На правах рукописи Пирцхалава Хатиа Давидовна



Скачать 274.13 Kb.
Дата01.08.2016
Размер274.13 Kb.
ТипДиссертация


На правах рукописи

Пирцхалава Хатиа Давидовна

Правовое регулирование внедоговорных трансграничных обязательств (на примере Российской Федерации и Испании)
12.00.03 - Гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва – 2013

Диссертация выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)».



Научный руководитель
кандидат юридических наук, доцент

Мажорина Мария Викторовна
Официальные оппоненты:
доктор юридических наук, профессор Петрова Галина Владиславовна

руководитель Центра международно-правового и законодательного регулирования финансовых рынков федерального государственного бюджетного учреждения «Научно-исследовательский финансовый институт» Министерства финансов Российской Федерации


кандидат юридических наук Плиева Мадина Робертовна

директор по юридическим вопросам Филиала Ассоциации «Ассоциация международных фармацевтических производителей» (Швейцария)


Ведущая организация
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики».
Защита диссертации состоится «17» сентября 2013 года в 14:00 на заседании диссертационного совета Д 212.123.04. при Московском государственном юридическом университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА), по адресу: г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).
Автореферат разослан « » ____________ 2013 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук,

профессор Н.А. Громошина



I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Настоящее исследование посвящено проблемам правового регулирования современных внедоговорных трансграничных обязательств в праве России и Испании. Актуальность избранной темы обусловлена следующими обстоятельствами.

Интеграционные процессы в экономике государств, эволюционные процессы в праве в целом и в международном частном праве, в частности, социальная активность населения, транснационализация общественных отношений, привели к объективным изменениям внедоговорных трансграничных обязательств, а также к реформе их нормативного регулирования, как в праве Российской Федерации, так и в праве Испании.

Сложность исследования внедоговорных трансграничных обязательств, обусловлена спецификой правовой природы данного вида обязательств, их разнородностью. В доктринах международного частного права России и Испании, как и большинства государств мира, наибольшее внимание традиционно отдано деликтным обязательствам, как центральному виду внедоговорных трансграничных обязательств. Однако, в настоящее время относительно новые виды внедоговорных трансграничных обязательств находят свое нормативное закрепление, а также широкое практическое применение. Так, например, расширение рынков сбыта продукции, нивелирование границ, активное развитие договорных форм продвижения товаров, приводят к тому, что обязательства, связанные с недобросовестной конкуренцией, приобретают трансграничный характер.

Актуальность работы обусловлена также тем, что в настоящее время в праве России и Испании происходят значительные изменения, которые затрагивают нормативно-правовое регулирование внедоговорных трансграничных обязательств. В России это связано с реформой и совершенствованием гражданского законодательства, изменениями в коллизионном регулировании, вызванными стремлением к сближению с нормами права Европейского Союза, а также использованием опыта модернизации гражданских кодексов европейских государств. Нормативным отражением соответствующих процессов выступают Концепция развития гражданского законодательства1, а также Проект ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации»2, в которых закреплены новые подходы к коллизионному регулированию институтов международного частного права, в том числе внедоговорных трансграничных обязательств.

В Российской Федерации эволюция правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств осуществляется за счет расширения их круга, изменения механизма коллизионного регулирования путем перехода от жесткого, к более гибкому регулированию, а также наметившихся тенденций в области правовой квалификации внедоговорных трансграничных обязательств.

В Испании, как государстве-члене Европейского Союза, значимое воздействие на нормы национального законодательства оказывают нормы наднационального права ЕС в исследуемой области, в частности, нормы Регламента «О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам» 2007 г.3, именуемого Регламентом «Рим II».

Регламент «Рим II» вывел внедоговорные трансграничные обязательства на новый путь развития, ознаменовав собой, во-первых, масштабное расширение круга внедоговорных трансграничных обязательств; во-вторых, системную кодификацию норм, регулирующих крупный институт частного права – совокупность норм, регулирующих внедоговорные трансграничные обязательства; в-третьих, закрепление подхода к квалификации внедоговорных трансграничных обязательств, отличного от сложившегося в национально-правовых системах государств-членов ЕС. С принятием Регламента «Рим II», регулирование внедоговорных трансграничных обязательств в Испании преимущественно осуществляется этим Регламентом, а не нормами раздела «Международное частное право».

Регламент «Рим II» оказал существенное влияние на нормы новейших законов о международном частном праве зарубежных государств, например, Бельгии, Болгарии, Украины, Турции, а также стал ориентиром для разработки новых норм российского законодательства.

Указанные обстоятельства обусловливают актуальность настоящего исследования особенно в контексте отсутствия в российской и испанской правовых доктринах работ, посвященных комплексному изучению внедоговорных трансграничных обязательств и новейших тенденций в регулировании последних.

Степень научной разработанности темы диссертационного исследования представляется недостаточной в российской и испанской юридической науке международного частного права. Основная причина этого видится в том, что наибольшее внимание уделено деликтным обязательствам, осложненным иностранным элементом, в то время, как остальные виды внедоговорных трансграничных обязательств изучены фрагментарно.

В российской науке международного частного права имеется два диссертационных исследования, посвященных проблемам правового регулирования трансграничных деликтных обязательств: кандидатская диссертация В.П. Звекова на тему «Обязательства из причинения вреда здоровью в международном частном праве» 1964 г.4, и кандидатская диссертация А.В. Банковского на тему: «Деликтные обязательства в международном частном праве» 2002 г5. Наличие данных диссертаций не исчерпывает всего многообразия вопросов, составляющих содержание внедоговорных трансграничных обязательств.

В диссертационных работах ученых-цивилистов: Т.С. Козловой6, Д.А. Невмержицкого7, Н.Г. Соломиной8, Е.А. Исайчевой9, также исследованы отдельные виды внедоговорных обязательств; в работах Л.В. Фоноберова10, С.В. Маркосяна11, А.А. Щуровой12, в монографии О.Г. Ершова13 затрагиваются отдельные аспекты внедоговорных отношений.

Наличие в доктрине гражданского права двух монографий В.А. Носова14 и В.С. Крюкова15, посвященных внедоговорным обязательствам, не исчерпывает всех вопросов, возникающих в связи с регулированием данного вида обязательств, особенно с учетом их трансграничного характера.

Кроме того, несмотря на наличие в науке международного частного права Испании двух монографических работ, вышедших в 2008 г.: Альфонсо-Луиса Кальво Караваки (Alfonso-Luis Calvo Caravaca,) и Хавиера Караскоса Гонсалеса (Javier Carrascosa González) «Внедоговорные обязательства в международном частном праве. Регламент «Рим II»16, а также работы Гуилермо Палао Морены (Guillermo Palao Moreno) «Внедоговорная ответственность в европейском праве»17, нельзя с уверенностью утверждать, что они представляют собой завершенное комплексное исследование проблем внедоговорных трансграничных обязательств.

Объектом диссертационного исследования являются внедоговорные трансграничные отношения, правовое регулирование которых осуществляется в рамках права Российской Федерации и права Испании.

Предметом диссертационного исследования выступают нормы международных договоров, правовых актов России и Испании, актов Европейского Союза, национальных правовых актов иных государств, судебная и арбитражная практика России и Испании, российская и испанская доктрина, а также доктринальные исследования ученых иных государств.

Целью диссертационной работы является комплексное исследование внедоговорных трансграничных обязательств в России и Испании, а также формирование концептуальных основ понимания внедоговорных трансграничных обязательств с учетом новых тенденций их развития в российской и европейской доктринах международного частного права.

Для достижения поставленной цели диссертационного исследования предполагается решить следующие задачи:



- проанализировать сущностные характеристики внедоговорных трансграничных обязательств в российской и испанской доктрине, как международного частного права, так и гражданского права;

- исследовать основные юридически значимые признаки внедоговорных трансграничных обязательств, влияющих на квалификацию последних;

- в ходе соотношения определить особенности природы внедоговорных трансграничных обязательств в Испании и в России;

- сформулировать определение внедоговорных трансграничных обязательств;

- выделить виды внедоговорных трансграничных обязательств, определив особенности каждого подвида;

- рассмотреть и провести сравнительный анализ механизмов коллизионно-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в праве Российской Федерации и Испании;

- систематизировать источники материально-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в Российской Федерации и Испании, оценив их значение в контексте процессов унификации и гармонизации;

- выявить актуальные тенденции в правовом регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в Российской Федерации, Испании, а также в праве Европейского Союза и оценить перспективы правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств;

- дать характеристику российской и испанской судебной практике разрешения споров, возникающих из внедоговорных трансграничных обязательств.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют общенаучные методы анализа, синтеза, индукции и дедукции, диалектический, системный, логический методы, а также частнонаучные: формально-юридический, метод сравнительного правоведения, исторически-ретроспективный, лингвистический.

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют работы российских и испанских специалистов по международному частному праву, международному праву, теории права, гражданскому праву.

При исследовании общетеоретических вопросов правового регулирования внедоговорных обязательств были использованы работы: А.Б. Венгерова, А.Н. Головистиковой, Ю.А. Дмитриевой, В.В. Лазарева, Л.А. Морозовой, Т.Н. Радько.

При исследовании правовой природы внедоговорных трансграничных обязательств были исследованы работы российских и испанских ученых-цивилистов: В.В. Залесского, В.Ч. Иванова, В.С. Крюкова, В.В. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.П. Мозолина, В.А. Носова, В.А. Рясенцева, Е.А. Суханова; А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, Алехандро Переса Кохлера (Alejandro Perez Kohler), Гарсиа Валдесакаса (García Valdecasas), Изгьердо Толсады (Yzguierdo Tolsada), Каванилласа Михики (Cavanillas Mugica).

Из работ российских и испанских специалистов в области международного частного права были использованы материалы научных изысканий: Л.П. Ануфриевой, А.В. Банковского, М.М. Богуславского, Г.К. Дмитриевой, В.П. Звекова, И.С. Зыкина, В.А. Канашевского, Е.В. Кабатовой, С.Н. Лебедева, Н.И. Марышевой, Т.Н. Нешатаевой, Г.В. Петровой, В.Л. Толстых, Г.Ю. Федосеевой; Альфонсо-Луиса Кальво Караваки (Alfonso-Lius Calvo Carravaca), Альберто Ромеро Валенсии (Alberto Romero Valencia), Гуилермо Палао Морены (Guillermo Palao Moreno), Катии Фас Гомес (Katia Fach Gomez), Рафаеля Аренаса Гарсии (Rafael Arenas García), Сиксто Санчес Лоренсо (Sixto Sánchez Lorenzo), Хосе Карлоса Фернандеса Росаса (José Carlos Fernández Rozas), Хавиера Караскоса Гонсалеса (Javier Carrascosa González), Хосе Луиса Иглесиаса Буигеса (José Luis Iglesias Buhigues).



Нормативную базу исследования составили международно-правовые акты, в том числе унифицирующие материально-правовые нормы: Монреальская конвенция «Для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок» 1999 г., Римская конвенция «Об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности» 1952 г., Международная конвенция «О гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью» 1969 г., Международная конвенция «Об ответственности и компенсации за ущерб, в связи с перевозкой опасных и вредных веществ» 1996 г. и др., а также коллизионные нормы: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.; нормы европейского права: Регламент (ЕС) №864/2007 «О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам» 11.07.2007 г. (Регламент Рим II).

Отдельное внимание уделено нормам национального законодательства России (Гражданский кодекс Российской Федерации с учетом предложений по его совершенствованию) и Испании (Гражданский кодекс Испании 1889 г.), а также нормам последних кодификаций по международному частному праву (Бельгии 2004 г., Украины 2005 г., Болгарии 2005 г., Турции 2007 г.), нормам актов рекомендательного характера (Модельный гражданский кодекс для государств-участников Содружества Независимых государств 1996 г. и др.), разработанных международными организациями.



Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней сформулирована современная концепция понимания внедоговорных трансграничных обязательств, впервые сформулировано определение внедоговорных трансграничных обязательств, а также выявлены тенденции их развития в ходе реформирования российского и испанского права как общемирового тренда гармонизации права.

Основные выводы, которые конкретизируют научную новизну исследования, отражены в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Обоснована возможность и целесообразность введения и использования термина «внедоговорные трансграничные обязательства», под которыми предлагается понимать частноправовые одностороннеобязывающие отношения, возникающие в отсутствие соглашения сторон в силу закона вследствие нарушения имущественных и неимущественных прав потерпевшего и осложненные иностранным элементом.

Комплексность правового института, регулирующего внедоговорные трансграничные обязательства, обусловлена сложностью и неоднородностью внедоговорных отношений, не сводимых в настоящее время исключительно к деликтным отношениям.

2. В качестве иностранных элементов, обусловливающих трансграничный характер внедоговорных обязательств, и ставящих вопрос определения применимого права, выступают:

- факт нарушения имущественных и неимущественных прав потерпевшего, служащий основанием возникновения внедоговорных обязательств, произошедший на территории государства, отличного от государства гражданства (страны домициля) сторон правоотношения или государства возникновения вредоносного последствия;

- вредоносное последствие, возникающее на территории государства иного, чем государства места причинения вреда или государство гражданства (страны домициля) сторон внедоговорного правоотношения;

- иностранный субъект внедоговорных обязательств.

3. Учитывая особенности появления и развития внедоговорных трансграничных обязательств, представляется целесообразным выделять обязательства, возникающие вследствие причинения вреда (трансграничные деликтные обязательства) и иные внедоговорные трансграничные обязательства, возникающие в связи с недобросовестной конкуренцией и действиями, ограничивающими добросовестную конкуренцию, неосновательным обогащением, действием в чужом интересе без поручения, недобросовестными действиями на этапе преддоговорных переговоров «culpa in contrahendo». Перечень иных внедоговорных трансграничных обязательств не является закрытым.

Такое отграничение деликтных обязательств от иных видов обусловлено значительной степенью «сформированности» первых, наличием у них устойчивых, исторически и доктринально оформившихся особенностей. В настоящее время не наблюдается качественная эволюция трансграничных деликтных обязательств, однако, можно говорить об эволюции коллизионных принципов регулирования соответствующих обязательств.

Что касается иных видов внедоговорных трансграничных обязательств, отличных от деликтных, их состав количественно не ограничен, они несколько «разрозненны», хотя и обладают общими системными признаками, находятся в стадии закрепления и доктринального осмысления.

4. Испанская доктрина международного частного права в целях определения природы и квалификации внедоговорных обязательств применяет практически ориентированный метод исключения, в соответствии с которым к внедоговорным относятся те обязательства, которые не являются договорными или возникают за пределами договорных отношений между сторонами.

Метод исключения имеет значение при первичной квалификации внедоговорного трансграничного обязательства и практически применим для идентификации внедоговорных обязательств путем отграничения последних от договорных обязательств, а также обязательств, возникающих на основе закона, но с очевидностью урегулированных другим институтом международного частного права (например, отношения между супругами).

5. Толкование понятия внедоговорного трансграничного обязательства, являющегося неодинаковым в разных государствах, должно, в целях квалификации соответствующих правоотношений, осуществляться автономно, как понятие, охватывающее обязательства, направленные на привлечение к ответственности и не связанные с договорными обязательствами.

При разграничении договорных и внедоговорных обязательств в целях определения применимого права, в первую очередь, должен ставиться вопрос: является ли данное обязательство договорным или тесно связанным с договорным. В случае наличия тесной связи с договором, обязательство преимущественно квалифицируется как договорное. Соответственно, когда квалификация обязательства как договорного невозможна, обязательство должно рассматриваться как внедоговорное.

6. Применение принципа автономии воли сторон при регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в российском праве допустимо, но существенно ограничено:

- по кругу внедоговорных трансграничных обязательств: возможность выбора применимого права допустима при регулировании деликтных обязательств и обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения;

- по времени: стороны соответствующего отношения могут выбрать применимое право только после его возникновения;

- по выбору юрисдикции: стороны соответствующего отношения могут по соглашению между собой выбрать только право страны суда.

В праве Испании принцип автономии воли применяется сторонами внедоговорных трансграничных обязательств шире, что выражается в возможности выбора любого правопорядка, а также в возможности выбора применимого права до фактического причинения вреда в случае, если стороны соответствующих отношений занимаются коммерческой деятельностью.

7. Внедоговорный статут, будучи компетентным правопорядком, подлежащим применению к правовому регулированию внедоговорных трансграничных обязательств, следует определять на основе права места наступления вреда (lex loci damni) с учетом системы субсидиарных коллизионных принципов.

Право места наступления вреда следует определять как право места возникновения результатов причинения прямого вреда (вредоносных последствий), служащего основанием возникновения внедоговорных трансграничных обязательств.

Право места наступления вреда является проявлением принципа наиболее тесной связи в отношении коллизионно-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств.

На основании внедоговорного статута определяются, в частности: 1) круг лиц, которые могут привлекаться к ответственности; 2) способность лица нести ответственность за причиненный вред; 3) основания ответственности и основания ограничения ответственности и освобождения от нее; 4) условия и объем ответственности; 5) существование, характер и оценка вреда; 6) способы возмещения вреда; 7) требуемое возмещение: объем и размер возмещения вреда; 8) допустимость передачи права на возмещение вреда, в том числе по наследству; 9) лица, имеющие право на возмещение причиненного вреда; 10) ответственность за действия других лиц; 11) порядок прекращения обязательств, а также правила в отношении исковой давности.

8. Современными тенденциями развития коллизионно-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в международном частном праве России и Испании являются:

- расширение круга и легитимное закрепление новых видов внедоговорных трансграничных обязательств;

- постепенный отказ от традиционного коллизионного принципа места причинения вреда (lex loci delicti commissi) в пользу места наступления вреда (lex loci damni) как критерия определения внедоговорного статута;

- расширение сферы применения принципа автономии воли сторон по кругу внедоговорных трансграничных обязательств, а также за счет возможности выбора права любого государства, а не только права страны суда (lex fori);

- формирование системы субсидиарных коллизионных привязок к отдельным видам внедоговорных трансграничных обязательств.



Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что основные положения и выводы диссертации могут способствовать развитию доктрины внедоговорных трансграничных обязательств, нормативных основ и правоприменительной практики, служить базой для дальнейших исследований.

Результаты исследования могут быть использованы в учебно-педагогической деятельности, в процессе преподавания курса «Международное частное право», а также смежных научных дисциплин в юридических ВУЗах, применяться в аналитической работе, связанной с международным сотрудничеством.



Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование выполнено и обсуждено на кафедре международного частного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Отдельные соображения диссертационного исследования были предметом обсуждения на кафедре международного частного права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), излагались диссертантом в ходе проведения семинарских занятий по курсу: «Международное частное право» в рамках педагогической практики. Основные положения исследования были отражены в опубликованных диссертантом научных статьях.



Структура диссертации обусловлена кругом исследуемых проблем, ее предметом, целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и библиографического списка, использованных при написании диссертации теоретических и нормативных материалов.
II. Основное содержание работы
Во введении обосновывается актуальность избранной темы диссертационного исследования, анализируется степень ее научной разработанности, раскрываются объект, предмет, цели и задачи исследования, устанавливаются методологические и нормативные основания, обосновывается научная новизна и практическая значимость диссертации, формируются положения, выносимые на защиту, сообщается об апробации результатов исследования.

Первая глава «Внедоговорные трансграничные обязательства в международном частном праве» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе первой главы с учетом обращения к цивилистической доктрине, доктрине международного частного права России рассматриваются наиболее значимые, сущностные признаки внедоговорных трансграничных обязательств, их отличия от договорных обязательств. К основным юридическим значимым признакам внедоговорных трансграничных обязательств, влияющим на квалификацию последних относятся:

- частноправовая природа;

- одностороннеобязывающий характер; основанием возникновения выступает нарушения имущественных и неимущественных прав потерпевшего; возникновение в отсутствие соглашения сторон обязательства; независимость от воли сторон; вредоносный характер; трансграничный характер, т.е. присутствие в отношениях иностранного элемента; комплексность и неоднородность.

Автор обосновывает целесообразность использования термина «внедоговорные трансграничные обязательства» и формулирует собственное определение соответствующих обязательств.

В качестве иностранных элементов, обусловливающих трансграничный характер внедоговорных обязательств, и ставящих вопрос определения применимого права, автор выделяет:



- факт нарушения имущественных и неимущественных прав потерпевшего, служащий основанием возникновения внедоговорных обязательств, произошедший на территории государства, отличного от государства гражданства (страны домициля) сторон правоотношения или государства возникновения вредоносного последствия;

- вредоносное последствие, возникающее на территории государства иного, чем государства места причинения вреда или государство гражданства (страны домициля) сторон внедоговорного правоотношения;

- иностранный субъект внедоговорных обязательств.

Наличие во внедоговорных отношениях иностранного элемента порождает коллизию права, а также необходимость использования материально-правового или коллизионно-правового способов регулирования соответствующих отношений.

Во втором параграфе рассматриваются виды внедоговорных трансграничных обязательств, анализируется тенденция к расширению круга внедоговорных трансграничных обязательств.

Российское законодательство, в том числе с учетом норм, созданных под эгидой реформы гражданского законодательства, нормы права Европейского Союза и новейшие кодексы международного частного права иностранных государств, отражают тенденцию активного расширения круга внедоговорных трансграничных обязательств. Учитывая особенности появления и развития внедоговорных трансграничных обязательств, представляется целесообразным выделять обязательства, возникающие вследствие причинения вреда (трансграничные деликтные обязательства) и иные внедоговорные трансграничные обязательства, возникающие в связи с недобросовестной конкуренцией и действиями, ограничивающими добросовестную конкуренцию, неосновательным обогащением, действием в чужом интересе без поручения, недобросовестными действиями на этапе преддоговорных переговоров «сulpa in contrahendo».



Такое отграничение деликтных обязательств от иных видов обусловлено, значительной степенью «сформированности» первых, наличием у них устойчивых, исторически и доктринально оформившихся особенностей. В настоящее время не наблюдается качественная эволюция трансграничных деликтных обязательств, однако, можно говорить об эволюции коллизионных принципов регулирования соответствующих обязательств. Что касается иных видов внедоговорных трансграничных обязательств, отличных от деликтных, их состав количественно не ограничен, они несколько «разрозненны», хотя и обладают общими системными признаками, находятся в стадии закрепления и доктринального осмысления.

Соответствующее видовое деление имеет целью способствовать верной правовой оценке и юридической квалификации внедоговорных трансграничных обязательств, а также правильному поиску применимого права.

В третьем параграфе изложены испанские доктринальные подходы к определению сущности и особенностей внедоговорных трансграничных обязательств, а также проанализирована судебная практика по вопросам определения природы и первичной квалификации внедоговорных трансграничных обязательств.

Испанская судебная практика вслед за доктриной международного частного права Испании в целях квалификации внедоговорных трансграничных обязательств применяет практически ориентированный метод исключения, в соответствии с которым к внедоговорным относятся те обязательства, которые не являются договорными или возникают за пределами договорных отношений между сторонами. Кроме того, метод исключения имеет значение при первичной квалификации внедоговорного трансграничного обязательства и практически применим для идентификации внедоговорных обязательств путем отграничения последних от договорных обязательств, а также обязательств, возникающих на основе закона, но с очевидностью урегулированных другим институтом международного частного права (например, отношения между супругами).



Четвертый параграф посвящен исследованию различных научных воззрений на проблему квалификации внедоговорных трансграничных обязательств в праве Российской Федерации и Испании, рассмотрению судебной практики, выявлению новых тенденций в области квалификации данного вида обязательств.

Отсутствие единообразного определения внедоговорных трансграничных обязательств в международно-правовых и национально-правовых источниках, в том числе в базисном по своей природе документе Регламенте «Рим II», подчеркивает сложность, комплексность и неоднородность данного правового института, отсутствие единства в его понимании и толковании в рамках национальной правоприменительной практики разных государств. Это порождает существенные проблемы на стадии правовой квалификации соответствующих обязательств.

Проблемы квалификации, возникающие при поиске применимого права к внедоговорным трансграничным отношениям, возникают в связи с тем, что термин «внедоговорные обязательства», используемый как в законодательстве РФ, Испании, так и других государств, имеет разное содержание, которое должно быть раскрыто в процессе толкования. В этой связи при возникновении необходимости в квалификации суд, в первую очередь, должен определить являются ли соответствующие обязательства внедоговорными, а затем уже имеют ли они трансграничный характер, что в дальнейшем повлечет применение норм, относящихся к национальной системе международного частного права.

Толкование понятия внедоговорного трансграничного обязательства, являющегося неодинаковым в разных государствах, должно, в целях квалификации соответствующих правоотношений, осуществляться автономно, как понятие, охватывающее обязательства, направленные на привлечение к ответственности и не связанные с договорными обязательствами.

При разграничении договорных и внедоговорных обязательств в целях определения применимого права, в первую очередь, должен ставиться вопрос: является ли данное обязательство договорным или тесно связанным с договорным. В случае наличия тесной связи с договором, обязательство преимущественно квалифицируется как договорное. Соответственно, когда квалификация обязательства как договорного невозможна, обязательство должно рассматриваться как внедоговорное.

В ХХI в. на эволюцию проблемы квалификации внедоговорных трансграничных обязательств в РФ оказали влияние следующие тенденции и процессы: совершенствование российского законодательства (в частности, пересмотр норм раздела VI ГК РФ); гармонизация российских коллизионных норм с коллизионными нормами права Европейского Союза. В Испании толчком к изменениям в вопросах квалификации внедоговорных трансграничных обязательств стала унификация внедоговорных трансграничных обязательств в рамках ЕС в ходе принятия и применения норм Регламента «Рим II» 2007 г.

Вторая глава «Правовое регулирование внедоговорных трансграничных обязательств в Российской Федерации и Испании» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе получило освещение коллизионное регулирование видов внедоговорных трансграничных обязательств, выделяются особенности применения института автономии воли, применительно к внедоговорным трансграничным обязательствам на основании применения норм действующего российского законодательства, а также проанализированы происходящие изменения в нормативно-правовом регулировании.

Расширение круга внедоговорных трансграничных обязательств, легитимное закрепление новых видов внедоговорных трансграничных обязательств усложняет и дифференцирует коллизионное регулирование, ведет к формированию целой системы коллизионных принципов: генеральных, субсидиарных, альтернативных коллизионных привязок, позволяющих адекватно регулировать вопросы определения применимого права с учетом видовых особенностей внедоговорных трансграничных обязательств.

Принцип автономии воли сторон приобретает все большее значение в регулировании внедоговорных трансграничных обязательств. Однако, в действующем российском законодательстве применение принципа автономии воли сторон при регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в российском праве допустимо, но существенно ограничено:

- по кругу внедоговорных трансграничных обязательств: возможность выбора применимого права допустима при регулировании деликтных обязательств и обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения;

- по времени: стороны соответствующего отношения могут выбрать применимое право только после его возникновения;

- по выбору юрисдикции: стороны соответствующего отношения могут по соглашению между собой выбрать только право страны суда.

Колллизионное регулирование внедоговорных трансграничных обязательств в российском праве изменилось: произошел отход от классической коллизионной привязки lex loci delicti commissi. Данному фактору способствовали: принятие в рамках ЕС Регламента Рим II; изменения, которые вносились в коллизионное регулирование иностранных государств и следующая за этими процессами унификация и гармонизация коллизионных норм: в рамках Минской конвенции 1993 г.; Модельного кодекса для стран СНГ; а также двусторонних договоров о правовой помощи РФ с другими государствами.

Во втором параграфе исследованы те изменения, которые имеют место в коллизионном регулировании внедоговорных трансграничных обязательств в Испании, возникшие в связи с принятием Регламента Рим II. Автором выявлены особенности применения института автономии воли к внедоговорным трансграничным обязательствам, закрепленные в нормах испанского законодательства.

Коллизионная привязка lex loci delicti commissi стала применяться в качестве субсидиарной, поскольку в качестве генеральной привязки применяется lex loci damni - место наступления прямого вреда.

По сравнению с законодательством Российской Федерации, в Испании предусмотрено больше альтернативных привязок, соответственно наблюдается большая гибкость в регулировании. Кроме того, в праве Испании принцип автономии воли применяется сторонами внедоговорных трансграничных обязательств шире, что выражается в возможности выбора любого правопорядка, а также в возможности выбора применимого права до фактического причинения вреда в случае, если стороны соответствующих отношений занимаются коммерческой деятельностью.

В третьем параграфе второй главы исследованы источники материально-правового регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в Российской Федерации и Испании, содержание унифицированных материальных норм, регулирующих отдельные виды внедоговорных трансграничных обязательств.

В российском и испанском правопорядках из всех видов внедоговорных трансграничных обязательств только деликты подлежат материально-правовому регулированию, что демонстрирует значительный дефицит международно-правовых источников, содержащих унифицированные материально-правовые нормы.

В четвертом параграфе автор выделяет тенденции, которые формируются сегодня в области коллизионного регулирования внедоговорных трансграничных обязательств. К таким тенденциям в международном частном праве России и Испании представляется возможным отнести:

- формирование системы генеральных и субсидиарных коллизионных привязок к отдельным видам внедоговорных трансграничных обязательств;

- расширение сферы применения принципа автономии воли сторон по кругу внедоговорных трансграничных обязательств, а также за счет возможности выбора права любого государства, а не только права страны суда (lex fori);

- дифференциацию коллизионных привязок (закрепление специальных коллизионных привязок к отдельным видам внедоговорных трансграничных обязательств);

- унификацию и гармонизацию норм российского и испанского права в исследуемой области.

В заключении диссертации кратко подводятся итоги исследования и излагаются основные выводы автора.
Основные положения диссертации изложены в следующих опубликованных работах:

Статьи, опубликованные в научных изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

1. Пирцхалава Х.Д. Новые тенденции коллизионного регулирования внедоговорных трансграничных обязательств в РФ // Актуальные проблемы российского права № 3(20) 2011 г. - 0,5 п.л.;

2. Пирцхалава Х.Д. К вопросу о понятии и классификации внедоговорных трансграничных обязательств в международном частном праве РФ // Актуальные проблемы российского права» № 3 (24) 2012 г. - 0,7 п.л.;



3. Пирцхалава Х.Д. К вопросу о проблеме квалификации внедоговорных трансграничных обязательств на примере Российской Федерации и Испании // Право и политика № 4 (160) 2013 г. - 0,8 п.л.


1 Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации от 7.10.2009 // Вестник ВАС РФ, N 11, ноябрь, 2009.

2 Проект ФЗ № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».

3 Регламент (ЕС) № 864/2007 Европейского парламента и Совета от 11 июля 2007 г. «О праве, подлежащем применению к внедоговорным обязательствам» («Рим II») // (http://eulaw.edu.ru/documents/legislation/collision/vnedogovornoe.htm) Дата посещения 07.05.2013.

4 Звеков В.П. Обязательства из причинения вреда здоровью в международном частном праве. Дисс. к. ю. н. М., 1964.

5 Банковский А.В. Деликтные обязательства в международном частном праве. Дисс. к. ю. н. М., 2002.

6 Козлова Т.С. Правовое регулирование ответственности за причинение вреда жизни и здоровью пассажиров при международной воздушной перевозке. Автореф. дисс. к. ю. н. М., 2011.

7 Невмержицкий Д.А. Недобросовестная конкуренция как объект гражданско-правового регулирования. Дисc. к. ю. н. Минск, 2007.

8 Соломина Н.Г. Обязательства из неосновательного обогащения: понятие, виды, механизм возмещения. Дисс. к. ю. н. М., 2009.

9 Исайчева Е.А. Недобросовестная конкуренция как социально-правовое явление: историко-правовой аспект. Автореф. дисс. к. ю. н. Саратов, 2011.

10 Фоноберов Л.В. Вина как условие деликтной ответственности. Дисс. к. ю. н. М., 2010.

11Маркосян С.В. Несовершеннолетние субъекты деликтных обязательств в гражданском праве РФ. Дисс. к. ю. н. М., 2010.

12 Щурова А.А. «Ответственность воздушного перевозчика за причинение вреда жизни и здоровью пассажира при международной перевозке». Дисс. к. ю. н. М., 2008.

13 Ершов О.Г. Внедоговорные отношения в строительстве и их гражданско-правовая форма. Омск, 2011.

14 Носов В.А. Внедоговорные обязательства. Ярославль, 1987.

15 Крюков В.С. Внедоговорные обязательства. М., 2010.

16 Alfonso-Lius Calvo Carravaca, Javier Carrascosa González. Las obligaciones extracontractuales en Derecho internacional privado. El Reglamento «Roma II». Granada, 2008.

17 Guillermo Palao Moreno. Responsabilidad extracontractual en el derecho europeo. Valencia, 2008.




Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница