На правах рукописи зеленин алексей Анатольевич


Структура и объем диссертации



страница3/5
Дата07.03.2016
Размер0.81 Mb.
ТипАвтореферат диссертации
1   2   3   4   5

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, пяти глав, тринадцати параграфов, заключения, библиографического списка, приложений. Общий объем диссертации составляет 410 страниц.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во Введении обоснована актуальность темы исследования, проанализирована степень ее научной разработанности, определены объект, предмет, цель и задачи исследования, сформулирована его гипотеза, представлены положения, выносимые на защиту, охарактеризованы научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертации, а также формы апробации и внедрения результатов исследования.

Первая глава «Государственная молодежная политика в аспекте политологического исследования» состоит из двух параграфов: «Молодежная политика: взаимодействие государства и гражданского общества» и «Государственная молодежная политика с позиций концепции "public policy" и теории "политических сетей"».

В первом параграфе дается анализ определений понятия «молодежь», прослеживается генезис молодежи как особой социальной группы, выделяются ее отличительные признаки, наиболее важные из которых носят «переходный» характер: от зависимости к независимости, от безответственности к ответственности. Этот переход и является основным моментом процесса социализации, т.е. интеграции молодежи в общество. Этот процесс осложняется в травматические периоды человеческой истории, когда происходит смена курса социально-политического развития, трансформация общественных и государственных институтов. В этих условиях особо важное значение приобретает эффективная молодежная политика.

Для осмысления концептуальных основ государственной молодежной политики (ГМП) диссертант обращается к политологическим трактовкам государственной политики и управления. Здесь сложились различные подходы: в рамках теории «рublic аdministration» она истолковывается как чувствительная к общественным потребностям институционально-управленческая практика государственной бюрократии. В концепциях «публичной политики», «политического руководства» и многих других отражается такое понимание государственной политики, которое включает в процесс ее разработки и реализации институты гражданского общества. Среди базовых принципов осуществления государственной политики сегодня выделяются, прежде всего, принципы, отвечающие ценностям демократии (конституционности, народовластия, подотчетности, эффективности, открытости и др.).

Какую роль играет молодежь в современной молодежной политике. Является ли она только ее объектом? Опирающийся на теорию анализ показывает, что молодое поколение перестает быть исключительно объектом воздействия и постепенно раскрывается и осмысливается в новом для себя качестве – субъекта политики. Нельзя в этой связи не напомнить, что в рамках популярного культурологического подхода выделяются три типа обществ: «постфигуративные», где молодежь учится преимущественно у своих предшественников; «конфигуративные», где молодежь и взрослые учатся у своих сверстников; «префигуративные», в которых взрослые учатся также у своих детей.

Последний тип культуры межпоколенческих отношений начал формироваться в середине прошлого века. И мы все более интегрируемся в его контекст. Поэтому выработка действенной молодежной политики должна быть основана на единственно приемлемом принципе - партнерстве государства как с самой молодежью, так и с обществом в целом. Важно уже сегодня начинать преодолевать патерналистские ориентации, которые априори исключают принцип активности со стороны молодежи, нивелируют ее субъектность.

Усиление значимости современной ГМП прослеживается и в проблеме ее «ведомственной» принадлежности. Традиционно ГМП рассматривается как одно из направлений социальной политики. И это в значительной степени справедливо. Однако повышение статуса молодежи в современном мире, изменение угла зрения на ее роль и функции коренным образом меняют статус самой ГМП. В «Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации», утвержденной в 2006 г., целью ГМП называется создание правовых, экономических и организационных условий и гарантий для самореализации личности молодого человека, развития его потенциала в интересах России, укрепления конкурентоспособности и национальной безопасности нашей страны.

Это фактически означает отказ от ведомственного, т.е. узко социального подхода к государственной молодежной политике. Молодежь сегодня - объект национально-государственных интересов, один из главных факторов обеспечения развития российского государства и общества. Придание государственной молодежной политике более высокого официального статуса, выведение ее за рамки «подотрасли» социальной политики - бесспорное веление времени.

Молодежная политика сегодня не может не опираться на саму молодежь, на молодежное движение. Это положение, выдвинутое в свое время И.М. Ильинским, В.А. Луковым и другими специалистами, стало сегодня аксиомой. Важно, чтобы государственные структуры не только декларировали этот основополагающий принцип, но и следовали ему в своей практической деятельности. Недопустимо ставить условием государственной поддержки молодежных объединений их навязчиво демонстрируемую политическую преданность действующей власти. В параграфе подчеркивается, что историческое предназначение молодежных инициатив в ином - в построении гражданского общества в России.

Во втором параграфе главы отмечается, что в качестве теоретико-методологической основы анализа взаимодействия власти и общества в процессах разработки и реализации государственной молодежной политики сохраняют значение все основные теории и концепции государственной политики и управления.

Вместе с тем, некоторые политологические концепции, сформировавшиеся в последние десятилетия, представляются особо продуктивными для достижения указанной цели. В их числе - концепция «public policy» и теория «политических сетей». Первая восходит к различию между «policy» (политикой как политическим курсом) и «politics» (политикой как политическим процессом) и вбирает в себя три основных значения. Во-первых, речь идет о программах и приоритетах органов власти, механизмах и технологиях их реализации, выработанных на основе и с учетом ожиданий общества. Во-вторых, публичная политика представляет собой способ и результат общественного участия в процессе принятия жизненно важных для общества решений. В-третьих, публичную политику можно определять как политику, которая осуществляется совместно государством и обществом.

Публичной политике, формируемой «снизу» (политическими партиями, общественными объединениями и другими организациями, а также демократическим государством), противостоит политика бюрократическая, инициируемая «сверху» органами исполнительной власти в условиях недемократической политической системы. Публичная политика может рассматриваться как формат, рамка для любой социальной политики государства. И, прежде всего, молодежной политики. Ориентиром и критерием поступательного развития ГМП в современной России может считаться движение от первых проявлений публичности к более высоким этапам ее зрелости. И именно сфера молодежных проблем и интересов представляет собой оптимальное пространство для культивирования традиций публичности в российской политике.

Меняет представления о способах разработки и осуществления государственной политики и функционирования государства и теория «политических сетей». В противоположность идее о доминирующей роли государства в выработке политики, концепция политических сетей доказывает, что государство является хотя и важным, но лишь одним из акторов производства политических решений. Политические сети являются ответом на изменение условий осуществления политики и государственного управления. Они соединяют множество акторов, объединенных общим интересом, взаимозависимостью, добровольным сотрудничеством и равноправием.

Отличием данной теории является ее конкретный характер. Реконструируя отношения между государством и обществом, сетевой подход описывает отношения не между всем обществом и всем государством, а между конкретными управленческими структурами и общественными ассоциациями. Безусловно, такой подход будет весьма продуктивным, прежде всего, для изучения региональных моделей государственной молодежной политики. Учитывая то, что понятие сети как активного и осознанного взаимодействия акторов пришло на смену понятию системы, можно предположить, что в будущих моделях конкретных государственных политик - и, прежде всего, молодежной - мы увидим влияние сетевого подхода.

Проблематика публичной политики и политических сетей неразрывно связана с другими интеллектуальными построениями демократического плана. Например, с концепцией гражданского участия. Как известно, идея гражданского участия предполагает включение или вовлечение управляемых в управление общественными делами, а также, насколько это возможно, государственными делами. Сказанное имеет самое непосредственное отношение к России. Два десятилетия глубочайших политических и экономических реформ радикально изменили жизнь россиян. Можно надеяться, что к старому полутоталитарному режиму уже дороги нет. Но вместо старых «болячек» возникли новые проблемы и трудности. Резкое социальное расслоение общества, многочисленные барьеры на пути развития предпринимательства, коррупция власти на различных уровнях, растущая политическая апатия, особенно сильная в молодежной среде, ставят перед российским обществом задачу освоения культуры участия. Разнообразные формы самоорганизации молодых россиян несут в себе огромные резервы гражданского развития и для взрослых поколений.

По мнению диссертанта, актуализированные политические теории и концепции делают все более разнообразным идейный ландшафт государственной молодежной политики, позволяют найти оригинальные ракурсы исследования, направляют в демократическое русло большой профессионально-управленческий потенциал государственных служащих федерального и регионального уровней.

Вторая глава «Молодежная политика за рубежом: модели разработки и реализации» включает два параграфа – «Актуальные зарубежные модели молодежной политики» и «Потенциал гражданского общества в разработке и реализации молодежной политики».

В первом параграфе показано, что на международном уровне особая роль в процессе разработке принципов молодежной политики принадлежит ООН, определяющей как приоритеты молодежной политики всемирного масштаба, так и основные направления ее реализации на национальном уровне. Неотъемлемой частью разработки и осуществления МП является ее правовая основа. Международное молодежное право представляет собой комплексную систему норм, регулирующих отношения по поводу реализации деятельности международных, национальных структур, направленную на создание правовых, экономических и организационных условий и гарантий для самореализации молодежи, развития и функционирования молодежных объединений, инициатив, для реализации прав, свобод, законных интересов молодежи.

Решение задач молодежной политики относится к сфере компетенции ее субъектов. С одной стороны, молодежная политика выделена в самостоятельное направление деятельности государства, его специализированных структур - министерств по делам молодежи и т.п.). С другой стороны, молодежная политика стала основным направлением деятельности целого ряда общественных, негосударственных организаций. Таким образом, существует государственная молодежная политика, где субъектом является государство в лице его специальных органов, и общественная молодежная политика, в которой субъектом являются различные партии, профсоюзы, молодежные движения, объединения и организации.

Диссертант анализирует модели молодежной политики таких стран, как Германия, Испания, Франция, Великобритания и США. Приоритет, отданный странам Евросоюза, объясняется тем, что почти во всех европейских странах молодежная политика выделена в отдельное направление деятельности государства. В большинстве из них имеется специальное ювенальное законодательство и разветвленные системы ювенальной юстиции. Наиболее развитую традицию специального молодежного законодательства имеют страны Центральной и Северной Европы.

Общей тенденцией развития молодежной политики в западноевропейских государствах является переход от помощи отдельным наиболее уязвимым категориям молодежи к социальным программам, охватывающим большинство молодых людей. Подобная переориентация обусловлена приходом к власти социал-демократических правительств, выдвинувших и развивших идею о признании ответственности государства за интеграцию всей молодежи в общество. Для Западной Европы характерна также развитая система представительства молодежных организаций при государственных органах.

На региональном уровне все больше набирают силу процессы децентрализации государственной власти. Применительно к молодежной политике децентрализация позволяет учесть социальные, экономические, культурные различия в развитии отдельных регионов. В западноевропейских странах существуют достаточно плюралистичные системы финансирования молодежных организаций. Одна из наиболее развитых систем финансирования молодежных организаций действует в Швеции. Наконец, в большинстве стран сегодня осуществляется переход от ресурсно и проблемно ориентированной молодежной политики к интегрированному подходу в ее реализации.

Обобщая имеющийся зарубежный опыт, можно выделить в нем следующие модели: консервативную (либерально-консервативную) и социал-демократическую. Первая отличается предоставлением государственной помощи самым «неблагополучным» категориям молодежи при жесткой регламентации порядка расходования средств и категорий получаемой помощи. Вторая отмечена признанием ответственности государства за интеграцию молодежи в обществе и переходом от помощи отдельным категориям к поддержке молодежи в целом. В этом варианте разрабатываются и реализуются социальные программы, доступные для всех категорий молодых людей. В социал-демократической модели больше внимания уделяется развитию молодого поколения, повышению его образовательного уровня, формированию навыков социальной компетентности и т.д.

Специалисты из Института Европы РАН считают, что в национальных концепциях молодежной политики можно выделить две модели или стратегии. Первая основана на ведущей роли государства в сфере молодежной политики. Наиболее типичные примеры - Германия и Франция, страны с развитой системой регулирования социально-экономических процессов. Здесь государство играет доминирующую роль в определении приоритетов молодежной политики и ее осуществлении, но при этом тесно взаимодействует с неправительственными организациями. Вторая модель основана на паритете государства и структур гражданского общества в сфере молодежной политики. Пример – Великобритания и Швеция. Здесь государство формулирует общее направление, цели и приоритеты молодежной политики, но в ее реализации главная роль отведена местному самоуправлению и общественным организациям. Роль государства минимальна и в США - стране, традиционно развивающейся по консервативно-либеральному пути.

Диссертант обращает внимание на определенную корреляцию между двумя классификациями моделей молодежной политики: социал-демократический вариант часто сочетается с традициями государственного интервенционизма (модель «государственного доминирования») или сильного местного самоуправления, а либерально-консервативная стратегия молодежной политики развивается в русле модели «паритета».

Во втором параграфе рассматриваются те аспекты зарубежного опыта, которые связаны с использованием потенциала гражданского общества в разработке и реализации молодежной политики.

По мнению диссертанта, общей тенденцией реализации молодежной политики в развитых европейских странах (Германия, Великобритания, Франция, Испания и др.) является широкое привлечение общественных организаций к решению проблем различных категорий молодежи наряду с активным участием государственных органов в данном процессе. Сегодня именно системе молодежных НПО отводится первостепенная роль в осуществлении молодежной политики на любом из ее уровней (национальном, региональном, местном). Молодежные НПО имеют существенное значение в жизни западного гражданского общества. Например, в Швеции они охватывают около трех четвертей всей молодежи.

На всех трех уровнях реализации молодежной политики за молодежными НПО признается важная роль, поскольку они работают в тесном контакте с молодежью, содействуя социальному сплочению. В Германии молодежные НПО (партийные, гражданские и объединения по интересам) могут получить статус «общественного исполнителя», если их работа соответствует задачам молодежной политики, и участвовать в реализации конкретных мероприятий. Организации, участвующие в осуществлении молодежной политики, занимаются лоббированием интересов своих членов (в основном – представителей молодежных групп) на всех уровнях власти, т.е. представительство интересов идет «снизу вверх».

Во Франции общественные организации, добровольно зарегистрировавшиеся при Министерстве по делам молодежи и спорта, рассматриваются как потенциальные партнеры и имеют право обращаться за материальной помощью для реализации конкретных проектов. Национальный совет молодежи, объединяющий представителей политических, гражданских, профсоюзных молодежных структур, имеет полномочия инициативы по актуальным молодежным вопросам. Советы молодежи действуют как на уровне департаментов, так и во многих муниципалитетах.

Общественные молодежные организации рассматриваются в качестве основного механизма вовлечения молодых людей в реализацию молодежной политики. Однако место и роль общественных молодежных организаций в осуществлении молодежной политики значительно варьируется и до сих пор не имеет четкого определения.

Развитие системы «горизонтальных связей» в области молодежной политики обеспечивается преимущественно общественными институтами. Соответственно, развитие вертикальной системы связей является прерогативой государственных институтов молодежной политики. Своеобразной результирующей деятельности общественных и государственных структур по развитию и укреплению «горизонтальных» и «вертикальных» связей в сфере молодежной политики является модель молодежной политики - схематизированное, наиболее обобщенное представление о системе взаимодействия социальных институтов, обеспечивающих формирование и реализацию определенного комплекса мер в отношении молодежи.

Развитие молодежных НПО укрепляет гражданское общество, укрепляет и само государство. Однако в зарубежном опыте есть и нерешенные проблемы. Как и по каким критериям следует разделять между государством и гражданским обществом стоящие перед ними задачи в области молодежной политики? Как далеко распространяется принцип субсидиарности? Надо учитывать и то, что в молодежных НПО, как и в других гражданских структурах, могут иметь место проявления эгоизма, нетерпимости, шовинизма и т.п. Поэтому безудержное развитие гражданских структур, том числе молодежных, за счет уступок со стороны государства может оказаться политически недальновидным. В любом случае государство сохраняет за собой базовые функции, и укрепление гражданского общества не должно приводить к ослаблению, «растаскиванию» по тысячам НПО государственных функций и ресурсов.

Впрочем, как считает диссертант, последняя проблема, вызывающая тревогу у зарубежных специалистов, не совсем актуальна для России – страны, в которой всегда слишком многое предписывалось «сверху», инициировалось и регулировалось только государством. В такой ситуации укрепление сил молодежных НПО, гражданского общества в целом может принести только пользу государственной молодежной политике.

Третья глава «Государственная молодежная политика в РФ: генезис, стратегия, проблемы реализации» представлена тремя параграфами: «Молодежная политика в СССР: опыт и уроки», «Государственная молодежная политика в современной России: стратегия, приоритеты, перспективы», «Взаимодействие власти, бизнеса и гражданского общества в разработке и реализации молодежной политики РФ».

В первом параграфе диссертант отмечает, что государственная молодежная политика современной России призвана учитывать не только зарубежный, но и отечественный опыт. Сложившаяся в СССР модель молодежной политики может быть определена как «партийно-государственная». Она полностью отвечала задачам, которые ставили коммунистическая партия и советское государство. Для реализации «партийно-государственной» политики в отношении молодежи был создан ВЛКСМ – «помощник и резерв партии». ВЛКСМ, став самой массовой организацией, имея право законодательной инициативы и значительный бюджет, являлся не только проводником партийно-государственного влияния на молодежь, но и осуществлял многие социальные функции, что придавало его деятельности государственный характер. Благодаря ВЛКСМ была создана научная основа молодежной политики. Важную роль в научном осмыслении проблем молодежи и разработке основ государственной молодежной политики в этот период сыграл Научно-исследовательский центр ВКШ при ЦК ВЛКСМ.

В 1960-е гг. реакцией на рост критических настроений молодежи в контексте нерешенных социально-экономических проблем стали попытки сформулировать принципы государственной молодежной политики. Но дальше разработки соответствующих законопроектов дело не продвинулось. Хотя принятие Закона о молодежи было отложено на неопределенный период, руководством партии были предприняты некоторые меры по модернизации политики партии и государства в отношении молодежи. Так, в 1967 г. было создано Общесоюзное общественное движение молодых ученых и специалистов (в последующем – «Всесоюзный совет молодых ученых и специалистов»). К 1970-м гг. сложилась система формирования и направления студенческих отрядов (СО) в отрасли, испытывающие дефицит рабочих рук в летний период и т.д.

Модель партийно-государственной молодежной политики, наряду с положительными моментами, содержала и отрицательные, обусловленные природой недемократической политической системы: избыточную идеологизированность и политизированность; директивную постановку общественно значимых целей; игнорирование потенциала различных общественных сил; формализм и бюрократизм партийно-государственного аппарата; принижение или замалчивание реальных проблем молодежи; отсутствие гибкости и своевременной реакции на изменение внешних и внутренних факторов развития; пренебрежение к правовому обеспечению молодежной политики.

Серьезные изменения в общественно-политической жизни страны во второй половине 1980-х гг., сложные процессы, происходившие в молодежной среде, подъем самодеятельных и неформальных движений сказались на радикальном изменении позиции партии и государства по молодежному вопросу. Осуществился реальный поворот к проблемам молодежи. Формирование молодежного законодательства и становление организационных основ государственной молодежной политики стало важным шагом по преодолению недостатков в работе с молодежью. По инициативе ЦК ВЛКСМ был образован Комитет по делам молодежи Верховного Совета СССР и структуры в органах исполнительной власти. Но, в результате несоответствия старых форм и методов проведения политики новым задачам в сфере работы с молодежью, был получен отрицательный результат, «заложенный» еще на стадии формирования механизма государственной молодежной политики в СССР.

Кульминационным моментом в формировании основ ГМП периода «перестройки» стало принятие 16 апреля 1991 г. первого нормативного акта – Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР». Законом была отмечена точка отсчета и заложены ориентиры для дальнейшего развития ГМП, основанной на новых для нашего государства устоях демократии и гражданской культуры, где в центре системы ценностей стоит человек, где социальная защита молодого поколения занимает важное место в политике государства. Однако Закон 1991 г. не был реализован по причине распада СССР и отсутствия реального ресурсного обеспечения государственной молодежной политики.

В изучаемый период активно шло и формирование региональных моделей ГМП. Так, в середине 1980-х – начале 1990-х гг. в Кемеровской области был принят ряд нормативных правовых актов, заложивших основы региональной молодежной политики. В 1990 г. областным советом были приняты «Основные положения молодежной политики в Кузбассе», а также решение о создании областного Комитета по делам молодежи, социальной службы и фонда молодежи. Эти решения содержали конкретные показатели, поручения органам управления и хозяйственным субъектам, сроки выполнения. Однако формирование нормативно-правовой и институциональной базы ГМП в Кемеровской области осталось незавершенным, в частности, не был принят базовый нормативный акт, регламентирующий реализацию ГМП на региональном уровне.

Во втором параграфе дается анализ проблем становления основ государственной молодежной политики Российской Федерации. Отмечается, что вставшие в 1990-е гг. перед страной качественно новые задачи переосмысления значения молодежи для современного общества. По мере осознания того, что без использования потенциала молодежи невозможно реализовать планы по реформированию страны, становились все более необходимыми выработка новой ГМП и придание ей статуса важнейшего направления государственной политики.

В 1992 г. вступил в силу Указ Президента РФ «О первоочередных мерах в области государственной молодежной политики». Осуществление целостной ГМП в России признавалось одним из приоритетных направлений социально-экономической политики государства. В Указе содержалась рекомендация об организационном и финансовом укреплении органов по делам молодежи в составе правительств республик, администраций краев и областей, Закономерным результатом выделения МП в самостоятельное направление государственной политики стало создание и развитие системы специализированных государственных и общественных структур – субъектов МП.

Верховным Советом РФ в 1993 г. были утверждены «Основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации». Было установлено, что МП должна осуществляться как государственными органами и их должностными лицами, так и молодежными объединениями и их ассоциациями, созданы условия и гарантии для развития молодежных объединений.

С начала 1990-х гг. происходит становление и развитие общественных детско-юношеских и молодежных организаций России, последовательный рост их численного состава. Помощь общественным организациям и объединениям, формирование групп поддержки из их числа рассматривалась как важное направление в реализации ГМП. В 1995 г. был принят федеральных закон «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений». Получила развитие система представительства общественных молодежных организаций при государственных органах. Роль последних в качестве основного координирующего механизма в системе управления МП является определяющей, особенно в условиях формирования и развития структур гражданского общества. В 2002 г. получила воплощение идея нового общественного института – молодежного парламента, оформившегося в качестве Общественной молодежной палаты при Государственной Думе Федерального Собрания РФ.

Сегодня система управления государственной молодежной политикой на федеральном уровне представляет собой многомерный процесс, включающий деятельность всех ветвей власти. Практически все федеральные министерства и ведомства в той или иной степени занимаются решением проблем молодежи. Главным механизмом их участия в этом деле является реализация ими целевых комплексных программ, по которым они выступают генеральными заказчиками, а также включение в ведомственные социальные программы специальных разделов по молодежной проблематике.

Процесс разработки ГМП в рассматриваемый период значительно осложнялся социально-экономическим спадом и духовно-нравственным кризисом российского общества. На рубеже веков резкое обострение молодежных проблем при слабости федеральной нормативно-правовой базы и организационных структур стало толчком для формирования региональной МП с вектором развития в направлении «снизу-вверх». Можно говорить о создании в этот период региональных моделей реализации МП, которые в конечном итоге во многом определили направление ее развития в масштабах Российской Федерации.

Указанная тенденция анализируется диссертантом на примере Кемеровской области – экономически развитого и крупнейшего по численности населения региона Сибирского федерального округа. Отправной точкой становления механизма реализации ГМП в Кемеровской области стала разработка и принятие в 2000 г. регионального закона о молодежи. Наиболее эффективным способом комплексного подхода к реализации ГМП в Кузбассе в условиях недостатка финансовых средств, материальных и кадровых ресурсов стал программный метод. С 1994 г. в области начала действовать программа «Молодежь Кузбасса», разработанная в соответствии с «Основными направлениями государственной молодежной политики в Российской Федерации».

В третьем параграфе анализируются проблемы взаимодействия власти, бизнеса и гражданского общества в разработке и реализации молодежной политики РФ.

Анализ тенденций и закономерностей, характеризующих процесс становления ГМП в РФ, в том числе и на региональном уровне, говорит о том, что в ГМП все заметнее становится негосударственная составляющая, предполагающая в качестве основного субъекта деятельности политические и неполитические (студенческие, экологические, правозащитные, религиозные и др.) молодежные объединения.

Объединяющим началом для молодежных объединений стало создание в 1992 г. Национального совета молодежных и детских объединений России. Совет – зонтичная структура для десятков общероссийских и межрегиональных общественных организаций, а также координационных советов региональных молодежных и детских объединений регионов. Он собирает и транслирует лучший опыт в работе молодежных организаций.

Анализ показывает также значительную заинтересованность бизнеса в обновлении и активизации ГМП. Сегодня многие крупные компании (Газпром, Роснефть, Лукойл, Норникель, Автоваз, РЖД и др.) успешно реализуют корпоративную молодежную политику. Среди основных направлений работы - взаимодействие с учебными заведениями, адаптация молодых специалистов, развитие профессиональных компетенций, повышение социальной активности молодежи, обеспечение социальных гарантий. Эффективность корпоративных молодежных программ подтверждается повышением профессионального уровня выпускников профильных вузов, снижением текучести кадров, более успешным продвижением молодых специалистов по карьерной лестнице.

Представителями российского предпринимательства высказано предложение относительно создания специального общественного органа – экспертно-консультативного совета по государственной молодежной политике как площадки формирования партнерских отношений, продуктивного диалога общества, бизнеса и власти, практического участия гражданского общества в формировании и осуществлении молодежной политики в РФ. Общественный Совет по молодежной политике мог бы содействовать: экспертно-консультативному обеспечению деятельности Министерства спорта, туризма и молодежной политики РФ, Федерального агентства по делам молодежи и иных заинтересованных организаций; выработке согласованных предложений и рекомендаций в области молодежной политики; подготовке предложений по совершенствованию правового поля, законодательства в области молодежной политики; подготовке методических рекомендаций по совершенствованию гражданского и правового воспитания молодежи, поиску и гражданскому становлению лидеров в молодежной среде и др.

Поступательное движение в указанном направлении продолжается, несмотря на незакрепленность в федеральном законодательстве концептуальных положений ГМП и отсутствие закона о молодежи. Стратегия государственной молодежной политики 2006 г. определяет совокупность приоритетных направлений, ориентированных на молодежь: вовлечение молодежи в социальную практику и ее информирование о потенциальных возможностях развития; развитие созидательной активности молодежи; интеграцию молодых людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в жизнь общества. Приоритетные направления ГМП и соответствующие им проекты содержат конкретные технологии их реализации. При этом технологическое обеспечение государственной МП предполагается осуществлять на инновационной основе. Так, в основу реализации МП положен проектный подход. Система общенациональных проектов, выступающая инструментом вовлечения молодежи в решение перечисленных проблем, призвана сформировать устойчивые условия для ее самоорганизации и развития инициатив, отвечающих поставленным масштабным задачам. Данная Стратегия рекомендована федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов РФ в качестве основы при принятии мер по реализации государственной МП.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница