Н. Ф. Федоров Глава VIII. Владимир соловьев



страница1/41
Дата12.06.2016
Размер6.46 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41
Николай Онуфриевич Лосский

История русской философии


http://vehi2.by.ru/nlossky/istoriya/index.html

СОДЕРЖАНИЕ


От автора.
Глава I. РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ В XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
Глава II. СЛАВЯНОФИЛЫ.

1. И. В. Киреевский.

2. А. С. Хомяков.

3. К. С. Аксаков, Ю. Ф. Самарин.


Глава III. ЗАПАДНИКИ.

1. П. Я. Чаадаев.

2. Н. В. Станкевич.

3. В. Г. Белинский.

4. А. И. Герцен.
Глава IV. РУССКИЕ МАТЕРИАЛИСТЫ В 60-х ГОДАХ. НИГИЛИЗМ.

1. М. А. Бакунин.

2. Н. Г. Чернышевский.

3. Д. И. Писарев.

4. И. М. Сеченов.
Глава V. РУССКИЕ ПОЗИТИВИСТЫ.

1. П. Л. Лавров, Г. Н. Вырубов, Е. В. де Роберти

2. Н. К. Михайловский.

3. К. Д. Кавелин, М. М. Троицкий, Н. И. Кареев, Н. М. Коркунов.


Глава VI. ВЫРОЖДЕНИЕ СЛАВЯНОФИЛЬСТВА

1. Н. Я. Данилевский.

2. Н. Н. Страхов, К. Н. Леонтьев
Глава VII. ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ВЛАДИМИРА СОЛОВЬЕВА

1. И. Д. Юркевич, В, Д. Кудрявцев

2. Н. Ф. Федоров
Глава VIII. ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ
Глава IX. ГНОСЕОЛОГИЯ, ЛОГИКА И МЕТАФИЗИКА В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XIX в.

1. Б.Н.Чичерин

2. Н. Г. Дебольский

3. П. А. Бакунин

4. М. И. Каринский

5. Н. Я. Грот


Глава X. КНЯЗЬЯ С. Н. и Е. Н. ТРУБЕЦКИЕ
Глава XI. РУССКИЕ ПЕРСОНАЛИСТЫ

1. А. А. Козлов

2. Л. М. Лопатин

3. Н. В. Бугаев, П. Астафьев, Е. А. Бобров


Глава XII. РУССКИЕ НЕОКАНТИАНЦЫ

1. А. И. Введенский

2. И. И. Лапшин
Глава XIII. ИЗМЕНЕНИЯ В УМОНАСТРОЕНИЯХ РУССКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ В НАЧАЛЕ XX в.
Глава XIV. ОТЕЦ ПАВЕЛ ФЛОРЕНСКИЙ
Глава XV. ОТЕЦ СЕРГИЙ БУЛГАКОВ
Глава XVI. Н. А. БЕРДЯЕВ
Глава XVII. ИНТУИТИВИСТЫ

1. Н. О. Лосский

2. С. Л. Франк

3. А. Ф. Лосев

4. Д. В. Болдырев и С. А. Левитский

5. В. А. Кожевников


Глава XVIII. Л. П. КАРСАВИН
Глава XIX. ЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Глава XX. ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНО-ЛОГИЧЕСКИЙ ИДЕАЛИЗМ В РОССИИ И ЕГО КРИТИКА. В. Ф. ЭРН

1. Представители трансцендентально-логического идеализма

2. Иррационализм Шестова

3. В. Ф. Эрн


Глава XXI. УЧЕНЫЕ-ФИЛОСОФЫ
Глава XXII. ЮРИСТЫ-ФИЛОСОФЫ
Глава XXIII. ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ ПОЭТОВ-СИМВОЛИСТОВ

1. Андрей Белый

2. В. И. Иванов, Н. М. Минский

3. Д. С. Мережковский

4. В. В. Розанов
Глава XXIV. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ В СССР

1. Диалектический метод Гегеля

2. Диалектический материализм
Глава XXV. ВЛИЯНИЕ Э. МАХА И Р. АВЕНАРИУСА НА МАРКСИСТОВ
Глава XXVI. НОВЕЙШИЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

1. С. А. Алексеев (Аскольдов)

2. В. С. Сцилкарский

3. Л. Л. Кобилинский

4. Б. П. Вышеславцев

5. И. А. Ильин

6. Отец Василий Зеньковский

7. Отец Георгий Флоровский

8. В. Н. Лосский
Глава XXVII. ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ

[1] Лосский Н. О.


Л 79 История русской философии. Пер. с англ. - М.: Советский писатель, 1991. - 480 с.
ISBN 5-265-02255-4
Этой книги для советского читателя вроде бы не существовало, она переиздавалась у нас лишь по спецзаказу. Между тем этот труд Н. О. Лосского (1870-1965), пожалуй, единственный в своем роде достаточно полный обзористории русской философии. Славянофилы, западники, русские материалисты 60-х годов XIX в., Вл. С. Соловьев, князья С. Н. и Е. Н. Трубецкие, отцы Павел Флоренский и отец Сергий Булгаков, Н. А. Бердяев, Л. Н. Карсавин, последова-тели марксизма и поэты-символисты - вот те основные пункты развития оте-чественной теоретической мысли, которые нашли отражение в книге.
Н.О.ЛОССКИЙ
ИСТОРИЯ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ*

ОТ АВТОРА


{Издать большую книгу по философии в эти беспокойные дни - нелегкая задача.
Поэтому я выражаю мою искреннюю благодарность всем тем, кто так или иначе способствовал выходу в свет этой книги: духовной православной семинарии св. Владимира в Нью-Йорке и ее декану отцу Георгию Флоровскому, профессору Колум-бийского университета Б. Бахметьеву, доктору} Я. {Зубову, Н. Дуддингтон} (Duddington) {и Е. Извольской, а также профес-сору А. С. Кагану (A.} S. Kagan), {сотруд-нику Интернэшнл Юниверситиз Пресс в Нью-Йорке.
н. о. лосский.}

Глава I
РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ В XVIII И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.


Русская культура XIX и начала XX в. имеет всемирное значение. Следует отметить, что национальная культура при-обретает известность во всем мире только тогда, когда цен-ности, развитые в ней, становятся достоянием всего челове-чества. Прежде всемирное значение имела культура древней Греции и древнего Рима. В настоящее время такое значение имеет культура Англии, Франции, Германии и Америки. Русская культура в том виде, в каком она существовала до большевистской революции, несомненно, также имеет все-мирное значение. Чтобы убедиться в справедливости этих слов, достаточно обратиться к именам Пушкина, Гоголя, Тургенева, Толстого, Достоевского или Глинки, Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова, а также остановиться на достижениях русского театрального искусства в области дра-мы, оперы и балета.
В области науки достаточно упомянуть имена Лобачев-ского, Менделеева и Мечникова. Красота, богатство и выра-зительность русского языка дают ему неоспоримое право быть одним из международных языков. В области полити-ческой культуры (например, сельское и городское самоуправление, законодательство и исполнительная власть) императорская Россия создала ценности, которые приобретут всемирную известность тогда, когда их достаточно изучат и осознают, и прежде всего при их возрождении в процессе послереволюционного развития русского государства. Люди, признающие религиозный опыт, не станут оспаривать того факта, что православие в его русской форме содержит исключительно высокие ценности. Эти достоинства нетрудно обнаружить в эстетической стороне культа русской православной церкви. Было бы странно, если бы такая высокая культура не породила ничего оригинального в области философии. Прав-да, меткое замечание Гегеля о том, что сова Минервы не вы-летает, пока не наступят вечерние сумерки, относится и к раз-витию русской мысли. Русская философия начала развивать-ся только в XIX в., когда русское государство уже имело тысячелетнюю историю.
Русский народ принял христианство в 988 г. Он получил первое представление о философии только тогда, когда на церковнославянский язык стали переводиться сочинения от-цов церкви. К XII в. на Руси имелся перевод богословской системы св. Иоанна Дамаскина, третьей части его книги, из-вестной под заглавием "Точное изложение православной веры". Хотя философское предисловие к этой книге было переведено только в XV в., отдельные выдержки из него по-явились в "Святославове Изборнике" еще в 1073 г. В XIV в. были переведены сочинения Дионисия Ареопагита с коммен-тариями св. Максима Исповедника. Эти книги наряду с сочи-нениями других отцов восточной церкви имелись во многих русских монастырях[1].
При помощи подобных сочинений некоторые представители русского духовенства предпринимали попытки продолжать богословские и философские труды византийцев. К ним можно отнести митрополита Петра Могилу в XVII в. и епископа Феофана Прокоповича в начале XVIII в. Среди любителей философии того времени следует особо упомянуть Григория Сковороду (1722-1794)[2] - моралиста, опиравшегося главным образом на библию, но использовавшего некоторые неоплатонические теории Филона (например, в вопросе толкования материи), отцов церкви и немецких мистиков (в учении о внешнем и внутреннем человеке, глубине человеческого духа и божества, "искре" в сердце человека - излюбленного сравнения немецких мистиков)[3].
Века татарского господства, а впоследствии изоляцио-низм Московского государства помешали русскому народу ознакомиться с западноевропейской философией. Русское об-щество не было в достаточной мере знакомо с западной культурой, пока Петр Великий "не прорубил окно в Европу". Влияние Запада сразу же сказалось на отношении к церкви. Среди русского дворянства, с одной стороны, широко рас-пространилось вольтерьянство с его вольнодумством, с дру- -гой стороны, появилось стремление проникнуть в сокровенные глубины религии, найти сущность "истинного христианства" и воплотить его в жизнь. Масонство появилось в России в первой половине XVIII в. и получило широкое распростра-нение во второй его половине.
Главные философские направления, под влиянием кото-рых находилось русское масонство, были связаны с именами французского мистика Сен-Мартэна (1743-1803) и немецкого мистика Якова Бёме (1575-1624). Книга Сен-Мартэна "Об ошибках и истине" была опубликована в переводе на русский язык в 1785 г. Были переведены на русский язык сочинение Томаса а Кемписа "Имитация Христа" и книга лютеранского богослова Иоганна Арндта (1555-1621) "Истинное христианство". Многие переводы сочинений ЯковаБёме распространялись в рукописях, некоторые же были на-печатаны.
Под истинным христианством масоны понимали развитие духовной жизни, нравственное самоусовершенствование и проявление действенной любви к ближним. Особенно активно участвовал в распространении идей истинного христианства Н. И. Новиков (1744-1818). Он издал много книг, редактировал масонские периодические издания и организовывал библиотеки. Наряду с Новиковым следует отметить немца И. Г. Шварца (1751-1784), профессора философии при Московском университете с 1779 по 1782 г. Шварц верил в учения розенкрейцеров. В лекциях, читаемых у себя на дому, он толковал неясные места в сочинениях Сен-Мартэна, ссылаясь на работу Якова Бёме "Mysterium Magnum" ("Мистериум Магнум"). Шварц утверждал, что бог сотворил мир не из ничего, а из своей внутренней сущности. Он проповедовал необходимость нравственного и духовного совершенствования человека, осуждал злоупотребления в области светской и духовной жизни, пороки в среде духовенства. Только преждевременная смерть спасла Шварца от преследований правительства. Новиков также осуждал несправедливости русской государственной и церковной жизни. В 1792 г. по приказу Екатерины II он был заточен в Шлиссельбургскую крепость и только через четыре с половиной года, после смерти императрицы, был освобожден Павлом I. Заточение подорвало физические и умственные способности Новикова. В 1790 г. Екатерина Великая сослала в Сибирь также и Радищева, другого знаменитого критика несправедливостей русской жизни. После ее смерти Радищев был освобожден Павлом Г. Радищев (1749-1802) был человеком высокой культуры. Императрица Екатерина послала его вместе с одиннадцатью другими молодыми людьми изучать юриспру-денцию и смежные науки в Лейпцигском университете. В этом университете Радищев провел 6 лет. Он был знаком с социальными и философскими теориями Руссо, Локка, Мон-тескье, Гельвеция, Лейбница и Гердера. Радищев выступал против самодержавия, а крепостное право вызывало в нем негодование. Свои взгляды Радищев особенно ярко выразил в книге "Путешествие из Петербурга в Москву", за которую был сослан в Сибирь.
Книга Радищева "О человеке, о его смертности и бес-смертии" имеет философское значение. Она состоит, из четы-рех частей. В первых двух частях автор излагает свои мате-риалистические взгляды на бессмертие, стремясь доказать, что материальные основы в такой мере относятся к духовному процессу, в какой духовная жизнь зависит от тела. Отсюда он делал вывод, что уничтожение тела должно повлечь за собой уничтожение духовной жизни. В третьей и четвертой частях своего произведения Радищев, опровергая эти утверждения, говорит, что нельзя "...усомниться более, чтобы душа в человеке не была существо само по себе, от телесности от-личное... Она такова и есть в самом деле: проста, непротяжен-на, неразделима среда всех чувствований и мыслей...". Не будь такого единства, "...человек сего мгновения не будет ведать, тот ли он, что был за одно мгновение. Он не будет ны-не то, что был вчера". Он не мог бы "...ни вспоминать, ни сравнивать, ни рассуждать..."[4].
Радищев утверждает, что Гельвеции был не прав, сводя все познание к чувственному опыту, "...ибо, когда предмет какой-либо предстоит очам моим, каждое око видит его осо-бенно; ибо зажмурь одно, видишь другим весь предмет неразделимо; открой, другое и зажмурь первое, видишь тот же предмет и так же неразделим. Следует, что каждое око полу-чает особое впечатление от одного предмета. Но когда я на предмет взираю обеими, то хотя чувствования моих очей суть два, чувствование в душе есть одно; следовательно, чувствование очей не есть чувствование души: ибо в глазах два, в душе одно". Подобным же образом, когда "...я вижу колокол, я слышу его звон; я получаю два понятия: образа и звука, я его осязаю, что колокол есть тело твердое и протя-женное". Итак, у меня имеется три различных "чувствова-ния". Тем не менее я "составляю единое понятие и, изрекши: колокол, все три чувствования заключаю в нем" (366)[5]{.}
Итак, Радищев ясно сознавал различие между чувствен-ным опытом и нечувственным мышлением относительно объекта. Придя к заключению, что душа проста и нераздели-ма, Радищев делает вывод о ее бессмертии. Он рассуждает следующим образом. Цель жизни заключается в стремлении к совершенству и блаженству. Всемилосердный господь не сотворил нас для того, чтобы мы считали эту цель напрасной мечтой. Поэтому разумно полагать: 1) после смерти одной плоти человек приобретает другую, более совершенную, в соответствии с достигнутой им ступенью развития; 2) человек непрерывно продолжает свое совершенствование (397).
В толковании доктрины перевоплощения Радищев ссыла-ется на Лейбница, который сравнивал переход одного вопло-щения к другому с превращением отвратительной гусеницы в куколку и вылуплением из этой куколки восхитительной бабочки (393 )[6].
Радищев выступал против мистицизма и, в силу этого, не примкнул к масонам. Известный государственный деятель М. М. Сперанский (1772-1839) был масоном с 1810 по 1822 г., когда масонство было в России запрещено. Он знал работы западноевропейских мистиков Таулера, Руйсбрука, Якова Бёме, Пордаге, св. Иоанна Крестителя, Молиноса, госпожи Гийон, Фенелона и перевел на русский язык произведение Томаса а Кемписа "Имитация Христа", а также отрыв-ки из работ Таулера. Первичной реальностью он считал дух, бесконечный и обладающий неограниченной свободой воли. Триединый бог в своем сокровенном существе - первичный хаос, "вечное молчание". Принцип женственности - София, или Мудрость,- является содержанием божественного познания, матерью всего, что существует вне бога. Грехопадение ангелов и человека дает начало непроницаемой материи и ее пространственной форме. Сперанский верил в теорию перевоплощения. Он говорил, что, хотя эта теория и осуждена церковью, ее можно встретить в сочинениях многих отцов церкви (например, у Оригена, св. Мефодия, Памфилия, Синезия и других). В области духовной жизни Сперанский осуждал практику замены внутреннего поста внешним и духовной молитвы - напрасным повторением слов. Поклонение букве Библии в большей степени, чем живому слову Бога, Сперан-ский считал лжехристианством[7].
Начало последовательного развития русской философии мысли восходит к тому времени XIX в., когда русское общество уже пережило период увлечения немецким идеализмом Канта, Фихте, Шеллинга и Гегеля. Философия природы и эстетики Шеллинга была изложена профессорами М. Г. Павловым, Д. М. Велланским, А. И. Галичем и Н. И, Надеждиным. Павлов (1773-1840) был профессором физики, минералогии и сельского хозяйства в Московском университете. Он утверждал, что основные принципы устройства природы раскрываются при помощи интеллектуальной интуиции, а опыт только подтверждает последнюю. Павлов истолковывал интеллектуальную интуицию как самосозерцание абсолюта. Надеждин (1804-1856) - профессор эстетики Московского университета - познакомил своих студентов с учением Шеллинга о бессознательном органическом творчестве гения. Вел-ланский (1774-1847) был профессором анатомии и физиологии в Петербургской Медико-хирургической академии, а Галич (1783-1848) начиная с 1805 г. профессор в Петербургском педагогическом институте, впоследствии преобразованном в университет (1819). В 1821 г. Галича вынудили оставить университет, ибо он "предпочитал безбожника Канта Христу, а Шеллинга - Святому Духу"[8].
Начало самостоятельной философской мысли в России XIX в. связано с именами славянофилов Ивана Киреевского и Хомякова. Их философия была попыткой опровергнуть немецкий тип философствования на основе русского толкования христианства, опирающегося на сочинения отцов восточ-ной церкви и возникшего как результат национальной самобытности русской духовной жизни. Ни Киреевский, ни Хомяков не создали какой-либо философской системы, но они изложили определенную программу и вселили дух в философское движение, которое явилось наиболее оригинальным и ценным достижением русской мысли. Я имею в виду попытку русских мыслителей систематически развить христианское мировоззрение. Владимир Соловьев был первым, кому выпала честь создания системы христианской философии в духе идей Киреевского и Хомякова. Его преемники составляют целую плеяду философов. Среди них философы-богословы - князь С. Н. Трубецкой, его брат князь Е. Н. Трубецкой, Н. Ф. Федоров, отец Павел Флоренский, отец Сергий Булгаков, Эрн, Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский, Л. П. Карсавин, С. Л. Франк, И. А. Ильин, отец Василий Зеньковский, отец Георгий Флоровский, Б. П. Вышеславцев, Н. Арсеньев, П. И. Новгородцев, Е. В. Спекторский. Это движение про-должает развиваться и расти по настоящий день. Начало ему положили И. Киреевский и А. Хомяков. Поэтому я собираюсь дать всестороннюю оценку их жизни и учениям.

[1] См. В. Туркалевский, Философские тенденции в русском обществе XVIII в., Журнал министерства народного просвещения, май, 1911; С. Г. Вернадский, Русские масоны в царствование Екатерины II, Записки историкофилологического факультета Императорского С.-Петербургского университета, 1917; В. Боголюбов, Н. Новиков и его время, М., 1916.


[2] Там же. стр. 6
[3] См. Г. С. Сковорода. Избранные труды, Петербург, 1912; Э р н, Г. С. Сковорода, М., 1912; Д. Чижевский, Философия Г. С. Сковороды, Варшава, 1934.
[4] А. Н. Радищев, Избранные философские сочинения, Госполит-издат, 1949, стр. 359; см. также И. Лапшин, Философия Радищева, 1922.
[5] Здесь и далее арабские цифры указывают на нумерацию страниц, а римские цифры - на порядковые номера томов. Слова "страница" и "том" выпущены.
[6] См. Н. Л осский, Учение Лейбница о перевоплощении как мета-морфозе, Избранные труды Русского научного института в Праге, т. 2, 1931; на немецком языке: "Leibniz Lehre von der Reinkarnation als. Metamorpho-se>, "Archiv fur Geschichte der Philosophic" (Учение Лейбница о перевоплощении как метаморфозе, "Архив истории философии", ноябрь, 1931)
[7] См. А. Ялчанинов, Мистицизм М. М. Сперанского, Богословское обозрение, 1906.
[8] По вопросу о влиянии Шеллинга см. V. S e t s с h k а г е f f, Schellmgs Emfluss in der russischen Literatur der 20 er und 30 er Jahre des XIX Jahrhunderts, Leipzig, 1939 (В. Сечкарев, Влияние Шеллинга на русскую литературу 20-30-х годов XIX столетия. Лейпциг, 1939)

* * Воспроизводится по изданию: Н.О.Лосский, "История русской философии", М., "Советский писатель", 1991.

Глава II

СЛАВЯНОФИЛЫ


I. И. В. КИРЕЕВСКИЙ


Говоря о русских философах, я буду кратко останавливаться на их социальном происхождении и условиях жизни, для того чтобы создать представление о русской культуре в целом.
Иван Киреевский родился 20 марта 1806 г. в Москве в семье помещика-дворянина, а умер от холеры в Петербурге 11 июня 1856 г. Почти все детство, часть юности и много лет впоследствии он провел в родной деревне Долбино вблизи города Белева Тульской губернии. Киреевский получил хорошее домашнее образование под руководством поэта-романтика Жуковского и своего отчима А. А, Елагина. О широте его таланта можно судить по блестящей игре в шахматы в семилетнем возрасте. В 1813 г. пленный французский генерал Бонами не решался играть с ним, боясь "проиграть семилетнему мальчику; с любопытством и по нескольку часов следил за игрою ребенка, легко обыгрывавшего других французских офицеров"[1].
В десятилетнем возрасте Киреевский был хорошо знаком с лучшими произведениями русских писателей и читал в ори-гинале французскую классическую литературу. К двенадцати годам он знал в совершенстве немецкий язык. Латинский и греческий языки Киреевский начал изучать в Москве, когда ему было 16 лет, но овладел ими только на пятом десятке лет, для того чтобы в подлиннике читать сочинения отцов церкви. Он настолько хорошо знал эти языки, что мог давать советы и критиковать русский перевод сочинений св. Максима Исповедника.
Киреевский заинтересовался философией еще юношей, под влиянием А. А. Елагина, который познакомился с работами Шеллинга в 1819 г. Заинтересовавшись ими, Елагин начал переводить "Философские письма о догматизме и критицизме" (1796).
В 1822 г. вся семья матери Киреевского переехала в Москву. Здесь Киреевский, как и другие, посещал публичные лекции по философии Шеллинга, ученика Шеллинга - профессора Павлова. В Москве он принадлежал к кружку молодых ученых (Шевырев, Погодин), поэтов и писателей (Д. В. Веневитинов, князь Ф. Одоевский и др.). Это культурное окружение повлияло на Киреевского благотворно, но сам он едва ли написал какое-либо литературное произведение. Так случилось главным образом по той причине, что Кире-евский, подобно многим другим одаренным русским людям, довольствовался своей внутренней жизнью и не побеспокоил-ся высказать свои мысли печатно или в лекциях. Например, в ответ на предложение стать редактором газеты "Москвитянин" он писал, посоветовавшись со своими друзьями, что такое занятие принесло бы ему пользу. "Для деятельности моей необходимо внешнее побуждение, срок не от меня зависящий"[2].
Киреевский не был наделен такими отрицательными чертами характера, как тщеславие, чувство соперничества, страсть к спору, желание найти слабые места противника и восторжествовать над ним, побуждающими многих людей к энергичной внешней деятельности. Его чувствительная натура прежде всего искала мира, спокойствия и любви. Монах Оптиной пустыни говорил К. Леонтьеву, что Киреевский был "весь душа и любовь". Удары судьбы, препятствия, стоявшие на пути к литературной деятельности, не вызывали в нем сильной реакции. Он лишь замыкался в себя и подчинялся воле провидения, Богу, который знает лучше, чем люди, как должен развиваться человеческий разум. Киреевский считал, что главным в жизни человека является "сердце", чувство. Его любимым настроением и чувством была печаль. Чувство печали, думал он, создает особые возможности для проникно-вения в сущность и богатство жизни.
В 1829 г. Киреевский влюбился в Наталию Петровну Арбеневу. Он просил ее руки, но по причине дальнего родства семейства получил отказ. Это было для него страшным ударом. Погодин рассказывает, что Киреевский проводил дни на кушетке, беспрестанно курил и пил кофе. Родственники и врачи стали опасаться за состояние его здоровья. Тогда Киреевскому посоветовали уехать за границу, чтобы отвлечься от мрачных дум. Там он был в течение всего 1830 г., посе-тил Берлин, Дрезден и Мюнхен. В Берлине Киреевский встречался с Гегелем, его учениками Гансом и Мишенетом и присутствовал на их лекциях. В Мюнхене он встречался с Шеллингом, Океном и также бывал на их лекциях. Вернувшись в Россию, Киреевский начал издавать (181) журнал "Европеец", который был запрещен после выхода в свет второго номера из-за статьи "Девятнадцатый век".
По прочтении этой статьи император Николай I запретил ее, сказав, что, хотя автор и утверждает, будто он говорит не о политике, а о литературе, на самом же деле имеет совершенно другое намерение.
Так, например, по Николаю, под словом "образование" Киреевский подразумевал "свободу", а под "деятельностью ума" - "революцию". Николай считал, что основной линией статьи Киреевского было требование конституционного правительства. Этот странный довод является бредом сумасшедшего, одержимого манией преследования. Киреевскому гро-зила высылка из столицы, и только заступничество Жуковского предотвратило ее. В течение одиннадцати лет после такого удара Киреевский практически ничего не писал.
В 1845 г. Киреевский стал одним из редакторов "Москвитянина", но вскоре был вынужден отказаться от этой работы, так как не получил официального разрешения на редакторство. В 1852 г. славянофилы начали издавать журнал "Московский сборник", запрещенный вскоре же после издания первой книги как "проповедующий абсурдные и вредные идеи". Главной причиной для запрета послужила статья Ки-реевского "О характере просвещения Европы и о его отношении к просвещению России". Сам автор был отдан под гласный надзор полиции. Неудивительно, что лицо человека, видевшего свое призвание в служении родине на литературном поприще, "носило знаки тайной печали". Знаменитый русскийпублицист и эмигрант Герцен, издававший революционный журнал "Колокол", писал, что внешность Киреевского наводила на мысль о мрачной меланхолии моря, поглотившего корабль.

Каталог: netcat files -> 158 -> 181
181 -> Прот. В. В. Зеньковский история русской философии
181 -> Для студентов высших учебных заведений гуманитарного профиля
181 -> Момджян К. Х. Введение в социальную философию: Учеб пособие
181 -> Абеляр пьер см. Петр абеля
181 -> Человек: Мыслители прошлого и настоящего о его жизни, смерти и бессмертии. Древний мир эпоха Просвещения / Редкол.: И. Т. Фролов и др.; Сост. П. С. Гуревич. М.: Политиздат, 1991 с
181 -> Учебно-методический комплекс по циклу дисциплин опд. Ф. 04 Для студентов очной формы обучения по специальностям: 080503. 65 «антикризисное управление»
181 -> И. Г. Фихте и его философские идеи 118 Некоторые философские идеи Ф. В. И. Шеллинга 121
181 -> И. Г. Фихте и его философские идеи 118 Некоторые философские идеи Ф. В. И. Шеллинга 121
181 -> Доктор философских наук, профессор В. П. Кохановский, доктор философских наук, профессор В. П
181 -> Книга для чтения. В 2-х ч. Ч. Исходные философ проблемы, понятия и принципы. М.: Политиздат, 1991. 672 с


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница