Н. Н. Марчук; д-р ист наук, проф



страница4/27
Дата07.03.2016
Размер5.36 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Глава 5

ваться апристским или апризмом, по аббревиатуре названия. Сначала оно создавалось в континентальных масштабах, с секциями по странам. Но апризм укоренился и стал серьезной политической силой только в Перу, хотя идеи Айя де ла Торре и программа АПРА оказали влияние на ряд националистических, реформистских и революционных течений, возникших впоследствии за пределами Перу. Выдвинутая в 1926 г. программа имела революционно-демократическую и антиимпериалистическую направленность. Главными врагами трудящихся Айя де ла Торре считал империализм и его союзника в лице местной олигархии. Он призывал сплотиться на борьбу с ними пролетариат, крестьянство и средние социальные слои, отводя ведущую роль в предстоявшей демократической и антиимпериалистической революции средним слоям, прежде всего интеллигенции. Как и Мариатеги, он придавал большое значение индейскому вопросу, защите интересов коренного населения и его традиций. Индейскому компоненту он отводил важную роль в формировании латиноамериканской общности как продукта синтеза индейского и европейского начал и предпочитал называть регион Индоамерикой.

Признавая значимость марксизма для Европы, для стран «классического» капитализма, Айя де ла Торре считал его неприменимым для Латинской Америки, где, по его мнению, действовали иные закономерности общественного развития. С империалистической эпохой здесь было связано начало капиталистического прогресса, и потому, утверждал он, «империализм является первым, или низшим», его этапом. Из этого тезиса следовал вывод: самостоятельно, без сотрудничества с передовыми индустриальными державами, Латинская Америка не сможет преодолеть свое отставание от них. Разрыв с развитыми странами привел бы к изоляции и консервации отсталости региона. Исходя из данных оценок, Айя де ла Торре выступал за сочетание борьбы_ против интервенционистской политики ведущих мировых держав с сотрудничеством с ними в целях индустриализации и развития. Путь к ликвидации империалистической зависимости он видел в осуществлении антиолигархических, демократических преобразований, в создании правового государства, опирающегося на органы самоуправления населения, в преодолении экономической отсталости (в том числе с помощью иностранного капитала) и на этой основе в постепенном преобразовании отношений зави

Страны региона в середине — второй половине 20-х гг.

симости в равноправное взаимовыгодное сотрудничество с передовыми индустриальными державами. Успех такого «конструктивного антиимпериализма» зависел, по его мнению, от единства демократических сил внутри страны — от трудящихся до национальных предпринимателей — и от объединения экономических и политических усилий латиноамериканских республик.

Неоднозначное отношение Айя де ла Торре к империализму отражало реальные противоречия действительности, осознание того, что преодоление зависимости одновременно с отсталостью будет постепенным и долговременным процессом. Но эти идеи придавали противоречивость апристскому движению, поскольку оно откладывало полное осуществление своих антиимпериалистических целей на неопределенное время. Данный подход предопределил переход апризма в последующие годы с революционно-демократических на умеренные национал-реформистские позиции, обрекал его на пассивное выжидание момента, когда «плод созреет», на конформизм в отношении США и правых сил.

Свой «конструктивный антиимпериализм» Айя де ла Торре противопоставлял «разрушительному» радикально-революционному варианту борьбы, который выдвигали коммунисты. Те, со своей стороны, обвиняли апризм и его лидера в игнорировании классовых противоречий капиталистического общества и принижении роли пролетариата в Латинской Америке, в соглашательстве по отношению к империализму. Взаимная полемика Айя де ла Торре и коммунистов, начавшаяся во второй половине 20-х гг., приобрела острый характер и продолжалась многие десятилетия, препятствуя сотрудничеству между обоими течениями.

Концепции Айя де ла Торре во многом предвосхитили реальные противоречивые тенденции последующего развития Латинской Америки вплоть до конца XX в. В той или иной мере они нашли воплощение в теории и практике латиноамериканского национал-реформизма, десаррольизма, «импортза-мещающей индустриализации», интеграции стран региона — важнейших явлений в жизни Латинской Америки середины — второй половины XX в.

84 -——-

Гпава 6

«ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ» (1929-1933)

Мировой экономический кризис

Вслед за ведущими капиталистическими государствами экономический кризис 1929—1933 гг. втянул в свою орбиту и страны Латинской Америки, экономика которых в решающей степени зависела от конъюнктуры мирового рынка. Резко упал спрос на традиционную продукцию латиноамериканских республик. Своей протекционистской таможенной политикой индустриальные державы в годы кризиса создали дополнительные преграды экспорту латиноамериканских государств, чем еще более ухудшили их положение. Общая стоимость экспорта стран региона уменьшилась почти в три раза. Падение доходов и валютных поступлений от внешней торговли привело к серьезному ухудшению торгового и платежного балансов, к финансовому кризису и бюджетному дефициту, вызвало резкое сокращение импорта промышленных товаров и свертывание производства. В Чили, например, объем производства селитры сократился в 12 раз, а меди — в три раза. На Кубе выработка сахара уменьшилась с 5 до 1,9 млн т, а его общая стоимость — с 200 до 43 млн долларов. Объем национальной продукции в Аргентине и Бразилии упал на одну треть. На складах скопились громадные запасы нереализованной аграр-но-сырьевой продукции. Миллионы тонн кофе, зерна, плантационных культур уничтожались. Тысячи фабрик и заводов остановились, разорились многие сельскохозяйственные производители. В главном промышленном центре Бразилии — г. Сан-Пауло в 1930 г. закрылось более половины промышленных предприятий. В Чили из 32 селитряных рудников уцелело только шесть. В Аргентине разорились 36,5% сельских собственников. Аналогичная картина наблюдалась и в других странах региона.

Сельское население устремилось в города, но и там не находило работы. Количество безработных в Латинской Америке возросло с 2 до 7 млн человек, в том числе в Бразилии — до 1,5 млн, в Мексике — почти до 1 млн, в Аргентине — до 500— 600 тыс., на Кубе — до 500 тыс. К этим данным необходимо добавить многие миллионы не полностью занятых тружеников, а также неучтенных безработных. Ухудшились общие условия работы и жизни трудящихся, сократилась заработная плата.

В годы кризиса практически прекратился приток в Латинскую Америку иностранных капиталов и европейских иммигрантов.

«Великая депрессия» ускорила вступление стран региона в полосу хронического кризиса сложившихся здесь социально-экономических структур, со всей очевидностью обнаружив пагубные последствия экстенсивного капиталистического развития, базой которого были агросырьевой экспорт и приток иностранных капиталов и товаров. Экономический кризис подорвал материальную и социальную базу правящих режимов и привел к росту социальной и политической нестабильности.

В Перу в августе 1930 г. в обстановке роста рабочих и крестьянских волнений военные во главе с полковником Л. Санчесом Сёрро свергли диктатуру Легии. В стране активизировалась деятельность апристов, вернулся из эмиграции Айя де ла Торре. В сентябре 1930 г. было объявлено о создании апристской партии, выдвинувшей кандидатом в президенты своего лидера. Программа новой партии требовала установления демократического режима с органами местного самоуправления, национализации ряда предприятий, осуществления мер по стимулированию экономики, принятия передового рабочего законодательства, развития кооперации, проведения аграрной политики в интересах крестьянства и с его участием, поддержки индейских крестьянских общин. На президентских выборах в октябре 1931 г. Айя де ла Торре получил внушительную поддержку, набрав 105 тыс. голосов и заняв второе место. Президентом страны стал Санчес Серро (150 тыс. голосов), поддержанный умеренными и правыми кругами и проводивший репрессии против левых сил. Со своей стороны, апристы, не получив легального доступна к власти, встали на путь террористических акций и вооруженных выступлений против правительства и армии. Из массового движения партия апристов превратилась в подпольную террористическую



Гпава 6

организацию, действия которой противоречили утверждениям их лидера об осуждении насилия в политике. В июле 1932 г. апристы подняли восстание в городе Трухильо, на родине Айя де ла Торре, где они имели наибольшую поддержку населения. Повстанцы разгромили местный гарнизон и захватили город. Правительство направило против восставших крупные воинские силы с авиацией. Борьба с обеих сторон приняла ожесточенный характер. Апристы расстреляли сотни пленных солдат. Армия, ворвавшись в город, в отместку устроила массовую резню. Восстание было потоплено в крови. Однако апристы продолжали организовывать новые путчи и террористические акты. 30 апреля 1933 г. ими был убит президент. К власти пришло консервативное правительство, против которого в ноябре 1934 г. апристы подняли восстание. Но они снова потерпели поражение, оставшись на нелегальном положении. В дальнейшем их деятельность пошла на спад.

В начале 1932 г. началось восстание против олигархического режима в Сальвадоре, возглавленное компартией. Его организатор, бывший сподвижник Сандино, основатель компартии Сальвадора Фарабундо Марти был казнен накануне выступления. Восстание было жестоко подавлено.

В Никарагуа после некоторого перерыва повстанческая армия Сандино в июне 1930 г. возобновила активные боевые действия против шеститысячного корпуса морской пехоты США и национальной гвардии. Численность армии достигла 2 тыс. человек. Повстанцы предприняли рейды по районам, где действовали американские компании, нанеся им большой урон. В октябре 1932 г. их отряды приблизились к столице. Власти вынуждены были начать переговоры. В январе 1933 г. последние подразделения морской пехоты США покинули Никарагуа, после чего Сандино распустил свою армию, поверив обещаниям правительства обеспечить политический и экономический суверенитет республики и демократические права населения. Это была ошибка, стоившая Сандино жизни. 21 февраля 1934 г. вместе со своими соратниками он был коварно схвачен и убит по приказу командующего гвардией Анастасио Сомосы, который этим преступлением проложил себе путь к власти. Одиозная диктатура клана Сомосы, установленная в 1936 г., просуществовала свыше 40 лет.

Героическая борьба никарагуанских патриотов во главе с Сандино против американских интервентов в 1927—1933 гг.

«Великая депрессия» (1929-1933)

вызвала подъем патриотических, антиимпериалистических настроений на континенте и широкое движение протеста против интервенционистской политики Вашингтона. Эта борьба способствовала тому, что США вынуждены были вывести свои войска из Никарагуа и отказаться с 1933 г. от прямой вооруженной оккупации центральноамериканских республик.



Политические перемены в Аргентине и Бразилии

В 1930 г. острый политический кризис охватил две крупнейшие республики Южной Америки — Аргентину и Бразилию. В обоих случаях речь шла о кризисе не только конкретных правительств, но и самой политической структуры, неспособности правящих кругов удерживать власть под своим контролем прежними методами, об изменении соотношения сил в их среде. Однако характер событий 1930 г. в этих странах существенно различался. В Аргентине имело место свержение реформистского либерального правительства, ликвидация режима представительной демократии, в Бразилии — свержение консервативного, хотя и в конституционных формах, режима «кофейной» олигархии. Соответственно и к власти пришли разные политические силы, хотя в обоих случаях использовались националистические лозунги.

Вступление Аргентины в полосу экономического кризиса лишило эффективности политику либеральных реформ и классового сотрудничества, проводившуюся правительством Иригойена. Против него сплотились американские компании, помещичье-торговая и финансовая олигархия, крупный промышленный капитал, правонационалистические военные круги. К оппозиции примкнули правые радикалы. В то же время политика Иригойена не удовлетворяла большинство аргентинцев, особенно остро ощутивших на себе негативные последствия кризиса. К свержению правительства призывала и компартия, обвинявшая его в «фашизации» страны.

6 сентября 1930 г. армейские части под командованием генерала X. Ф. Урибуру совершили военный переворот. Иригой-ен был арестован и отправлен в ссылку. Урибуру объявил себя временным президентом с диктаторскими полномочиями. Были отменены конституционные гарантии, распущен конгресс, введено осадное положение. Начались репрессии, был создан «специальный отдел» по борьбе с «коммунистической деятельностью».


Хосе Феликс Урибуру( 1868-1932)

Гпава 6

Урибуру вдохновлялся фашистскими идеями. Непосредственной опорой диктатуры были правонационалистиче-ское офицерство и националистически настроенные буржуазные круги. Новое правительство стремилось твердой рукой обеспечить «порядок» и «классовый мир» в стране. С помощью жестких протекционистских таможенных мер в интересах местного крупного капитала и с целью ликвидации бюджетного дефицита оно намеревалось вывести Аргентину из кризиса, не затрагивая непосредственно интересов иностранного капитала. Правительство также пыталось потеснить традиционную агро-экспортную олигархию, ориентировавшуюся на британский рынок. В этих же целях Урибуру старался усилить торгово-экономические связи с США, что, впрочем, в годы кризиса не имело успеха из-за протекционистской таможенной политики самих Соединенных Штатов и ввиду того, что они не нуждались в аргентинской аграрной продукции.

Политика правительства вызвала сопротивление левых и демократических сил. Вновь стал быстро расти престиж партии радикалов. Традиционные «либеральные» круги помещичье-буржуазной олигархии также были недовольны политикой диктатуры, ущемлявшей их интересы. К тому же они не были готовы на полную ликвидацию правового государства и предпочитали иметь большую автономию от власти. Круг сторонников Урибуру оказался довольно узким, что заставило его согласиться на восстановление атрибутов конституционного режима. В ноябре 1931 г. состоялись всеобщие выборы. Крупнейшая оппозиционная партия радикалов в них не участвовала ввиду отсутствия конституционных гарантий. Победил кандидат созданной накануне выборов Национально-демократической партии, объединившей в своих рядах консервативные силы страны, генерал Агустйн Хусто (в прошлом правый радикал, затем активный участник переворота 1930 г.).

«Великая депрессия" (1929—1933)

39

20 февраля 1932 г. Урибуру (через два месяца он умер) передал полномочия новому президенту на шестилетний срок. Формально конституционный режим был восстановлен, но правительство, выражавшее преимущественно интересы агроэкспортной олигархии, проводило политику ограничения демократических свобод и преследования рабочего и демократического движения.

В Бразилии экономический кризис способствовал ослаблению позиций правящей «кофейной» помещичье-буржуазной олигархии штатов Сан-Пауло и Минас-Жераис. Нарас- Жетулио Варгас( 1883-1954) танием общего недовольства решили воспользоваться оппозиционные группировки, сплотившиеся в Либеральный альянс. На мартовских выборах 1930 г. кандидатом в президенты от альянса был выдвинут Ж. Варгас, помещик-скотовод одного из южных штатов, бывший министр и губернатор, оказавшийся^ незаурядным политическим деятелем. С целью завоевать поддержку масс Либеральный альянс привлек на свою сторону тенентистов, ставших популярными благодаря их героической борьбе с режимом. В программу альянса были включены требования демократизации страны и «общенациональной революции в интересах всего народа». Подавляющее большинство тенентистов поддержало альянс, рассчитывая с его помощью добиться свержения олигархии и осуществления демократических преобразований. Лишь небольшая группа во главе с Престесом выступила за независимые от либералов революционные действия совместно с трудящимися и компартией.

В условиях олигархического режима надежды на победу оппозиционных сил на выборах не оправдались. Это побудило Либеральный альянс взять курс на вооруженную борьбу. Решающую роль в подготовке и проведении восстания сыграли тенентисты, привлекшие на свою сторону ряд армейских частей. Восстание началось 3 октября 1930 г. одновременно в нескольких штатах, где произошли бои с правительственными


Гпава 6

войсками. Действия восставших объединились с массовыми народными выступлениями против «кофейного» режима. Повстанцы установили контроль над всей страной. 3 ноября 1930 г. в Рио-де-Жанейро было сформировано временное военное правительство Либерального альянса во главе с Варгасом. Верховная власть в штатах была передана чрезвычайным военным комиссарам, многие из которых были тенентистами.

События октября—ноября 1930 г. означали победу буржуазной революции, которая при участии широких слоев населения уничтожила режим «кофейной» олигархии. К власти пришел блок националистически настроенной буржуазии и мелкобуржуазных демократов (тенентистов), в нем участвовали также оппозиционные помещичьи группировки. Военно-диктаторская форма правления позволила новому режиму укрепиться у власти и поддерживать единство разнородных участников блока, играя роль сильного автономного арбитра.

Правительство Варгаса ввело протекционистский таможенный тариф, отменило торговые пошлины между штатами и приняло ряд других мер по укреплению позиций национального капитала и развитию экономики. Было разработано трудовое законодательство (законы о 8-часовом рабочем дне, об отпусках, о минимуме заработной платы, об ограничении труда женщин и подростков, о трудовом арбитраже). Стали создаваться корпоративные профсоюзы с участием предпринимателей. Одновременно подавлялись забастовки трудящихся. Целью политики правительства являлось подчинение рабочего движения своему влиянию, распространение среди его участников веры в возможность установления под эгидой нового режима «социальной гармонии».

Тем не менее обстановка в стране оставалась неспокойной. Периодически происходили стачки рабочих, восстания отдельных воинских гарнизонов, поддерживаемые местным населением, волнения крестьян. В 1932 г. правительству пришлось подавлять мятеж представителей «кофейной» олигархии штата Сан-Пауло.

Социально-политический кризис в Чили

В обстановке глубокого экономического кризиса диктатура Ибаньеса быстро теряла свою материальную и социальную опору. Нарастали революционные настроения среди рабочих и разоряемых мелкобуржуазных слоев. В оппозицию к режиму



«Великая депрессия» (1929-1933)

перешли и буржуазно-либеральные круги, а также недовольные его политикой группировки традиционной олигархии, стремившиеся использовать лозунги восстановления конституционных свобод в собственных интересах.

Попытки либеральной оппозиции добиться своих целей путем соглашения с Ибаньесом успеха не имели, он не хотел уступать власть. В июле 1931 г. в Чили начались стачки, уличные демонстрации, студенческие волнения с требованиями отставки диктатора, восстановления демократических свобод, принятия мер по выходу из кризиса и улучшению положения большинства чилийцев. На 26 июля была назначена всеобщая забастовка. В тот же день Ибаньес бежал из страны. Было сформировано временное правительство во главе с представителем либеральной профессуры Чилийского университета X. Э. Монтёро. В его лице к власти пришли оппозиционные буржуазно-помещичьи круги. Было объявлено о восстановлении демократических свобод и конституционного режима.

Однако новое правительство не смогло предотвратить дальнейшего нарастания революционных выступлений. 23 августа состоялась всеобщая забастовка в защиту требований трудящихся. 1 сентября 1931 г. началось восстание военных моряков. Матросы и унтер-офицеры захватили флот, избрали судовые комитеты и предъявили правительству требования немедленно осуществить аграрную реформу, национализацию иностранного и крупного местного капитала, провести демократические преобразования. Рабочая федерация Чили, возглавляемая коммунистами, провела в Сантьяго забастовку солидарности с моряками. Однако восставшие заняли выжидательную позицию, вступили в переговоры с правительством. Это позволило властям выиграть время и стянуть войска, после чего они прервали переговоры и атаковали мятежный флот. 6 сентября в результате двухдневных боев восстание было подавлено.

В октябре 1931 г. правящие круги организовали президентские выборы, на которых Монтеро был избран конституционным президентом. Но стачки, выступления чилийских крестьян и студенчества продолжались. 11 января 1932 г. состоялась новая всеобщая забастовка. В условиях глубокого экономического кризиса нарастали антикапиталистические настроения. 4 июня 1932 г. группа офицеров и гражданских лиц во главе с полковником М. Грове свергла правительство

Гпава 6

Монтеро и провозгласила Чили Социалистической республикой. Была создана Временная правительственная хунта, в которую наряду с революционерами-социалистами (Группа М. Грове) вошли и представители буржуазно-националистических кругов (Группа полковника К. Давила), рассматривающие социализм как развитие государственного капитализма.

Программа правительства предусматривала созыв учредительного собрания, национализацию банков, установление государственного контроля над рядом ключевых отраслей экономики, меры по развитию экономики, повышение налогов на крупных предпринимателей, контроль над распределением доходов в интересах малоимущих, размещение безработных на государственных и неиспользуемых помещичьих землях. Программа носила революционно-демократический, антиолигархический и антиимпериалистический характер. Она была трудноосуществима в силу ее радикальности.

В первые же дни существования Социалистической республики были распущены прежние центральные органы власти, национализирован центральный банк, ликвидирована чилийско-американская селитряная компания, в которой доминировали американские монополии, предприняты шаги по облегчению положения безработных и малоимущих слоев, предоставлена демократическая автономия университету. Коммунисты и Рабочая федерация Чили в Сантьяго создали Совет рабочих депутатов, или Революционный комитет, который с вооруженной охраной расположился в помещении университета. Аналогичные советы возникли в других городах.

Развитие событий встревожило привилегированные слои населения. Буржуазные попутчики Социалистической республики во главе с Давилой 12 июня вышли из правительства и начали готовить переворот. В то же время не удалось достичь взаимопонимания между правительством и руководимым коммунистами Советом. Компартия требовала передачи власти советам, вооружения пролетариата и немедленного осуществления «настоящей социалистической революции», отказываясь сотрудничать с «псевдосоциалистическим» правительством. Не имея прочной опоры, правительство колебалось с принятием мер по ликвидации заговора. 16 июня 1932 г. Давила поднял военный мятеж. Запоздалые попытки правительства и коммунистов оказать сопротивление военному перево

«Великая депрессия» (1929-1933)

роту потерпели неудачу. Просуществовав 12 дней, Социалистическая республика пала.

В Чили установилась буржуазно-националистическая диктатура Давилы. Рабочее движение и сторонники Социалистической республики подверглись репрессиям. После устранения революционной угрозы правящая политическая элита, однако, предпочла освободиться от услуг новоявленного «Ка-веньяка». В сентябре 1932 г. в результате нового военного переворота диктатура, просуществовавшая 100 дней, была свергнута. Было восстановлено действие конституции 1925 г., легализованы все политические партии и рабочие организации, провозглашена амнистия заключенным. В октябре 1932 г. прошли президентские выборы, на которых победил кандидат блока буржуазно-помещичьих партий Артуро Алессандри, бывший президентом в 1920—1925 гг. Обстановка в стране стабилизировалась.

Социально-политический кризис 1931 —1932 гг. имел важные последствия. В стране были восстановлены демократические свободы и конституционный строй. Герой Социалистической республики Грове на президентских выборах 1932 г. получил 60 тыс. голосов (18,3% голосовавших), заняв второе место. За кандидата коммунистов было отдано 4 тыс. голосов (1,2%). На волне революционного подъема в Чили сложилось влиятельное социалистическое движение, действовавшее параллельно с компартией, которая потерпела неудачу из-за своей сектантской линии. Различные социалистические группы и фракции — от реформистских до революционных и крайне левых — в апреле 1933 г. объединились в Социалистическую партию Чили (СПЧ). Признанным ее лидером стал Грове. Социальную базу партии составили разоренные, пролетаризировавшиеся мелкобуржуазные и средние слои, а также рабочие. В дальнейшем СПЧ превратилась в революционную рабочую партию, став конкурентом-союзником компартии.



Глава 7

В ПОИСКАХ ПЕРЕМЕН (1933-1939)

Усиление роли государства в экономике

Экономический кризис 1929—1933 гг. выявил уязвимость и несоответствие новым условиям сложившихся в странах региона социально-экономических структур, чрезмерную зависимость их от внешнего рынка. Среди привилегированных классов росло понимание необходимости перемен в политике в сторону большей мобилизации внутренних возможностей при помощи активного вмешательства государства в экономику. В латиноамериканских странах эти тенденции выразились прежде всего во введении протекционистских таможенных тарифов, призванных обеспечить доходы казны и правящих кругов и означавших отход от концепции свободы международной торговли. Протекционистские мероприятия, затруднив доступ зарубежных товаров на внутренний рынок, создали более благоприятные условия для развития местной промышленности. Получили распространение и другие меры государственного стимулирования экономического прогресса: предоставление кредитов, субсидий, финансовых и налоговых льгот. Развивался государственный сектор: банки и компании в базовых отраслях экономики.

Данные мероприятия совпали по времени с аналогичными мерами в развитых индустриальных странах и осуществлялись не без их влияния. Аргентинское правительство Хусто даже заимствовало термин «новый курс», пытаясь сравнить свою политику с политикой «нового курса» Ф. Рузвельта в Соединенных Штатах Америки. Но характер этих мер в латиноамериканском регионе имел существенные отличия. Здесь речь шла о государственном вмешательстве в экономику с целью ускорить развитие местного капитализма, когда в целом он еще не достиг высокой степени зрелости и не имел достаточного простора для развития ввиду относительной слабости национальной промышленной буржуазии и господства агроэкспортной олигархии и иностранного капитала.

Государственное регулирование экономики в Латинской Америке имело различные варианты и масштабы. В Аргентине, например, оно проводилось при правительстве А. Хусто (1932—1938) прежде всего с целью поддержания доходов агроэкспортной олигархии. Поступления от протекционистских тарифов и возросших внутренних налогов использовались для субсидирования крупных землевладельцев, для закупки государством по завышенным ценам их продукции при помощи «регулирующих хунт», координировавших сельскохозяйственное производство и сбыт продукции. По договору 1933 г. с Великобританией правительство обеспечило стабильный рынок для аргентинской говядины, предоставив взамен ряд новых льгот и привилегий британским монополиям. Основная часть государственных расходов перекладывалась на население. Это был консервативный вариант государственного вмешательства в экономику. Но и в данном случае местный промышленный капитал получал стимулы вследствие протекционистских тарифов и сокращения притока иностранных товаров, восстановления доходов от экспорта, а также в результате жесткой социальной политики и наличия рынка многочисленной и дешевой рабочей силы.

В Бразилии, Мексике, Чили, Колумбии новые тенденции отразили возросшую активность местных национально-буржуазных кругов. Государственные мероприятия в большей мере были направлены здесь на поощрение местного капитала и промышленного развития. Они привели к созданию значительного государственного сектора в базовых отраслях, затрагивая порой интересы землевладельческой элиты и иностранного капитала. Эта политика сочеталась с уступками малообеспеченным слоям населения.

В некоторых случаях вмешательство государства в экономику отразило активность более широких национально-патриотических и демократических сил и сопровождалось серьезными мерами антиолигархического и антиимпериалистического характера, в том числе национализацией отдельных отраслей экономики. Подобные явления имели место в Мексике при Л. Карденасе (1934—1940), в Чили — в годы Народного фронта (1938—1941), на Кубе — в период 1933—1934 гг., в Боливии — в 1936—1939 гг.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница