Научно-методический отдел


История формирования в ЗНБ ВГУ фонда документов



страница2/4
Дата16.07.2016
Размер0.77 Mb.
1   2   3   4

История формирования в ЗНБ ВГУ фонда документов,

предназначенных для служебного пользования

С первых дней Советской власти библиотека как институт занимала особое место в построении нового общества. Понимая, что именно библиотеки являются сосредоточением информации, советское государство почти сразу же ввело систему так называемых «чисток», цель которых – как можно скорее удалить из библиотек «вредную» литературу и заменить ее на «полезную», которая поможет трудящимся строить коммунизм.

В 1923 и 1926 гг. вышли «Инструкции о пересмотре книжного состава библиотек», ограничивающие пользование фондами научных библиотек. В 1922 г. вышел декрет Совнаркома о создании Главного управления по делам литературы и издательств («Главлит»), в функции которого входило осуществление всех видов цензуры. Уже в самом «Положении о Главлите» четко прописано, что воспрещено издавать и распространять произведения, содержащие «агитацию против Советской власти», разглашающие «военные тайны Республики», возбуждающие общественное мнение, национальный и религиозный фанатизм, а также имеющие «порнографический характер»1. Контроль за библиотеками осуществлял административно-инструкторский отдел Главлита, а литературный подотдел составлял списки разрешенных и запрещенных книг. Так появилась, пожалуй, одна из самых закрытых страниц в жизни библиотек Советской России – как общественных, так и научных.

С созданием Главлита и его местных органов (горлитов, обллитов, крайлитов) начинается масштабная работа по ограничению пользования фондами научных библиотек. Активизация работы связана с утверждением в 1923 г. «Инструкции о пересмотре книжного состава библиотек к изъятию контрреволюционной и антихудожественной литературы», подписанной Н.К. Крупской как председателем Главполитпросвета. В частности, настоятельно рекомендовалось изъять из фондов библиотек труды западных и отечественных философов (И. Канта, Маха, Спенсера, Шопенгауэра, Н.А. Бердяева, Н.О. Лосского и др.), психологов А.И. Введенского, Гардинга и др., классические религиозные произведения – Евангелие, Коран, Талмуд.

Масштабы, в которых стали вести чистку фондов научных библиотек, ошеломили даже Н.К. Крупскую, и, как результат, в 1926 г. вышла новая «Инструкция по пересмотру книг в библиотеках». В этой инструкции были указаны ошибки в работе библиотек (например, были изъяты даже произведения Ленина, Маркса, Энгельса, Пушкина, Толстого) и давались уже четкие списки произведений, которые не надо изымать. Кроме того, рекомендовалось разделить систематический каталог на 2 части: «1)каталог книг, широко рекомендуемых и 2) каталог книг, редко требуемых и неподходящих для широкого распространения»1.

Таким образом было положено начало закрытым фондам или отделам специального хранения, хотя установить точную дату возникновения таких отделов пока никому не удалось. Скорее всего, не было единого приказа о создании спецфондов для всех крупных научных библиотек. Считается, что спецхраны именно как отделы специального хранения книг и периодических изданий были организованы только в нескольких крупнейших библиотеках страны, таких как БАН, РПБ, Румянцевская библиотека2. Однако изданные и позже инструкции по пересмотру книг и чистке фондов сами толкали руководство библиотек к созданию спецфондов. В этих Инструкциях говорилось о выделении так называемой запасной части книжного фонда, которое имеет второстепенное значение и используется ограниченным кругом читателей. Но многие библиотеки приняли данную рекомендацию как руководство к действию. Следует отметить такой факт, как вмешательство Н.К. Крупской в эту ситуацию. В начале 30-х годов было издано несколько документов о прекращении чисток библиотечных фондов и о ликвидации всех созданных «закрытых» фондов. Главная задача, по мнению Наркомпроса и Н.К. Крупской, состояла в улучшении комплектования библиотек и сохранности фондов, а не чистке и изъятию литературы. Однако действия Наркомпроса не получили поддержку партии и правительства, и с середины 30-х годов цензура библиотечного дела была окончательно возложена на Главлит СССР и его органы на местах.3

Мы не можем точно сказать, что происходило в нашей библиотеке согласно указанным инструкциям до окончания Великой Отечественной войны, но определенно знаем, что первые упоминания об отделе литературы для служебного пользования (ДСП) приходятся на время работы директором библиотеки Софьи Панфиловны Оникиенко. В своих воспоминаниях она указывает, что данный отдел был создан в первые послевоенные годы, и ответственность за него была возложена на Л.И. Ровенскую.1 С.П. Оникиенко, отчитываясь за работу библиотеки в 1953 г., подчеркивает, что, хотя спецфонд «и существует уже три года, но до настоящего времени не имеет своего работника и обслуживает его работник библиотеки»2. На основании этого можно утверждать, что спецфонд все-таки существовал в ЗНБ ВГУ, организован он был в 1950 г. и первой заведующей была Ровенская Лидия Ивановна. Заведующими отделом литературы ДСП за годы его существования были Ровенская Лидия Ивановна и Гайдукова Раиса Сергеевна. Отдел литературы ДСП состоял из одного человека, всю работу в нем выполняла заведующая отделом.

Причиной создания спецотдела в нашей библиотеке, как и во многих библиотеках страны, была не только сложная идеологическая послевоенная ситуация в стране, но и возможность поступления в фонды библиотек зарубежных изданий. Нужно было определять, какая литература идет для общего пользования, а какая – нет. Для этого существовали списки воронежского Обллита – Областного управления по делам литературы и издательств, а также приказы и указания Министерства высшего образования. Так, в 1948 г. согласно приказу ректора ВГУ Н.П. Латышева со ссылкой на приказ Министерства высшего образования, директору библиотеки С.П. Оникиенко было указано в трехдневный срок изъять из обращения и списать из инвентарных книг учебники и учебные пособия по генетике и биологии антимичуринского направления3. С этого же года начинаются планомерные проверки библиотечного фонда на предмет выявления идеологически вредной литературы.

В первые же послевоенные годы формируется и список литературы, попадающей под изъятие в спецфонд. Первыми сюда попали диссертации и иностранная литература. Устанавливается четкий регламент работы с указанными документами: диссертации выдаются только с разрешения ректора вуза или его заместителя по научно-исследовательской работе; иностранная литература выдается только профессорско-преподавательскому составу и аспирантам по специальному списку, утвержденному ректором. Лица, не работающие в ВГУ, также могут получить иностранную литературу, но лишь при предъявлении ходатайства своего учреждения с точным указанием цели использования иностранной литературы и списка. Возможно, именно это позволило директору библиотеки С.П. Оникиенко впоследствии утверждать, что «отдел широко использовали не только научные работники университета, но и все научные работники города и научно-исследовательские учреждения»1.

В 1955 г. выходит Инструкция о спецфондах литературы при библиотеках Советского Союза. В ней прописано, какие библиотеки могут создавать спецфонды, описана структура отдела и правила пользования им. Здесь же указано, какими изданиями комплектуется спецфонд:

1. Два экземпляра книг, брошюр, сборников и др. произведений печати, изъятых органами Главлита из обращения;

2. Черносотенные, белогвардейские и другие антисоветские издания, а также порнографические произведения;

3. Иностранные издания, ограниченные для общего пользования и отмеченные знаком «шестригранник»;

4. Обнаруженные в общих фондах книги, хотя и не вошедшие в документы Главлита на изъятие, но по своему содержанию являющиеся вредными, содержащими статьи, портреты врагов или материалы, восхваляющие их.1

В целом за все время существования отдела можно выявить основные группы изданий, попавшие под цензурные ограничения:

- отечественные издания конца XIX – начала XX вв.;

- лучшие образцы зарубежной литературы XX в., которые редко публиковались в СССР (например, М. Пруст, Д.Д. Пассос, Д.Л. Фитцджеральд);

- русская советская литература (А. Ахматова, О. Мандельштам, М. Булгаков, И. Северянин, Ф. Сологуб);

- работы запрещенных русских и советских авторов, изданные за рубежом (А. Солженицын, Б. Пастернак);

- работы русских религиозных философов;

- западная философия и психология;

- религиозные произведения (Библия, Коран, Талмуд).

Книги, отобранные в спецфонд, имели определенные грифы: ДСП – «Для служебного пользования», «ЭКЗ №_», «На правах рукописи», «Бесплатно». С 1967 г. на все издания был введен один ограничительный гриф ДСП – «Для служебного пользования». Видимо, этим можно объяснить начавшиеся передвижки из спецфонда в отделы и обратно в спецфонд.

В 1957 г. согласно распоряжению ректора ВГУ спецфонд библиотеки переехал с 3-го этажа главного корпуса на 2-й2, где и просуществовал до своего расформирования. Тогда же были прописаны четкие правила пользования фондом ДСП. Часы работы: с 9.00 до 13.00 в понедельник, среду, пятницу; допуск к работе по письменной справке из спецчасти и только в помещениях спецфонда и спецчасти; а также регистрация использования спецфонда читателями3. Лицо, ответственное за отдел литературы ДСП, обязательно проверялось партийными органами на соответствие занимаемой должности. Литература хранилась в специальных металлических шкафах. В отделе велся свой учет документов, имелись собственные инвентарные книги. Несмотря на то, что эти инвентарные книги не сохранились, мы все-таки можем отследить информацию о спецфонде по инвентарным книгам отдела комплектования.

В отделе комплектования ЗНБ ВГУ сохранились инвентарные книги с 1958 г. До 1987 г. эти документы представляют собой огромных размеров книги, в которых вручную вносились данные о поступлении, перемещении, выбытии документов. В этих книгах имелась отдельная графа «Спецфонд».

Проведя анализ данной графы, приходим к следующим выводам:



Год

Поступление (экз.)

Выбытие (экз.)

Итого (экз.)

На 01.01.1958

3668 экз.












1963

741

-

4595

1966

66

-

5039

1969

9

143

5095

1972

127

17




1978

116

-

4903

1981

31

299

3836

1984

31

-

3661

1985







На 01.01.1985 г. 3692 экз.

К 1958 г. в спецфонде библиотеки имелось 3668 экз. документов. Наибольшее количество поступлений пришлось на 1963 г. – 741 экз. Выбытие отмечено в 1969 г. (143 экз.) и в 1981 г. (299 экз.). Последние четкие сведения о спецфонде относятся к 1985 году – 3692 экз. в фонде. С 1969 по 1982 гг. в инвентарных книгах появляется графа «материально-ответственные», т.е. распределение документов идет по фамилиям заведующих отделов. На тот момент заведующей спецхрана являлась Раиса Сергеева Гайдукова, которая совмещала заведование читальным залом отечественной периодики и отделом литературы ДСП.

С 1982 г. вместо материально-ответственных лиц стали писать сиглы фондов, спецфонд писался от руки – «Спецф».

С 1987 г. инвентарная книга на традиционном носителе принимает современный вид, к какому мы привыкли в настоящее время, соответственно, полностью исчезает и графа «спецфонд», и материально-ответственное лицо.

По книге суммарного учета можно отследить следующие важные моменты, которые касаются отдела литературы ДСП.

География поступлений документов:


  • 50-60-е гг. - Москва, Ленинград, Таллинн, Красково, валюта (постоянные поступления); Крайний Север, Саратов, Куйбышев, союзные республики (единичные);

  • 70-80-е гг. - Москва, Ленинград, Центральный бибколлектор, отечественный книгообмен (библиотеки СССР), акты передач из отдела в отдел. В 80-х годах активно идет международный книгообмен, и списки иностранной литературы, поданные из ЗНБ ВГУ в Обллит, проходят постоянную проверку на соответствие в – Главном управлении по охране государственных тайн в печати (Главлите).1

Адресаты:

  • 50-е - середина 70-х гг. – НИИ, почтовые ящики, магазины с полным указанием города и предприятия;

  • с 1975 г. отмечено только 4 вида поступлений – наложенный платеж, союзный обмен, передача из отдела в отдел, дар;

  • с 80-х годов в книге суммарного учета указываются международный книгообмен и издания ВГУ, отправленные в спецфонд.

Тематика поступавшей литературы:

  • химия,

  • физика,

  • геология,

  • энергетика,

  • вычислительная техника,

  • авиационная промышленность,

  • гидрология,

  • статистика,

  • медицина.

С 1987 г. начинается постепенное возвращение книг из спецфондов в общие фонды библиотек. Уже в 1988 г. Главлит СССР предлагает ЦК КПСС пересмотреть «Сводный список книг, подлежащих исключению из библиотек и книготорговой сети» и «Список лиц, все произведения которых подлежат изъятию». В частности, предлагается вернуть в общие фонды произведения авторов-эмигрантов, изданные в СССР (напр.: В.П. Аксенова, Р.Л. Баумволь, А.В. Белинкова, В.Н. Войновича и др. Всего 28 авторов), а также перевести в общий фонд произведения авторов-эмигрантов, выехавших за рубеж с 1918 по 1988 гг. и изданные за рубежом. Это около 600 авторов (напр.: И. Бунин, В. Набоков, Е. Замятин, Н. Бердяев)1.

В 1990 году «Инструкция о порядке хранения и использования иностранной литературы» 1981 г. издания признана утратившей силу2. Теперь режим хранения и использования иностранных изданий, ограниченных для общего пользования, стал определяться самостоятельно руководителями самих библиотек. В этом же году вышел судьбоносный для всех спецфондов приказ Главлита об отмене «Инструкции о порядке хранения и использования в спецфондах библиотек изъятой литературы, изданной в СССР». Причиной выхода Инструкции была отмена всех списков и приказов Главлита СССР по изъятию литературы3. А в 1991 году с ликвидацией Главлита был упразднен и воронежский Обллит. Так началось расформирование спецфондов библиотек по всей стране.

Не обошло это событие и нашу библиотеку. Инвентарные книги были сожжены (по словам директора ЗНБ С.В. Янц), часть книг была уничтожена в отделе КГБ на специальном оборудовании.

Уже в 1987 г. началось возвращение книг из спецфонда в открытые фонды библиотеки. С части документов был снят гриф «ДСП», инвентарные номера спецфонда уничтожались и при вливании в общий фонд им присваивались новые. Незасекреченная литература по актам передач переходила из отдела литературы ДСП в разные отделы ЗНБ. С 1987 г. было возвращено в фонд около 400 экз. на русском и зарубежных языках. В 1990 г. мы находим последний отчет начальника воронежского Обллита в Главлит о том, что в ЗНБ ВГУ было передано 120 экз. из спецфонда в общий фонд1. Но последний найденный акт передачи относится к концу 1993 г., когда в отдел обслуживания естественных факультетов было передано 162 экз. литературы из бывшего спецфонда.

И вот теперь ранее не доступные книги может прочитать любой пользователь библиотеки согласно своим личным интересам и пристрастиям, даже не догадываясь, что когда-то они находились в спецфонде.



Галина Сергеевна Ланцузская,

гл. хранитель фонда отдела редких книг
Об изучении содержания редкой части фонда

Зональной научной библиотеки Воронежского

государственного университета

Исследование состава библиотечного фонда является одним из приоритетных направлений научной работы сотрудников отдела редких книг. Изучение истории библиотеки невозможно без анализа источников формирования ее фонда. Фонд в данном случае выступает как предмет исследований.

На протяжении всего существования отдела при сплошном просмотре фонда de visu в служебном каталоге отражаются особенности каждого экземпляра, что позволило выявить индивидуальных и коллективных владельцев, книги которых заложили основу нашего собрания.

В этой работе велика роль книжных владельческих знаков: экслибрисов, суперэкслибрисов, штемпелей, всевозможных записей, помет, свидетельствующих о бывшей принадлежности книг.

Это исследовательская работа, т.к. не всегда информация лежит на поверхности. Не сохранилось архивных сведений о начальном этапе формирования университетского фонда. Единственным источником является отчет одного из директоров библиотеки Александра Тимофеевича Расторгуева, в котором назван ряд библиотек, вошедших в университетское книжное собрание в 20-е годы.1 Информация, содержащаяся в картотеках, значительно дополняет эти данные. В фонде есть книги из Воронежской гимназической библиотеки, библиотеки Воронежской Губернской Земской больницы, Воронежской Губернской Земской управы, Воронежской мужской гимназии, Воронежской Ученой Архивной комиссии, Учительской семинарии, Губернского музея, Епархиального женского училища и др.

Создан ряд вспомогательных картотек, таких, например, как «Воронежские библиотеки XVIII – нач. XX вв. », куда помещаются карточки с описанием выявленных экземпляров по коллекциям. Таким образом, складывается картина количественного и качественного состава сохранившихся частей этих библиотек. В настоящее время при редактировании ЭК эта информация заносится в ключевые слова и становится доступной для всех пользователей.

Выявлено более 1000 экземпляров книг с ярлыками и штампами Воронежской публичной библиотеки, основа которой в 1864 году создавалась на средства от частных и коллективных денежных вкладов, а также за счет пожертвований книгами. В 1865 году один из организаторов Воронежской публичной библиотеки, историк, археолог, публицист и издатель Михаил Федорович Де-Пуле (1822–1885), одно время преподававший русский язык и историю в Воронежском Михайловском кадетском корпусе, подарил библиотеке 235 томов из своей коллекции.1 Книги с экслибрисом В.К. Вульферта, с владельческими признаками Потаповых, Зубрицких также поступили вместе с собранием публичной библиотеки.

Мы не просто собираем информацию о бывших владельцах. В мае 2009 года в Воронежской областной библиотеке имени И. С. Никитина состоялась выставка «Прошедшие чреду десятилетий»: Издания с книжными знаками и штемпелями Воронежской Публичной библиотеки из фондов ЗНБ ВГУ, на которой было представлено 58 книг. Был издан каталог выставки. Эти книги – наша общая история, поэтому мы так высоко ценим взаимное сотрудничество.

Мы сотрудничаем также с Воронежской Православной духовной семинарией. Информация о составе редкой части фонда всегда была открытой, но если в 90-е годы руководство духовной семинарии вело речь о возврате книг, то 18 марта 2010 года в Музее книги ВГУ на выставке, приуроченной ко Дню православной книги, прозвучали слова благодарности в адрес сотрудников университетской библиотеки, сохранивших редкие книги. В 2009 году были изготовлены и подарены семинарии цифровые копии наиболее интересных изданий. Анализ сохранившейся части коллекции дает представление о ценности библиотеки, хранителем которой некоторое время являлся Евфимий Алексеевич Болховитинов (1767–1837), впоследствии митрополит Киевский и Галицкий Евгений. В составе библиотеки помимо богословской литературы – труды по русской и всемирной истории, книги по философии, физике, художественная литература.

Отличительными признаками, по которым определяется принадлежность экземпляров к семинарскому книжному собранию, служат следующие книжные знаки и записи: книжный ярлык: Воронежской семинарской библиотеки, тиснение: В.С. на верхней крышке переплета, тиснение Ф.Б.В.С. на корешке, шт.: Фундаментальная библиотека Воронежской духовной семинарии, записи: Воронежской семинарии, Семинарской библиотеки, Б.Р. № на отечественных книгах и Б.Д.Я. № (библиотека древних языков), Ex bibliotheca Voronezensis siminarii на зарубежных книгах и на отечественных книгах по древним языкам, а также различные записи, сделанные семинаристами.

В отделе хранятся также книги из библиотеки Михайловского кадетского корпуса, основанного в 1845 году. Уже к концу XIX века книжное собрание кадетского корпуса насчитывало около 10 тысяч томов книг, преимущественно, по военной тематике. В настоящее время из многотысячного книжного собрания корпуса, которое было передано в университетскую библиотеку, сохранилось около 3 тысяч экземпляров.

В составе библиотеки, которая теснейшим образом была связана с учебной программой корпуса, наряду с военной литературой, имелись фундаментальные сочинения по русской и всемирной истории. Книжный ярлык с текстом «Фундаментальная библиотека Воронежского Великого Князя Михаила Павловича Кадетского корпуса» или штемпель с этим же текстом мы встречаем на сочинениях И. Е. Забелина, Н. М. Карамзина, М. П. Погодина, С. М. Соловьева, А. Гумбольдта, Ч. Дарвина, книгах по зоологии, математике, физике, химии.

В картотеке общественных коллекций зарегистрировано около 500 экземпляров книг, принадлежавших ранее Воронежской губернской гимназии, более 1000 книг из фундаментальной библиотеки Воронежского Духовного училища и более 1000 книг из Воронежского Общественного собрания. В последней из упомянутых библиотек хранились сочинения, отражающие широкий спектр развития общественной мысли, в том числе большевистские и анархические идеи.

Еще одна страница истории университетской библиотеки связана с Юрьевским университетом, с книгами, поступившими во время Первой мировой войны из его библиотеки. В дореволюционный Воронеж были эвакуированы также книги из факультетских библиотек и студенческих обществ Юрьевского университета и, кроме того, книги из личных собраний университетских профессоров и преподавателей: Д. Н. Кудрявского (1867–1920), Н. Н. Боголюбова (1872–1928), М. Я. Пергамента (1866–1932) и других.

В 1920 году, согласно мирному договору, началась реэвакуация имущества Юрьевского университета. Некоторые рукописи и книги по русской истории, а также автографы знаменитых русских людей были приобретены Воронежским университетом, что документально подтверждается составленным тогда же актом о приобретении.1 По этому акту установлено происхождение некоторых экземпляров, хранящихся сейчас в фонде Воронежской университетской библиотеки. Вместе с тем наличие в фонде экземпляров с печатями факультетских библиотек, педагогических курсов, студенческих обществ показывает, что возвращены были нераспакованные ящики с книгами и основная библиотека, которой недолгое время пользовались студенты и преподаватели университета. Часть изданий осталась на факультетах и кафедрах университета.

Первая попытка представить владельческий состав нашего фонда была сделана в 1968 году, когда начали выходить указатели книг университетской библиотеки с книжными знаками.2 Хотелось бы отметить желание составителей регистрировать эскслибрисы не сами по себе, но исключительно вместе с книгой, отмеченной ими. Такой подход предлагает более целостную совокупную информацию и потому более предпочтителен для книговедов и исследователей фонда университетской библиотеки. На страницах указателя воспроизводится ряд книжных знаков, ранее не учтенных в специальной литературе. Работа снабжена именным указателем владельцев книжных знаков, в том числе и книгопродавческих. К настоящему моменту в четырех выпусках этого издания описано почти 500 книг.

Владельческий состав фонда удается раскрывать через систему вспомогательных указателей, приложенных к печатным каталогам книг Воронежской университетской библиотеки3.

Среди публикаций «Демократическая печать России (1905–1907): Каталог произведений печати в фондах научной библиотеки университета» (Воронеж, 1995), Биобиблиографический указатель, посвященный С.Н. Введенскому (1867–1940), историку, краеведу, педагогу, одному из первых директоров библиотеки. Именно из коллекции С.Н. Введенского в фонд университетской библиотеки попал один из двух имеющихся у нас экземпляров первопечатного издания «Слова о полку Игореве» (М.,1800) с маргиналиями исследователя XIX века. В 2000 году сотрудниками научной библиотеки была завершена многолетняя работа по расшифровке маргиналий и установлению имени их автора. Итогом работы явилось издание «Слово о полку Игореве в рукописном комментарии и судьбе анонимного исследователя XIX века» (2000). Книга впервые открывает имя ученого, которому раньше принадлежал наш экземпляр, и который в 1838 году в Могилеве на Днепре оставил комментарий на его страницах. Это Виктор Иванович Прахов (1803–1854), лингвист, специалист в области древнерусского языка и литературы, высокообразованный человек, библиофил. Так через сплетение судеб и времен раскрывается еще одна страница истории университетской библиотеки. Примечателен тот факт, что по итогам конкурса Ассоциации книгоиздателей России издание было призвано лучшей книгой 2001 года.

Большую ценность представляют включенные в состав университетской библиотеки книги из частных собраний XVIII–XIX веков, формировавшихся в Воронежском крае.

Еще одно направление работы:

- изучение мемориальных библиотек и сбор материалов об их перводержателях;

- словарь бывших владельцев книг ЗНБ ВГУ.

Результатом многолетней работы по изучению провенанса фонда стало создание картотеки бывших книговладельцев. В 1996 году в шестом номере возобновленного воронежского журнала «Филологические записки» была начата публикация материалов этой картотеки, безусловно, полезная и для специалистов-книговедов, и для любителей книжной старины. Перечень бывших владельцев включает краткие биографические сведений о персоналиях, информацию о количестве принадлежавших им экземпляров, выявленных в фонде отдела редких книг и, если это удавалось установить, сведения о путях попадания книг в университетскую библиотеку.1 В трех выпусках журнала опубликовано более ста фамилий. В настоящее время в отделе идет подготовка к публикации словаря книговладельцев, который содержит информацию о 500 бывших владельцах с краткими биографическими сведениями, указанием количества обнаруженных в фонде библиотеки книг, а также списком литературы о персоналии.

В 2000 году вышло издание “Жизнь и судьба профессора И.Н.Бороздина”, посвященное историку, археологу, литературному критику и общественному деятелю И.Н. Бороздину (1883–1959), последние 10 лет жизни которого были связаны с Воронежским университетом. Ярким дополнением к очерку супруги И.Н.Бороздина, Полины Андреевны, раскрывающему биографию, общественную, литературную и научно-педагогическую деятельность учёного, служат 1000 дарственных надписей на книгах из его библиотеки, включенных в каталог. Ценность изданию придают многочисленные вспомогательные указатели, среди которых главное место занимает аннотированный указатель дарителей.

Работа над каталогом «Собрание О.Г. Ласунского. Книговедение. Библиофильство» продолжалась с середины 2002 года по декабрь 2005 года. Каталог отражает только два направления собирательства: книговедческую литературу и издания библиофильского характера. С 1999 года отделом проводятся Книговедческие чтения, посвященные библиофильскому собранию О.Г. Ласунского, на которых сотрудники представляют материалы изучения коллекции. В 2013 году состоялись XV чтения; за прошедшие годы они заняли нишу в культурном пространстве университета, как форма пропаганды знаний о редких изданиях.

Хотелось бы упомянуть еще о некоторых темах научных исследований:

- книги военных лет (1941–1945) в фонде ЗНБ ВГУ;

- издательское и типографское дело в Воронежском крае;

- музейная педагогика.

Информация о владельческой принадлежности полезна не только при изучении истории библиотеки как иллюстрация этапов формирования библиотечного фонда. Все федеральные проекты, в которых участвует наша библиотека, предусматривают владение этой информацией. Отдел ведет работу в рамках всероссийской программы по созданию ретроспективной национальной библиографии, предусматривающей систему сводных каталогов в электронной и печатной форме. Мы участвуем в создании Сводной базы данных «Русская книга гражданской печати», которая выполняет охранные функции и функции учета книжных памятников. В сектор сводных каталогов РНБ предоставляется информация об изданиях XVIII в. с указанием владельческих признаков наиболее известных перводержателей.

В 2002 году сотрудники библиотеки приняли участие в составлении «Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период второй мировой войны», издание которого предпринято Министерством культуры РФ.1

В книгах «Сводного каталога культурных ценностей Российской Федерации, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны» впервые за все послевоенные годы публикуется реестр потерь, понесенных российскими музеями, библиотеками и архивами в минувшей войне. В Сводном каталоге представлены попредметные описи и изображения разграбленного и уничтоженного имущества.

Книжным утратам полностью посвящен Том 11. В 1-ой книге 11 тома помещена статья о ЗНБ ВГУ со списком утраченных книг. Книги 7, 8, 9, 10 полностью посвящены ЗНБ ВГУ.

Статья об утратах университетской библиотеки явилось следствием работы с различными источниками. Среди них Акт 1920 года о приобретении Воронежским университетом книг Юрьевского университета, несколько сохранившихся довоенных инвентарных книг, а также архивные материалы Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга, полученные из Департамента по сохранению культурных ценностей. В настоящее время к публикации готовится еще один том, содержащий сведения о потерях университетской библиотеки в военные годы. Идет проверка списка, присланного из Министерства культуры, на предмет наличия изданий в фонде.

Работа по изучению состава фонда университетской библиотеки ведется в двух направлениях:


  1. Восстановление информации о довоенном составе фонда и о потерях библиотеки в годы войны.

  2. Изучение и описание книг, полученных из других библиотек.

В 60-е годы XX века для пополнения пострадавшего фонда библиотека получила книги из Москвы. В их числе были как дублетные экземпляры из крупных московских книгохранилищ (Московского городского пединститута, Государственной Публичной Исторической библиотеки, Библиотеки Института права АН СССР и др.), так и книги из Госфонда, в том числе вывезенные из Германии. Что касается даты и источника поступления, то единственная информация, которой мы сейчас располагаем, – это записи в инвентарных книгах 1961–1963 гг. – «Дар московских библиотек».

Изучение и описание этой части фонда позволило библиотеке включиться в работу в рамках федеральной целевой программы «Культура России (2006–2010 годы)» по инвентаризации, определению бывшей государственной принадлежности и составлению электронной базы данных перемещенных книжных ценностей. В 2008, 2009 гг. в Министерство культуры РФ были переданы базы данных из 3000 записей.

Дополняя архивные материалы, результаты исследования фонда позволяют воссоздать картину истории библиотеки, в которой переплелись судьбы отдельных людей и история страны.

В 2010 г. начато формирование Свода книжных памятников Воронежской области. Региональным центром по работе с книжным памятниками является Воронежская областная универсальная научная библиотека им. И.С. Никитина. В состав Экспертного совета входит представитель ЗНБ ВГУ.

На первом этапе библиотека ЗНБ ВГУ приняла участие в анкетировании. В настоящее время на сайте http://knizhpam.vrnlib.ru/ в Региональном своде книжных памятников в разделе Реестр «Фонды книжных памятников Воронежской области» размещена общая информация о книжных памятниках ЗНБ ВГУ.

В разделе «Тематические, видовые и др. книжные коллекции» размещено описание следующих коллекций, хранящихся в ЗНБ ВГУ:

- издания кирилловского шрифта XVII века;

- издания латинского шрифта XVI века;

- издания латинского шрифта XVII века;

- коллекция изданий гражданской печати XVIII в.;

- коллекция книг семьи Романовых.

В разделе «Личные (владельческие) книжные коллекции» размещено описание следующих коллекций, хранящихся в ЗНБ ВГУ:

- коллекция И.Н. Бороздина;

- коллекция С.Г. Лазутина;

- коллекция О.Г. Ласунского.

Кроме того, в 2013 году мы получили пароль для ввода в Общероссийский свод книжных памятников (ОСКП) подробного научного описания по 30 позициям единичных книжных памятников, хранящихся в ЗНБ ВГУ. Создано 30 записей в Общероссийский свод книжных памятников, формируемый РГБ http://kp.rsl.ru/. В дальнейшем на базе ОСКП будет происходить регистрация книжных памятников в Реестре Минкультуры РФ


1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница