 – вел. кн. Константин Константинович, вел. кн. Олег Константинович).

Библиотеки собирали все члены императорской семьи. Подбор книг определялся кругом интересов и увлечений. По нескольким экземплярам, хранящимся в Воронеже, невозможно составить представление об отдельных книжных собраниях, равно как и о собирателях, поэтому выявленные книги семьи Романовых рассматриваются как единая коллекция, насчитывающая 30 ед. хр. (11 владельцев). Информация о ее составе размещена в Региональном своде книжных памятников Воронежской области2.

Хронологические границы коллекции – 1822–1908 гг., видовой состав – печатные книги и периодические издания на русском (75%) и европейских языках (25 %). Тематика представленных книг – история, государство и право, философия, естественные науки, литературоведение, художественная литература.

В оформлении преобладает традиционный полукожаный переплет с золотым тиснением на корешке. Сохранность книг в целом удовлетворительная. Несколько экземпляров можно отнести к произведениям переплетного искусства. Среди них первый том «Общего алфавитного указателя ко второму Полному собранию законов Российской империи» (СПб.,1885) из библиотеки великого князя Николая Николаевича [старшего] в переплете из цельнокроеной кожи темно-зеленого цвета с разными видами тиснения, с золотой рамкой, золотым тиснением на корешке и форзацем из белой муаровой бумаги. Завершает художественный образ книги ляссе изумрудно-зеленого цвета.

В коллекции преобладают издания по гуманитарным наукам. Три книги по русской истории принадлежали российскому императору Николаю II (1868–1918). Две из них имеют также книжный знак библиотеки князя Алексея Борисовича Лобанова-Ростовского, приобретенной императором. Второй том «Новгородских писцовых книг, изданных Археографическою комиссиею» (СПб.,1862) помимо суперэкслибриса Николая II на корешке, примечателен наличием на форзаце экслибриса: «Собственная Его Величества Библиотека Зимний Дворец», указывавшего, где хранится книга. Штемпель с надписью «Гатчинский дворец», окружающей мальтийский крест, по предположению исследователей, также принадлежал библиотеке Николая II, той ее части, что хранилась в Гатчинском дворце1. Но особенностью первого тома «Истории Малороссии» Николая Маркевича (М., 1842), отмеченной этим штемпелем, являются экслибрис и штемпель библиотеки императорского Гатчинского Николаевского сиротского института. Наличие на ярлычке и экслибрисе информации «Шкаф VI Полка 4 №1» указывает на то, что книга действительно была в составе институтской библиотеки, а степень повреждений говорит об активном использовании экземпляра. Кроме того, на книге, единственной из всей коллекции, присутствуют записи черными чернилами (конец XIX– нач. XX вв.) и карандашом. Содержание одной из записей характерно для книг, происходящих из учебных библиотек: «Читай хорошо, отлично и полезно эту книгу».

Наиболее широко количественно представлено книжное собрание великого князя Михаила Николаевича (1832–1909), четвертого сына императора Николая I. Это пять книг, три из них на немецком языке, и три экземпляра журнала «Москвитянин» (1843, 1852). Среди книг – девятый том издания «Allgemeine deutsche Real-Encyklopadie für die gebildeten Stände: In 12 Bänden» 1822 года издания, два романа, литературоведческие очерки Александра Николаевича Веселовского и приложение к «Истории императорского русского археологического общества за первое пятидесятилетие его существования 1846–1896» Николая Ивановича Веселовского. Помимо вензелевого экслибриса «МН» под императорской короной на книгах присутствует экслибрис библиотеки принадлежавшего ему Ново-Михайловского дворца, который вместе с богатейшей библиотекой впоследствии перешел к его сыну – великому князю Николаю Михайловичу, а после расстрела Николая Михайловича в 1919 году был передан Наркомпросу.

Владельцем пяти книг семьи Романовых, выявленных в фонде университетской библиотеки, был великий князь Николай Николаевич [старший] (1831–1891), третий сын императора Николая I. Две из них одеты в цельнокожаные переплеты с тисненым гербом на верхней крышке. Это двадцать четвертый том первого собрания «Полного собрания законов Российской империи, с 1649 года» (СПб., 1830) и первый том «Общего алфавитного указателя ко второму Полному собранию законов Российской империи» (СПб.,1885). Отличительной особенностью книг библиотеки великого князя является гравированный экслибрис на форзаце – бумага с вырезанными углами – императорская корона, окруженная сиянием в форме многоугольника, ниже короны вензель «Н Н». Помимо экслибриса на форзац, иногда в нескольких местах, наклеен ярлык, представляющий собой декоративную рамку с обозначением «№», куда, очевидно, вписывались порядковые номера на полке. Так, два тома сочинений П. Бомарше на французском языке (Париж,1826) имеют номера «64» и «65», причем эти номера написаны на ярлыках меньшего размера, которые наклеены поверх заполненных ранее. Это говорит о том, что библиотека содержалась в строгом порядке, ее движение, обновление постоянно фиксировались на книгах.

Заслуживают внимания три экземпляра из библиотеки вел. князя Константина Константиновича. Из всей коллекции только на двух книгах присутствует ярлычок с именем переплетчика. Он принадлежит поставщику двора великого князя Константина Константиновича переплетному мастеру Николаю Трухачеву, запасному ефрейтору лейб-гвардии Преображенского полка. Только две книги коллекции имеют естественнонаучную направленность. Это обширная монография известного минералога и кристаллографа Евграфа Степановича Федорова «Новая геометрия, как основа черчения», которая была составлена на основе лекций, читанных в Горном институте в начале 1906 года (СПб.,1907), и книга академика Егора Ивановича Орлова «Формальдегид, его добывание, свойства и применение» (Кострома, 1908). Е. И. Орлов был одним из крупнейших химиков-универсалов своего времени, сочетавшим в своих работах фундаментальные исследования с созданием новых технологий. Именно эта книга помогла идентифицировать суперэкслибис, представляющий собой тисненные золотом в нижней части корешка переплетенные строгие инициалы «К К» под великокняжеской короной. Сложность состояла в том, что мы не встречали описания этого книжного знака в специальной литературе. К счастью, провинциальное издание оказалось снабжено дарственной записью: «Его Императорскому Высочеству Константину Константиновичу от автора-костромича, почтительнейше предлагающего свой научный труд на благоусмотрение Его Высочества». Позже, при изготовлении переплета оказалось обрезанным верхнее поле титульного листа, и часть текста, к сожалению, была утрачена. Возможно, там был указан повод или событие, предшествующее акту дарения. Мы предполагаем, что книга могла быть преподнесена адресату дарственной записи во время посещения им Костромы летом 1908 года. Третья книга с суперэкслибрисом «К К» под великокняжеской короной – «Белинский в борьбе славянофилов с западниками» (Одесса, 1901) – невелика по объему. Это лекция, посвященная памяти В. Г. Белинского и читанная 11 октября 1898 года в публичном собрании Одесского Историко-филологического общества Иваном Андреевичем Линниченко, историком, славистом, археографом.

Что касается имени владельца книг, им мог быть великий князь Константин Константинович (1858–1915), второй сын великого князя Константина Николаевича, генерал от инфантерии, начальник Военно-учебных заведений, поэт и драматург. Более двадцати лет он был президентом Санкт-Петербургской Академии наук, и ему, безусловно, авторы подносили свои научные труды. В то же время, по лекциям Е. Г. Федорова мог обучаться геометрии третий сын великого князя Константина Константиновича, князь императорской крови, тоже Константин Константинович, и, следовательно, книги принадлежат его библиотеке. Мы склоняемся в пользу первой версии, но в любом случае, эти выводы остаются предположениями до тех пор, пока не будет других источников информации.

Три книги исторической тематики из Мраморного дворца, в котором жила семья великого князя Константина Константиновича, отличаются по оформлению и степени сохранности. Они не переплетены, издательские обложки потрепаны. Судя по штемпелям, они относятся не к Великокняжеской библиотеке, а к библиотеке для служащих, основанной великим князем.

Владельцем «Камер-фурьерского церемониального журнала 1759–60» [СПб.,1855] и одного номера журнала «Русская мысль» за 1895 год является великий князь Сергей Александрович (1857–1905), четвертый сын императора Александра II.

Две книги принадлежали принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому (1812–1881). Это полный комплект «Русского архива» за 1868 год и нью-йоркское издание Macaulay T.B. «History of England» (1856) с книжным знаком библиотеки Центрального педагогического музея, который после 1918 года помещался во дворце Ольденбургских и в который поступила национализированная библиотека, содержавшая 17000 томов.

В университетской библиотеке хранятся также книги, принадлежавшие другим членам императорской семьи: по одному экземпляру из библиотек великого князя Владимира Александровича (1847–1909), великого князя Павла Александровича (1860–1919), князя императорской крови Олега Константиновича (1892–1914) и герцога Михаила Георгиевича Мекленбург-Стрелицкого (1863–1934).

Книги отмечены вензелевыми и шрифтовыми книжными ярлыками и штемпелями. На книге «Люди смутного времени» (СПб.,1905) с суперэкслибрисом князя императорской крови Олега Константиновича присутствует трогательная дарственная запись петербургского историка Платона Васенко, обучавшего юношу с шестнадцатилетнего возраста русской и всеобщей истории: «Дорогому Ольгочке (Олегу Константиновичу) от сердечно любящего и преданного Пл. Васенко 11. I. 1910 г.».

Олег Константинович – третий сын великого князя Константина Константиновича, корнет лейб-гвардии гусарского его величества полка, погиб в самом начале Первой мировой войны.

Юрист, поэт и литературный критик Борис Владимирович Никольский, с 1910 года преподававший князю государственное право и энциклопедию, оставил воспоминания, в которых характеризует молодого человека как прилежного, трудолюбивого и богобоязненного ученика, нравственного человека1.

Мемуарист в деталях описывает процесс обучения, высокий профессионализм приглашенных преподавателей, взаимоотношения юноши с преподавателями, в том числе с горячо любимым, добрейшим профессором П. Г. Васенко. Текст автографа служит подтверждением этих теплых дружеских, личных, а не деловых или служебных отношений и добавляет штрихи к портрету и автора, и адресата.

Условно отнесены к коллекции Романовых две книги авторства великого князя Николая Михайловича (1859–1919), историка, председателя Русского исторического общества, с автографами, адресованными его секретарю Александру Александровичу Гоздаво-Голомбиевскому. Так, запись на книге «Князья Долгорукие, сподвижники императора Александра I в первые годы его царствования» (СПб., 1901) гласит: «Александру Александровичу Голомбиевскому от уважающего и любящего его Н.М. 1901».

Заслуживает внимания еще одно издание, напрямую касающееся книг императорской семьи. Это библиофильское издание «Судьба одной библиотеки» С. А. Мухина с предисловием В. К. Лукомского, изданное в 1929 году Ленинградским обществом библиофилов в количестве 100 нумерованных экземпляров. Книга принадлежит библиофильской коллекции О. Г. Ласунского, подаренной им университетской библиотеке. Уникальность издания в том, что исследователь, восстанавливающий судьбу коллекции по суперэкслибрисам, является очевидцем описываемых событий середины 20-х годов XX века, когда в продаже в Ленинграде появилась значительная часть библиотеки, принадлежавшей великому князю Константину Павловичу (1779–1831). Заголовок статьи вечернего выпуска «Красной газеты» от 12 мая 1926 года гласил: «Ценные книги – на обертки. 800 пудов литературы на рынке»1. Распыление и уничтожение книг богатейшей «Константиновской» библиотеки, существовавшей на протяжении двух веков, – не единичная, а типичная история. Подобные трагедии постигли многие книжные собрания, в том числе и коллекции членов царской семьи.

Каждый сохранившийся экземпляр сегодня вносит свою краску в картину российской истории. К редким изданиям, которые стали памятниками истории и культуры, обращаются читатели, через них соприкасаясь с научным и духовным богатством страны.

В настоящее время фонд научной библиотеки Воронежского госуниверситета составляет более трех млн. экз., отдел редких книг насчитывает около ста тысяч ед. хр., в том числе книги, которые можно отнести к категории книжных памятников. С 1982 года при отделе существует Музей книги.

Все книги отражены в Электронном каталоге ЗНБ ВГУ. Что касается книг редкой части фонда, в записи вносится информация о прежних владельцах с возможностью поиска. Часть книг императорской семьи уже можно найти по сочетанию ключевых слов: «владельческие библиотеки», «Романовы», имя владельца.

Взаимодействие библиотек, музеев, архивов, которые хранят в своих фондах разрозненные части книжных собраний семьи Романовых, сделает возможной их виртуальную реконструкцию.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница