Наталья Бурлинова Война в Афганистане (2001 – 2011 гг.): обзор и перспективы Наталья Бурлинова – кандидат политических наук, президент Общественной инициативы «Креативная дипломатия»



Скачать 218.8 Kb.
Дата05.07.2016
Размер218.8 Kb.
Наталья Бурлинова
Война в Афганистане (2001 – 2011 гг.): обзор и перспективы
Наталья Бурлинова – кандидат политических наук, президент Общественной инициативы «Креативная дипломатия», автор и ведущая аналитических программ по вопросам внутренней и внешней политики («Внутренний фактор», «Внешний фактор») на радиостанции «Говорит Москва» (92 FM).


Летом 2011 года официально стартует процесс постепенного вывода американских сил из Афганистана. К 2014 году члены НАТО планируют завершить передачу ответственности за ситуацию в Афганистане афганским силам безопасности, подготовка которых ведется усиленными тепами при участии региональных и международных структур. Однако ситуация в стране остается сложной. Межэтнические проблемы по-прежнему не решены, борьба с непримиримой вооруженной оппозицией далека от завершения, колоссальная коррупция, тормозящая экономическое восстановление страны, непобедимая наркомафия, сросшаяся с чиновничьим аппаратом на самом высоком уровне, рост потребления наркотиков внутри самого Афганистана. Все это происходит на фоне малой эффективности международных и региональных структур, в том числе ООН. Удастся ли сохранить стабильную ситуацию в Афганистане в связи с постепенным уходом американцев и НАТО, остается под вопросом.
Как все начиналось…

Очередной войне в Афганистане, на этот раз американской, предшествовали трагические события – теракты 11 сентября 2001 года, – после которых тогдашний президент США республиканец Джордж Буш-младший объявил войну международному терроризму в лице «Аль-Каиды» во главе с Усамой бен Ладеном и режиму талибов в Афганистане, территория которого к тому моменту стала главным логовом международного терроризма, где под крылом радикального исламского движения «Талибан»1 нашли свое пристанище боевики «Аль-Каиды».

Буш направил американские войска зачищать Афганистан от талибов, заручившись дипломатической поддержкой многих стран мира, среди которых была и Россия. Правовой основой для военных действий США стал пункт 51 Главы VII Устава ООН о праве «на индивидуальную или коллективную самооборону».

7 октября 2001 года президент США санкционировал нанесение воздушных ударов по столице Афганистана Кабулу и ряду других городов. Началась военная операция «Несокрушимая свобода» (“Enduring Freedom”)2, в которой самое активное участие принял ближайший союзник США – Великобритания. Если американцы и британцы в основном занимались нанесением воздушных авиаударов по главным городам Афганистана и опорным базам талибов, то в наземной операции важнейшую роль сыграл «Северный альянс» во главе с Ахмадом Шахом Масудом.

В помощь американцам поспешили многие европейские страны, которые в добровольном порядке вошли в «антитеррористическую коалицию». В поддержку Америки Североатлантический блок впервые в своей истории ввел в действие Статью 5 Вашингтонского договора, а два года спустя НАТО приняла решение отправиться в Афганистан вслед за своим главным членом и партнером.

Уже к декабрю 2001 года режим талибов был свергнут, многие тысячи боевиков были выдавлены к границе с Пакистаном и осели в зоне пуштунских племен афгано-пакистанского приграничья.

Под зорким руководством американской администрации и при активном участии НАТО и ООН началось строительство «демократического» Афганистана. Главная международная структура – Организация Объединенных Наций, безусловно, не могла оставаться в стороне от афганской проблемы.

Под эгидой ООН в начале декабря 2001 года в Бонне состоялась первая историческая конференция по Афганистану, по итогам которой Афганистан получил временную администрацию во главе с Хамидом Карзаем.

Следующим решением по Афганистану стало создание Международных сил содействия безопасности (МССБ) в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 1386 (от 20 декабря 2001 года). Первый мандат МССБ был сроком на шесть месяцев. Затем он регулярно продлялся. Всего же по Афганистану ООН приняла 12 резолюций3.

Стоит заметить, что мандат на пребывание в Афганистане имеют только Международные силы, но не НАТО. Нет ни одной резолюции Совета Безопасности ООН, относящейся к Афганистану, в соответствии с которой НАТО получала бы мандат от ООН на проведение миссии в Афганистане. Добровольно и самостоятельно возложив на себя командование силами МССБ 11 августа 2003 года, НАТО в лице тогдашнего Генерального секретаря организации Лорда Робертсона постфактум уведомила об этом Генерального секретаря ООН Кофи Анана письмом от 02 октября 2003 года. К письму прилагалась Долгосрочная стратегия НАТО в осуществлении ее роли в составе МССБ. При этом Генеральный секретарь НАТО любезно обещал Генеральному секретарю ООН держать последнего «в курсе дальнейших событий в ходе рассмотрения этого вопроса Североатлантическим советом»4.

28 марта 2002 года резолюцией 1401 была учреждена Миссия по содействию Афганистану со штаб-квартирой в Кабуле (UNAMA). Основными задачами Миссии являются мониторинг ситуации с правами человек, генедерные вопросы, гуманитарное содействие развитию Афганистана. Миссия имеет восемь региональных представительств.

Главная функция представителей Миссии – мониторинг ситуации, а также координация реализации различных программ и специализированных агентств ООН. На основе тщательного мониторинга ситуации подготавливаются ежегодные регулярные оценочные доклады Генерального секретаря по ситуации в Афганистане.

Не менее ценную информацию содержат доклады специализированных агентств ООН. В случае Афганистана особую ценность представляет статистка Управления ООН по наркотикам и преступности (UNODC), которое выпускает отчеты о ситуации вокруг производства и распространения наркотиков в стране, проводит опросы крестьян, работает с данными аэрофотосъемки, собирают информацию о работе МВД. Отчеты этой структуры – основный источник статистики, используемой исследователями по тематике афганского наркотраффика.

Еще одно направление работы Миссии ООН в Афганистане – координация продовольственных и сельскохозяйственных программ, мониторинг импорта и экспорта продукции. Очередной крупный проект ООН, стартовавший в апреле 2010 года, предусматривает продовольственную поддержку 7,3 миллионов афганцев. Программы ООН направлены не только на обеспечение региона продуктам извне, но и мерами по эффективному распределению продовольствия внутри региона. Среди них – массовая закупка зерна у афганских крестьян для нужд продуктового обеспечения их соотечественников.

Не менее сложное направление работы – помощь афганским беженцам. В данном случае работа идет по линии Верховного комиссариата ООН по делам беженцев. Оказывается помощь беженцам, которые возвращаются в страну из Ирана, Пакистана. Зимой 2010 – 2011 гг. Управление начало реализацию программы оказания помощи в преддверии холодов семьям беженцев в провинции Кабул. По данным Управления, за последнее время в страну вернулось 8 миллионов граждан Афганистана, которые находятся в сложном социально-экономическом положении. Было организовано строительство 200 тысяч жилых домов в Афганистане для беженцев и внутренне перемещенных лиц, возвращающихся на родину, начиная с 2002 года. Долговременная программа ООН ведется в сотрудничестве с местными департаментами по вопросам беженцев и репатриации. С тех пор, как в 2002 году процесс добровольной репатриации приобрела широкие масштабы, программа обеспечения жильем помогла 14 миллионам бывших эмигрантов обрести новый дом на родине. Данное число составляет более 25 процентов от общей численности беженцев, вернувшихся в Афганистан.
НАТО в Афганистане

Как организация НАТО начинает играть серьезную роль в Афганистане лишь с августа 2003 года, когда альянс добровольно взял на себя функции стратегического командования, контроля и координации деятельности Международных сил содействия безопасности для Афганистана (МССБ).

Это решение стало важнейшим шагом для НАТО. Вовлечение альянса в военную операцию США объясняется целым комплексом причин. Здесь можно назвать и проявление солидарности с Соединенными Штатами в рамках Статьи 5 Вашингтонского договора, и помощь в планировании и практической реализации операции, которую военные структуры НАТО с самого начала военных действий оказывали своим членам, решившим воевать вместе с США в рамках «коалиции желающих». Огромную роль сыграл фактор необходимости сохранения единства альянса, которое в сентябре 2001 года оказалось под угрозой в связи с фактическим игнорированием альянса со стороны тогдашней американской администрации5.

Стремление НАТО быть полезной американцам в Афганистане не сразу нашло понимание в Белом Доме. Почти два года американская администрация предпочитала «работать в одиночку», прибегая в основном к помощи ближайшего союзника – Великобритании, а также ряда стран, которые сразу же изъявили желание помочь Вашингтону. Однако после свержения талибов, когда ситуация относительно стабилизировалась, нужды в прямых военных действиях больше не было (часть террористов «Аль-Каиды» и талибов была уничтожена, часть оттеснена в горы к границе с Пакистаном), а внимание Белого Дома было переключено на Ирак (куда американцы вторглись в марте 2003 года), наступил «звездный час» альянса.

Задача НАТО на первом этапе определялась обеспечением локальной безопасности в относительно спокойных регионах Афганистана и постепенным расширением зоны безопасности на всю территорию этой страны, на втором – обеспечением условий для восстановления Афганистана. Все это должно было происходить при сохранении доминирующей политической роли и военного контроля со стороны Соединенных Штатов.

Фактически за НАТО закреплялась «обслуживающая» роль по расчистке политических, экономических и гуманитарных «завалов», оставленных американцами после военных действий. Альянсу определялось взять на себя роль своеобразного кризисного менеджера, возглавляющего международные усилия по гуманитарному и социально-экономическому восстановлению Афганистана.

Нельзя сказать, что подобная американская трактовка роли НАТО в Афганистане не устраивала организацию. Наоборот, НАТО была довольна такой ситуацией, когда Международные силы содействия безопасности не участвуют в прямых военных столкновениях, занимаясь больше вопросами патрулирования и соблюдения безопасности в афганских провинциях, а также различными инфраструктурными проектами.

Между тем, постепенно становилось очевидным, что американцы поспешили праздновать победу над «Талибаном», который за 2003 – 2005 годы сумел восстановить свои силы, и начался новый этап афганской кампании с активным внедрением повстанческой войны и подрывной деятельности против сил НАТО. Альянс столкнулся с целым комплексом проблем военного и гражданского характера, которые привели к тому, что «Афганистан стал испытанием для всего альянса»6. НАТО приходилось все труднее выполнять задачи по обеспечению безопасности даже на локальном уровне. Серьезные проблемы возникли в области управления и развития Афганистана. Взяв на себя ответственность за миротворческую операцию, НАТО переоценила свой потенциал и ресурсы как кризисного менеджера. Организация столкнулась с серьезными проблемами в области имиджа, связанными, в первую очередь, с негативными последствиями ошибочных действий американцев, приводивших к гибели все большего числа мирных граждан. Возникли проблемы внутреннего характера, связанные с трудностями во взаимоотношениях европейских стран с администрацией Буша, которая в большой мере отличалась высокой степенью игнорирования интересов Европы в целом и НАТО в частности.

Афганистан показал, что к партизанской диверсионно-подрывной войне НАТО, как структура, оказалась не готовой. С каждым годом общества европейских стран все меньше понимали, почему европейцы должны гибнуть в Афганистане за призрачную идею демократизации этой страны.

Ситуация сложилась таким образом, что «маленькая победоносная война», инициированная Джорджем Бушем, превратилась для США и НАТО в затяжную позиционную войну с повстанцами. Не удивительно, что Афганистан стал большой головной болью для натовских военных и чиновников.

В дополнение к трудно решаемым афганским проблемам появилась новая – регионального характера – забурливший Пакистан.
Пакистанское измерение афганской войны

В региональном контексте военные действия американцев в Афганистане создали очаг серьезной нестабильности во всем регионе Среднего Востока. Особенно негативно развивалась ситуация в Пакистане.

После 11 сентября 2001 года администрации Буша с помощью щедрой финансовой помощи удалось убедить пакистанского президента Первеза Мушаррафа принять участие в «крестовом походе против терроризма», хотя ранее Белый Дом не раз вводил санкции в отношении Исламабада7.

Между тем, участие Пакистана в афганских делах далеко не ограничивалось формальным вступлением в антитеррористическую коалицию американцев. Пакистан уже давно и много вмешивался в дела Афганистана, территория которого представляет для Исламабада зону особых интересов. И в первую очередь, это связано с проблемой афгано-пакистанского приграничья восточной части «линии Дюранада»8, которую Афганистан не признает с 1949 года.

Не секрет, что движение «Талибан» появилось при прямом участии пакистанской межведомственной разведки (ISI). Оно как военно-политический проект пришло на смену моджахедам, которых Пакистан и США активно поддерживали в войне против Советской армии. Исламабад первым признал правительство талибов в 1996 году, а подразделения пакистанской армии участвовали в войне против «северян» в годы гражданской смуты в Афганистане после свержения коммунистического режима и вывода советских войск. В лице талибов Пакистан получал инструмент постоянного влияния на Афганистан, а также инструмент воздействия на афганских и пакистанских пуштунов, оказавшихся разделенными линией Дюранда. Существовала даже идея создания федерации с Афганистаном, перехода Кабула под влияние Исламабада. Официальный Кабул неоднократно обвинял пакистанские власти и пакистанскую межведомственную разведку (ISI) в оказании поддержки боевикам в зоне афгано-пакистанского приграничья, в том числе звучали обвинения в причастности пакистанских спецслужб к организации громких покушений и терактов на территории самого Афганистана.

Успешные военные действия американцев против талибов на территории самого Афганистана в течение 2001 – 2002 гг. привели к ситуации, когда значительная часть боевиков отступила с афганской территории в приграничные районы с Пакистаном в зону пуштунских племен. Талибы создали там мощную террористическую инфраструктуру, в том числе базы подготовки смертников. Ситуация стала напоминать сообщающиеся сосуды, в роли которых выступали Кабул и Исламабад. Теперь источник афганской нестабильности следовало искать в пакистанской зоне ответственности афгано-пакистанского приграничья. Боевики «Аль-Каиды» и «Талибана» не только использовали территорию Пакистана для подготовки своих смертников, но сумели фактически создать в зоне пуштунских племен в провинциях Северный и Южный Вазиристан шириатское исламистское неподконтрольное Исламабаду государство Вазиристан9, с территории которого они начали проводить активные боевые действия против самого центрального пакистанского правительства.

И если президенту-военному Первезу Мушараффу еще удавалось более или менее контролировать ситуацию в стране путем переговоров и сделок с талибами10, то после его смещения11 и прихода к власти президента Асифа Али Зардари, мужа погибшей Беназир Бхутто, и премьер-министра Гилани, ситуация начала выходить из-под контроля. Например, в результате весеннего наступления 2009 года пакистанские талибы сумел приблизиться к столице на расстояние всего в сто километров. Угроза вторжения исламистов в Пенджаб и Синд вынудила пакистанские власти начать крупномасштабную операцию против боевиков, продолжавшуюся несколько недель12.

Здесь и проявилась слабость новых пакистанских властей, не пользовавшихся авторитетом внутри страны (в том числе по причине своей близости с американской администрацией), а также новая политика Исламабада, направленная, на «умиротворение» талибов13.

Кроме того, присутствие американских и натовских сил в Афганистане спровоцировало радикализацию общих настроений в Пакистане. Втягивание Исламабада в «американскую войну» создало условия для «плодотворной» активной деятельности талибов и «Аль-Каиды» и распространения афганской зоны нестабильности на другие пакистанские территории.

Активные пропагандистские действия образовавшегося пакистанского отделения «Талибана» способствовали исламизации пакистанской молодежи. Эксперты заговорили об «афганизации» Пакистана. Насколько внутренняя ситуация в Пакистане близка к взрывоопасной, показали события, развернувшиеся в июле 2007 года вокруг Красной мечети в Исламабаде. Тогда студенты медресе Джамия Фаридия при Красной мечети (Дадь Масджид) в Исламабаде объявили о своём неподчинении светским властям Пакистана и об установлении законов шариата. В результате осады и штурма мечети пакистанскими военными погибло более ста человек с обеих сторон, в том числе 53 исламиста (по данным властей).

Таким образом, за десять лет Пакистан превратился на афганском направлении из наступательного игрока в нестабильное государство, обороняющееся от угрозы, которую некогда сам создал для активной геополитической игры на афганском поле. Исламабад оказался в заложниках собственных политических иллюзий. Стремясь использовать талибов как инструмент давления на Афганистан, он не заметил, как этот инструмент оказался обращенным против него самого. В результате сегодня Пакистан имеет часть территории, которая фактически не подконтрольна центральным властям, значительное количество талибов и боевиков «Аль-Каиды», которые превосходно чувствуют себя на территории пуштунских племен, а также перманентную нестабильность, время от времени принимающую форму жестоких нападений, терактов и подрывов натовской инфраструктуры.
Стратегия Обамы для АфПака

Смена президентской команды в США привела к изменению подхода не только к Афганистану, но ко всему региону Среднего Востока в целом.

Новая стратеги Белого Дома была озвучена президентом Обамой 27 марта 2009 года. Во-первых, для достижения главной цели США – уничтожения «Аль-Каиды» – было принято решение объединить подход к Афганистану и Пакистану в одну региональную стратегию, более того фактически в один регион, получивший название АфПак или ПакАф.

Президент Обама усилил внимание к Пакистану, который наряду с Афганистаном стал вторым адресатом новой стратегии США. Впервые администрация США публично констатировала глубокую взаимозависимость проблемы повстанческого движения в Афганистане и деятельности экстремистов в восточных районах Пакистана. Руководство США четко обозначило, что отныне «больше не предусматривается наличие двух отдельных линий в отношении Афганистана и Пакистана». Одним из конкретных инструментов сотрудничества между Пакистаном и Афганистаном должны были стать регулярные встречи их президентов на высшем уровне под эгидой США для обмена информацией и координации действий в борьбе против талибов и «Аль-Каиды» 14.

Во-вторых, был сделан упор на экономику. Предусматривалось серьезное улучшение социально-экономического положения населения АфПака. Администрация Обамы запланировала потратить в 2010 году порядка 4,4 млрд. долларов на создание в Афганистане и на севере Пакистана социально-экономической инфраструктуры, что должно было способствовать вовлечению афганцев в мирную жизнь и сузить базу людских ресурсов для «Аль-Каиды».

В-третьих, планировалось значительное увеличение численности американского контингента в Афганистане15.

В-четвертых, изменилась официальная позиция американского руководства по поводу переговоров с талибами, возможность которых предыдущая администрация вовсе отрицала. Фактически была объявлена возможность политической амнистии так называемым умеренным талибам, которые не являлись идеологическими приверженцами «Аль-Каиды» и были готовы сложить оружие, признать кабульское правительство Карзая и конституцию и вернуться к мирной жизни.

Дальнейшее свое оформление стратегия получила на юбилейном саммите НАТО в Келе/Страсбурге в начале апреля 2009 года, на котором, во-первых, была поддержана объявленная администрацией США политическая амнистия умеренным талибам. Во-вторых, была создана Тренировочная миссии НАТО (NATO Training Mission in Afghanistan). Задача Миссии – подготовка афганских военных и полицейских. Это означало, что альянс делает ставку на подготовку собственных афганских сил безопасности, которые в перспективе должны будут полностью взять на себя ответственность за ситуацию в стране, т.е. предусматривалась постепенная афганизация безопасности, сроки которой были неопределенными.

Скорректировать параметры афганизации безопасности НАТО и США заставили события лета – начала осени 2010 года, когда Афганистан захлестнула волна террора со стороны талибов, приуроченная к президентским выборам 20 августа. Только в день голосования было совершено 139 террористических акта по всей стране. В августе-сентябре потери МССБ составили более 140 человек. Ситуация обострилась до такой степени, что Обама распорядился временно приостановить отправку дополнительных контингентов в Афганистан16. В этих условиях начинается резкое изменение европейского общественного мнения относительно необходимости пребывания национальных контингентов в Афганистане, стимулируемое в том числе значительными потерями европейских союзников США, которые они понесли всего за пару месяцев. Позиция ведущих стран НАТО и участников МССБ – Франции, Германии, Италии и даже Великобритании17 – меняется: вместо увеличения военного контингента речь идет о необходимости обозначить сроки начала вывода сил НАТО из Афганистана, а также сосредоточиться на подготовке афганских военных и полицейских, для чего следует в Афганистан направлять не солдат, а специалистов-инструкторов.

В этих условиях американцам не осталось ничего иного, как принять позицию европейских стран, стремящихся как можно быстрее определиться со сроками ухода из Афганистана. Поэтому уже 23 октября 2009 года на заседании министров обороны НАТО принимает Стратегическую концепцию по передаче ответственности за ситуацию в Афганистане афганским силам безопасности (The Strategic Concept for Transition to Afghan Lead). Причем первые шаги в этом направлении планировалось сделать уже во второй половине 2010 года.

2010 год наглядно продемонстрировал гибкость американской политики на афганском направлении, которую можно охарактеризовать как политику кнута и пряника. С одной стороны, администрация Обамы поддержала программу национального примирения, получившую одобрение на международной конференции по Афганистану в Лондоне (январь), а затем в Кабуле (июнь), а также одобрение Всеафганской Джиргой мира (июнь), которая высказалась за «правительственно-оппозиционную модель дальнейшего развития афганского общества». Фактически руководству Афганистана в лице Х.Карзая был дан «зеленый свет» на установление контактов с главными лицами вооруженной оппозиции и движения «Талибан», о переговорах с которыми информация неоднократно просачивалась в СМИ.

С другой стороны, американцы продолжают военное давление на талибов в рамках антитеррористических операций («Моштарак», февраль-март 2010 года, провинция Гельманд и «Шефаф», март-апрель 2010 года, северные провинции ИРА).

При этом основным приоритетом внутри Афганистана для МССБ остается подготовка и обучение афганской армии, полиции и сил безопасности для скорейшей передачи им ответственности за ситуацию в стране. И здесь уже обозначены конкретные сроки – процесс начнется летом 2011 года и должен завершиться к 2014 году. Однако будет ли это концом войны?
Уходим, уходим, уходим….или о перспективах

Хотя срок начала вывода сил из Афганистана обозначен, вряд ли стоит ожидать строгой привязки к этой дате. Стратегия НАТО заключается «в постепенной передаче ответственности в руки самих афганцев». Исходя из тех заявлений, которые были озвучены главным чиновником альянса, можно сделать следующие выводы относительно дальнейших перспектив НАТО в Афганистан. 

Итак, в 2010 стартовал процесс передачи ответственности за страну из рук НАТО в руки самих афганцев. На языке военных и в соответствии с Операционным планом МССБ коалиционные силы под эгидой НАТО переходят к реализации так называемой фазе номер четыре (Phase 4) – «передача» (Transition).

Во-вторых, этот процесс будет происходить постепенно. То есть фаза четыре местами будет, так сказать, накладываться на фазу номер три (Phase 3), главной задачей которой является стабилизация ситуации в стране.

В-третьих, возможность передачи для каждого региона будет определяться в индивидуальном порядке. Это, с одной стороны, говорит о том, что пока афганские силы не готовы полностью подключиться к обеспечению безопасности во всех регионах страны, с другой, что далеко не везде фаза «стабилизации» завершена. На январь 2011 года можно констатировать, что даже в тех немногочисленных районах, где подобная передача уже имела место, на лицо неспособность афганцев в одиночку справиться с обеспечением безопасности.

В-четвертых, передача ответственности афганцам не означает немедленного ухода натовских сил из Афганистана, хотя НАТО, по словам Генсека, не планирует оставаться в Афганистане вечно. Не планируют уходить из Афганистана вовсе и американцы, которые уже ведут с правительством Карзая переговоры о размещении своих постоянных военных баз на территории страны18.

Действительно, представляется, что в краткосрочной и даже среднесрочной перспективе у американцев нет другого выбора, как оставаться в Афганистане. Ситуация в этой стране пока крайне нестабильная, перспективы программы национального примирения туманны, возможности талибов хотя существенно подорваны, но не уничтожены полностью. Имеющаяся численность афганской армии и полиции не позволяет центральным властям Афганистана самостоятельно поддерживать порядок в стране. Вряд ли серьезно изменит ситуацию планируемое к осени 2011 года увеличение армии почти до 172 тысяч человек, а полиции – до 134 тысяч. Серьезной проблемой остается техническое обеспечение сил безопасности, а также качество солдатского и офицерского корпуса. Для того чтобы подготовить серьезных профессионалов, способных эффективно поддерживать порядок и противостоять талибам, необходимо длительное обучение и тренировки под руководством инструкторов НАТО и США, которых сегодня в Афганистане не хватает. Не менее важной здесь остается идеологическая ориентация афганских солдат и полицейских, большинство из которых идут в эти структуры исключительно по финансовым соображениям, поскольку те небольшие деньги, которые им платят, в нищем Афганистане являются серьезным заработком.

Под вопросом остается готовность афганской армии противостоять талибам в случае ухода НАТО и США. Не переоценивают ли натовские чиновники желание афганской армии сражаться? Нередко приходится слышать, в том числе от самих натовцев, что солдаты афганской армии, получают деньги и от талибов, выполняя для них определенную работу. Но даже в ситуации, когда афганская армия, предположим, будет полностью готова сражаться, а фаза «стабилизация» Операционного плана НАТО заканчивается полной победой в партизанской войне с талибами, представляется практически нереальным полное уничтожение талибов. Талибы останутся, даже если не в Афганистане, то на территории ядерного Пакистана, где в приграничных провинциях они чувствуют себя вполне комфортно и свободно, и где военные и спецслужбы заинтересованы в том, чтобы талибы продолжали существовать в силу той сложной геополитической игры, которую в регионе ведет Исламабад.

Безусловно, европейцы хотели бы уйти из Афганистана как можно скорее, но, учитывая непрекращающееся партизанское сопротивление со стороны талибов, а также реальный уровень подготовки афганской армии и полиции на сегодняшний день, а также еще целый ряд факторов, которые требуют присутствия иностранных сил в Афганистане, думается, что говорить об уходе НАТО преждевременно.

Сегодня для НАТО и США актуален вопрос «как» уйти из Афганистана непобежденной, нежели «когда» уйти. Американцы не сумели в самом начале военной кампании реализовать три важнейшие цели: полностью разгромить режим «Талибана» и сделать невозможным его восстановление, разгромить «Аль-Каиду» и поймать Усаму бен Ладена. Поэтому сегодня НАТО и США должны думать о том, как уйти из Афганистана, не потеряв при этом свое лицо.




1Движение «Талибан» зародилось в Афганистане в среде представителей пуштунских племен в начале 90-х гг. Ядром движения стали три десятка студентов (отсюда происходит название движения, «талиб» на арабском и пушту означает «студент») мусульманского духовного училища (медресе) в Кандагаре во главе с духовным лидером муллой Мухаммедом Омаром. Талибы пришли к власти в условиях непрекращающейся гражданской войны после свержения прокоммунистического режима Мохаммада Наджибуллы и ухода советских войск из Афганистана. В сентябре 1996 г. они захватили Кабул и основали Исламский Эмират Афганистан, на территории которого ввели шариатское право в особом, талибском, толковании.

2Название «Несокрушимая свобода» (Operation Enduring Freedom) первоначально использовалось в отношении всех военных операций, проводимых американцами в ответ на теракты 9/11, в том числе на территории Филиппин, Сомали, Западной Сахары. Сегодня это название используется в основном для обозначения военной операции США в Афганистане.

3Последняя по времени резолюция (1917) была принята 22 марта 2010 г. и продлила мандат МССБ еще на год.

4См.: Письмо Генерального секретаря Организации Объединенных Наций от 7 октября 2003 г. на имя Председателя Совета Безопасности. – 2003. – 08 октября. – S/2003/970.


5С самого начала «войны с терроризмом» тогдашнее американское руководство заявило линию на принятие решений по Афганистану в одностороннем порядке. Любопытный факт: по свидетельству некоторых российских дипломатов, работавших в тот период в Постоянном Представительстве РФ при НАТО, фактически подвергнувшиеся 11 сентября 2001 г. вооруженному нападению Соединенные Штаты сначала даже не воспользовались Статьей 5 Вашингтонского Договора, проигнорировав механизм реализации так называемого трансатлантического единства. Неприменение Статьи 5 в этом случае грозило бы девальвацией традиционной роли НАТО и как военного блока (базовой задачей которого является защита каждого члена альянса), и как той самой военно-политической связки (link) между европейскими странами и США. Введение в действие этой статьи произошло по инициативе и личному настоянию тогдашнего Генерального секретаря НАТО лорда Робертсона, который в тот момент сделал все зависящее от него, чтобы сохранить единство альянса.


6Carp Mihai. Operations: old and new // NATO Review. – 2006. – Spring.

URL: http://www.nato.int/docu/review/2006/issue1/english/art2.html



7О снятии с Пакистана санкций, введенных против Исламабада (а также против Индии) после ядерных испытаний 1998 г., президент Буш объявил 22 сентября 2001 г. На эту тему см.: India and Pakistan: Current U.S. Economic Sanctions, CRS Report for Congress, October 12, 2001.


82 640-километровая практически неразмеченная граница между Афганистаном и Пакистаном, возникла в результате трёх англо-афганских войн, в которых Великобритания пыталась расширить Британскую Индию. Эта линия является результатом переговоров 1893 г. между афганским эмиром Абдуррахманом и секретарём индийской колониальной администрации сэром Мортимером Дюрандом. Афганистан не признает эту границу в качестве официальной. Эта пограничная территория, населяемая в основном пуштунами, является серьезным дестабилизирующим фактором не только в отношениях Кабула и Исламабада, но и в целом в регионе Среднего Востока.

9О создании Исламского государства Вазиристан было объявлено талибами 14 января 2006 г.

10После нескольких месяцев ожесточенных боевых действий против талибов в Северном Вазиристане в сентябре 2006 г. президент Мушарафф заключил с ними, а также с главами племен Территории племен федерального управления (FATA) соглашение и решил выпустить из тюрем 132 боевика в обмен на прекращение вооруженных столкновений с частями пакистанской армии, дислоцированной в этом регионе. Все это способствовало дальнейшей талибанизации приграничных районов Афганистана. FATA (The Federally Administrated Tribal Areas) – Территории племен федерального управления в Пакистане вдоль границы с Афганистаном, не входящие ни в одну провинцию. В значительной степени Зона племен контролируется талибами. На территорию Зоны не распространяется юрисдикция пакистанских судов.

11После затяжного внутриполитического скандала П. Мушарраф в ноябре 2007 г. покинул пост начальника штаба сухопутных войск Пакистана и принял присягу в качестве гражданского главы государства. Однако в связи с угрозой процедуры импичмента в августе 2008 г. ему пришлось уйти в отставку с поста президента страны.

12По сообщениям некоторых СМИ, численность талибов составляла порядка 4 тысяч человек против 12 тысяч пакистанских военных. Минобороны ИРА сомневается в борьбе Исламабада против боевиков // Afghanistan.ru (электронный ресурс). – 2009. – 06 мая.

13К примеру, в феврале 2009 г. Исламабад заключил с пакистанскими талибами соглашение о введении на северо-западе страны в стратегическом регионе долины Сват и прилегающей к ней территории некоторых законов шириата. Долина Сват, бывшая некогда автономным княжеством в составе Пакистана, сегодня, по сути, также представляет собой де-факто независимый регион, где влияние центральных властей с каждым днем становится все более эфемерным.


14Первая такая встреча состоялась в мае 2009 г.

15Накануне саммита НАТО в апреле 2009 г. речь шла о дополнительных 17 тыс. американских войск.

16В связи с обострением ситуации в Афганистане вопрос об отправке войск оказался в центре внимания американских политиков. Жаркая дискуссия была подогрета утечкой в начале сентября 2009 г. информации из секретного доклада командующего силами США и НАТО в Афганистане генерала Стенли МакКристала президенту Б.Обаме. В докладе генерал МакКристал обозначил перспективу реальной военной катастрофы в Афганистане в случае не принятия радикальных мер, в том числе значительного увеличения воинского контингента.

17Ряд стран объявляют о непродлении нахождения своих контингентов в Афганистане.

18Заявления о переговорах с американцами по вопросу о размещении постоянных военных баз в Афганистане Х.Карзай сделал на одной из пресс-конференций в начале февраля.






Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница