Книги в московском тайнике документальная история библиотеки Грозного



страница18/19
Дата14.08.2016
Размер4.32 Mb.
ТипКнига
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19
Глава VI

(1) Софья Алексеевна (1657—1704) — русская царевна, правительница государства в 1682 — 1689 гг. Свергнута Петром 1 и заключена в Новодевичий монастырь.

(2)( Голицин Василий Васильевич (1643—1714) — князь, возглавил ряд приказов. Фаворит царевны Софьи. Сослан Петром 1 в 1689 г. в Архангельский край.

(3) Большая казна (ХVI — ХVIII вв.) — приказ, заведовавший государственными доходами, ему же был подчинен Денежный двор.



Глава VII

(1) Этот документ был найден Стеллецким в 1924 г. в Древлехранилище (ныне Центральный государственный архив древних актов).

(2) Говоря о «страшном» Ромодановском, автор подразумевает сподвижника Петра 1, правителя страны в отсутствие последнего Ромодановского Федора

Юрьевича, которого не было в живых в 1717 г. Доношение пономаря было подано Ивану Федоровичу Ромодановскому.

(3) Забелин И. Е. Указ. соч. С. 40.

(4) Там же. С. 44.

(5) Журнал Министерства народного просвещения.

(6) Речь идет о событиях 1611 г.

(7) Забелин И. Е. Указ соч. С. 40.

(8) Там же. С. 40 — 41.

(9) Торквемада Томас (ок. 1420 — 1498) — глава испанской инквизиции (великий инквизитор).

(10) Забелин И. Е. Указ. соч. С. 41.

(11) Там же.

(12) Там же. С. 41 — 42.

(13) Там же. С. 42.

(14) Там же.

(15) Там же.

(16) Там же.

(17) Там же.

(18) См.: 3 е р ц а л о в А. Н. По поводу раскопок в Кремле // Московские ведо-мости. 1894. № 335.

(19) Забелин И. Е. Указ. соч. С. 42.

(20) Там же. С. 42 — 43.

(21) Там же. С. 43,

(22) Рентарея — казначейство.

(23) Забелин И. Е. Указ. соч. С. 41.

(24) С о б о л е в с к и й А. И. Подземные палаты московских царей // Новое время. 1894. № 6479.


237
(25) 3 е р ц а л о в А. Н. О раскопках в Московском Кремле в ХVIII в. // Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских. 1897. Кн. 1 (180). С. III.

(26) Там же.

(27) ЦГАЛИ. Ф. 1823. Оп. 3, Д. 36. Л. 137 — 159.

Глава VIII

(1) Церковь Воскрешения св. Лазаря (ХIV в.); остатки ее находились под церковью Рождества Богородицы. В Х1Х в. последняя вошла в состав Большого Кремлевского дворца.

(2) Нумизматический словарь (нем.).

(3) См.: Бутковский А. Нумизматика. М. 1861.

(4) Оболенский Михаил Андреевич возглавлял архив в 1805 — 1873 гг.

(5) Григорий Назианский (Назианин, Богослов) (ок. 330 — ок. 390) — греческий писатель, поэт, церковный деятель.

(6) Т. е. в предисловии к «Гомеру», изданному Г. Гейне.

(7) Т. е. Троице-Сергиевской лавры.

(8) Т р е м е р Э. Библиотека Иоанна Грозного // Московские ведомости.

1891. № 315.

(9) Буссов Конрад — служащий шведского короля Карла. Жил в Москве при дворах Лжедмитрия 1 и Лжедмитрия П. Описал события 1611 — 1612 гг. в своей хронике.

(10) Т р е м е р Э. Библиотека Иоанна Грозного // Московские ведомости.

1891. № 334.

(11) Казимир IV Ягеллончик (1427—1492) — великий князь литовский, король польский.

(12) С о б о л е в с к и й А. И. Еще о кремлевском тайнике // Новое время. 1894. № 6548.

(13) См.: Газетная литература по поводу статьи И. Е. Забелина «Подземные хранилища Московского Кремля» и раскопки в Кремле // Археологические известия и заметки... 1894. № 6—7. С. 192—219.

(14) Щербатов Н. С. К раскопкам в Кремле // Археологические известия и заметки... 1894. №. 12. С. 398 — 400.

Часть II

Глава IХ


(1) Московский археологический институт был открыт в 1907 г. В институт принимались лица с высшим образованием в действительные слушатели, без высшего образования — в вольнослушатели. Институт имел два отделения — археологическое и археографическое (архивное).

(2) Уварова Прасковья Сергеевна (1840—1924) — археолог, председатель ИМАО с 1884 г.

(3) Труды ХЧ Археологического съезда. М., 1914. Т. 1. С. 145.

(4) Московский губернский архив старых дел был учрежден в 1823 г. Он включал материалы канцелярии генерал-губернатора, губернского правления, казенной палаты и др.

Глава Х

(1) Чудов монастырь (ХVI в.) — разрушен в начале 30-х гг. ХХ в.



(2) Ростопчин Федор Васильевич (1763 — 1826) — военный губернатор и главнокомандующий Москвы.

238


(3) Гермоген (Ермоген) (ок. 1530 — 1612) — митрополит казанский, патриарх московский, Рассылал грамоты, призывая народ к борьбе против поляков. Был заключен в Кирилло-Белозерский монастырь, потом в Чудов монастырь, где умер от голода.

(4) Александров Н. A. был служителем Московского губернского архива старых дел.

(5) Труды ХV Археологического съезда. С. 146.

(6) Дом № 1 по ул. Никольской.

(7) Известия Императорской археологической комиссии: Прибавление к вып

46. М., 1912. С. 17.



Глава ХI

(1) Раскопки на Девичьем поле вела комиссия «Старая Москва».

(2) Ныне ул. Москвина.

(3) Ныне Пушкинская ул,

(4) Палаты ХVП в. в Б. Харитоньевском пер.

(5) Ныне шелкоткацкая фабрика им. Свердлова.

(6) Ныне городская клиническая больница N1 им. Н. И. Пирогова (Ленинский проспект, д. № 10).

(7) С. Р.— инициалы анонима, подписавшего заметку, опубликованную в «Русском слове»



Глава ХП

(1) Запрет (лат.).

(2) Императорская археологическая комиссия.
Глава ХIV

(1) Цветаев Дмитрий Владимирович (1852— 1920) — историк, профессор, управляющий МАМЮ.

(2) Романов Николай Николаевич (1856 — 1929) — великий князь, в 1914 — 1916 гг. главнокомандующий войсками Кавказского фронта.

Глава ХV

(1) Отдел по делам музеев и охране памятников Наркомпроса РСФСР возглавляла Н. И. Троцкая.

(2) Феодосий Печерский (? — 1074) — игумен Киево-Печерского монастыря. Автор поучений и посланий.

(3) Анучин Дмитрий Николаевич (1843— 1923) — археолог, этнограф, антрополог.

(4) Тарабрин Иван Мневнович (1876— !942) — ученый секретарь Исторического музея в Москве.

(5) Батенин-Батый Э. С. — один из первых российских спелеологов, профессор.

(6) Летом 1917 г. группа подростков прошла подземным ходом от д. N 28 по Б. Дмитровке до Театральной площади. По словам одного из очевидцев, путешествие это длилось пять часов. В 1924 г. поиски хода здесь начало ГПУ. Люк, ведущий в ход, оказался засыпанным землей. Работы эти не были закончены.

(7) Сухов Дмитрий Петрович (1867 1958) — архитектор, профессор.

(8) Виноградов Николай Дмитриевич (!885 — 1980) —— архитектор, реставратор, директор музея русской архитектуры.

(9) Речь идет о докладе Стеллецкого, посвященном «волшебной лозе», биолокатору.

239
(10) Речь идет о версии автора, по которой Аристотель Фиораванти связал
неолитические пещеры, находившиеся под Кремлем, подземными ходами.
(11) Соболев Николай Иванович (1880 — 1949) — сотрудник Исторического музея в Москве.

(12) Имеется в виду анфилада под памятником Александру П, стоявшим в


Кремле на месте, где ныне находится памятник В. И. Ленину.

(13) Покрышкин Петр Петрович (1870 — 1921) — архитектор, академик.

(14) Можно предположить, что речь идет о дьяке Василии Макарьеве.

(15) Линдеман путает здесь сундуки, виденные Макарьевым, и сундуки, которые боярин Прозоровский показал Петру 1 в потайных палатах Кремля.

(16) Павел Аллепский (ХVП в.) — архидьякон, посетил Москву вместе с пат-риархом антиохийским в 1654 г. Автор путевых «Записок».

(17) Александровский Михаил Иванович (1865— 1943) — член комиссии «Старая Москва», сотрудник Исторического музея в Москве.

(18) Щелкунов Михаил Ильич (1884—1938) — историк, краевед, книговед.

(19) Чулков Николай Петрович (1870—1940) — архивист, библиограф, историк Москвы.

(20) Сперанский Михаил Нестерович (1863—1938) — историк литературы, ака-демик.

(21) Миллер Петр Николаевич (1867—1943) — историк Москвы, секретарь ко-миссии «Старая Москва».

(22) Григорий Богослов — см. Григорий Назианский.

(23) Бумажный знак — водяной знак, видимое на просвет изображение на


бумаге, служит для датировки рукописей и старопечатных изданий.

(24) Желанные, сокровенные (книги в данном случае).

(25) Веселовский Николай Иванович (1848—1918) — археолог, профессор,
(26) Форстен Георгий Васильевич (1857—1910) — историк, автор трудов по
истории Прибалтики ХV — ХV11 вв.

(27) Готье Юрий Владимирович (1873 — 1943) — историк, археолог, академик. Автор трудов по археологии Европы.

(28) Барановский Петр Дмитриевич (1892 — 1984) — архитектор, реставратор, знаток древнерусского зодчества.

(29) ЦГАЛИ. Ф, 1823, Оп. 3, Д. 36. Л. 282—295.



Глава ХVIII

(1) Т. е. с помощью биолокатора.

(2) Гробница Тутанхамона (ок. 1400 — 1392 до н. э.) была раскопана в 1922 г. археологом Х. Картером и содержала большое количество предметов из зо-лота высокой художественной и исторической ценности.

Глава ХIХ

(1) Прозерпина — в римской мифологии богиня плодородия и подземного царства.

(2) ЦГАЛИ. Ф. 1823. Оп. 3. Д. 36. Л, 356, 362.



ИЗ ДНЕВНИКОВЫХ ЗАПИСЕЙ И, Я, СТЕЛЛЕЦКОГО
О РАСКОПКАХ В ПОДЗЕМЕЛЬЯХ МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ

(1) Военная школа ВЦИК для кремлевских курсантов (1932 — 1934), перестроена в конце 50-х гг., ныне здесь находится Президиум Верховного Совета СССР.

(2) В тексте ошибка: Водовзводная и Свиблова — два названия одной и той же

240
Башни. Возможно, траншею предполагали провести от Водовзводной до Спасс-кой башни.

(3) Палибин В. Е.— главный инженер Гражданского отдела Управления комен-данта Московского Кремля (УКМК). Ввиду закрытости архива комендатуры Кремля сведения о лицах, работавших в 1933 — 1934 гг., получить не удалось.

(4) На месте (лат.).

(5) Я сказал (лат.)

(6) Базукин — десятник Гражданского отдела УКМК.

(7) В подземелье башни можно было попасть только через пролом в полу
первого этажа, все остальные входы были замурованы.

(8) Троицкая башня (1495—1499) — высота 77 м, в старину имела часы и


колокол. В 1894 г. в подземной части были найдены двухэтажные палаты, засы-панные землей. Археологи предполагали, что из них есть ход в подземный Кремль, работы по расчистке палат не были закончены из-за запрета архи-тектора.

(9) Шламбур — устройство для пробивания отверстий в стене.

(10) Пята свода — основание свода.

(11) Теслов Н. Г.— работник Гражданского отдела УКМК.

(12) Возможно, речь идет о Патриарших палатах (1653 — 1655), но они имеют три этажа.

(13) Т. е. в форме полукруга.

(14) Дикун — дикий камень, булыжник.

(15) Вход в подвал «о 12 столбах» был найден Стеллецким из Арсенала. Подвал этот был засыпан при работах в Арсенале князя Ухтомского.

(16) «Возрадуемся же» — первые слова старинного студенческого гимна,
(17) Тюряков Ф. И.— заместитель коменданта Московского Кремля.

(18) В Александровском саду забором были огорожены две шахты метро-


политена.

(19) Неясно, какую часть Арсенала Стеллецкий именует «Гранд отелем».


(20) сверх того, гораздо больше (лат.).

(21) Расчистка хода была невозможна из-за того, что подземелье башни было завалено мусором и землей.

(22) Суриков — десятник, возглавлял бригаду рабочих, участвовавших в рас-копках.

(23) Неясно, для чего строителям Арсенала понадобилось в этом случае ломать одну из стенок хода.

(24) Комитет научного содействия метрополитену был создан в 1933 г., в него входили археологи, архитекторы, геологи.

(25) Речь идет о соборе Двенадцати апостолов (ХVП в.).

(26) Клейн Владимир Карлович — историк, директор Оружейной палаты. В 30-е гг. был арестован и скончался в тюрьме.

(27) У Стеллецкого не сложились отношения с десятником Суриковым, он со-бирался просить ему замену.

(28) Номад — кочевник.

(29) Суриков высказал предположение, что Арсенальная башня стоит не на


материке, а на насыпном грунте.

(30) Имеется в виду Комитет научного содействия метрополитену.

(31) Не добившись быстрых результатов, работники Гражданского отдела
УКМК охладели к раскопкам. Археолог неделями не мог получить рабочих,
технику и т. п. Стеллецкий считал, что только страх перед Сталиным удерживает УКМК от прекращения работ в Арсенальной башне.

(32) Шурф — вертикальная или наклонная горная выработка, имеющая выход на поверхность, небольшое сечение и глубину до 25 м. Служит для разведочных работ.

(33) И прочее (лат.).
241
(34) Строителями Арсенала были Д. Иванов, К. Корнатович, М. И. Чоглоков,
Д. В. Ухтомский и др.

(35) Миних Иоганн Эрнст (1707 — 1788) — граф, дипломат. В начале 1740-х гг, был обергофмаршалом двора.

(36) В совокупности (лат.).

(37) ЦГАЛИ. Ф. 1823. Оп. 2. Д. 2. Л. 33 — 37.

(З8) Колокольня Ивана Великого (1505 — 1508) — высота 81 м, зодчий Бон
Фрязин.

(39) Амбразура — отверстие в стене оборонительных сооружений для ведения огня из орудийного и стрелкового оружия.

(40) Обратное действие (франц.).

(41) Возможно, речь идет о Сталине и Енукидзе.

(42) Во время отпуска Стеллецкому пришло извещение из Гражданского отдела УКМК о том, что он уволен с 3 декабря 1934 г.

(43) ЦГАЛИ. Ф. 1823. Оп. 3. Д. 64, Л. 36 — 89.



Т. БЕЛОУСОВА.

СЛОВО О ВЕЛИКОМ ИСКОМОМ
Вот и перевернута, почтенный читатель,последняя страница захватывающего повествования о византийских басилевсах и русских великих князьях, об

итальянских архитекторах и греческих ученых иноках, о лютеранских пасторах

и восточных святителях, о ватиканских агентах и международных авантюристах, об античных писателях и российских археологах, о московских дьяках и петербургских бюрократах, о разномастных кладоискателях и советских

чекистах — имя им, персонажам этого повествования, поистине легион, а также

о пещерах, склепах подземных ходах, заговорах, интригах, погонях, таинственных исчезновениях и о многом-многом еще, И в центре этого вихря Грозный царь Иоанн IV Васильевич и его знаменитое сокровище: библиотека. Великое искомое — так любил определять предмет своих исследований автор прочитанного тобой повествования Игнатий Яковлевич Стеллецкий...

Житие его — как то отчетливо видно из предисловия к книге — было бурным и насыщенным событиями необычайными. Десятки раз земное бытие его могло оборваться прежде срока, но любит судьба таких людей — дожил автор до преклонных лет и успел — почти успел — дописать последнюю книгу своей жизни. Судьба книги столь же полна разного рода приключений, как и жизнь автора. О ней было известно еще задолго до того, как сам автор взялся за перо и выписал первые строки своего труда. Третий том ее исчез после кончины автора. Долгое время не ясно было, уцелела ли вообще рукопись. Время от

времени это описание попадалось на глаза тому или иному ученому, журналисту, публицисту. Во времена хрущевской оттепели опубликованы были даже несколько отрывков из нее. А затем — снова неизвестность, снова подпольное бытие. Да и мудрено ли? Ведь в недоброй памяти семидесятых эта книга могла принести и серьезные неприятности...

Думаю, что вряд ли кого оставит она равнодушным. Одних привлечет в ней аромат таинственных случаев и приключений. Другие найдут множество любопытных и не слишком известных черточек и штрихов из нашей новейшей истории. Третьи воспримут эту книгу как потрясающий психологический портрет эпохи. Четвертые — как очередное очевидное свидетельство величия нашей истории. Пятые... я читал эту книгу как профессионал-источниковед. А источниковеды, надо сказать, читатели весьма своеобычные:едва ли не на уровне инстинкта заложена в них заряженность на поиск несоответствий, нестыковок, недоговоренностей, прочих «не...». И как источниковед, читая эту книгу, преклонялся перед целеустремленностью ее автора, восхищался его


243
широчайшей эрудицией, наслаждался нетрадиционными ходами и поворотами мысли. Но — неутолимая потребность — и с трудом сдерживался от жестокого соблазна: начать спор с ним, с его тезисами, с его аргументами, засесть за развернутый постраничный комментарий. Ибо занимаясь на протяжении длительного времени теми же, по существу, проблемами, я вероятно, лучше, чем кто-либо, видел как очевидные достижения, так и очевидные слабости И, Я. Стеллецкого, отраженные в его труде. Впрочем, не буду лишать читателя огромнейшего удовольствия самостоятельного решения тех загадок, что щедрой рукой автора рассыпаны на страницах книги. Ибо книга эта, хотя и доступна каждому, но рассчитана на читателя мыслящего, на читательскую элиту прежде всего. Книга эта из тех, что будят мысль и настоятельно уводят с прямого пути незамысловатого бытия в дебри нехоженых (в буквальном смысле!) тропинок, в сказочные заповедники, где скрыто нечто, обещающее что-то тому герою, кто решится пройти дальше других и распутать хитросплетенные клубки неизреченного нашего прошлого...

Но было ли то, не знаю что? Существовало ли на самом деле Великое искомое? Не ломал ли копья о чиновные препоны неистовый археолог из-за призрака, фантома? О воззрениях современной науки на предмет поисков И. Я. Стеллецкого и надобно сказать несколько слов, дабы указать читателю-непрофессионалу если и не на путеводную нить, то хотя бы на общее направление странствия в поисках Великого искомого.

В 1944 г. вышла в свет последняя, наверное, прижизненная публикация И. Я. Стеллецкого, посвященная предмету его многолетних поисков. Смерть ученого воспрепятствовала завершению его трудов, но не сняла проблемы.

В сентябре 1951 г. в стенах старейшего научного центра России-библиотеки Академии наук состоялся доклад М. И. Слуховского, посвященный рассмотрению вопроса о библиотеке Ивана Грозного в научной литературе. М. И. Слуховский — впоследствии один из крупнейших историков книжной культуры — не дал определенного ответа на вопрос о составе и судьбе библиотеки, но сформулировал своего рода программу действий: признав, что «академический спор остался неразрешенным», он призвал к поискам нового источника, «каким может быть широкое историческое обобщение». Формулировка весьма неудачная, но постановка проблемы вполне справедливая: соответствовал ли общий уровень культурного развития России ХVI в. возможности бытования в стране произведений античной классики и хранения их в составе особой библиотеки?

Вполне независимо от М. И. Слуховского (доклад и стенограмма обсуждения его опубликованы не были) к исходным выводам пришел академик М. Н. Тихомиров. В 1960 г. в журнале «Новый мир» публикуется темпераментно написанная и превосходно аргументированная статья, в которой виднейший знаток истории феодальной России положительно утверждает: Российское государство было готово к восприятию античной мудрости, наличие древних рукописей в библиотеке московских государей не миф и не досужий вымысел. Выводы М.Н. Тихомирова тогда были признаны убедительными; многие видные

244
специалисты по истории Византии и Руси засвидетельствовали серьезность и обоснованность аргументов ученого.

Публикация исследования историка в массовом журнале привлекла внимание не только профессионалов, но и «широкой общественности». Интерес к запутанной проблеме был оживлен публикацией первых изданий популярных книг Р. Т.Пересветова, где поискам библиотеки Грозного было уделено почетное место. Рецензия на книги появилась в «Неделе», что уже само по себе выделяло их из общего ряда литературных новинок.

События ускорялись. В № 35 «Недели» за 1962 г. публикуются фрагменты труда И. Я. Стеллецкого, а в следующем номере помещен пространный репортаж с пресс-конференции, посвященной архивным разысканиям в стране. На пресс-конференции был задан вопрос и о судьбе библиотеки Грозного... М. Н. Тихомиров в своем сообщении развил некоторые положения статьи 1960 г.; А. А. Зимин полностью поддержал идею поисков библиотеки и предложил свое видение ее судьбы. С. О. Шмидт призвал начать археологические разведки с того, на чем в свое время был вынужден остановиться И. Я. Стеллецкий... А. А. Зимин не ограничился участием в пресс-конференции, и через два номера в «Неделе» появилась его пространная статья, перепечатанная затем с дополнениями в солидной академической «Русской литературе»...

Нечто подобное уже было на страницах отечественной периодики: в 1890-х гг. газетная дискуссия переросла в затяжной академический спор, увенчавшийся изданием нескольких фундаментальных трудов. В 1920-х гг. инициатором подобной дискуссии выступил сам И. Я. Стеллецкий, в результате чего смог-таки пробить бастионы охранного ведомства и на какое-то время прорваться в кремлевские подземелья. Все указывало на то, что «продолжение следует...».

И продолжение последовало. Новый, 1963 год, ознаменовался тем, что на протяжении четырех номеров «Неделя» опубликовала еще ряд фрагментов из книги И. Я. Стеллецкого. Общественность не выдержала информационной атаки, и, когда редколлегия «Недели» выступила с инициативой создания общественной комиссии по поискам библиотеки Грозного — 21 января (в день публикации последнего фрагмента книги И. Я. Стеллецкого), по старому выражению, «вся Москва», т. е. весь ученый мир собрался в дирекции Музеев Московского Кремля на учредительном заседании комиссии. В жарких спорах истина, как ни странно, не была погребена: комиссия предложила обширную и хорошо структурированную программу работ, рассчитанную на длительный срок. В число запланированных разысканий входили и поиски новых источников в библиотеках и архивах, и археологические разведки и раскопки в Кремле, и культурологические штудии истории грозненского периода... В апреле того же года новоучрежденная комиссия под председательством академика М. Н. Тихомирова провела первое рабочее заседание, в ходе которого были заслушаны и обсуждены доклады археолога М. Г. Рабиновича и архитектора В.И.Федорова, затрагивавшие историю и топографию Московского Кремля.

Казалось, что намеченная программа мало-помалу будет выполняться. Однако вскоре иное случившееся событие отвлекло внимание и ученых,

245


и общественности. Была вскрыта гробница последних Рюриковичей в Архангельском соборе. Действие, сенсационное само по себе, было еще более усугублено последовавшей затем реконструкцией внешнего облика Грозного царя, Эта работа, с блеском проделанная М, М. Герасимовым, заслонила проблему библиотеки. А тем временем Хрущев был смещен, и сама попытка поставить вопрос об углубленных исследованиях кремлевских подземелий на долгие годы стала рассматриваться как явная крамола.

Поделюсь воспоминаниями, хотя, может быть, и не ко времени. Во второй половине 1970-х — начале 1980-х гг. мне доводилось довольно часто выступать с лекциями и рассказами о библиотеке царя Ивана Васильевича в разных, подчас вполне неожиданного профиля, организациях и обществах Ленинграда. И везде практически находился слушатель (порой и не один), особо внимательно следящий не за смыслом рассказа, а за словами его. Стоило только подойти к подземным лабиринтам и начать размышлять о возможных путях движения под Соборную площадь и Теремной дворец, как глаза таких слушателей загорались очень характерным блеском и нередко следовал вопрос: а откуда, собственно, лектору известно то, о чем, в общем-то, знать и не положено?..

В период известного безвременья проблемами библиотеки московских государей серьезно занимался разве что М. И. Слуховский, педантично, по крупицам собиравший скудные сведения источников ХVI столетия. Было, правда, в разных периодических изданиях около десятка статей писателя В. Н. Осокина, но ничего существенного в понимание проблемы они не внесли...

Новый материал в науке накапливался постоянно. И когда в конце 1970-х гг. стало возможным опубликовать интереснейшую работу Н. Н. Зарубина, выполненную в Рукописном отделе Библиотеки АН СССР еще в 1930-х гг., видно стало, что за.последние десятилетия расширился не только круг источников о грозненском времени, расширились — подчас кардинально — наши представления о той эпохе, о ее людях, об их действиях и помыслах. Комментированное издание исследования Н. Н. Зарубина, подготовленное мной в 1982 г. под редакцией С, О, Шмидта, по сей день остается наиболее полным сводом материалов о библиотеках Ивана Грозного: библиотеке реальной, отражавшей постоянный круг чтения царя, и библиотеке искомой, включавшей — по преданиям — древние рукописи. Той библиотеке, поискам которой отдал столько времени и сил Стеллецкий, как до него Тремер,как ранее Клоссиус,как прежде Конон Осипов, как еще ранее Паисий Лигарид...

Сейчас вряд ли кто решится подвергнуть сомнению факт наличия у Грозного большого количества русских книг: многочисленные прямые и косвенные свидетельства источников рисуют картину массового движения книжности вокруг этого нетрадиционного (по классическим российским понятиям) монарха. Дискуссионным был — да и до сих пор остается — вопрос о наличии в царской библиотеке сколько-нибудь значительного количества иноязычных, прежде всего греческих и латинских рукописей.

Что знаем мы об этой, «атичной» библиотеке царя Ивана?

246

Сохранилось всего четыре прямых свидетельства об этом гипотетическом комплексе. Первое из них принадлежит знаменитому в русской истории и литературе святогорскому иноку Максиму Греку, упоминающему в некоторых фразах своего послания князю Василию П1 о получении от последнего греческих рукописей для перевода. Свидетельство Максима Грека говорит о библиотеке в общей форме и поэтому, вероятно, не попадало обычно в поле зрения исследователей. Второе сообщение содержится в Сказании о Максиме Греке, где между прочим повествуется об осмотре афонским иноком сокровищ книжности и высказанном им по этому поводу изумлении и восторге. Третье известие — рассказ Хроники Франца Ниенштедта об осмотре царской библиотеки дерптским пастором Иоганном Веттерманом, бывшим в России в 1565—1570 гг. и даже получавшим предложения о переводе некоторых книг; рассказ этот был сообщен хронисту самим пастором и его спутниками: Наконец, четвертый источник — анонимная опись царской библиотеки,известная в литературе как Список Дабелова,или Аноним Дабелова.



В старой литературе Сказание о Максиме Греке вызывало сомнение у одних исследователей и пользовалось поддержкой других. Несколько большее доверие вызывал рассказ Ниенштедта. В начале 1960-х гг, эти показания были обстоятельно и с разных сторон рассмотрены М. Н. Тихомировым и А. А. Зиминым; в результате сопоставления многих фактов, сопутствующих появлению того и другого источника, оба исследователя пришли к выводу о высокой степени достоверности как Сказания о Максиме Греке, так и рассказа Ниенштедта.

Список Дабелова, вызывавший наибольшие споры, М. Н. Тихомировым

специально не рассматривался и даже не упоминался, что, вероятно, следует трактовать как недоверие к нему. А. А. Зимин также не исследовал пристально этот источник, ограничившись замечанием, что «обнаружение списка существенно помогло бы разгадать тайну библиотеки Ивана Грозного».Против такого вердикта вряд ли можно что-то возразить в принципе. Обнаружение оригинала Дабеловского списка, исследование бумаги, чернил, почерка позволило бы установить подлинность или неподвижность документа, Однако некоторые суждения о степени его достоверности можно сделать и на основании существующих публикаций.

Одно из доказательств подложности Анонима виделось исследователям в несоответствии формы документа его содержанию. В частности, по мнению С. А. Белокурова, высказанному еще в 1899 г,, простонародный язык, которым написан текст, противоречит обширным филологическим познаниям, проявленным автором списка, Так ли это на самом деле?

Дабелов по каким-то причинам не снял полную копию с обнаруженного им документа, ограничившись выпиской интересовавших его сведений. Форма построения документа — как она передана в дабеловской копии — указывает, что перед нами не каталог библиотеки и не фрагмент какого-то цельного труда, а скорее всего нечто вроде памятной записки, адресованной неизвестным пастором какому-то лицу, запрашивавшему его о книгах царя Ивана. Документ был написан на старонемецком языке, причем грамматика выдерживалась не

247
всегда достаточно четко; по мнению исследователей (а свои суждения по этому вопросу оставили Ф. Клоссиус, Н. П, Лихачев,




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница