Книги в московском тайнике документальная история библиотеки Грозного



страница15/19
Дата14.08.2016
Размер4.32 Mb.
ТипКнига
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

198

столбов положен по дну хода и неизвестно в какую высоту, в направлении с северо-запада на северо-восток, протяжением 9 метров, к углу белокаменной стены и дальше, неизвестно на какое расстояние. Начиная от этой стены до закладки, присыпан на 1 метр слой глины и слой песка, уже в направлении юго-запада, т,е. мимо арки. На эту подсыпку наворочено снова белокаменных столбов на извести на протяжении метров 3, дальше еще подсыпом, уступ наверх на полметра, протяжением метров на 2,5 и снова возвышение на 0,5 метра. Вот здесь именно и любопытное явление, что я раскопал, вытаскивая на себя песок: каменный потолок снова повышается, однако уже аккуратно, переходя за 0,5 метра в ровный плоский белокаменный потолок со стороны арки, базирующейся на выступе белокаменной стены, идущей куда-то вперед. В песке возле стены встретился довольно большой кусок перегоревшего в уголь дерева, черный черепок от горшка с линейным орнаментом по краям, кости зверя.

Что это за ровный потолок?

Думаю, что до этого места был разрушен тайник, о чем свидетельствует Конон Осипов, а отсюда и далее он остался целым и только засыпан песком на какое-то, вероятно, небольшое расстояние.

Очень интересно... Пока обедали рабочие, навернул за час целую гору песку, даже удивились. Ой, когда бы так оперировали рабочие, которых у меня до 12 человек, давно б уже был далеко под Кремлем. А то работают, как мокрое горит, одного десятник захватил даже спящим. Не выгодно, говорят, как ни работай, выше обязательного минимума не получишь. На время расчистки подземелий думаю перейти на сдельщину,

Получил сапоги, рукавицы и комбинезон, Сегодня работаю лопатой весь день: все по боку. Потерял продуктовые карточки, все равно […]

Предки, люди времен Петра I, думали, что они так хитро замуровали тайник, на который напоролись при постройке Арсенала, что никакой археолог никогда не разгадает их секрет! Пустое! Их хитрости передо мной как на ладони...

Сегодня уже нащупал шов, каким связана белокаменная закладка 230 лет тому назад с белокаменным ровным потолком итальянского хода 430-летней давности, забитого до конца речным песком. Сделаны распорки и завтра буду выбирать песок и искать противоположную стену. Если найду — библиотека Грозного («Ивана Губителя», по выражению Забелина) найдена! […]

199
3 марта 1934 г. Историческая телеграмма, или, «решение тускнеет под сенью размышлений»,— как сказал Шекспир. Сегодня важное открытие в Арсенальной башне, где я работаю забойщиком. Выгребая уйму песка и очистив хорошо потолок, я заметил явление, которого никогда не видел: потолок из тесаного камня (белого), но плоский1.. Как это держится — не понимаю. Особенно принимая во внимание, что восточная сторона, до которой я докопался, оказывается без стены и забитая песком, а далее землей и (ведущая, я уверен, в подвал Арсенала, тем лишний раз доказывает историческую правдивость Конона Осипова) просто висит в воздухе. Дал распоряжение завтра же подвести тут прочные крепления.

Теперь картина ясна. И как ров вели, и как тайник нашли, проломавши, забили землею накрепко. Не только землей, а и массой песка и камнем, широчайшими уступами, все выше и выше, пока не добрались до потолка старинного хода, к которому прижали каменную закладку, грубую и неуклюжую, в сравнении с ровным, будто под шнурочек, итальянским потолком свода.

Дальше надо пробиться в Арсенал и проходить под Кремль, выгребая тонны песка. Это не так будет тяжело, принимая во внимание, что от коменданта сегодня получено разрешение на две смены и что завтра навешивают ворота из Арсенальной башни к Александровскому саду.

Сделав подсчет, оценку первых фактов, я решил уведомить о достижениях Сталина, по личной инициативе которого проводится это большое, исторического значения, дело. А чтобы решение не потускнело под гамлетовским размышлением — на другой день я решил немедленно послать телеграмму: «Поздравляю двести лет запакованным тайником Аристотеля Фиораванти. Поиски на верном пути. Блестящие условия научной работы гарантируют достижение исторической цели. И. Стеллецкий». Стоит 2 р. 24 к. Сейчас он уже ее получил. И в этот момент только два лица знают об этом — я и Сталин [...]



9 марта 1934 г. СЕЗАМ, ОТВОРИСЬ! Исторический день: впервые за долгий срок открылись двери Арсенальной башни в Александровский сад и рабочие гонят из нее мусор в перекидку, потому что устье входа довольно узкое и для носилок и для тачки. Красивый забор, копия забора здешней шахты. За забором дежурный. Именно так я себе представлял. [...]

— Скоро будем (показал знаками) листать? — спросил Н. Д. Виноградов, встретившийся в Александровском саду.

— Закупорили сильнее, чем я предполагал, но при нынешних темпах...

200
А темпы— две смены, обе под моим руководством и почти ежедневно фото. [...]

12 марта 1934 г. АРХИТЕКТУРНЫЕ ФОКУСЫ. Несмотря на выходной, сегодня проводится очистка башни до обеда. Вчера вечером, отпустив рабочих, долго копался в песке один, добиваясь выяснения архитектурных загадок. Осматривая в Сирии и Палестине римские и средневековые своды в замках и театрах (конечно, в руинах), я ни разу не заметил плоского каменного потолка.

Сухов говорит, что такие явления встречаются в римское время в Сирии. Прокопал снова в сторону, на восток. На потолке к которому крепко прилип песок, падающий тугими кусками, показались выступы вверх, под прямым углом, сначала на 7 — 8 сантиметров вверх, потом сантиметров 30 и снова сантиметров 8 — 10. Интереснее всего, что потолок кончается на восток точно так же, как и прежде,— пролетом, туго забитым песком. Остается выяснить, так же ли и здесь стена вверху обшита досками.

Не понятно, как и на чем держится эта тяжелая масса камней, принимая во внимание, что к стене западный потолок только приложен: между ним и стеной встречаются прослойки... земли с мелкими кусками кирпича. Закладываю крепления и — вперед... А позади мусор земли, песка и камней — сотни тонн. Суриков(22) предпринял шаги для организации работ по вычистке аккордно, с разрешения Тюрякова, которое я ему обещаю. [...]

14 марта 1934 г. ЛЮК. На вторую смену рабочие не вышли. Да и хорошо. Продолжал один свою щель в песке в длину потолка и свода справа. Не скоро сюда дойдет очередь вычищать песок. Прокопал метра 3 — 4, и вдруг до того рва* потолок дал неожиданно выступ: висит большой камень!

Что же оказалось? В потолке пробит люк и заложен неровно мелким камнем и щебнем на извести. Что за люк? О, этот люк ключ к разгадке этого сооружения и очевидное доказательство правдивости свидетельства Конона Осипова. Именно здесь «нашли» тайник, «проломали» (сделали этот люк)... и забили «землею накрепко», т. е. спустили сквозь него все камни (которые я выломал), землю под сводом и песок. А чтобы скорее и лучше было забивать землю и песок, выломали всю внешнюю сторону тайника метров на 16.

Прокопал под люком с полметра — не упадет ли? Нет, держится будто крепко. Думаю проскочить под ним и двинуться

* Так в тексте.— Т. Б.

201

дальше, к пустоте хода, которая уже близко. Только никому об этом, кроме Енукидзе, выразившего через Петерсона желание видеть все собственными глазами, особенно же колодец, вероятно, после протокола комиссии, где я показывал, что единственная причина «трещин» Арсенала — колодец...



Поэтому принялись разгружать башню от камней и мусора.[…]

16 марта 1934 г, «НЕОЛИТИЧЕСКОЙ ПЕЩЕРОЙ...» В тайнике — тупик, закупорился. Только и скважина, что открытый мною ход на Неглинку. Пока идет чистка, мне делать нечего. Но начинать другую башню не хочется, и здесь ожидает много работы. А пока я иду вперед в песке неолитической пещерой, между каменной и песчаной стенами с плоским белокаменным потолком. Прошел уже (когда уходят вечером рабочие) метров 5 — оказалось интереснейшее открытие: люк — 1 Х 0,5 метра! В него вломились, осмотрелись и решили тайник навеки заложить камнем, забить землей и засыпать песком, для чего, для большего удобства, выломали заднюю стенку на протяжении... неизвестно каком, но уже установлено 18 метров(23).

В Средней Арсенальной также интересно: пробита стена (метровая) в рост. Там — налево — грубой кладки стена, а кругом — черная, слежавшаяся земля, которую сегодня начали вычищать. [...]



19 марта 1934 г. АРХИТЕКТОР В КАЛОШУ... Осматривали тайник Тюряков, Сухов, Суриков и я. Мутит Суриков. Ему кажется, что потолок тайника — фундамент Арсенала, а песок не тронут человеческой рукой, на нем-то и покоится фундамент. Сухов соглашается с Суриковым, что «песок не тронут человеческой рукой», несмотря даже на мой доброжелательный подсказ, что на днях я встретил ком черной земли. Сухов, не говоря уже о Сурикове, совсем не разбирается в памятнике. У них и мысли нет, что это подземный тайник Аристотеля Фиораванти. Я умалчиваю об этом, обещая обо всем рассказать в лекции или докладе, если мне такой разрешат.

Суриков добился у Тюрякова разрешения сделать раскопку, чтобы узнать, что за сооружение. Это лишнее, но для археолога всякая раскопка, а тем более в подземном Кремле, вода на мельницу. Прийдя в башню в 10 часов утра, уже застал там помощника коменданта Королева. «Берите больше рабочих»,— как бы между прочим сказал он. Согласен на три смены. Только бы скорей. Тюряков говорит о скорейшем вскрытии колодца, который будет взят в бетон. «Енукидзе,— повторил он,— очень хочет видеть колодец. Надо спешить очистить сводчатое помещение, а дальше не идти».



202

Арка, по Сурикову, выводит в Александровский сад. Тюряков спросил меня: «Арка не может выводить в Александровский сад: тогда бы Кремль был безоружен. Если можно замаскировать узкий, ныне открытый выход, то такой громадный, в 6 метров, не удалось бы. Вломиться могла бы не только пехота, но и целый эскадрон».

Что касается сооружения, то скоро должно оказаться: или перпендикулярно идущая стена, или под углом вниз идущий потолок. В первом случае это будет изолированное, индивидуальное сооружение, в последнем — связанное с подземным Кремлем.

Тюряков ушел, а Суриков принялся хлопотать о раскопке с завтрашнего дня. Все видя, не видят, но Сухову (маститому работнику Кремля) стыдно так сесть в калошу, [...]



25 марта 1934 г. ВОДА! После заседания комитета научного содействия метро(24) 23.III я зашел на башню. Работала вторая смена. Была половина 11-го ночи. Прокапывали ров вокруг колодца так, чтобы уровень воды в колодце был один с дном рва. Очень беспокоит мысль, как бы вода не прорвалась. Ведь сруб колодца гнилой. Дома даже приготовил докладную записку Петерсону — немедленно взять в бетон колодец, иначе зальет тайник. 23.III был выходной день. Утром 24.III захожу на башню. Рабочие смотрят, улыбаются. Дежурный спросил: «Фамилия?» Прыгаю вниз, в двери, которые я впервые открыл, вхожу: вода залила совершенно ров и полилась в тайник, вероятно, до самого песка.

Скоро после того, как я ушел, рассказывали рабочие, в левом углу тайника появилось пятно. «Кто эту воду разлил?»— спросил землекоп. Вдруг, рядом, другое, большее... вода начала бить небольшим фонтаном, в разных местах, даже в глубине тайника, где лежал большой камень, который перед тем выкатился. За день залило все на 0,5 метра, а в колодце вода повысилась почти на 3/4, Сруб обложен глиной и потому ...* она не протекает.

Во рву найдены медные 2 копейки Павла I, 1799 г. Значит, забит источник и устроен колодец в начале ХIХ в. 25.III осматривали, по поручению В. Е. Палибина, колодец А. А. Хлебников, мастер Седов и я. Отыскали мотор в 2 д.**, и завтра выкачивать и в то же время копать до кирпичей — древнее дно башни, после чего класть бетон.

* Утрачено одно слово.— Т. Б.

** Так в тексте.— Т. Б.

203


В пять часов снял тайник с водой и колодцем с выдержкой 10 минут, Вышло очень хорошо. [...]

29 марта 1934 г. Утром зашел в башню. Мотора нет, рабочие вяло вычищают мусор. Вдруг в рыжем кожаном пальто входит Королев. Пришлось пожаловаться на темпы: разрешение коменданта и мое распоряжение о двух сменах не исполняются.

«От кого зависит?» — «От Сурикова».— «Кто это?» — «Десятник»,— подсказывают рабочие.— «Скажите ему, что комендант приказал и не 2 смены, а 3». [...]



31 марта 1934 г. ПАТРИАРШИЙ ДОМ. Обедал с В, Е. Палибиным, потом пошли осматривать Патриарший дом, в котором оказалась столовая ИТР. «Сколько работаю, а до сих пор не был». Я ему был за гида.

На третьем этаже, в Малой Крестовой оббивают стены и свод, окрашенный в бордо с золотыми разводами. Три таинственных, заложенных двери куда-то вели. Средние пробиты на полтолщины. А один кирпич — насквозь. А там что-то вроде чердака, забросано каким-то хламом, Интересно, надо исследовать, На второй этаж до ...* палаты спуститься иначе нельзя, как по шаткой лестнице. Не так давно я лазил по ней. В. Е.** решительно отказался. Завтра буду оттуда вытаскивать музейную витрину через церковь(25), а за ключами к Клейну(26), в Оружейную палату. [...]

В Арсенальной (Собакиной) башне установили электромотор. Вода между тем пропала. Копать будет вязко. Условились с В. Е. Палибиным переговорить с Тюряковым о трех сменах, на чем настаивает и УКМК.

1 апреля 1934 г, ВОДА! Вода там, где я ее ждал, где она должна быть для безупречности картины — под Средней Арсенальной и стеной. На глубине от пола проходной палаты башни в 6 метров. Конца фундамента башни и стены не нащупывается: он идет, вероятно, на глубине еще двух или больше метров. Однако загадку щелей Арсенала разгадаю. [...]

5 апреля 1934 г. УЖАС ПОДЗЕМНОГО. Просто удивительно мне сегодня показалось, с каким опасением, почти с ужасом, проходили по щелям тайника Аристотеля Фиораванти члены комиссии: Палибин, Лопухов, Куксов, Алешкин, Суриков. В глу-

* Утрачено одно слово.— Т. Б.

** Палибин.— Т. Б.

204

бине я пролез сквозь отверстие в песке до норы, что сам вырыл вдоль каменного потолка, приглашая посмотреть воочию, так не продвинулись, чтобы взглянуть хоть одним взглядом. Осмотрели подвал «о 12 столбах». Подал хорошую мысль — пройти засыпку вдоль стены буром. [...]



9 апреля 1934 г, ШАГ. Решительный шаг, вызванный ситуацией пока тайной борьбы,— докладная записка Сталину о достижени-ях и отпуске, Заказным.
10 апреля 1934 г, ВРЕДИТЕЛЬ. Кто есть вредитель? Кто тайно идет против видов и распоряжений правительства. Таков Суриков. Прикрываясь Тюряковым, под предлогом опасности, он хотел тайно похерить дело Сталина и мое: перегородить даже не одной, а двумя стенками тайник, чтобы закрыть доступ не только мне. Вообще, я заметил в нем тайные тенденции к реставрации. Один раз он даже проговорился: «Зачем вывозить камень? Ведь придется закладывать?» [...]

Палибин в столовой подсел и сказал, что он уже объяснил Тюрякову. Я ему рассказал и показал мой рисунок тайника. Необходимо проследить тайник до поворота, а для этого копать в «тире», где я укажу. Это действительно поворот: или «да»,или «нет». Думаю, «да», т. к. Сталин — «человек с негнущейся спиной». А в таком случае, меняю помощников(27).

Каменное дно в Арсенальной башне прощупывается уже на глубине полуметра. Монеты ХVIII в., преимущественно Екатерины II, в особенности Павла I. Одна монета Александра I.

13 апреля 1934 г, «БОЛЬНОЕ МЕСТО». Напечатал на машинке объяснение по поводу благоглупостей Сурикова и подал Тюрякову и Палибину. Тюряков прочитал, и видно было, что впервые обо всем этом слышит. «Завтра,— говорит,— возвращается комендант, и вы с ним переговорите». А Палибин говорит: «Все хорошо, одно у Вас больное место — зачем строителям Арсенала потребовалось ломать боковую стенку, а не потолок, чтобы насыпать песок в ящик и возводить на нем уже стену Арсенала?» Вопрос очень слабенький, а значит, ничего у меня не видит. Да это стопроцентный тайник Аристотеля Фиораванти, который приписывают Солари. [...]

15 апреля 1934 г. САМОУПРАВСТВО. Суриков начал раскопку кремлевской стены в моей ограде, чтоб скорее будто бы очистить найденную при тайнике арку. Решительно протестую и обраща-

205
юсь к коменданту. Можно удобно очистить тачками, т. к. Арсе-нальная башня очищена до кирпичного древнего дна. [...]

24 апреля 1934 г. НАДЛОМ. Чувствуется в воздухе новое. Поезд сошел с рельсов или стал на новые, еще лучше, или же... по шпалам.

Подал Петерсону на пишмаш докладную записку о результате работ и о предложении нового фронта — Успенский собор. Петерсон вернул Тюрякову. Тот ко мне. «Почему вы не информировали меня?» — спрашивает он. А я стою, как дубина, вытянувшись по-военному: «Ничего не знаю». [...]

23.IV в 11 часов утра Петерсон и Енукидзе подошли к дверям башни с Александровского сада. Енукидзе хотел лезть в проход, оттуда выкидывали грязь, чистят колодец, Петерсон не пустил: «Когда будет убрано». Рабочие слышали слово: «Замуровать?» «Конечно, замуровать»,— Тюряков сказал. Палибин, уклончиво: «Что дальше делать?» — Подаю докладное заявление Сталину. [...]

25 апреля 1934 г, ПЕРЕЛОМ. Чувствую внутренний перелом. Конец с Москвой. Вот только ниточка кремлевская разорвется - назад на родную (Украину), т. к. «и дым Отечества нам сладок и приятен». [...]

6 мая 1934 г, Шаги готовятся предпринять а) со стороны поликлиники № 2 Кремля — «переутомление, санаторий общего типа». А у меня на душе — «душу номада(28) даль зовет»; б) подаю докладную Сталину (через Стецкого) о сухопутном Эпроне и Тюрякову о «загадке колодца», где на глубине сверх 4 метров обнаружился полукруг из кирпича на извести старого римского колодца или цистерны. Таким образом, всю башню следует копать еще на глубине 3 или больше метров.

9 мая 1934 г. «СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЦИСТЕРНА». Под таким названием напечатал на пишмаше докладную записку коменданту, заму и главе инженеров Палибину об открытии чудесного сооружения в Угловой Арсенальной башне — средневековой цистерны (во всю ширину башни). Колодец ХVII в. Всю эту царистскую кустарщину — долой! Прекрасный памятник встанет во всей своей красе. Из «арки» вычищается «забитая накрепко» земля Осипова. Дурака Сурикова беспокоит «слом». Она, мол, «дело рук человеческих», но «человек не может так сделать». Так кто же, дух святой? — «Не знаю». И вот такие головотяпы - дьяки вмешиваются, своими бессмысленными сомнениями сбивают

206

с толку тех, кто власть имеет, и наконец, срывают большое историческое, общечеловеческого интереса дело. […]



10 мая 1934 г, КОНЕЦ АРКИ. Три метра — один. А вот и награда — я первый и единственный пробился к задней стенке арки на 7,4 метра. Стена странная, выложена из красного и белого щебня на извести, но только на один метр, а ниже — земля и камни, которые подкопаны, отрываются и падают.

Над этой стеной из потолка свисают сталактиты. Видно, что арка кончается, а закладка идет будто вверх. Внизу какие-то стенки из кирпича, пустоты и другие загадки. А у пяты арки (справа к стене стоя) кирпич 0,4 метра, шириной 4 — 5 сантиметра, оттуда дует холод. [...]



13 мая 1934 г. Подал доклад о цистерне Н. Г. Теслову и требование еще 9 рабочих. Переговорил с Петерсоном. Десятником опять Базукин — это лучше. «Секрет,— сказал А. А. Хлебников,— завтра в 10 часов приходите, будем осматривать колодец в башне, чтоб строить артезианский».— «А цистерну не убьете? Будет она с водой?» — «Ручаюсь».

14 мая 1934 г. АРТЕЗИАНСКИЙ. Согласились идти в Арсенальную башню осмотреть, что касается сооружения артезианского. И вдруг, внезапно, от коменданта запрещение: не делать в башне, а делать во дворе Арсенала, в уголке.

Встретился в коридоре с В. Е. Палибиным: «Рабочие есть?»— «Где там». А он еще 5.Ч наложил резолюцию: «Поставить пять». Такая тут сила главного... Все мы — «странники и пришельцы» тут. [...] Приказал Базукину бросить все силы, чтоб очистить заднюю стенку арки. Завтра разгадывать тайны, что это и для чего. [...]



17 мая 1934 г. ПО-МОЕМУ. Без меня башню осматривал Петерсон. Хотелось лично дать объяснения. Базукин рассказывал, а Палибин подтвердил, что Петерсон решил так, как я предполагал:

а) заднюю стену в арке пробить;

б) башню очистить всю до дна цистерны, выкинув деревянный колодец, хотя и двухсотлетний, т.к. цистерна древнее — 450 лет! Рабочих прибавилось — всего 12, Комендант приказал снять колодец. Делает ему честь, [...]

Стена в арке — форменная загадка, На первый взгляд что-то совершенно нецелесообразное. В конце арки на 7,5 метре насыпан толстый слой песка, по нему слой земли в 0,2 метра.

207
Выше слой обломков известняка, слой извести. Копал один. Важное открытие. Долбил в спецовке лично и ломом поранил палец, зато важное открытие — арка в обрез. Что же это такое? Люк или потайной ход к Неглинной, о котором никто в мире не думал? А если так, то над аркой должна быть пустота, потому что чего же так дует (свеча гаснет) в щель, что на пяте арки, справа от входа? Комендант советует ее пробить. В крайнем случае согласен. А может, и так до нее доберусь? [...]

25 мая 1934 г. ФОКУС-ПОКУС. В Арсенальной башне неожиданность. Ниже на 0,75 метра нынешнего уровня колодца, под стеной башни, пустота, забитая грузом белым и из кирпича на сухой извести. Что это — пока в толк не возьму. Суриков говорит: «Конец стене». 5-метровая стена на грузе(29) ? То он назад: «Может быть, и нет». Смотрел вокруг колодца. Это не выход из положения. Палибин подмигнул Сурикову: «Какая там цистерна, если, мол, конец стене». Его не разберешь. […]

26 мая 1934 г. ТРИ ШАХТЫ. Возможно, целых три шахты я оттяпаю у МОГАИМКа, куда он и носа не будет иметь права сунуть. Одним словом — предложение об археологическом запо-веднике из шахты 30 — 31 [...], что граничит с Кремлем. [...]

31 мая 1934 г. ЗАГАДОЧНОЕ ПОГРЕБЕНИЕ. В шахте № 30, что возле Кутафьи, на глубине 7 — 8 метров найдено очень интересное погребение: в выдолбленной колоде белый труп, все сохранилось как следует, только кончик носа поврежден. Ляжки будто у живого. Куски савана (полотно) и толстая подошва. Только в середине будто известь и ломается. Гроб.со скелетом был выставлен наверх и рабочие делали с ним, что хотели: развернули челюсти, искали золота, перебили ноги, попортили гроб. Наконец, через неделю, вывезли куда-то и следа нет. Начальник участка Волков трижды звонил не то в музей, не то в МОГАИМК — никто не пришел.

1 июня 1934 г, КУТАФЬЯ. С моим шефом Поповым из комитета(30) и с Суховым осматривали в шахте 30 стену, которую уже было забрали досками. Королев в тот же день раскопал и подвел потолок. Обнаружился крепкий фундамент Кутафьи из больших, плохо тесанных столбов. Он идет выступами на 1,5 метра, а может, и ниже. Должен исследовать. Самое интересное: к стене Кутафьи прилегает нечто вроде «желоба», только не он: две толстые доски в ряд на 0,2 метра ширины, одна спереди и ни одной сзади. Сверху песок насыпанный, великозернистый, соору-

208

жение позднейшее. Что же это за доски? По Сухову — полок для выбрасывания земли. Как не археолог, он не знает. Такого «полка» землекоп не в силах использовать, очень узко, и он покатился бы прочь. Это — что-то другое, а что — покажут дальнейшие раскопки! В этой же шахте, точнее возле Кутафьи, найдена гробница с рыцарем в кольчуге. Гроб повредили и куски кольчуги вытащили, но главное осталось в земле. Вытащу!



16 июня 1934 г. Понимаю... все хитрости интриг, ткущихся против меня во главе с Палибиным. Все делается тайно от Сталина с опаской, оглядываясь, не стегну ли? А когда передали через Петерсона Сталину предложение о розыске кладов, так Палибин понял это так, что я не имею или утратил известную тропинку к Сталину, и потому почувствовал себя с развязанными руками. Новый пропуск — без права входа в Кремль (идут переговоры об этом), некоторое время запрещал вход даже в башню. Я совершенно уверен, что все это делается за спиной Сталина. Последний, вероятно, уверен, что я работаю изо всех сил, без всяких помех и каких-нибудь палок в колеса. Необходимо выяснить действительное положение вещей. [...]




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница