Международная научно-практическая конференция Курск, 13-15 мая 2010 года


РОЛЬ МУЗЫКАЛЬНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ В СИСТЕМЕ МУЗЫКАЛЬНОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ



страница12/46
Дата13.06.2016
Размер4.98 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   46

РОЛЬ МУЗЫКАЛЬНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ
В СИСТЕМЕ МУЗЫКАЛЬНОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ
ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

В.А. Лаптева
Курский государственный университет

Вопросы музыкального сопровождения общего – не специального музыкального – образования современного человека находятся в поле нашего зрения на протяжении последнего десятилетия1.

Музыкальное сопровождение процесса образования рассматривается в проводимом исследовании как система методических мероприятий, средств, приемов организации учебно-воспитательной деятельности, позволяющих включить музыку в разнообразные учебные занятия в различных качествах: как фактор создания положительного настроя на обучение, элемент организации учебного занятия, средство осуществления учебно-воспитательной деятельности, учебный материал, разнообразные «немузыкальные» элементы звуковой среды (звуки природы, социума и др.). Этот список может быть продолжен, расширен и уточнен в соответствии с традициями конкретного образовательного учреждения, возрастными и индивидуальными особенностями учеников и воспитанников, методическими взглядами педагога, разнообразными особенностями организации образовательного процесса.

Одним из ведущих показателей качества музыкального сопровождения учебно-воспитательного процесса, непосредственно в практической педагогической деятельности, является формирование музыкально-педагогической компетентности учителя, воспитателя. Если для педагога-музыканта это качество уже традиционно является необходимой характеристикой его профессиональной компетентности, то для педагога-«немузыканта» музыкальное образование, музыкальная просвещенность, музыкальная компетентность считаются возможными, желательными, но необязательными составляющими их профессионального портрета. Эта тенденция сложилась на протяжении последнего столетия, когда приобщенность к музыке, с точки зрения массового сознания, перестала быть:



  • необходимой духовной потребностью, проявлявшейся в Православной молитве;

  • «хорошим тоном», свойственным дворянскому сословию, к которому тяготело и купечество;

  • средством общения – как это было ранее в крестьянской среде.

Потребность же в утолении «духовной жажды» в процессе общения со всеми видами искусства, в частности с музыкой, перешла в разряд предметов для «общего развития», значимость которого, конечно, никто не отрицает. Но что такое – это самое «общее развитие»: все и… ничего, ведь приоритеты современного человека зачастую находятся на стороне тех видов деятельности, в результатах которых видится конкретный практический смысл. А общению с музыкой отдается «свободное» время, которого попросту не бывает.

Проблема видится в том, что человек, даже ощущая «духовную жажду», перестал ее осознавать, не понимая, отчего так часто ему не хватает чего-то очень важного, но неуловимого для мысли и непривычного для неискушенного чувства. Современный педагог тоже член нашего общества, воспитанный и взращенный тем же социумом, что и все другие его представители. Но вот его миссия в этом обществе совершенно особенная, и потому ему просто необходимо научиться испытывать «духовную жажду», которая, по всей вероятности, должна быть не только личностной характеристикой педагога, но и профессиональной. Речь идет о музыкально-педагогической компетентности, которая не может сформироваться одними лишь рациональными способами бытования и в социуме, и в системе образования.

Исследования приводят к выводу о том, что у ребенка «духовная

жажда» возникает достаточно легко, но при условии, если к этому располагает среда, в которой он растет. По мысли известного в 90-е годы XX в. педагога-новатора В.Ф. Шаталова, «если огурцы опустить в рассол, через некоторое время все они без всяких нотаций станут солеными»1. Взрослый же человек должен быть организатором такой среды, но для этого ему, в первую очередь, необходимо воспитать себя, иначе все «беседы о прекрасном» становятся лишь формальностью и точно так же воспринимаются ребенком.

Включение музыки, музыкальных и других звуковых средств, в самых разнообразных их проявлениях, в учебно-воспитательный процесс уже само по себе делает его привлекательным для ученика и потому может не только создать положительную мотивацию к обучению, но и стать средством приобщения к музыкальным традициям образования и культуры. Однако сама музыка, встреча с которой состоится на уроке, занятии, привносится педагогом и потому, ставя перед собой эту задачу, он должен, прежде всего, задуматься о собственной музыкально-педагогической компетентности и постоянно ее совершенствовать.

С учетом подходов и определений профессиональной компетентности как предмета изучения акмеологии (А. А. Деркач1), а также педагогической компетентности (А.К. Маркова2 и др.) было определено понятие «музыкально-педагогическая компетентность» в аспекте музыкального сопровождения общего образования. Это единство теоретической и практической готовности и способности к организации и осуществлению музыкального сопровождения общего образования педагогом-«немузыкантом», включающее следующие умения: свободно ориентироваться в системе средств, форм и методов музыкального сопровождения; оперировать составляющими учебно-воспитательной деятельности, осуществляющейся в условиях музыкального сопровождения; вводить в учебный процесс новые способы музыкального сопровождения. Музыкально-педагогическая компетентность является средством профессионального и личностного самовыражения педагога, имея в своей основе исторические предпосылки и подразумевая динамику развития этого профессионального качества.

Поэтому одним из важнейших факторов успешного осуществления музыкального сопровождения процесса образования является организация музыкально-просветительской работы, которая должна быть двоякой по своей сути. С одной стороны, речь идет о музыкальном просвещении подрастающего поколения, в массе своей имеющего в настоящее время весьма смутное представление о том, что это такое. С другой стороны, необходимым является музыкальное просвещение педагогов-«немузыкантов», ведь именно уровень их музыкальной культуры и музыкальной компетентности определяет особенности образовательной среды, эмоционального климата всей учебно-воспитательной работы. Учитель может принести своим ученикам лишь то, что имеет сам, и приобщить к музыкальной культуре лишь настолько, насколько он сам к ней приобщен.

В настоящее время в рамках нашего исследования проводится анкетирование студентов «немузыкальных» педагогических специальностей КГУ и слушателей курсов повышения квалификации Курского института непрерывного профессионального образования, посвященное оценке степени их приобщенности к музыке. Данная часть исследования еще не завершена, но полученные на сегодняшний день результаты позволяют сделать вывод о том, что большинство респондентов готовы «приобщаться» к музыкальным традициям, но при условии, если их «включат» в этот процесс другие:



  • если они сами будут выступать на сцене для знакомой публики (например, на студенческом вечере) или это будут делать их друзья, соученики, педагоги и другие значимые или знакомые люди;

  • если их организуют для приобщения к музыке – слушания, просмотра и т. д. (построят и отведут), сообщив о том, что это для них, по каким-то причинам, обязательно.

Есть и те, кто готов заниматься собственным музыкальным просвещением, – их меньшинство, но и они жалуются на нехватку времени или недостаточную информированность об этих событиях. И лишь единицы сообщают, что регулярно ходят на разные концерты и это для них дело естественное.

Последние сознательно или бессознательно стремятся к развитию собственной индивидуальности, но большинство, как и в былые годы, предпочитает ходить строем и «быть как все», делать «то, что надо» в соответствии с внешними установками. Эта особенность большинства и может быть положена в основу организации процесса массового музыкального просвещения. Наверное, именно она послужила возникновению и развитию традиции хорового пения, которое во все времена носило объединяющий характер. «Шествие с песней – вот средство обрести полную несмятенность души, наилучшее из всех, изобретенных человечеством за его долгую историю»1 – пишет современный философ А.В. Перцев. В этом процессе массы объединяет музыка. Но, как отмечает тот же автор, «вольный интеллектуал не любит ходить строем и не любит петь хором»2. Это и не удивительно, ведь масса легко может подавить индивидуальность, которая, в свою очередь, стремится себя сохранить. Видимо, именно поэтому в XX веке – в годы советской власти – хоровое пение процветало.

Но не будем во всем винить время, ведь традиция хорового пения, безусловно, имеет гораздо более глубокие корни, в том числе и религиозные. Православные церковные песнопения – это тоже пение хоровое. Древние богословы говорили, что музыка – это язык ангелов, наверное, поэтому молитва произносится именно на этом языке. Общая молитва – песнопения верующих – в Храме вместе с церковным хором, в который вливаются голоса всех прихожан, является возможностью объединения в общении с Богом, в то время как индивидуальная молитва не всегда достигает этой цели.

Если вернуться еще на несколько столетий назад, к традициям наших первобытных предков, то все ритуалы, настраивающие людей на определенное дело, – сбор урожая, охота, рождение и воспитание детей и т. д. – носили форму совместного пения и общего танца, в котором ритм и звук создавали ту волну, которая несла к цели.

Таким образом, совместное приобщение к музыкальным традициям имеет весьма глубокие исторические корни и потому не может не являться элементом современного массового сознания.

Однако уже достаточно давно появилась и начала развиваться и другая традиция. В XVIII–XIX вв. происходило постепенное признание самостоятельности музыки, ее свободы от прикладных задач, которые она решала изначально. Появилась «автономная» музыка, которая существует «ради слушания»1. Вероятно, благодаря этому человек и получил возможность выбирать, а следовательно – развивать свою индивидуальность. Но далеко не каждому подходит развитие в этом направлении и раньше, и теперь.

С одной стороны, грустно сознавать, что феномен толпы довлеет над индивидуальностью, а с другой – если традиция хождения строем и пения хором так крепка, значит, именно она может стать опорой для музыкального просвещения современного человека (но попытки развития индивидуальности также не будем сбрасывать со счетов).

Музыкальное сопровождение «немузыкальных» занятий, на наш взгляд, – один из весьма органичных способов массового приобщения к музыкальным традициям. «Генетическая предрасположенность» к деятельности такого рода у современного человека, несомненно, должна быть, поскольку музыкальные традиции всегда транслировались на систему образования.

Таким образом, музыкальное сопровождение общего – не специального музыкального образования – должно осуществляться во взаимосвязи с музыкально-просветительской работой. Именно такое сочетания методических приемов должно стать залогом успешного возвращения человеку чудесного и удивительно естественного мира звуков и становления гармоничных отношений с этим миром.


Каталог: documents -> science conferences
documents -> С. Кармин Конфликтология
documents -> Занятие Игровая стихия у Р. Кено и Б. Виана «Коллеж де Патафизик» илитература авангардизма: история термина
documents -> Деникин Анатолий Васильевич Кафедра «Философия» Доктор философских наук, профессор. Образование
documents -> Поль Эжен Анри Гоген 1848-1903 гоген
documents -> Служебные отметки Регистратора
documents -> Правила разработаны на основе действующих Правил международной кинологической федерации (fci). I. Общие положения Аджилити дисциплина, включающая в себя два раздела
documents -> Карточка №1 Из перечисленных материалов: Р6М5, У7А, тт7К12, вк8, хвг, Т5К10, Р18, У10, 9хгс, вк3, сч20, Т12К5, тт8К15-необходимо выбрать


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   46


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница