Магистерская диссертация



страница2/6
Дата13.06.2016
Размер1.45 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6
Глава II

СМИ в реализации национальной политики
§ 1. Институциональные функции журналистики как субъекта национальной политики.

Ранее мы уже говорили о том, что национальная политика в настоящее время находится на этапе своего становления. После распада СССР приходится заново переосмысливать исторический опыт, определять ключевые проблемы, направления, цели и задачи в этой сфере. В таких условиях журналистика становится не просто каналом трансляции принципов национальной политики, но ее субъектом, пространством, где происходит общественный диалог, формулируются основные проблемы, обсуждается национальный вопрос.

Чтобы выяснить, какие функции выполняет журналистика, будучи субъектом национальной политики, обратимся к теории и попытаемся разобраться, что такое функции журналистики вообще и какими они могут быть.

Е. П. Прохоров38 говорит о том, что «функции журналистики характеризуют совокупность ее обязанностей и выполняемых ею задач, способ жизнедеятельности в обществе». Он употребляет понятия «функция» и «социальная роль», в то время как С. Г. Корконосенко39 разделяет эти термины: по его мнению, социальная роль представляет собой «ряд социальных обязанностей, которые пресса выполняет в соответствии с общественными запросами и ожиданиями», но которые меняются в зависимости от социетальной системы, области социальной жизни, о которой идет речь, а функция – нечто постоянное, повторяющееся, характерное как для журналистики, так и для других участников процессов, происходящих в той или иной социальной сфере, «типичные способы проявления собственной сущности»40.

Принимая во внимание вышесказанное, воспользуемся системой классификации функций журналистики, в которой основным критерием разделения служит конечный результат деятельности средств массовой информации. Так, И. Н. Блохин41 предлагает разделение всех функций журналистики в качестве института национальной политики на четыре группы: регулятивные, культурные, интегративные, реляционные.

Первая группа – регулятивные функции – определяет «пределы независимых по отношению к социальным нормам национального взаимодействия действий различных субъектов от отдельных личностей до межгосударственных объединений»42. К таким функциям могут относиться, к примеру, создание референтных групп, выделение вопросов в повестке дня, упорядочение социального опыта. Все они проявляются и в сфере национальной политики. Выделение референтных групп особенно важно в условиях становления и формулирования принципов национальной политики – участники таких групп, лидеры мнений, с одной стороны, могут являться выразителями интересов этнических сообществ и всего полиэтничного общества в целом, с другой стороны, разъяснять аудитории существующие проблемы и предлагаемые способы их решения. Что касается упорядочивания социально-исторического опыта, в текущей ситуации это важнейшая задача: в предыдущей главе мы анализировали существующие в документах, регулирующих национальную политику, противоречия, и на наш взгляд, они отражают противоречия, существующие в обществе. С одной стороны, нам необходимо осмыслить советский опыт, с другой, критически отнестись к западным традициям, и на основе этих двух направлений сформулировать отражающую современные реалии концепцию. Говорить о необходимости помещать вопросы, связанные с межэтническим взаимодействием, интересами этнических сообществ, создания единого многонационального пространства, в повестку дня СМИ, не приходится – эти темы и так обсуждаются и актуализируются журналистами в достаточной степени.

В число регулятивных функций входят и функции организации информационного пространства, обеспечение равного доступа к нему всех субъектов национальной политики, обсуждение и анализ их деятельности, создание пространства для диалога между всеми участниками политических процессов в сфере межэтнических отношений.

К культурным функциям относятся в числе прочих и идеологические. Е. П. Прохоров43 говорит о задаче журналистики «идеологическими средствами создать и укрепить в своей аудитории определенный тип сознательности как единства сознания и самосознания». В этой формуле сознание – формирование картины мира, анализ окружающей действительности, «внутренняя модель внешнего мира», а самосознание – осознание собственной роли и места в этом мире. Следуя этой логике, задача журналистики как субъекта национальной политики – помочь индивиду осмыслить пережитый исторический и социальный опыт всего общества и государства в национальных вопросах, проанализировать существующие идеологии и текущую действительность, осознать собственное место в этой системе, идентифицировать себя с тем или иным этносом. И. Н. Блохин44 отмечает также, что «одной из особенностей журналистской профессии в сфере национальной политики становится выполнение социальной роли посредника в межэтнических и межкультурных взаимодействиях».

Суть интегративных функций в сфере национальной политики на первый взгляд кажется очевидной, но на самом деле требует разъяснения. Интеграция подразумевает сплочение, соединение различных элементов в единую систему или сообщество. Однако в сфере национальных отношений в исследуемом нами регионе можно выделить как минимум три основные интегративные тенденции. Во-первых, это создание единой российской нации с ее «культурным (цивилизационным) кодом, который характеризуется особым стремлением к правде и справедливости, уважением самобытных традиций населяющих Россию народов и способностью интегрировать их лучшие достижения в единую российскую культуру»45. Вторая тенденция заключается в интеграционных процессах внутри удмуртского этноса, в укреплении внутренних связей, поддержке на региональном уровне развития удмуртского языка и культуры, создании этнических организаций. Наконец, третья тенденция – объединение финно-угорских этносов. С. В. Кардинская пишет: «Финно-угорский мир оказывается комфортным для молодежи, школьников, которые приобщаются к истории и культуре финно-угорских народов посредством экспедиций, творческих лагерей, фестивалей. Таким образом формируется модель удобного и благоприятного для «малых» народов «мира», с которым связывается «будущее» и который имеет происхождение в «прошлом», соотносящимся с концептом «общей прародины» финно-угров. Создается впечатление изначальности существования «финно-угорского мира» и естественности «родственных» связей финно-угорских народов. Тем не менее, «финно-угорский мир» имеет недавнюю историю (с 1992 г.), и в его основании находится научный концепт общности финно-угорских языков. Ориентация удмуртских общественных организаций на финно-угорскую общность определила специфику «этнической мобилизации» в Удмуртии, происходящей в обстановке, когда удмуртский этнос не является еще субъектом собственного становления»46.

Между названными выше концепциями могут возникать противоречия: журналисту, работающему с национальной тематикой в регионе, необходимо выстраивать систему приоритетов – является ли наиболее важным вопросом создание единого многонационального пространства внутри государства, интеграция в «финно-угорское пространство» или сохранение и развитие исключительно удмуртской культуры. Стоит отметить, что интеграционные процессы могут быть следствием и закономерным продолжением процессов ассимилляции и аккультурации, однако могут иметь и обратный порядок, когда ассимиляции и аккультурация этносов происходят под воздействием интеграционных процессов.

Блохин И. Н.47 отмечает, что интегративные функции журналистики могут иметь различные формы: в том числе «согласованность между культурными стандартами, нормами, образцами поведения», координация норм социального поведения, осуществление обмена «культурными смыслами в интегрируемом обществе».

Создание единой российской нации, о котором идет речь в Стратегии национальной политики, фактически подразумевает создание метаэтнического сообщества, воплощает идею государства-нации. Обратимся к истории появления и развития этой концепции.

Идея национального государства нашла свое практическое воплощение в системе международных отношений, сложившихся после Вестфальского мира 1648 года, ставшего результатом Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. Одним из основных итогов Вестфальского договора стало формирование мироустройства, при котором основным актором международных отношений становятся обладающие суверенитетом нации-государства, которые обладают всей полнотой власти на собственной территории и ведут самостоятельную внешнюю политику. Субъектом суверенитета при этом является государство, а не монарх.

Кортунов С. В.48 выделяет основные принципы Вестфальской системы международных отношений:



  • войны, в том числе и наступательные, становятся законным правом суверенного государства;

  • «право сильного» фактически закрепляется в системе международных отношений;

  • внутренние дела суверенных государств не подлежат внешнему вмешательству.

Одной из наиболее значимых модификаций Вестфальской системы стала Ялтинско-Постдамская система международных отношений, по сути, предполагающая частичное делегирование большинством стран мира своего суверенитета одной из сторон сложившейся биполярной системы – СССР или США.

Суверенитет в его классическом понимании, сформулированном Жаном Боденом – это абсолютная и постоянная власть государства над подданными и гражданами. Однако некоторые исследователи и политические деятели считают, что суверенитета в таком понимании не существует. С. В. Кортунов49 выделяет ряд тенденций, существующих в современных международных отношениях, и свидетельствующих о крахе Вестфальской системы. Это, во-первых, глобализационные процессы и связанные с ними процессы образования «сверхгосударств» (в первую очередь Евросоюза), активные миграционные потоки, открытость границ, аккультурация и ассимиляция этнических сообществ. Во-вторых, в современном мире действует «примат института прав человека над институтом суверенитета», международное гуманитарное право значительно ограничивает власть государства над своими гражданами.

О глобальных изменениях в сфере международных отношений в своем интервью газете Die Welt говорит и Генри Киссинджер: «Идет замена международной системы, появившейся в результате Вестфальского мира, на новую, созревающую систему. Принципы Вестфальского мира базировались на суверенитете государств и рассматривали нарушение международных границ организованными структурами как агрессию. Но после событий 11-го сентября с приватизацией внешней политики со стороны неправительственных группировок, тайно или открыто поддерживаемых традиционными государствами, появились новые вызовы времени. А распространение оружия массового уничтожения грозит крахом всему миру»50.

Анализ описанных выше процессов не входит в область задач данного исследования, однако нельзя не отметить, что интегративные функции журналистики под влиянием этих изменений также могут изменить свою сущность. Как отмечает С. Е. Кургинян, «если проблематизируется суверенитет, то проблематизируется и носитель (субъект) этого суверенитета, то есть национальное государство»51.  В этих условиях задачи интеграции этнических сообществ в единое многонациональное пространство могут оказаться неактуальными. Так или иначе, описанные проблемы требуют активного участия журналистики в осмыслении ситуации, создании поля для общественного диалога и участия в нем всех акторов национальной политики.

Наконец, четвертая группа функций – реляционные. Это функции, которые «определяют ролевую структуру журналистской деятельности в зависимости от ее целей и задач, а также степени субъектности и свободы в выражении мнений»52. Реляционные функции связаны с ролевым поведением журналиста, его мотивацией, воздействием на аудиторию и другими характеристиками, которые будут подробнее рассмотрены нами в следующей главе.

М. Н. Губогло53 считает одной из первоочередных задач журналистики как «информационно-аналитического обеспечения новой этнической политики» формирование «предупреждающего знания»: «Смысл этого знания заключается, во-первых, в том, чтобы с его помощью население сознательно и толерантно относилось к целям и задачам этнической политики, во-вторых, доверительно воспринимало динамику ценностных ориентаций в связи с идущими процессами, в-третьих, реально представляло себе цену, которую придется заплатить за отсутствие или «не реализацию» этнической политики, по сравнению с платой за осуществление мероприятий, предусматриваемых этнической политикой».

Исследователи П. Н. Киричек и П. Ф. Потапов54 выделяют два уровня публицистического влияния на массовое сознание и поведение – стратегический и тактический. На стратегическом уровне журналистика, с одной стороны, обладает свойствами реально действующего информационно-просветительского и пропагандистско-агитационного механизма этнического ренессанса. С другой стороны, журналистика является источником этого ренессанса, движущейся национальной культуры. На тактическом уровне, по мнению авторов, у журналистики есть три задачи: во-первых, активация этнокультурного пространства, т.е. перевод его из статического в динамическое состояние, во-вторых, санация этнокультурного пространства, т.е. очищение от девиантных проявлений национальной самоидентификации, и, наконец, гармонизация этнокультурного пространства, т.е приведение в состояние соответствия общечеловеческим ценностям и формирование на их основе национальной политики.

Журналистика способна активизировать национальное самосознание путем дихотомии «мы-они» как в конструктивном, так и в деструктивном плане. В положительном смысле, это прежде всего противодействие угрозам национального единства. Как отмечает И.Н. Блохин55, важную роль в достижении национального единства играет этническая пресса, авторы которой зачастую являются лидерами мнений для своей этнической группы. В их задачи входит решение проблемы противопоставления «своих» и «чужих», преодоление национальной нетерпимости и идей превосходства. Необходимым условием противодействия угрозам национальной нетерпимости и превосходства является предотвращение конфликтных ситуаций в СМИ, описание и объяснение реального положения дел, просвещение в области межэтнических отношений. Таким образом, в условиях необходимости достижения национального единства ведущую роль играет интегративная функция журналистики в межэтническом взаимодействии.

В деструктивном плане эксплуатация дихотомии «мы-они» средствами массовой информации может привести к содействию экстремизму. В. А. Сидоров56 выделяет три варианта проявления взаимосвязи журналистики и экстремизма. В первом случае «субъектом экстремизма становится само общество, на определенных этапах развития стихийно вырабатывающее экстремистскую идеологию, которая, следовательно, при этом, как правило, включается в тексты масс-медиа. Носителем этой идеологии становится журналистика». Вторая ситуация предполагает в силу разных обстоятельств героизацию экстремистских деятелей в истории современности. Третий вариант подразумевает невольное информационное содействие медиа экстремизму. В этом случае нельзя забывать о генетической зависимости терроризма от информационной составляющей.



§ 2. Анализ типологических характеристик СМИ региона.

В рамках работы над эмпирической базой была составлена медиа-карта Республики Удмуртия, в которую вошли все официально зарегистрированные печатные СМИ региона (см. прил. 1). Мы разделили все печатные СМИ Удмуртии на 3 группы:



  • республиканские русскоязычные СМИ;

  • республиканские СМИ на удмуртском языке;

  • районные СМИ.

В каждой категории (за исключением районных СМИ) были выбраны издания по следующим критериям:

  • общественно-политическая направленность;

  • регулярное обращение к теме национальной политики;

  • регулярное освещение этнокультурных событий в Республике.

1) Республиканские русскоязычные СМИ:

«Известия Удмуртской республики»:

1. Звучный голос «Безмолвной песни». Группа Silent Woo Goore выступила с Государственным симфоническим оркестром Удмуртии. 18 декабря 2013, №143.

2. «Одо Маран»: энергия новых имен. Этнофутуристический симпозиум «Одо Маран» прошел в селе Юнда Балезинского района. 18 декабря 2013.

3. Конституция России: коротко и ясно? 11 декабря 2013.

4. Заговорим по-удмуртски! Начали работу новые группы изучения удмуртского языка. 27 ноября 2013.

5. Уникальный межэтнический климат Удмуртии. Наша республика может служить примером для России в налаживании межнационального мира и согласия. 27 ноября 2013.

6. Библию перевели. Библия на удмуртском языке наконец увидела свет. 20 ноября 2013.

7. «Куагур» - яркая мелодия. Республиканская молодежная общественная организация «Шунды» дает старт новому проекту «Куагур». Принять участие в нем смогут поэты, композиторы и исполнители в возрасте от 16 до 30 лет, владеющие удмуртским языком. 13 ноября 2013.

8. Сказки Шарканского леса. В Шарканском районе открылась резиденция удмуртского Деда Мороза - Тол Бабая. 6 ноября 2013.

9. Народные заповедники. Общественная организация марийцев «Одо мари ушем» представила проект по восстановлению священных рощ марийцев на территории Удмуртии. 6 ноября 2013.

10. Жорж Валь: «Я хочу найти связь между африканской и удмуртской культурой». Член ассоциации финно-угорских языков в Париже, гражданин Франции, венгр по происхождению, Жорж Валь навестил Ижевск в качестве участника фестиваля «ПарИжевск». 16 октября 2013.

11. Эн палэнскы! Удмуртские меломаны не останутся в стороне с новыми филармоническими проектами и концертами. 2 октября 2013.

12. Владимир Завалин: «Дружба народов - не абстрактное понятие». Интервью с министром национальной политики. 25 сентября 2013.

13. Первый международный Бурановский фестиваль. 14 августа 2013.

14. Притяжение на энергетическом уровне. В деревне Юнда состоялось закрытие фестиваля «Одо Маран». 14 августа 2013.

«Удмуртская правда»:


    1. Как деревня в Удмуртии стала столицей финно-угорского мира. Деревня Старые Быги Шарканского района победила в конкурсе на звание «Культурной столицы финно-угорского мира». 25 ноября 2013.

    2. Будущее страны определяет и… народная сказка. В Ижевске в 12-й раз подряд проходит детский фольклорный фестиваль «Четыре времени года». 22 октября 2013.

    3. А что если съездить в деревню Мукши Якшур-Бодьинского района? В 240-летие житель Мукшей скульптор Евгений Леонидович Вахрушев подарил родной деревне памятник Лаптю. 9 июля 2013.

    4. В Удмуртии прошел международный фестиваль финно-угорской кухни. В первой культурной столице финно-угорского мира деревне Быги Шарканского района состоялся Первый международный фестиваль финно-угорской кухни «Быг-Быг».

Данные СМИ представляют читателям официальную точку зрения на национальную политику с позиции представителей власти в виде интервью и комментариев. Официальная позиция такова: удмуртское общество полиэтнично, в нем гармонично развиваются культуры всех народов. Кроме того, в официальных материалах протоколируется лояльность к России. При этом в выборе информационных поводов превалируют новости, касающиеся культуры, языка, религии, традиций удмуртского народа или события финно-угорского сообщества. Культурная жизнь других народностей, проживающих на территории Удмуртии, несмотря на наличие информационных поводов, не освещается.

2) Республиканские СМИ на удмуртском языке.

«Удмурт дунне»


      1. Шунды но пиштӥз, йӧзор но усиз. («И солнце светило, и непогода была»). 4 июля 2013.

      2. Витетӥ арзэ Удмуртилы паймисько. («Пять лет Удмуртия удивляет»). 18 июля 2013.

  1. Тау карыны мед валалом. («Умейте говорить спасибо»). 8 августа 2013.

  2. Вераськиськом удмурт кылын. («Говорим на удмуртском языке»). 8 августа 2013.

  3. Кинлэсь мӧзме Ӝака апай (по кому будет скучать бабушка Джака). 15 августа 2013.

  4. Удмурт Элькунлы Тӧрое кандидат Владимир Чепкасов: Национальной ужпумес котыр ласян азинтоно. («Кандидат на пост главы Удмуртской республики Владимир Чепкасов: национальный вопрос требует всестороннего решения»). 22 августа 2013.

  5. Удмурт кылэз дышетоно! («Учите удмуртский язык!»). 13 сентября 2013.

  6. Шыпыт кылбур, эрико верос («Умные мысли, красивые слова»). 21 октября 2013.

  7. Удмуртамод-а 40 час куспын? («Возможно ли стать удмуртом за 40 часов?»). 11 ноября 2013.

  8. Берыктыны шуг («Тяжелые изменения»). 21 ноября 2013.

Газета раз в месяц становится площадкой для приложения «Герд», подготовленного национально-культурным объединением «Удмурт кенеш». При этом учредителем газеты являются Государственный Совет и Правительство Удмуртской Республики. Большая часть материалов приложения «Герд» посвящена проблемам изучения удмуртского языка, сохранения и возрождения удмуртской культуры, возрождения традиционных верований удмуртов. Большую часть материалов самой газеты «Удмурт дунне», посвященных этнической тематике, составляют материалы о различных аспектах культурной жизни удмуртского народа, необходимости изучения удмуртского языка и культуры.

3) Районные СМИ.



    1. «Он снова с нами, честный, благородный, с душой ребенка, мужеством борца». Газета Вавожского района «Авангард», 25 октября 2013.

    2. «Живой легендой обернулся ныне трагически прекрасный его путь». Газета Вавожского района «Авангард», 1 ноября 2013.

    3. Алнашский «Вуюись» на сочинской сцене. Газета Алнашского района «Алнашский колхозник», 21 ноября 2013.

    4. Финно-угорский мир. Газета Кизнерского района «Новая жизнь», 31 октября.

    5. Осенний призыв: время пошло! В краеведческом музее состоялся традиционный обряд проводов в армию. Газета Кизнерского района «Новая жизнь», 7 ноября 2013.

    6. За праздничным столом всем рады! Газета Завьяловского района «Пригородные вести», 31октября 2013.

    7. С поклоном трудолюбивому народу Балезинского района. Газета Балезинского района «Вперед», 13 ноября 2013.

    8. Поэт, журналист, переводчик. Газета Красногорского района «Победа», 21 ноября 2013 года.

    9. Дорога сторонушка родимая. Газета Красногорского района «Победа», 9 сентября 2013 года.

    10. В Финляндии открылся финно-угорский дом. Газета Ярского района «Сельская правда», 22 августа 2013.

Районные СМИ обращаются к темам, связанным с национальной политикой и межэтническими отношениями, достаточно редко. Такие материалы чаще всего носят художественно-публицистический характер. Один из распространенных в районной прессе приемов – приписывание героям материалов стереотипных черт удмуртского этноса (скромность, трудолюбие). С помощью такой этнической стереотипизации реализуется потребность аудитории в этнической самоидентификации, происходит ролевое взаимодействие авторов, героев и адресатов.

Таким образом, журналистика как фактор национальной политики в регионе реализуется в следующих направлениях: единение народов России; сохранение и поддержка национальной культуры; развитие международных этнокультурных связей; противодействие этнополитическому экстремизму. Кроме того, стоит отметить, что этнонациональная проблематика проникает в публикациях в различные сферы жизни и тематику журналистского творчества. В частности, исследователи П.П. Киричек и П.Ф. Потапов57 выделяют следующие рубрики:



  • история и современность, культура и язык;

  • Центр и Периферия;

  • модель отношений;

  • национальная политика в РФ; прошлое, настоящее, будущее;

  • народы России – вместе и порознь.

По мнению исследователей, присутствие национально ориентированной информации, производимой журналистами, во всех этих рубриках, ее всепроникающий характер могут косвенно подтверждать протекание процессов этнического ренессанса.

Проанализировав отобранные нами публикации, мы можем отметить присутствие в них религиозной, культурной, исторической, языковой, социальной, политической тематик, следует также заметить, что они носят как информационный, так и аналитический и даже художественно-публицистический характер. Национально-ориентированые материалы действительно носят всепроникающий характер, и, следуя за П.П. Киричеком и П.Ф. Потаповым, можно говорить об этническом ренессансе в регионе.

Существует прямая связь между заявленными направлениями участия журналистики в реализации национальной политики и выделенными выше категориями печатных СМИ. Так, в русскоязычной республиканской прессе вопросы, связанные с национальной политикой, в основном освещаются с позиции единения народов России, особое внимание всегда уделяется непосредственно Удмуртии с ее уникальным мультикультурным климатом и особой ролью региона. Опыт развития собственной культуры и обеспечение условия для развития и сохранения культур всех проживающих на территории Удмуртии народов рассматривается республиканскими русскоязычными СМИ как пример построения мультикультурного общества для всей России.

В республиканских изданиях, выходящих на удмуртском языке, вопрос осуществления национальной политики рассматривается как процесс сохранения удмуртской культуры, языка и религии. В отличие от районной прессы, эти издания рассматривают вопросы на аналитическом уровне, используют комментарии экспертов, представляют целостное видение проблемы в историческом развитии и, используя системный подход, предлагают пути ее решения.

Районная пресса также выступает за сохранение национального языка и культуры, но делает это на качественно ином профессиональном уровне. Журналисты районных СМИ, не обладая должным уровнем профессионализма, не занимаются аналитикой. Материалы, посвященные теме сохранения и поддержки национальной культуры и языка, скорее можно отнести к художественно-публицистическим. Учитывая особенности аудитории (фактически, это все население района, обладающее различным уровнем образования и разным социальным статусом), данный подход можно считать приемлемым. Журналисты используют категории языческой культуры Удмуртии как органичные элементы существующей картины мира.

Развитие международных этнокультурных связей рассматривается всеми перечисленными категориями прессы исключительно в информационном ключе. Развитие межэтнических отношений внутри финно-угорской группы является одним из важнейших направлений национальной политики, Удмуртия проявляет себя активным участником событий, связанных с ним. Все эти события находят отражения в прессе в качестве информационных заметок, расширенной информации, однако проблемный, аналитический подход к этому направлению в удмуртской прессе фактически отсутствует.

Проблема этнополитического экстремизма, как и противодействие ему, практически не находит своего отражения в удмуртской прессе.

Итак, приведем статистические данные, полученные в результате анализа типологических характеристик изданий, зарегистрированных в Удмуртской республике, и выводы, которые можно сделать из этих данных.

Всего в Удмуртской Республике зарегистрировано 71 печатное издание, из них 13 на удмуртском языке и 66 на русском (это связано с тем, что некоторые районные газеты имеют приложение на удмуртском языке). 8 газет муниципальных образований имеют приложения на удмуртском языке, распространяемые отдельно от русскоязычного издания. Еще 10 изданий с разной периодичностью отдают определенное количество полос для контента на удмуртском языке. В обоих случаях материалы на удмуртском и русском языке практически всегда дублируют друг друга.

Еще 5 изданий на удмуртском языке распространяются на территории всей республики. Это газеты «Удмурт дунне» и «Зечбур», журналы «Кенеш», «Кизили» и «Вордскем кыл».

Эти издания обладают уникальным контентом, не имеют русскоязычной версии и не дублируют контент русскоязычных изданий. В трех случаях из пяти учредителями являются редакции СМИ, в одном – Удмуртское Республиканское отделение Общероссийской общественной организации «Союз писателей России», еще в одном – Государственный Совет и Правительство Удмуртской Республики.

Мы проанализировали тематическую направленность изданий на удмуртском языке в соответствии с поставленной Н. Н. Михайловым проблемой несамостоятельности контента изданий на языках этнических сообществ. Исследователь пишет: «Чтобы сохранить национальную прессу и обеспечить продолжение диалога культур, национальные СМИ должны, во-первых, понимать и учитывать меняющиеся запросы своей аудитории и, во-вторых, научиться создавать для нее тот контент, который читатели найдут только (или прежде всего) в изданиях на родном языке и который не предлагает им русскоязычная пресса. Иначе говоря, чтобы обрести постоянного и верного читателя, национальные СМИ должны занять свою, «национальную», нишу. Такой нишей могут стать культурологические, религиозные, детско-юношеские и другие тематические издания, популяр-ность которых в последние годы растет»58.

Мы уже говорили о том, что практика дублирования русскоязычной информации в изданиях муниципальных образований действительно очень распространена. Этому есть несколько объяснений. Во-первых, как редакционным коллективам, так и населению таких муниципальных образований (во всех случаях это села и деревни, районные городские издания не практикуют такое дублирование) достаточно сложно быстро реагировать на вызовы нового времени; когда-то такая практика была обусловлена тем, что часть населения знала русский язык плохо или не зна ла ее вообще, в настоящее же время подобное двуязычие можно считать традиционным. Однако есть и вторая причина, вытекающая из предыдущей: аудитория районных газет практически совпадает с населением района (в основном в соотношении один номер газеты на одну семью), включая и входящие в состав района деревни, жителям которых, несмотря на знание русского языка, комфортнее получать информацию на удмуртском языке (об этом говорит тот факт, что в тех случаях, когда подписка на удмуртское приложение оформляется отдельно, часть аудитории продолжает выбирать именно его). Одним словом, сказать, что районные издания выходят на двух языках в целях создания «искусственной» картины возрождения и сохранения языка и культуры, нельзя.

Обратимся к тематической направленности республиканских изданий на удмуртском языке. Газета «Зечбур» и журнал «Кизили» – издания для детей, в первом случае для школьников младшего и среднего возраста, во втором – для дошкольников и младших школьников. Газета «Зечбур» публикует тексты самих школьников из разных населенных пунктов республики, рассказывает о новостях и событиях школ, достижениях учеников в различных сферах. Тираж газеты – 1100 экземпляров, учитывая, что распространяется газета в основном по подписке (ее выписывают практически все школьные библиотеки), а общеобразовательных учреждений в Удмуртии 638, эта цифра может показаться не такой уж маленькой. Что касается журнала «Кизили», он содержит различный контент для дошкольников и школьников младших классов – детские стихи, загадки, картинки-раскраски, удмуртскую азбуку и т.п. Стоит отметить, что журнал имеет довольно качественные иллюстрации, в отличие, к примеру, от предыдущего издания. Можно сделать вывод, что это издание целенаправленно работает со своей аудиторией – учитывает важность визуальной составляющей для этого возраста, выполняет образовательные функции (многие материалы посвящены изучению удмуртского алфавита, освоению чтения и письма). Тираж журнала – 2000 экземпляров, однако на наш взгляд, это издание занимает одну из важнейших ниш, оно предназначено для той аудитории, которая способна воспринимать удмуртскую культуру и язык максимально естественно, и в конечном счете играет немаловажную роль в этнической самоидентификации.

Издание «Вордскем кыл» («Родной язык») представляет собой научно-методический журнал для учителей и преподавателей удмуртского языка и литературы, содержит методические разработки для уроков удмуртского языка и литературы, материалы по внеклассной работе, статьи по этнопедагогике. Тираж – 600 экземпляров.

«Кенеш» – литературный журнал, на страницах которого печатаются произведения как известных, так и начинающих удмуртских поэтов и писателей. Тираж – 1450 экземпляров.

«Удмурт дунне» – общественно-политическая газета, распространяется не только на территории Удмуртии, но и в Татарстане и Башкортостане. Тираж – 6000 экземпляров. Раз в месяц выходит приложение «Герд» – печатный орган национально-культурного объединения «Удмурт кенеш» («Удмуртский совет»). Издание не имеет русскоязычной версии и является официальным печатным органом Государственного Совета и Правительства Удмуртской Республики. Именно мощная государственная поддержка позволяет «Удмурт Дунне» исполнять роль своеобразного флагмана национальной прессы на республиканском уровне. При этом стоит упомянуть, что «Удмурт Дунее» вовсе не является примером одного из тех изданий, которые, по мнению Н. Н. Михайлова, произошли из «советского мифа о расцвете национальных культур и являются его продолжением»59. Перед нами достаточно самостоятельное и неофициозное издание, которое, используя бюджетные ресурсы, решает в числе прочих задачу поддержки удмуртского языка и культуры.

Рассмотрев тематическую направленность каждого из пяти республиканских изданий на удмуртском языке, можно сделать вывод, что эти СМИ являются самодостаточными, предоставляют информацию, которую их аудитория не может найти в других источниках, а не просто дублируют информацию русскоязычных изданий. Кроме того, в трех случаях из пяти учредителями СМИ являются редакционные коллективы, что говорит как минимум о формальной независимости этих изданий.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница