Книга за год покорила сердца миллионов читателей, собрала огромное количество литературных премий, переводится на 36 языков и по ней уже снимается фильм



страница13/39
Дата13.06.2016
Размер4.27 Mb.
ТипКнига
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   39

9


Он стоял по другую сторону стола, щелкая язычком крышки от пивной банки.

Камилла схватилась за ручку двери и почувствовала, как ногти впиваются в ладонь.

– Я тебя ждал, – сообщил он.

– Что?


– Угу.

–…

– Не хочешь присесть?



– Нет.

В кухне надолго повисла тишина.

– Не видел ключей от черной лестницы? – наконец спросила она.

– Они у меня в кармане… Камилла вздохнула.

– Отдай их мне.

– Нет.


– Почему?

– Потому что я не хочу, чтобы ты уходила. Я сам уберусь… Если ты исчезнешь, Филибер мне этого в жизни не простит… Он уже сегодня как увидел твою коробку, так разозлился, что заперся у себя и не выходит… Так что я уйду. Не ради тебя – ради него. Я не могу так с ним поступить. Не хочу, чтобы он стал таким, как раньше. Филибер этого не заслуживает. Он мне помог, когда я был в полном дерьме, и я ему зла не причиню. Не хочу смотреть, как он страдает и извивается, как червяк, стоит кому-нибудь задать ему вопрос… Он начал выздоравливать еще до твоего появления здесь, но с тех пор, как ты переехала, он стал почти нормальным, и я знаю, что он глотает меньше таблеток, так что… Тебе не нужно уходить… У меня есть один приятель, который приютит меня после праздников…

Она ничего не ответила.

– Угостишь меня пивом?

– Пей.

Камилла взяла стакан и села напротив него.



– Можно закурить?

– Давай, я же сказал. Считай, что меня здесь нет…

– Я так не могу. Нет… Когда ты в комнате, в воздухе разлита такая агрессия, все так наэлектризовано, что я не могу вести себя естественно и…

– И что ?

– Мы похожи, представь себе, я тоже устала. Думаю, что по другим причинам… Я работаю меньше тебя, но это не имеет значения. Моя голова устала, понимаешь? Кроме того, я просто хочу уйти. Я осознала, что не могу жить «в коллективе», и я…

– Ты?


– Нет, ерунда. Говорю же, я устала. А ты не способен нормально общаться с людьми. Не можешь без ора и оскорблений… Наверное, это из-за твоей работы, так на тебя действует твоя кухня… Не знаю… И, честно говоря, мне на это наплевать… Бесспорно одно: оставайтесь вдвоем, как раньше.

– Нет, ухожу я, выбора у меня нет… Ты для Филу важнее, ты стала важнее меня… Такова жизнь, – со смехом добавил он.

Впервые в жизни они посмотрели друг другу в глаза.

– Я кормил его лучше тебя, это уж точно! Но я ни бум-бум в белых коняшках Марии-Антуанетты… Ничего не поделаешь… Кстати, спасибо за музыкальный центр!

Камилла встала.

– Надеюсь, он не хуже прежнего?

– Все путем…

– Замечательно, – бросила она устало. – Как насчет ключей?

– Каких ключей?

– Брось…


– Твои вещи у тебя в комнате, и я застелил постель.

– А простыню сложил вдвое?

– Ну ты и зануда!

Она была уже в дверях, когда Франк спросил, указав подбородком на блокнот:

– Твоя работа?

– Где ты его нашел?

– Эй… Спокойно… Он лежал на столе… Я только посмотрел, пока ждал тут…

Она собиралась ответить, но он продолжил:

– Если я скажу кое-что приятное, ты меня не покусаешь?

– Попробуй…

Он взял блокнот, перевернул несколько страниц, дождался, когда она обернется, и произнес:

– Знаешь, это просто супер… Суперздорово… Чертовски здорово нарисовано… Это… Так я думаю… Я не очень-то во всем этом секу, то есть совсем не секу, но я вот уже два часа сижу здесь, на этой кухне, где можно окоченеть, и не заметил, как прошло время. Я ни минуты не скучал. Я… смотрел на все эти лица в блокноте… На моего Филу и всех этих людей… Как они все похожи… и до чего красивые… А уж квартира… Я год здесь живу и думал, здесь пусто… То есть я ничего не видел… А ты… ты… В общем, суперские рисунки…

– …

– Чего ты плачешь?



– Нервы…

– Вот еще новости… Хочешь еще пива?

– Нет. Спасибо. Пойду спать…

Умываясь, Камилла слышала, как Франк барабанит в дверь Филибера и вопит:

– Ну же, парень, открывай! Все хорошо. Она здесь! Можешь наконец выйти и пописать!

Девушке показалось, что Маркиз улыбается ей с портрета. Она погасила лампу и провалилась в сон.


10


Погода улучшилась. Потеплело. В воздухе запахло веселым легкомыслием, something in di air. Люди носились по всему городу в поисках подарков, а Жози Б. перекрасилась. Замечательный цвет красного дерева выгодно оттенял оправу ее очков. Мамаду тоже купила себе изумительный парик. Однажды вечером, когда они распивали на лестничной клетке выигранную в споре бутылку игристого вина на четверых, она провела для них урок парикмахерского искусства.

– Сколько же ты сидишь в салоне, пока тебе выщипывают черепушку?

– Да недолго… Может, часа два или три… Все зависит от длины волос… Вот мою Сисси причесывали больше четырех часов…

– Больше четырех! И что она делала все это время? Сидела паинькой?

– Конечно, нет! Она ведет себя так же, как и мы: хохочет, ест, слушает наши истории… Мы ведь рассказываем много историй… гораздо больше вас…

– А ты, Карина? Что будешь делать на Новый год?

– Поправлюсь на два кило… А ты, Камилла?

– Похудею на те же два… Да нет, шучу…

– Ты празднуешь с семьей?

– Да, – соврала она.

– Ладно, девочки, надо закончить работу… – СуперЖози постучала по циферблату своих часов.

Как вас зовут? Хозяин кабинета оставил ей очередное послание.

Возможно, это была чистая случайность, но фотографию жены и детей он со стола убрал. Парень весьма предусмотрителен… Она выбросила листок в корзину и начала пылесосить.

В квартире обстановка тоже слегка разрядилась. Франк больше не ночевал, а приходя поспать в перерыв, пулей несся в свою комнату. Он даже не стал распаковывать новую Sony.

Филибер никогда не заговаривал о том, что произошло между Камиллой и Франком в тот вечер, когда он отдавал дань уважения Наполеону в Доме Инвалидов. Ему были противопоказаны любые перемены. Его душевное равновесие держалось на честном слове, и Камилла только теперь начала понимать, что он совершил настоящий подвиг, придя за ней той ночью… Какое усилие должен был сделать этот парень… У нее не выходили из головы слова Филибера о таблетках…

Филибер объявил, что уезжает в отпуск и будет отсутствовать до середины января.

– Вы едете в замок?

– Да.

– Рады?


– Право, я буду счастлив увидеться с сестрами…

– Как их зовут?

– Анна, Мари, Катрин, Изабель, Альенор и Бланш.

– А брата?

– Луи.

– Сплошь имена королей и королев…



– О да…

– А вас почему не назвали в честь какого-нибудь монарха?

– Ну, я… Я всего лишь гадкий утенок…

– Не говорите так, Филибер… Знаете, я ничего не смыслю в историях аристократических семейств, и мне по большому счету плевать на частицы и приставки к фамилиям, я даже нахожу все это несколько смешным, чуть-чуть старомодным, но в одном я уверена: вы – принц. Самый настоящий принц.

– О… – он покраснел. – Всего лишь мелкопоместный провинциальный дворянчик, не более того…

– Ладно, пусть будет мелкопоместный, согласна… Думаете, мы сможем в будущем году перейти на «ты»?

– Узнаю мою маленькую суфражистку! Как же вы привержены революциям… Знаете, мне будет трудно говорить вам «ты»…

– А мне нет. Я бы очень хотела сказать вам: Филибер, благодарю тебя за все, что ты для меня сделал, потому что, хоть ты этого и не знаешь, в некотором смысле ты спас мне жизнь…

Он ничего не ответил, только в очередной раз потупил глаза.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   39


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница