Матадоры влюбляются в быков



Скачать 139.73 Kb.
Дата01.08.2016
Размер139.73 Kb.




Александр Крастошевский
МАТАДОРЫ ВЛЮБЛЯЮТСЯ В БЫКОВ
пьеса
Посередине сцены стоят два стула, обозначающие сиденье в автозаке. Появляется ПОЛИЦЕЙСКИЙ в чёрном шлеме. Он тащит за собой упирающегося ПЕТЮ – небритого мужчину средних лет в помятом пиджаке, который украшает белая ленточка.
ПЕТЯ. За что? Что я сделал-то?

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Сам знаешь.

ПЕТЯ. Вы не имеете права! Я буду жаловаться!

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Жалуйтесь. На здоровье. (С силой усаживает Петю на один из стульев.)

ПЕТЯ. Ну-ка – как ваша фамилия?

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Волков.

ПЕТЯ. Зашибись! Петя и волк…

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Чего?

ПЕТЯ. Ничего! (Отворачивается.)

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Ясно. (Уходит.)

ПЕТЯ (кричит ему вслед). Урод!
У него звонит мобильный.
(В телефон.) Что? Аллё… я где?! В Караганде! Я в автозаке на Никитском… чего-о?! Какой на фиг ресторан? Ты что – не знаешь, что такое автозак? Ты что – дебил? А-а… ну вот для дебилов объясняю: автозак – это такой автобус с решёточками… блин, повинтили меня! Чего-чего… ага – в Караганде и повинтили! Я ж тебе сказал – на Никитском… ну как за что? А то ты не знаешь, за что теперь винтят! Да ни за что… ага – пил, курил, ругался матом! Ещё на клумбы ссал… да какой, к чёрту, митинг – стояли спокойно, никого не трогали! Потом какой-то дятел плакат развернул – и завертелось… ну куда теперь? В ОВД – не знаю только, в какое… да-а – эти отпустят! Ну давай, я тебе ещё оттуда позвоню…
Входит полицейский.
(Замечает вошедшего.) …если трубу не отберут.

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Сдайте, пожалуйста, телефон.

ПЕТЯ. Чего? Это почему?
Полицейский пытается забрать у Пети телефон.
(Вскакивает с места и отчаянно сопротивляется.) Вы не имеете права!
После недолгой борьбы полицейский отбирает у Пети телефон.
Я буду жаловаться!

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Жалуйтесь. (Уходит.)

ПЕТЯ. Космонавты долбаные… (Устало садится на своё место и какое-то время сидит неподвижно, закрыв лицо руками.)

Входит полицейский – перед собой он ведёт стильно одетую ДЕВУШКУ в больших тёмных очках.



ДЕВУШКА. Только руку мне не ломайте, пожалуйста…

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Садитесь.
Девушка послушно усаживается на стул рядом с Петей.
ДЕВУШКА (полицейскому). Я могу позвонить мужу?

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Нет.

ДЕВУШКА. Почему?

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Щас приедет начальство – с ним разбирайтесь. (Уходит.)
Девушка устало вздыхает. Петя заинтересованно на неё смотрит.

ПЕТЯ. Привет.

Девушка смотрит на Петю, вздрагивает и поспешно отворачивается. Петя оглядывает себя, отряхивает пиджак и поправляет ленточку.

Тебя-то за что?

ДЕВУШКА (пожимает плечами). Не знаю. Я… просто гуляла.

ПЕТЯ (кивает). Та же фигня. Мы же просто гуляем, верно? Ничего не нарушаем… что ж нам – уже и гулять нельзя?

ДЕВУШКА. Ага.

ПЕТЯ. Всё из-за этой инаугурации долбаной… (Грозит кулаком кому-то неведомому.) Инаугурод!

Пауза.


У них же одна задача – всех нас повинтить. Так или иначе. Причём заметь – активизируются эти товарищи с приходом темноты… как вампиры!




ДЕВУШКА. Да уж.

ПЕТЯ. Тактика у них простая: гоняют нас с бульвара на бульвар – а потом в кольцо зажмут и в автозак… будьте любезны! Суки…

ДЕВУШКА. Точно.

ПЕТЯ (всё больше распаляется). И на Болотной все провокации – это их рук дело! Что они там на мосту устроили тройное оцепление? Мы что – на Кремль собрались? Нет. Просто вышли выразить свою гражданскую позицию…

ДЕВУШКА. Да…

ПЕТЯ. А они нас – слезоточивым газом травят! Ты видела как они газ пустили? Ты была на Болотной?

ДЕВУШКА (вздыхает). Нет.

ПЕТЯ. О-о! Ну ты что? Зря…

ДЕВУШКА. Да уж…

ПЕТЯ (сочувственно). А чего – с работы не отпустили? У меня вон знакомого вызвали в пятницу к начальству – и прямо открытым текстом: мол, если пойдёшь, можешь в понедельник сюда не приходить! Представляешь?

ДЕВУШКА. Да-а…

ПЕТЯ. Вообще, блин, оборзели!

ДЕВУШКА. Меня муж не пустил.

ПЕТЯ (понимающе). А-а…

Пауза.

Интересно – и долго они нас тут собираются мариновать?

ДЕВУШКА. Не знаю…

ПЕТЯ. Козлы!


Пауза.

А всё равно они нам ничего не сделают! Вон этих вчера на Чистых взяли – и чего? Ночь в обезьяннике подержали – и отпустили. Ну штраф ещё выписали…


Девушка вздрагивает.

(Заметив её реакцию.) Да ты не бойся – ничего они не сделают! Они же нас боятся – и лишний шум им вообще ни к чему. (Оглядывает соседку.) У тебя вон даже ленточки нет – так что…

ДЕВУШКА. А это… ну… имеет значение?

ПЕТЯ. Конечно! На Чистых вообще – просто брали на выходе из метро, если ты идёшь с ленточкой. Поэтому вчера мужик выступал – правильно сказал: надевайте ленточку уже только когда придёте к месту акции. Потому что по одному они винтят за милую душу! А вместе – ну все-таки как-то пока… (С усмешкой.) Стесняются!

Девушка усмехается в ответ.



(Ободрённый её реакцией.) Так что, я думаю, нас по-любому скоро выпустят! Посидим пока тут – чего ж…

Пауза.
Знаешь… протест – это ведь не какое-то там унылое отбывание повинности типа «я дерусь просто потому, что дерусь». Протест – это очень даже весело!


ДЕВУШКА. Да?


ПЕТЯ. А то! Вчера вот, например, услышал дивное: омоновцы разогнали митинг мазохистов – никогда ещё обе стороны не получали такого удовольствия!
Пауза.
Смешно ведь?

ДЕВУШКА (вздыхает). Смешно.

ПЕТЯ. Ага. Или вот, например, на стене кто-то нарисовал большую букву А в кружке – ну, знак анархии – и крупно написал: «Это наша страна». А рядом кто-то мелким шрифтом приписал: «Нет, моя!». И подпись – ВВ. Класс, да?

ДЕВУШКА (кивает). Класс…
Пауза.

(Протягивает девушке руку.) А меня Петя зовут…

ДЕВУШКА (пожимает руку). Очень приятно.

ПЕТЯ. И мне…

Пауза.


А вас как зовут?

ДЕВУШКА. Маша.




ПЕТЯ. Маша? Какое прекрасное имя…

ДЕВУШКА. Обычное. (Снимает очки.)

Петя смотрит на её лицо – и подскакивает с места от изумления.



ПЕТЯ. Ты?! Ты?..

МАША. Здравствуй, Петя.

ПЕТЯ. Ага. Виделись! (Сжимает кулаки.)

МАША. Ясно. (Убирает очки на лоб.)

ПЕТЯ. Сволочь!

МАША. Ну извини…

ПЕТЯ. Извини?! Это всё, что ты можешь сказать?

МАША. Знаешь, четыре года прошло – я думала, ты успокоился.

ПЕТЯ. Успокоился?! Щас я тебе успокоюсь – так успокоюсь…

МАША. Ну я смотрю, ты не изменился.

ПЕТЯ. Ты зато, я смотрю, изменилась! (Брезгливо оглядывает её с ног до головы.) Тоже мне – стильная штучка…

МАША (поправляет причёску). Спасибо.

ПЕТЯ. Сука! Ты мне всю жизнь искалечила – ты знаешь об этом?

МАША (поворачивается к нему). Что я тебе искалечила? Что?

ПЕТЯ (иступлённо). Всё!!!

Входит полицейский.



ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Потише тут!

Увидев полицейского, Петя несколько успокаивается и садится на своё место. Полицейский выходит.



ПЕТЯ. Ты всё ещё с этим…? (Презрительно морщится.)

МАША. Тебя только это интересует?

ПЕТЯ. Не только!

Пауза.


Как там… родители?

МАША. Нормально. Спасибо, что спросил.

ПЕТЯ. А как братец твой дегенерат?




МАША. О-о… что-то новенькое!

ПЕТЯ. В смысле?

МАША. Раньше ты его так не называл.

ПЕТЯ. А как мне его ещё называть?

МАША. Вообще-то у него имя есть…

ПЕТЯ. Ага – щас! Разбежался…

Маша вздыхает и отворачивается.



Чего – всё со своими цветочками возишься?

МАША. Вожусь.

ПЕТЯ. А-а… (Скрипит зубами.)

Пауза.


МАША. А как твои дела?

ПЕТЯ. Супер!!! Лучше некуда…

МАША. Ясно.

Пауза.


ПЕТЯ. Даже не надейся – у меня всё отлично!

МАША. Рада это слышать.

ПЕТЯ. А что думаешь – я без тебя должен был рассыпаться в пыль?

МАША. Да нет.

ПЕТЯ. У меня всё отлично! Работа, друзья… (Закашливается и замолкает.)

МАША. Всё куришь?

ПЕТЯ. Чего?

МАША. Тебе нельзя.

ПЕТЯ. Ой, а то я без тебя не знаю! Ты этого своего… Вадима учи! (Кашляет.)

МАША. Мы расстались, если тебе так интересно.

ПЕТЯ. Мне неинтересно! Мне вообще начхать сто раз, что там у тебя и как…

МАША (пожимает плечами). Ладно.

Петя достаёт из кармана сигарету и суёт её в рот.



ПЕТЯ. Я любил тебя!

МАША. Я тоже тебя любила.

ПЕТЯ. Да конечно! (Выплёвывает сигарету.) Ты только тянула из меня – давай, давай, давай…

МАША (поворачивается к нему). Что я из тебя тянула?

ПЕТЯ. Деньги! И жилы все!

МАША. А-а…

ПЕТЯ. Скажешь – не так?

Маша устало вздыхает и отворачивается.



(Передразнивает её голос.) У тебя мы жить не будем – твои предки просто жуть…

МАША. Жуть. (Поворачивается к нему.) Жуть!

ПЕТЯ (тем же голосом). У меня слишком тесно – так что давай снимать квартиру!

МАША. А ты хотел, чтоб мы в моей трёшке ютились впятером?

ПЕТЯ (нормальным голосом). Я хотел спокойно пожить, ясно? Хотел заниматься любимым делом…

МАША. Стишки писать!

ПЕТЯ. Да! Стишки! Писать! А ты хотела, чтоб я пахал как вол – и я пахал по твоей милости!

Пауза.


МАША. Я не понимаю, зачем человеку с нормальной профессией заниматься какой-то фигнёй?

ПЕТЯ. Да-а? А у тебя-то самой какая профессия? Ты ж, кажется, у нас тоже не дизайнер и не флорист…

МАША. Детский психолог.

ПЕТЯ. Вот! Что ж ты не пошла в школу работать?

МАША. Ну извини. (Отворачивается.)

ПЕТЯ. Я понимаю, когда меня родители в технический ВУЗ пихали – сами они всю жизнь инженерами проработали и хотели, чтоб я по их стопам пошёл… но тебе-то зачем надо было меня принуждать?

МАША (пожимает плечами). Я тебя не принуждала.




ПЕТЯ. Ну конечно! (Передразнивает её голос.) Милый, а что у нас с денюшками? Мы сможем летом куда-нибудь поехать?

МАША (поворачивается к нему). Но мы ж так за семь лет никуда и не поехали…

ПЕТЯ. Естественно! Всё вбухали в эту проклятую дачу… а что оставалось – уходило на ремонт твоего джипа! Вот скажи: на черта тебе понадобился джип? Нельзя было ограничить свои аппетиты продукцией отечественного автопрома?

МАША. Ну вот сам бы и ездил на «продукции отечественного автопрома»! Что ж ты за все эти годы так и не удосужился права получить?

ПЕТЯ. Потому что я не водитель – ты это отлично знаешь… (Кашляет.)

МАША. Ну конечно – поэтому за баранкой вечно сидела Маша. И ты ни разу не поинтересовался, каких сил мне это стоило!

Пауза.


ПЕТЯ. Я хочу получить деньги за дачу и машину.

МАША. Ага. Раскатал губу!

ПЕТЯ. А почему, собственно? Между прочим, и дача, и машина были куплены на мной заработанные деньги…

МАША. Неправда.

ПЕТЯ. Чего?!


МАША. Машину купила я – а дачу построил мой отец.

ПЕТЯ. Ага – это формально! А на самом деле…


МАША. Ну что на самом деле?

ПЕТЯ. Конечно – пользуешься тем, что мы жили гражданским браком… а если б мы были расписаны, всё имущество – по закону – надо было б поделить пополам!


МАША. Да-а… (Снимает очки и нервно крутит их в руках.) Как я мечтала все эти годы, чтобы ты, наконец, сделал мне предложение!

ПЕТЯ. Чего?


МАША. Белое платье, фата – об этом мечтает каждая девушка…
Пауза.
Даже такая стерва как я. (Надевает очки обратно.)

ПЕТЯ. Ну теперь-то ты вроде как замужем…


МАША. Нет… у меня нет ни мужа, ни детей. И наверное никогда не будет… и знаешь – из-за тебя, Петенька!

ПЕТЯ. Ага…


МАША. Да.

ПЕТЯ. …из-за меня? Очень интересно…


МАША. Да-а – всё хорошо в своё время. Перегорело, понимаешь?

ПЕТЯ. Чего?


МАША. Ничего… (Отворачивается и плачет.)
Пауза.

ПЕТЯ. Это… ну прости! Слышишь? (Осторожно кладёт руку ей на плечо.)


МАША (сбрасывает его руку). Не трогай меня, понял?

ПЕТЯ. Да понял, понял – чего тут непонятного?


МАША. И не ори на меня…

ПЕТЯ. Я не ору.

Пауза.
МАША (снимает очки). Скажи, а ты вспоминал обо мне все эти годы?


ПЕТЯ. Конечно. Почти каждый день… поначалу. А потом уже – не так часто…

Пауза.


А ты?


МАША. Что?

ПЕТЯ. Ты думала обо мне?


МАША. Конечно… я очень часто жалела, что нам не удалось сохранить нормальные человеческие отношения.

ПЕТЯ. Почему?


МАША. У меня нет друга противоположного пола, с которым можно нормально поговорить… посоветоваться.

ПЕТЯ. А-а… а я-то думал! (Отворачивается.)


МАША (поворачивается к нему). Что ты думал?

ПЕТЯ. Что ты всё ещё меня…

Долгая пауза.



…любишь.


МАША (берёт его за руку). Я люблю тебя!

ПЕТЯ. Да?


МАША. Как друга.

ПЕТЯ. А-а… (Отнимает руку.) Я-то думал!


МАША. Не обижайся.
Петя в ответ корчит гримасу.
Понимаешь, любовь – она уходит… так бывает – это трудно объяснить. Никто не виноват!

ПЕТЯ. Ну конечно…

Пауза.


Только знаешь – это ты меня бросила, а не наоборот!


МАША. Я полюбила другого.

ПЕТЯ (морщится). Этого урода и алкаша? И чем он лучше меня?


МАША. Он не лучше – он просто другой.

ПЕТЯ. Козёл! Всё-таки надо было тогда ему рыло начистить – а может и… (Сжимает кулаки и показывает, что именно надо было сделать с Вадимом.)


МАША. Тогда бы ты сейчас сидел.

ПЕТЯ (с усмешкой). А я и так сейчас сижу!


МАША. Ты же говорил – нас скоро выпустят…

ПЕТЯ. Должны выпустить – по идее.

Пауза.


(Твёрдо.) Значит, ты никогда меня не любила.

МАША. Чего-о?

ПЕТЯ. Ты меня никогда не любила! Я был для тебя просто дойной коровой.


МАША. Неправда!

ПЕТЯ. Да конечно! Как только у меня кончились деньги – ты тут же сделала мне ручкой. А то, что у меня в тот момент ещё и отец умер – тебе было плевать.


МАША. Слушай, мне правда очень жаль твоего отца…

ПЕТЯ. Ну конечно! Жаль ей…


МАША. Я не виновата, что всё так совпало!

ПЕТЯ. Совпало? Я уехал в другой город делать этот дурацкий проект, чтоб мы тупо с голоду не умерли – всего месяц отсутствовал, вкалывал всё это время как проклятый…


МАША. Не начинай.

ПЕТЯ. …а ты всё это время кувыркалась с ним в нашей кровати!


МАША. Этого не было.

ПЕТЯ. Чего не было?


МАША. Мы не делали это в нашей кровати.

ПЕТЯ. А где вы это делали?


МАША (тихо). У него дома.

ПЕТЯ. Да ладно! Ты ж сама рассказывала, что он там, пока меня не было, приезжал, туда-сюда…


МАША (еле слышно). Мы просто разговаривали…

ПЕТЯ. Чего?


МАША (громче). У нас дома мы просто разговаривали!

ПЕТЯ. Да какая разница?


МАША. Большая! Не надо думать, что для меня нет ничего святого.

ПЕТЯ. А что у тебя святого? Что ты крестик носишь и раз в год в церковь ходишь? Это ещё не святость…


МАША. Я обо всём жалею.

ПЕТЯ. О чём?


МАША. Жалею, что потеряла друга.

ПЕТЯ. Ну конечно! То, что ты меня потеряла – это тебе по фигу.


МАША. Нет, не по фигу! Ты мне тоже очень дорог.

ПЕТЯ (фыркает). Тоже! Именно что «тоже»! Тоже…

Маша устало вздыхает.



Что ты вздыхаешь? Оскорблённая невинность…

Пауза.
МАША. Ну?


ПЕТЯ. Что?


МАША. Всё?

ПЕТЯ. Что «всё»?


МАША. Выговорился? Теперь тебе легче?

ПЕТЯ. Да-а – просто пипец как полегчало!


МАША. Клоун… (Отворачивается.)

ПЕТЯ (поворачивается к ней). Шалава! Хотя бы день прожила без вранья…


МАША. Я тебе никогда не врала.

ПЕТЯ. Ну конечно!


МАША. Я же тебе рассказала про Вадима…

ПЕТЯ. Да-а – было просто супер! Приезжаю с работы, уставший… только, наконец, проект этот сдал – и тут ты такая: «Есть разговор!».


МАША. Я не так сказала.

ПЕТЯ. А как ты сказала?


МАША. Просто сказала, что нам надо поговорить.

ПЕТЯ. Один фиг! Особенно мне вот это понравилось: сели – и сразу такая «тебе, может, водки?».


МАША. Я знала, что разговор будет непростой. Я просто хотела, чтоб тебе было не так больно!

ПЕТЯ. А-а, анестезия… гениально!


МАША. По крайней мере, я была с тобой честна.

ПЕТЯ. Да-а, честная… на фиг мне твоя честность не нужна! Ты просто себе хотела руки развязать – типа «теперь ты в курсе, а я пока буду делать выбор между вами».


МАША. Такого и близко не было!

ПЕТЯ. Да ладно! Как на торгах – кто больше даст… а если получится – буду сосать из обоих!


МАША. Молодец! Прям припечатал…

ПЕТЯ. А что – не так?


МАША. Я тебе не проститутка, понял?

ПЕТЯ. Точно? А по-моему – очень даже…


МАША. Это ты сейчас ведёшь себя со мной как с проституткой – типа «верни мне деньги, которые я заплатил».

ПЕТЯ. Да лучше б я проституток на эти деньги трахал! Лучше б я их пропил, в конце концов…


МАША (оглядывает его). Ну судя по тебе ты сейчас как раз этим и занимаешься.

ПЕТЯ. Не надо мне мораль читать! Не тебе это делать, во всяком случае…


МАША. Да мне-то что? (Пожимает плечами.) Живи как хочешь.

ПЕТЯ. Спасибо за разрешение!


МАША. Не за что.
Долгая пауза.
(Тихо.) Ты будешь мне звонить?

ПЕТЯ. Чего? Да пошла ты!

Пауза.


(Тихо.) У меня телефон отобрали эти бляди.


МАША. Когда нас выпустят – ты будешь мне звонить?
Пауза.

Пожалуйста…

Пауза.


ПЕТЯ. Я…

Пауза.


Я не знаю…

Маша берёт его за руку.



Да…

Пауза.


Да, я буду…

Пауза.

(Уверенно.) Буду тебе звонить!

Маша бросается Пете на шею. Оба плачут.
МАША. Прости меня! Прости, пожалуйста!

ПЕТЯ. Нет – это ты меня прости… (Обнимает её и гладит по волосам.)


МАША. Что с нами будет?

ПЕТЯ. Подержат – и отпустят…


МАША. Да нет – я про НАС…

ПЕТЯ. А-а… ты об этом…


МАША. Да-а…

ПЕТЯ. Не знаю…

Пауза.


Всё будет хорошо.


МАША. Правда?

ПЕТЯ. Конечно!


МАША. Они ведь не будут нас бить или пытать?

ПЕТЯ. Не-ет… ну что ты! Ничего такого… тебя наверняка сейчас отпустят.


МАША (с тревогой). А ты?

ПЕТЯ. Ну а я… (Пожимает плечами.)


МАША. А я скажу, что ты мой брат!

ПЕТЯ (улыбается). Брат?


МАША. Конечно! Скажу, что ты мой брат – и нас отпустят вместе…

ПЕТЯ. Хм… было бы неплохо! Поедем куда-нибудь, посидим…


МАША. Только мне нужно рассказать тебе кое-что важное!

ПЕТЯ (ласково). Потом расскажешь… (Целует её.)

Долгий поцелуй. Входит полицейский.



ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Мария Берестова?

Влюблённые размыкают объятия.


МАША. Да?

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Можете идти – мне позвонили. (Протягивает ей розовый мобильник.) Извините, что так вышло… просто приехал Сергей Викторович – и всё выяснилось.

Пауза.


ПЕТЯ (ошарашено). Что выяснилось?


МАША. Петя… только спокойно…

ПЕТЯ. Ты что – за ЭТИХ?! (Тычет пальцем в полицейского.)


МАША. Товарищ сержант, а можно и этого отпустить? Он – мой брат…

ПОЛИЦЕЙСКИЙ. Конечно! Нет проблем… (Протягивает Пете его мобильник.) Вы свободны!

ПЕТЯ (поворачивается к Маше). Так значит ты это хотела мне сказать? И давно ты работаешь на этих сволочей?


МАША. Петя… Петенька… (Медленно отступает в сторону полицейского.)

ПОЛИЦЕЙСКИЙ (Пете). Телефончик свой заберите!

ПЕТЯ (Маше). Ах ты, сволочь! (Выхватывает у полицейского свой телефон и пытается треснуть им Машу по голове.)


МАША. Ой! (Взвизгивает и отпрыгивает за спину полицейского.)

ПЕТЯ. Тварь! (Пытается достать Машу.)

Полицейский хватает Петю за руки.



(Отбивается.) Тоже мне – сестричка выискалась! Когда мы придём к власти – всех вас на столбах перевешаем… сука!

Полицейский пытается оттеснить Петю – и получает кулаком по шлему. В ответ полицейский начинает с удвоенной силой крутить Пете руки и куда-то его тащит. Маша смотрит на всё это и испуганно хлопает глазами.



ПЕТЯ (сопротивляясь из последних сил). Как ты могла, а? Как ты могла?


МАША (в отчаянии). Что я «могла»? У меня один из клиентов – полковник МВД… я его жене букет на юбилей делала!

ПЕТЯ. Ага… ври умнее! Всегда врала – и сейчас врёшь! Не-ет, ты из этих… провокаторша хренова!

Полицейский бьёт Петю дубинкой и уволакивает его.



(Рычит). Пусти, гад! Сволочь! Трус! (Пытается снова ударить его по шлему.) Космонавтов – на Луну!


Каталог: files
files -> Чисть I. История. Введение: Предмет философии науки Глава I. Философия науки как прикладная логика: Логический позитивизм
files -> Занятие № Философская проза Ж.=П. Сартра и А. Камю. Философские истоки литературы экзистенциализма
files -> -
files -> Взаимодействие поэзии и прозы в англо-ирландской литературе первой половины XX века
files -> Эрнст Гомбрих История искусства москва 1998
files -> Питер москва Санкт-Петарбург -нижний Новгород • Воронеж Ростов-на-Дону • Екатеринбург • Самара Киев- харьков • Минск 2003 ббк 88. 1(0)
files -> Антиискусство как социальное явлеНИе
files -> Издательство
files -> Список иностранных песен
files -> Репертуар группы


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница